Ссылки для упрощенного доступа

Главная кинопремьера лета - "Дюнкерк" Кристофера Нолана.

Рассказ о британской эвакуации из Франции в мае 1940 года идёт в российском прокате меньше недели и уже собрал массу восторженных отзывов.

Станислав Яковлев:

Вы и без меня наверняка уже знаете, но "Дюнкерк" отличный. Крайне рекомендую смотреть в IMAX.

Фёдор Крашенинников:

Хороший фильм.

Андрей Десницкий:

Очень качественное военное кино - ничего лишнего, а все, что не лишнее, очень здорово сделано.

Александр Кынев:

То, что Кристофер Нолан великий режиссёр, известно давно, достаточно вспомнить Memento, Начало или Темного рыцаря. Хотя его новый фильм "Дюнкерк" это нетипичный для Нолана жанр военной драмы (скорее наверное антивоенной о героизме не каких- то супергероев, а "маленьких людей"), но снят он так, что создаётся полное ощущение личного присутствия. Потрясающий фильм, всем советую. Мало пафоса (есть чуть чуть) и навязчивой морали, много искренности и души

Сергей Егоров:

Уж к кому, а к нему доверие несказанно высоко практически у всех. Что неудивительно, ведь Нолан снова не подвёл и не разочаровал. Он по-прежнему своеобразен, поразителен и умён. Собственно, как и его фильм, который на этот раз не имеет ничего общего с фантастикой или криминалом.<...>

Кристофер Нолан в интервью журналу Telegraph пообещал, что впечатления от просмотра "Дюнкерка" будут сравнимы с виртуальной реальностью без шлема. Конечно, его современная метафора ясна, но можно выразиться ещё понятнее: выходя из зала после фильма, понимаешь, что сам побывал в зоне боевых действий. Словно ты вместе с пилотом самолёта целился в истребители противника и уклонялся от вражеского огня. Словно ты тоже вытаскивал из воды тонувших пехотинцев, целиком измазанных горючим. Словно ты ложился на землю, прикрывая голову руками, чтобы тебя не задели осколки падающих бомб… Вне всякого сомнения, перед нами не прежний режиссёр, снимавший головокружительную фантастику и строивший поразительные головоломки, однако он всё так же незабываем.

Карина Кокрэлл-Фере:

Это не рецензия. Рецензии не пишут в слезах, по горячим следам.

"Дюнкерк"- лучший фильм за последние несколько лет.

Я никогда не видела еще наш кинотеатр заполненным до отказа, а улицы и рестораны городка - пустыми: все ушли на "Дюнкерк"!

Город, откуда отплывала флотилия прогулочных лодок и рыбацких баркасов на спасение прижатой к Ла Маншу британской армии - мой Уэймут: я узнала его, узнала! – Weymouth, что в графстве Дорсет,на берегу Ла Манша.

Еще один родной для меня в Англии город, с которым столько связано: я прожила там шесть лет. Однажды мы уплывали оттуда на остров Джерси, влюбились в этот город и остались. Вернее, вернулись, купили там дом и переехали...
Вы увидите его порт в этом фильме. ГородА, улицы которых кончаются морем - бесконечные города...

Мы с детьми часто выходили в море на этих катерах - старомодно элегантных, отделанных полированным деревом. Эти старенькие суда называли "дюнкеркскими". За ними так ухаживали, реставрировали, полировали...
Заслуженные суда, суда- спасители...

Помню один катер, на котором мы катались особенно часто, назывался "My Girl". Сияющий латунью штурвал, колокол, рядом с которым латунная табличка - год постройки 1930-й. Капитан - седобородый английский морской волк в безукоризненном блейзере с блестящими пуговицами и вечной сигаретой (как жаль, что не трубкой!)- был спокоен и немногословен, как и полагалось.

Однажды, когда мы вышли уже довольно далеко в море, небо потемнело, ветер усилился, пошли буруны, и старшая дочка в испуге спросила: "Мама, а эта лодка выдержит, если начнется шторм?"
Капитан усмехнулся и сказал прокуренным голосом.
—Детка, эта лодка выдержала Дюнкерк. Три рейса. Три. Туда и обратно.

Конечно, я знала, каким смыслом для британца наполнено это слово- "Дюнкерк"...
Знала и выражение: Dunkirk spirit – дух Дюнкерка: сила духа в отчаянном поражении. И надежда на невозможное чудо, которое происходит, тоже благодаря силе человеческого духа.

А сегодня ТАМ побывала. Вместе с поверженной, прижатой к морю армией, обреченной на верную гибель. 400 тысяч человек.

И тогда все мореходы Британии подняли паруса и завели моторы, чтобы спасти свою армию для будущей битвы с нацизмом. И вывезли 300 тысяч человек!

Фильм прекрасен еще и тем, что он, показывает весь ужас войны, не смакуя кошмары, не утверждая превосходство и не размазывая соплей. Это очень по-английски.
В нем не слышно патетических речей полководцев (только черчиллевская цитата "Мы никогда не сдадимся!", в самом конце, но без этой цитаты контекст Дюнкерка вообще уже невозможен!): это тоже по-английски сдержанно, understated.

Фильм не наводит грим на ужасное, не искупает все героическими мелодиями и невозможными подвигами.<...>

Я никогда еще не бывала НАСТОЛЬКО внутри страшных будней войны.
В аудитории было много красивых, высоких молодых парней, страшно похожих на тех, на экране: казалось, они сошли с этого экрана и переоделись в джинсы.

—Ну что, записываемся в RAF? – шутливо толкнул один другого. Глаза горели: фильм понравился!
Избави вас Бог, мальчики...
Британцы - наследники "духа Дюнкерка": когда надежды на спасение нет, приходит чудо человеческой самоотверженности!
ПлАчу.
Завтра глаза будут распухшие...
Ладно, плевать.
Хороший фильм, того стоит!

Александр Роднянский:

Увидел бескомпромиссное авторское кино без линейного сюжета, привычных "содержательных" диалогов, якобы развивающих сюжет, с постоянной сменой точек зрения и постоянным перемещением во времени повествования - немного назад, немного вперед. Разные точки зрения: с воздуха, с земли и с воды и даже из-под воды. Только Нолан может позволить себе сделать за сотни миллионов фильм, который иначе как арт-блокбастер не назовешь. Содержательно - это категорически не победная реляция. Это не сага о подвиге или жертвоприношении за победу. Это полуторачасовая лихорадочная борьба за выживание. Когда-то в юности я посмотрел короткий фильм Лопушанского под названием "Соло"об исполнении симфонии Шостаковича в блокадном Ленинграде. Полчаса умирающие от голода музыканты готовились к исполнению: собирались в зале, приводили в порядок инструменты, кашляли, закутывались, чтобы не замерзнуть. И в момент начала исполнения симфонии фильм заканчивался. С первыми нотами начинались титры. Это был фильм о победе угасания. Или умирания. А ДЮНКЕРК - это кинематографическая поэзия, своеобразный верлибр о победе выживания. Фильм о поражении, которое похлеще любой победы. Это как если бы кто-то у нас сделал картину о трагедии 41-го, о том, как, по словам Гранина, "солдаты учились ненавидеть и выживать на войне". Но у нас этого никто не сделает. Мы сейчас рассказываем про победы. Лучшее советское кино говорило о противоестественности и ужасе войны. Как это сделал Нолан в своём ДЮНКЕРКЕ..

Дмитрий Аграновский:

Читаю про фильм Кристофера Нолана ("Начало", "Интерстеллар") Дюнкерк, одну из самых позорных страниц во Второй мировой войне. После нее стало абсолютно ясно, что солдаты из "союзников" как и дерьма пуля и Советскому Союзу не на кого надеяться, кроме как на себя.
А фильм хоть куда. Так вот я давно предлагаю не позориться нам с вырожденцами (в творческом смысле) типа Михалкова или Бондарчука, на которых, как на детях гениев природа отдохнула в полный рост, а нанять за деньги, которых у Минкульта много, того же Кристофера Нолана, Пола Верховена или Люка Бессона, согласовать с ними параметры фильма и к Дню Победы мы получим отличную картину вполне в духе Советского кинематографа, с героизмом наших солдат, мудростью командования, Великой Победой. А что такого? Покупаем же мы американские и немецкие машины, а сегодняшний кинематограф и вообще либеральная творческая интеллигенция, хуже самых дешевых "жигулей" в начальной комплектации. Наняли же Оливера Стоуна снять фильм про Путина и неплохо получилось.
Так что, я думаю, как в свое время вещала нам творческая интеллигенция про наши заводы - пусть они умрут, а фильмы, какие надо мы купим.
Слава богу, в нашей истории героических моментов для экранизации больше, чем у всей Европы и США вместе взятых.

Антон Долин написал весьма благожелательную рецензию для "Медузы":

Если отрешиться от эмоций, то можно заключить: с «Дюнкерком» Кристофер Нолан приблизился к «Оскару» как никогда прежде. Американская киноакадемия вообще к нему благоволит, но больших премий фантастике или комиксам все-таки исторически старается не давать. Основанный на реальных событиях и по любым меркам впечатляющий «Дюнкерк» — другое дело.

Если же вернуться к эмоциям, первой из них станет жгучая зависть. Мы, россияне, который год живем в беспощадной блокаде отечественных картин о войне, и ни одна из них не способна достичь тех высот, на которые — кажется, шутя, — взлетает режиссер, до сих пор специализировавшийся на жанровом развлекательном кино. Не надо только заводить разговор о бюджетах — в лучших советских военных фильмах они были сравнительно скромными. В «Дюнкерке» гигантская массовка и головокружительные съемки, но берет он все-таки не размахом или спецэффектами, а формой и содержанием.

Илья Крамник:

Посмотрел "Дюнкерк". Идти можно и нужно.
Претензии в основном заклепкометрического характера, в остальном все очень достойно.

Прием со сведением через один хронометраж в одну точку событий недели (на берегу) дня (в проливе) и часа (в воздухе) очень хорош.

"Заклёпкометрические" претензии собраны, например, в ЖЖ-посте Алекса Исаева:

На мой взгляд, использовав прием со сведением разным темпом идущего времени на суше, на море и в воздухе, режиссер несколько перемудрил и получилась каша. Скажем обстрелы пляжей и порта артиллерией имели место уже в финале существования плацдарма и они поставили крест на дневных погрузках. До этого плацдарм был достаточно велик, чтобы его насквозь не простреливала артиллерия (которая, однако, доставала до кораблей, идущих вдоль берега). Соответственно с самого начала вводить фактор обстрелов(и при этом "слушать" разговор Больших Начальников про самое начало эвакуации) это как-то перебор. Когда немцы подошли близко начали долбить артиллерией бОльшую часть людей в касках-тазиках из Дюнкерка уже вывезли.<...>

Отдельная песня это авиация. Одни из главных героев повествования это летчики и их самолеты. "Спитфайр" с бесконечным боезапасом как-то даже не очень смешно было к концу фильма. При том, что результаты боев для англичан были не в их пользу по общему счету. Собственно проблема была в том, что к Дюнкерку посылались патрули (куда более многочисленные чем звено самолетов), но они не могли все время висеть над берегом и портом. Прилетали, покружили, полетели обратно. Если повезло - кого-то встретили и сбили или понесли потери. В промежутках между этими патрулями могли прилететь и прилетали немцы. С опустошающими последствиями. Поэтому на типичный вопрос людей в касках-тазиках "где наши черчиллевские соколы???" ответ именно такой. Или еще не прилетели, или уже полетели обратно.

Кстати, для тех, кто хочет подробнее разобраться в теме, "Горький" публикует большую подборку исторических и мемуарных источников об эвакуации. Вот, например, британский историк Алан Тейлор:

Наступление немцев на несколько дней задержалось. Рундштедт, по-прежнему считая французов той страшной силой, какой они были в первую мировую войну, волновался за свой южный фланг и решил приберечь танки для второго периода кампании. Гитлер это решение одобрил — он тоже опасался французской армии. После войны хитроумные теоретики высказывали предположение, что Гитлер намеренно щадил англичан, чтобы заключить с ними добрый мир. Ничего подобного. Немцы просто еще не поняли масштабов своей победы. <…> К 4 июня, когда закончилась эвакуация, в Англию были доставлены 340 тыс. человек (из них 200 тыс. англичан и 140 тыс. французов). Это дорого обошлось: погибли 6 эсминцев и 177 истребителей, британская экспедиционная армия потеряла все танки, орудия, автомобильный транспорт. Многие солдаты потеряли винтовки. Лишь британские гвардейцы были непоколебимо спокойны: сошли в Дувре на берег строем, вымытые, выбритые, в начищенных до блеска сапогах

Вячеслав Данилов:

Художественный фильм - не иллюстрация к википедии, это даже министр Мединский знает. Поэтому не стоит пересчитывать число побед за один боевой вылет британского истребителя в небе над Английским каналом. В конце концов, чего плохого в том, чтобы в фильме, где ни разу не показано лицо врага - как будто наследуя новейшей немецкой историографии во Второй Мировой человеческая цивилизация воевала инопланетянами - изобразить героическую сказку?

Вот и новая лента режиссера Нолана "Том Харди уделывает Люфтваффе", вышедшая в российский прокат почему-то с названием "Дюнкерк", показывает достаточно исторических деталей, чтобы вызывать уважение. Мы видим как истребители королевских ВВС летают звеньями по-трое, в отличие от немцев, летавших парами - устаревшая тактика, и привет фанатам Резуна и К, которые считают, что только русские ничему не учились и начали войну с архаичными представлениями о летном искусстве. Вот секунда - и упавший неизвестно откуда мессер вырубает спитфайр, так что напарники даже не успели глазом моргнуть. Абсолютно точное изображение немецкой тактики воздушного боя. Но как же оно некинематографично! Ведь здесь, в отличие от боев на виражах, столь любимых в WorldOfAircraft и советскими пилотами начала войны, нет захватывающих сцен захода в хвост и светового шоу трассеров...

Впитал фильм Нолана и мифы - к примеру немецкую пропаганду о том, что англичане не желали эвакуировать с плацдарма союзников. А также странную интерпретацию того, как оказались на берегу Па-де-Кале голландские шхуны.

Но любим кино мы не за правду, постправду или неправду - мы любим его за киноправду. Хотя и кинокритик Юсев прав - в новом фильме Нолана нет "изюминки", и фанатам высокого кинематографа и mind games здесь ловить нечего.

Здесь пора дать слово тем, кому фильм не приглянулся.

Алексей Юсев:

Ожидал гораздо большего. Тем более, что в 3-х из 4-х предыдущих картин Нолан поднимал планку мастерства. Здесь режиссер сделал, в какой-то мере, традиционное кино и это не его конек, как мне кажется. Фирменные примочки, местами, имеются, но они, возможно, и не к месту тут будут. Главный конек «Дюнкерка» — натуралистичность, но на ней одной далеко не уплывешь. Помню, что предыдущие картины сразу мне тоже так не нравились сильно, как после второго просмотра. Нолан сам говорит, что снимает для головы. Пойду, конечно, второй раз, но очень сомневаюсь, что это сильно изменит мнение о фильме. Упоминал вчера про ленты, вдохновлявшие режиссера на создание картины, но получилось, скорее, «Падение «Черного ястреба». Кроме всего, «Дюнкерк», на мой взгляд, создан для мальчиков и я бы почитал женские отзывы на это кино, что они там нашли вдохновляющего. Короче, облом, но облом от Нолана — это уровень, до которого нынешним голливудщикам расти еще нужно, так что лучше не пропускать в прокате, и пересмотреть прошлые картины Режиссера 21 века.
И сильно возмутили меня западные критики, с 97% положительных отзывов (отрицательных пока 2). У "Интерстеллара" был 71%, и это означает, что критики просто не стали шевелить мозгами и пытаться понять, что там происходит, на экране. А вот "Дюнкирк" для них вполне себе понятен.

Евгений Баженов:

Дюнкерк - худший фильм Кристофера Нолана.

Я очень хорошо отношусь к его творчеству и пересматриваю его фильмы, но Дюнкерк пересматривать уж точно не буду.

Сколько бы не говорили, что НОЛАН - ГЕНИЙ ЭПИКА, но в начальной сцене "Спасения рядового Райана" больше эпичности. Сколько бы не говорили, что я "зажрался", но в 5 минутах "Иди и смотри" больше ужаса войны. Сколько бы не говорили "ФИЛЬМ ПРО ДРУГОЕ", но в "Мандаринах" больше иной стороны войны. Сколько бы не говорили "ФИЛЬМ ЖЕ ПРО ЛЮДЕЙ", но в немецком "Сталинграде" больше людского.

Нолан - гений, миллион раз гений, угу. Только Дюнкерк от этого лучше не становится. Да, фильмы, что я привёл выше, иногда не могут похвастаться великолепной операторской работой или столь крутым звуком, но у них есть смысл, они доносят идею, они рассказывают историю. Героям этих фильмов ты сопереживаешь, они про войну и про людей.

Дюнкерк про Нолана и Циммера.

Возможно, я чего-то не понял, СПГС в Дюнкерке можно врубить на полную, но вопросы в стиле:
"Про кого это?"
"Зачем это?"
"Им я должен сопереживать?"
"Скоро это закончится?"
"Зачем я купил билет в мега-кинотеатр?" я себе очень часто задавал.

Видимо, фильм про тиканье (посмотрите - поймёте) или иными словами - про напряжение, которого и быть не может, когда персонажи пусты, а история должным образом не рассказана.

Благо, фильм идёт не 3 часа, иначе совсем было бы плохо.

На самом деле я не увидел скрытого смысла, я - быдло, которое не понимает Нолана и вообще это артхаус. Всё норм, фанаты, двигайте в кино.

Виктор Мараховский пишет о кассовых сборах "Дюнкерка" на портале "На Линии":

"Дюнкерку" обещали примерно 230-240 млн рублей. Он собрал, по первым прикидкам, от 138 до 140 млн.

И есть основания порассуждать о том, почему так вышло.

...Начнём с главного. Нет, никаких значимых идеологических претензий к данной кинокартине у нас не имеется. Фильм изображает вовсе не триумфальный, но вполне героический эпизод на Западном фронте Второй мировой войны. Прижатые к бельгийскому пляжу британские солдаты ждут эвакуации и попадают под обстрелы и бомбардировки. Реквизированные в Англии мелкие гражданские судёнышки плывут выручать солдат с пляжа. Самолёты британских ВВС летят прикрывать эвакуацию.

Но вот в чём вся штука.

Режиссёр Нолан, снявший "Мементо", и "Тёмного рыцаря", и "Начало", и "Интерстеллар" - имеет фирменную особенность. Он снимает необычное кино, причём необычность во всех его фильмах - главное. То есть в "Мементо" сюжет начинается с конца и заканчивается началом. В бэтменовской трилогии комиксные персонажи ведут себя психологично, дерутся реалистично и рассуждают о вещах мрачных, серьёзных и философских. В "Начале" нам показывают сон, находящийся внутри сна, находящегося внутри сна, в свою очередь, находящегося внутри сна, который находится то ли в реальности, то ли тоже во сне. В "Интерстелларе" в результате игр со временем главный герой попадает в чёрную дыру, откуда выступает полтергейстом-морзянкой в своём родном доме в прошлом через книжную полку.

Ну и в "Дюнкерке" он тоже решил выступить необычно.

Поэтому в картине об эвакуации 300 тысяч человек - мы видим (ненатурально чистый, кстати) кусочек пляжа, по которому дисциплинированно ходят человек триста-пятьсот, а за ними приплывает примерно семь-восемь гражданских судёнышек и полтора военных корабля, а сверху летает один немецкий бомбардировщик и два мессера, которые нудно весь фильм сбивает звено из трёх британских спитфайров. Хотя можно было размножить эти триста человек и семь судов на компе и дать пролетающей камерой потрясающий масштаб бегства.

Поэтому в картине о боях с приближающимися немцами нет вообще ни одного немца - только три самолёта да несколько невнятных теней на последних кадрах.

Поэтому в военной как бы драме нет ни характеров (кроме одного, слегка намеченного), ни конфликтов (кроме пары кратких потасовок), но есть десяток молчащих всю дорогу персонажей, на которых приходится три коротких пафосных монолога.

Поэтому без четверти два часа играет нагнетающая музыка Ганса Циммера, но когда она в очередной раз доходит до апогея - ничего не происходит, а бомбы сыплются редко и не в такт.

То есть необычный режиссёр решил поступить необычно - отказавшись от всего, что делает военную драму военной драмой, батальный фильм батальным фильмом, а боевик боевиком. И сняв про всё это молчаливое камерное кино на открытой местности.<...>

В США 150-миллионный фильм собрал за первые выходные $50 млн, в остальном мире еще 55. Есть все основания полагать, что, может и со скрипом, но кино соберёт в итоге свои $300 млн и так окупится.

Но Россия в этом, судя по всему, поучаствует весьма слабо.

Потому что история о том, как далёкие от нас англичане сначала уныло эвакуировались к себе на остров, а потом их за это хвалили соотечественники - она, наверно, цепляет.

Но не нас.

Потому что в ту войну у нас была совсем другая история. И острова, на котором можно было укрыться, передохнуть и выпить пива, у русских не было.

То есть российского зрителя пафосом и замыслом картины не пронять.

Ещё одна разгромная рецензия в схожем стиле принадлежит Егору Холмогорову и вышла в газете "Культура":

В волне накрывшего мировые экраны брекзит-кинематографа, воспевающего вернувшую себе былое величие Британию и ее истинные ценности, «Дюнкерк» займет, конечно, достойное место. Лента явно не хуже историй про короля Артура, предводительствующего афробританцами, «чудо-женщину», отражающую газовые атаки на Лондон, или тайный орден посвященных во главе с сэром Энтони Хопкинсом (они хранят секреты трансформеров и Стоунхенджа). В саге о том, как маленькие лодочки и прогулочные яхты спасли 300 тысяч британских и французских солдат от нацистского плена, есть тот привкус подлинности, которого прочей продукции этого жанра не хватает. Англичане до сих пор гордятся «чудом при Дюнкерке», командным духом, сплотившим нацию, а немногие дотянувшие до нашего времени суда-спасатели имеют право на гордый «дюнкеркский флаг».

Но фильму решительно не повезло с постановщиком. Не в том дело, что Крис Нолан плохой режиссер. Напротив — он один из немногих живущих ныне истинных гениев кино, но вместе с тем — автор одной картины, одного образа, бесконечно варьирующегося от произведения к произведению. Нолан — это монументальные пустынные пейзажи, изредка нарушаемые одинокими фигурами, причудливо искривленное пространство, дымка сна, иллюзии, параллельные реальности, тревожная музыка Ханса Циммера.

Когда речь идет о путешествии по уровням сна, как в «Начале», или по измерениям космической относительности, как в «Интерстелларе», — режиссер на своем месте. Но в «Дюнкерке» его приемы выглядят абсурдно. Пустынные до горизонта песчаные дюны, на которых редкими недлинными цепочками стоят ожидающие спасения британские солдаты. Прилетающие сбросить пару бомб редкие «вражеские» бомбардировщики. Никаких артобстрелов. Никакой брошенной техники, оружия, боеприпасов. Нет давки, суеты, пьянства, человеческой, бензиновой и лошадиной вони. Никаких руин. Разрушенный авиацией порт Дюнкерка нам вообще не показывают, а сам город предстает чистеньким и покинутым жителями — в реальности он был безжалостно разбомблен, а треть населения погибла при налете.<...>

Фильм Криса Нолана вряд ли может быть плохим. Но «Дюнкерк» — картина невыразимо бедная: за красивыми сценами скрывается недостаток декораций, массовки, спецэффектов, исторических имен и фактов.

И проблема, думаю, не только в нолановской режиссерской манере. Дело в том, что в условия задачи входило слишком много запретов. Нельзя называть врага — Германию — и вообще «разжигать» вражду с союзниками по НАТО. Нельзя показать британскую армию кончеными трусами. Тем более — рассуждать о том, почему фюрер приказал немецким танкам остановиться и дал англичанам спокойно эвакуироваться. Не было ли это попыткой Гитлера протянуть руку Британии для совместного похода на Россию? Впрочем, и фюрер превратился в «того, кого нельзя называть». Получается изумительный акробатический трюк: «сними фильм о Второй мировой, ни разу не сказав «Гитлер». Табу на показ разбомбленного, усеянного трупами жителей города, тонн брошенного «защитниками» оружия. И каждый из этих запретов вынимает что-то из кадра.

Американцы в подобном случае, несомненно, что-нибудь бы выдумали. Но Крис Нолан, британец с ясными холодными глазами, не таков. Там, где образуется пустота, он ее и снимает. Что и кем украдено у зрителя, каждый может решить сам.

Станислав Зельвенский разбирается с режиссёрской манерой Нолана в "Афише":

Если в «Начале» или «Интерстелларе» за фокусами с временем и пространством виднелась мысль (насколько ценная, другой вопрос), то здесь они только добавляют сумятицы в и без того суматошные события. Складывается впечатление, что предложения, как мастер Йода, Нолан настолько строить привык, что иначе нужным не считает уже.

При этом «Дюнкерк» ни в коем случае не плохой фильм. В нем просто нет ничего, что могло бы быть по-настоящему плохим (пожалуй, несколько героических поз ближе к концу могли быть чуть менее героическими, но это мелочи). Не случайно это самое короткое высказывание Нолана за двадцать лет. Можно представить, допустим, «Титаник», но только Кейт Уинслет на него опоздала. И вот Ди Каприо плывет один, грустный, на палубе ходят какие-то пассажиры и разговаривают, потом корабль тонет. Разве плохо? Не очень хорошо, конечно, но и не плохо: Ди Каприо есть, океан есть, айсберг есть. И идет всего полтора часа.

Юрий Гладильщиков поднимает этические проблемы в "Форбсе":

Фильм Нолана — едва ли не самый детальный и правдивый фильм о войне, снятый в нашем тысячелетии.

Фильм о том, что можно либо жертвовать собой, либо спасаться, что в случае войны означает элементарное: участвовать в ней или нет.

Это фильм о том, что такое спасение и выживание на войне. Воюем вместе — но выживает каждый сам по себе. И зачастую выживание возможно лишь за чужой счет.

Мария Кувшинова в GQ тоже пишет о том, что в "Дюнкерке" нет героя, но смотрит на это иначе:

Отсутствие на экране героя как объекта для эмпатии, можно рассматривать как недостаток или как достоинство картины. Однако, не лишенная абстрактного ужаса, она не лишена и столь же абстрактного гуманизма. Операция в Дюнкерке становится у Нолана точкой сборки современности, в которой герой уже невозможен, потому что жертвенный героизм утрачивает привлекательность, и главным подвигом становится выживание – просто жизнь, одним своим фактом противостоящая смерти, злу, бесчеловечности (у которых в фильме, начисто лишенном немцев, тоже нет конкретных лиц). Еще не поняв этого, спасенные солдаты на въезде в город стыдливо опускают глаза, но уже через мгновения с гордостью поднимают головы, заслышав приветствие толпы. Все как в стишке из старой детской книжки: «Но никто совсем не умер, все они спаслись, всех они вдруг победили и поднялись ввысь!».

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG