Ссылки для упрощенного доступа

"Когда отбирают свободу, мы радуемся"


Никита Поздняков

Повод для разговора с омским художником Никитой Поздняковым вполне анекдотический. Его вызвали в центр по борьбе с экстремизмом, допросили, передали дело в суд, и суд (все это произошло мгновенно, в течение нескольких часов 9 августа) вынес решение оштрафовать его по статье 20.3 КОАП "Публичное демонстрирование нацистской символики" за татуировку на груди.

Это далеко не первое дело такого рода в России. Аналогичные штрафы обладателям нацистских татуировок выписывались в Бийске, Новгороде, Саратове, Костромской области. Но дело в том, что у Позднякова нет татуировки с нацистской символикой. Он исповедует буддизм, и на его теле изображен Будда, а над ним левосторонняя свастика, символ солнца, который можно увидеть во многих странах Востока. Но автора доноса (а кто-то увидел фотографию Никиты с обнаженным торсом "ВКонтакте" и написал жалобу в Центр "Э") это не смутило.

Одна из выставок Никиты Позднякова была посвящена преследованиям буддистов в советское время. Он интересуется политикой и даже собирался стать кандидатом на местных выборах, пояснив, что "нужно либо уезжать, либо пытаться что-то изменить".

Нет худа без добра: абсурдная история со штрафом за татуировку привлекла внимание к одному из лучших молодых художников России. Никита Поздняков называет себя примитивистом, но среди его работ можно найти и обращения к поп-арту, соц-арту, абстракционизму. Понятно, что публика, следящая за творчеством Никиты Позднякова в соцсетях, сразу реагирует на эпатажные работы: граффити с Иисусом, портрет Ленина с обнаженными гениталиями, изображения Сталина и Гитлера в роли ведущих передачи "Спокойной ночи, малыши".

– Это ваше первое столкновение с репрессивными органами?

– Нет, не первое. В прошлый раз это была тоже пропаганда, только наркотиков. У меня есть сообщество, связанное с шаманизмом, там в одной из тем обсуждались мухоморы, тоже кто-то написал донос. В то время еще пропаганда наркотиков не предусматривала какого-либо наказания, просто ко мне приезжали домой оперативные сотрудники и занимались запугиванием, грозились сообщить на работу, чтобы я удалил паблик. Их угрозы на меня не произвели никакого впечатления, поэтому паблик продолжает существовать.

– И сейчас, я думаю, вы не особенно напуганы?

мы возвращаемся в варварские времена

Я вообще считаю, что пугаться не стоит, мы должны свои права защищать. В светском государстве меня судят за изображение. За последние годы мы привыкли к тому, что за какую-то информацию или пост в интернете могут осудить, а еще 10 или 5 лет назад было дико об этом разговаривать.

– Тем более за татуировки, которые человек делает на собственном теле.

Да. Есть случай у нас в Омске: мой знакомый опубликовал историческую фотографию с танком фашистским на танке, естественно, свастика, за это его аналогичным образом оштрафовали.

– Сообщение в "Фейсбуке" о том, что вас вызывают, вы проиллюстрировали портретом Сталина и Гитлера. Это новая ваша работа?

Я ее сделал в этом году. Сталина и Гитлера я поменял усами, и ничего не изменилось. Я считаю эти две фигуры равнозначными.

– У вас есть работа: два шприца и две пробирки с кровью, подпись: "Jesus" и "me". Объясните?

У Иисуса там не совсем кровь, это серебряная субстанция, я туда налил серебрянки. Я живой человек, у меня есть тело, больше возможностей живым, здоровым принести что-то доброе, светлое в этот мир, чем у мертвого Христа. Поэтому пробирка и шприц у меня больше.

– У вас есть цикл работ, связанных с христианством, с православными иконами. Вы вступаете на опасную территорию, ведь верующие очень любят оскорбляться и защищать свои чувства. Подписи For Sale или Sell me под этими изображениями Христа.

Там нигде не написано, что это именно Христос. Мне сказали, что он похож на убитого певца, Игоря Талькова. Это мои размышления на тему библейской истории. Я понял, что самый симпатичный персонаж в этой истории это Иуда, поскольку он был честен, искренен хотя бы сам с собой. То есть он искренне предал, потом искренне раскаялся и покончил жизнь самоубийством. Другие апостолы обманывали сами себя прежде всего. Когда за Христом пришли, они все разбежались, отреклись. Боялись за собственную жизнь. Апостолы разбежались, Христос пошел на крест, как того и хотел. Он ведь знал, что с ним произойдет, знал, что Иуда его предаст. Но спасти Иуду от этого греха, спасти душу Иуды он не захотел. Из каких соображений? Видимо, хотел прославиться. Хотя с другой стороны, живым он мог бы принести людям больше добра и света, чем мертвым.

– Это вы с позиций буддизма рассуждаете?

Нет, это я с позиции человеческой истории рассуждаю. Просто жизненная история.

– Современные художники сейчас страдают почти как первые христиане, которых преследовали язычники. Современное искусство становится такой жертвой истерии, ненависти, особенно в России.

в России народ – это масса, не умеющая, а может быть, отученная мыслить

Мне кажется, это только в России и происходит, поскольку мы возвращаемся в варварские времена. Менталитет людей таков, что все, что им непонятно, им кажется оскорбительным, вызывает гнев. С другой стороны, это пропагандируется, все эти настроения искусственно создаются. У нас в России народ это масса, не умеющая, а может быть, отученная мыслить. С этими людьми бесполезно спорить, мое мнение для них не будет более авторитетным, чем мнение телевизора.

– Вы достаточно радикальные вещи делаете, особенно для Омска. Как вас воспринимают в Омске, можете ли выставляться, чувствуете ли себя изгоем или все-таки есть какая-то среда, в которой вы можете существовать, показывать свои работы, обсуждать их с единомышленниками?

Если говорить про официальные выставки, то там я могу показать не все. У нас есть в Омске две независимые галереи "Левая нога" и "Маячок". Они частные, никакой цензуре не подвергаются, там можно делать любые проекты. Это заслуга моего товарища, который делает это собственными силами, поддерживает искусство в Омске. По большому счету искусство скучно сейчас. Либо молодые художники не задумываются вообще о политике, говорят: "Мы в это не лезем", либо боятся.

– А вы не боитесь и считаете себя политическим художником?

Я не задумываюсь, политический я художник или нет, я делаю работы о том, что меня волнует. Я думаю, что у каждого из нас должна быть какая-то своя позиция. Как сказал кто-то из философов, все самые страшные преступления в этом мире делаются с нашего молчаливого согласия. Если что-то вызывает во мне протест, то я протестую. Я не хочу жить всю жизнь в страхе. Даже если ты не виноват в преступлении, но ты промолчал, то это все равно груз на твоей совести.

– И что вас сейчас волнует, что вызывает желание ответить?

Во-первых, несоблюдение конституции, а все остальное отталкивается уже от этого. Свобода слова, свобода вероисповедания, свобода собраний. Тот же самый срок, на который может быть выбран президент, и количество этих сроков. Демократия, выборы губернаторов, мэров. Все это очевидные вещи.

– Как художник может отреагировать на очередной срок Путина, например?

Я могу отреагировать, поскольку я пацифист, только своим творчеством. Как я убедился, это весьма действенно, общество реагирует.

– У вас много работ, связанных с советской культурой – Ленин, пионеры, символика. Советский Союз в каком-то смысле возвращается?

Он далеко не уходил. Я 1987 года рождения, Советский Союз практически не помню. Но мы живем в обществе, в котором еще много людей советской формации, с советским мышлением. За годы советской власти произошел такой отрицательный отбор, людей отучили думать, эти люди продолжают жить среди нас. За 10 лет демократии они демократами не стали, с радостью воспринимают различные запретительные инициативы. Когда пришла демократия, они ее не хотели в большинстве своем, ругали Ельцина и так далее. Хотя в ельцинские времена свободы было больше. Когда у нас отбирают свободу, мы радуемся.​

Никита Поздняков с картиной "Романовы" (2016)
Никита Поздняков с картиной "Романовы" (2016)

– У вас есть и портрет царской семьи. Это отклик на последние события вокруг фильма "Матильда"?

Нет, эта работа была написана раньше. Это тоже часть нашей истории, и весьма противоречивая. У нас еще жива и старая советская историческая школа, что к власти пришел пролетариат, а угнетателей убили. Но в то же время у нас они канонизированы. Это очень противоречиво. Так же, как мой дед был партийным коммунистом, но регулярно молился. Я еще не могу сформулировать, почему меня эта тема волнует, начинаю художественно над ней работать и в процессе этой работы формирую какое-то свое отношение. Я художник без образования, я рисую чувством, скажем так. В процессе работы я пытаюсь прислушаться к себе и понять, что я чувствую и почему. Например, сейчас я работаю над серией работ о чеченской войне и попутно разбираюсь. Эта тема меня давно волновала, я о ней думал, интересовался, но был не готов, сейчас созрел. Это табуированная тема у нас, ее все боятся касаться. Но я думаю, что мы должны все помнить об этом. Я стараюсь сделать безоценочно, просто какие-то житейские истории той войны. Мы не должны забывать о таких фактах. Какой победой мы гордимся, что пытаемся замолчать? Почему мы не говорим про Чечню "можем повторить"?

Вы были ребенком, когда первая война с Чечней началась....

Если победит Владимир Путин, будет только хуже

Я помню, очень много беженцев было в Омске. Я жил в центре города в 9-этажном доме, постоянно приходили, как будто табором, беженцы, ходили по подъездам. Тогда домофонов не было, они звонили в квартиру и говорили: брат, сестра, помоги. В большинстве случаев перед ними просто захлопывали двери, отзывались о них как о побирушках. Тоже, наверное, какая-то пропаганда была, потому что никто не думал, что у них на родине война, что мы все можем оказаться в такой же ситуации.

Будут и батальные сцены в вашем цикле?

В том числе да.

"На санках", 2017
"На санках", 2017

– Мне кажется, ваша манера резко изменилась в последнее время, вы стали делать более абстрактные работы, леттристические, смешанная техника, осколки зеркал. Не похоже на то, что вы делали раньше.

Я постоянно пытаюсь экспериментировать. Может быть, пойду дальше в этом направлении, может быть и нет. Сложно строить планы. Пока мне это интересно, я это делаю.

– Кирилл Серебренников в интервью "Зюддойче цайтунг" говорил о том, что сейчас решается судьба России, судьба русской культуры в битве с мракобесами. Вы тоже чувствуете, что роковой момент пришел?

Я чувствую опасность, чувствую обиду, негодование, но не знаю, самый ли это пик или это еще только цветочки.

– Кто победит, как думаете?

Сложно сказать. Я реалист, поэтому на хорошее не надеюсь. Я думаю, многое решится в 2018 году после выборов. Если победит Владимир Путин, думаю, что будет только хуже. Я надеюсь на другой исход, конечно.

– А кто еще может победить? Вы говорите "если", но альтернативы нет.

Есть надежда. Существуют версии, что кремлевская элита недовольна политикой этого президента, могут быть кулуарные игры, заговоры и так далее. Пока остается только надеяться. Сейчас, когда мы видим, что запрещают камеры на избирательных участках, понятно, что даже если мы пойдем все голосовать за альтернативного кандидата, то исход предрешен.

– Альтернативного кандидата не будет в избирательных бюллетенях.

Но альтернативный кандидат продолжает бороться. Мы наблюдаем за развитием событий.

– В Омске есть штаб Навального?

Есть. Сегодня, когда я был в Центре "Э", в коридоре ждал опера, из приоткрытой двери я слышал, что этот штаб Навального обсуждается. К сожалению, не услышал, что именно про него говорят, но фразу "штаб Навального" услышал.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG