Ссылки для упрощенного доступа

Очередной теракт в Европе, на этот раз в Барселоне. Схема уже привычна: грузовик врезается в толпу в туристической пешеходной зоне.

Евгений Фатьянов:

В 17:15 я заканчивал экскурсию. У меня была семья из Нью-Йорка. Мама, папа и двое детей — мальчики 7 и 9 лет. Мы прошли Готический квартал. Подходили к Рамбле. Прошли Санта Мария дель Пи, свернули на улицу Cardenal Casañas, подошли к повороту на Passatge d'Amadeu Bagués. Вдруг с этой улицы навстречу нам выбежал человек. Он был явно неадекватен. Высокий. Тощий. Лет 30 на вид. Арабская внешность. Не выбежал, а — как зомби — не видя ничего вокруг переставлял ноги. Люди не просто шарахались от него. Они от него бежали с диким ужасом в глазах. Мне хотелось перед туристами замять ситуацию, сгладить — мол, недоразумение в виде городского сумасшедшего. При этом я этого парня арабской внешности никогда в городе не видел — не городской он сумасшедший. Почему от него бегут люди? Может, у него нож в руке? Нет ножа! Да, он вёл себя, как обдолбанный наркоман… Но, почему его боятся?!

Вдруг рядом со мной оказался какой-то мужик восточной внешности. И заговорил со мной на русском…

— Ты русский гид — я знаю тебя. Бегите отсюда! На Рамбле терракт! Не ходите туда! Машина наехала на людей. Много погибших! 50 или больше! Кровь! Убегайте!

Я схватил 9-летнего мальчишку и побежали с ним и его семьёй на улицу Петричоль. Навстречу нам по Петричоль — толпа обезумевших туристов. Сзади тоже толпа. Мы забежали в магазин сувениров на Петричоль. Такой предбанник перед магазином. Он закрывался на жалюзи. Мы прикрыли жалюзи и стали ждать. Люди мимо бегали в панике с дикими глазами. От этого становилось страшно.

Прошло 5-6 минут. Мы выскочили из магазина и побежали от Рамблы. Я понимал, нужно уходить узкими улочками — там машина не проедет. Мимо Caelum, по улице Байшада де Санта Евлалия, мимо Кафедрального собора… Добежали до Музея истории Барселоны на пласа Дель Рей. Вбежали в музей, охранник закрыл ворота — кроме нас там ещё прятались люди, охранник никого не выгонял.

Все магазины в Готике были закрыты. Когда мы пробегали мимо, то слышали, что там — внутри магазинов — много людей.

Из Музея мы рванули в сторону района Эль Борн. Там было тихо и спокойно. Мимо шли улыбающиеся Туристы. Маленькая девочка флиртовала с фотоаппаратом папы. Продавали мороженое. Пили кофе.

Мы перевели дух.

Там я попрощался с туристами, посоветовал им быстрее вернуться в отель.

Тамара Кротова:

Я ехала на верх города, потому что обычно провожу время здесь. Это тоже туристическое место, но мы там тоже периодически бываем все равно. Когда все произошло, мы были буквально в 500 метрах от этого. Это совсем рядом. И бегущие люди по центральной улице с магазинами, где прекрасно проводят время… И все, что я видела, это люди, которые бегут с криками. Это ужас. Иначе не назовешь. Пустая улица. Полиция оцепила очень быстро весь район. Сейчас там вообще нет людей. Все оцеплено.

Но первые минуты это было страшно. В прямом смысле лежали люди, много крови. Им, конечно, помогали, но это никак не меняет той ситуации, что много пострадавших. Больше 20. 3 человека, по сведениям местных СМИ, как минимум, погибли.

Это высокий сезон, пик туризма. Внизу города, где все произошло, в это время находятся только туристы. Их много, у людей отпуска. Семьи, дети, пары. Только у меня, как минимум, три компании друзей находятся в городе. Слава богу, все в порядке.

Меня спрашивали, имеет ли это отношение к каким-то антитуристическим действиям, я совершенно уверена, что это не имеет отношения. Жители Барселоны – не те жители, которые будут убивать во имя того, чтобы аренду квартир снизить. Это невозможно даже себе представить. Я лично думаю, что это череда терактов продолжается. Здесь придерживаются такого же мнения, полиция тоже высказывает такую возможность, вероятность произошедшего.<...>

Я очень верю в местную полицию. В Испании больше всего полиции в Европе. Они не раз оказывали помощь в нужные моменты, оказывались рядом. Я надеюсь, что его поймают. И все это прекратится. Это совершенно невозможно для этого города. Это не тот город.

В Твиттере и Фейсбуке традиционные для этих случаев слова соболезнования.

Наталья Пелевина:

Барселона...Мысленно с тобой.

Алексей Табалов:

Моя любимая Барселона. Кошмар. Соболезную

Андрей Плахов:

Барселона...Еще недавно гости прекрасного города рисковали стать только жертвами виртуозной кражи (есть опыт). Сегодня режиссура преступлений становится еще более изощренной, а жанр уже хорошо знаком: кровавый европейский триллер.

Впрочем, даже здесь не обходится без ложки дёгтя.

Александр Минкин:

В.Милов написал: "Невероятно тяжелые фото и видео из Барселоны. Стойкости жителям этого светлого города. Барселона - это сама жизнь,террористам ее не победить!"

Я сочувствую горю людей и был бы рад, если бы террористы были уничтожены на всей планете.
Но запись Милова показалось слегка избыточно пафосной. Не знаю: реагировал ли он так на теракты в других городах. И я в ответил на его странице: "Браво! Баку это сама жизнь! Ереван это сама жизнь! Москва, Лондон, Париж это сами жизни! (Моя посильная помощь пишущим.)"
Милов меня заблокировал. Значит, мне надо быть осторожнее в выражениях.

Максим Шевченко на "Эхе Москвы" говорит о случившемся с некоторым пренебрежением:

Любой теракт в Багдаде или в Эрбиле, когда убивали сотни людей, — это даже не попадало в новости, понимаете, наши, тем более… Ну, российские – иногда бывало: МИД выражал соболезнования российский. Так в европейских новостях это вообще никак не проходило. Гибель сотен людей в этом регионе – это никак не привлекает внимание западного обывателя, поскольку считается, что это не люди, очевидно, и их можно убивать как угодно, любыми способами.

Николай Руденский:

На "Эхе" беседуют Ольга Бычкова и Максим Шевченко. Она: "Полиция говорит, что наезд на толпу в Барселоне похож на теракт". Он: "Подумаешь, в мире происходят сотни таких наездов. А почему нас не интересует массовое уничтожение людей на территориях, подконтрольных ИГИЛ, в Мосуле, Ракке? Видно, они не считаются людьми. (Возбуждаясь все больше.) Я не считаю, что кровь западных обывателей более ценна, чем кровь жителей Ирака или, скажем, Палестины! А СМИ о том, что делают западные военные в Ираке, молчат, как молчали в войну немецкие СМИ о том, что делалось на Украине!.. Если западный мир хочет безнаказанно убивать миллионы мусульман, то чего он хочет? Чтобы там жили хомячки какие-то?!.. Надо прекратить западную экспансию - и тогда не будет терроризма". #Эхоперлы

Юрий Богомолов:

Максим Шевченко в эфире Эха был опечален не столько тем, что погибли люди в Барселоне, сколько тем, что СМИ начали громко об этом говорить. Такой он гуманист.

Не обошлось без традиционной конспирологии и, мягко говоря, не самых доказательных утверждений о причастности России.

Михаил Крутихин:

Раньше организаторы терактов выдвигали требования. Сейчас после терактов требования выдвигает один Путин. Ну, там, необходимо объединить усилия и... отменить санкции.

Получается, не будет санкций - не будет терактов?

Эльшад Бабаев:

Всегда ищите тех, кому это выгодно!

Олег Пономарь:

Поступил вопрос - Почему именно Барселона? С чем это связано?
Это ни с чем не связано. Абсолютно.
Город может быть абсолютно любой - Париж, Ницца, Лондон, Брюссель, Барселона и тд. ИГИЛ (который управляется из Москвы) проводит теракт, берет на себя ответственность либо не берет, но оставляет следы (не важно). Далее следует заявление из РФ - Запад должен привлечь РФ для борьбы с международным терроризмом, ведь у РФ есть рычаги влияния на ИГИЛ (так они говорят Западу и это, естественно, правда). Далее Запад говорит - ОК, помогайте. Далее РФ говорит- А как же мы вам поможем, если вы на нас санкции постоянно накладываете?
Всё. Круг замкнулся.
Простая схема из 90-х.

Подобные утверждения парирует​ Ирек Муртазин:

Трагедия в Испании - это еще и ответ на вопрос, что делает Россия в Сирии. А то и делает, что занимается ликвидацией этого самого террористического интернационала. Чтобы та же Европа могла жить, как прежде, свободно и без страха перед террористами.

Тем более, что большинство твёрдо знает, кто виноват и что делать!

Борис Фель:

Коллеги пишут: очередной акт исламского варварства в Барселоне, арабские террористы атакуют туристов на Рамбле...
Зачем мы снова себя обманываем? Кому от этого легче? Зачем лесом прикрываем ядовитые деревья?
Арабы? Исламисты? Мусульмане-убийцы? Все так! Но у этих ублюдков есть и малая родина. Прежде всего они - марокканцы, тунисцы или алжирцы. У нас в Германии их называют NAFRI, иногда магрибцы. В общем - североафриканцы.
Никто другой ( если исключить исключения) в исламском примитивном терроре в Европе не замешан.
Трудно сразу поверить? Понимаю. Но давайте навскидку... Берлинский рождественский террорист Анис Амри - тунисец. Убийца - грузовик из Ниццы - тунисец, организатор серии терактов в Париже - марокканец. Взятый в Барселоне Дрисс-как-его там - марокканец...Второй арестованный в Барселоне ночью - как бы испанец, но лишь потому, что родился в Melilla, это испанский анклав в том же клятом Марокко...
Дальше вы наполните эту формулу без меня.
У исламского терроризма в Европе есть отчетливо читаемое имя: Марокко-Тунис-Алжир. Но прежде всего - Марокко.

Оксана Челышева:

Но ведь улицы вдоль Рамблас полны жителями из числа морокканцев. Я часто бываю в Барселоне. И чаще всего живу рядом с Бокерией. Почти все соседи были выходцами из Морокко.

Александр Коммари:

Американский фашист наехал на леваков, один труп: всемирная беда, нет фашизму, честные люди вставайте!

Мусульманин наехал на мирных людей (не первый и, увы, не последний), 13 трупов: религия тут не при чем, вот только не надо обобщать, у этого есть социальные корни.

Это все, что вам надо знать...

Геннадий Гудков:

Скажите честно, за последний год, когда с именем Аллаха и пророка Мухаммеда совершены десятки отвратительных массовых убийств, лично Вы слышали жесткую отповедь преступникам от имени ислама? Видели на улице тысячи мусульман, возмущенных тем, что террористы-негодяи порочат их веру? Кто-то из проповедников публично проклял убийц? Объяснил миллионам, нет, МИЛЛИАРДАМ жителей планеты, по какому праву террористы называют себя истинными мусульманами?! Кто-то из известных и признанных авторитетов ислама назвал негодяев вероотступниками, предателями ислама, людьми, порочащими его истинные ценности?! Может, мне просто не везет, и я не осведомлен об этой ожесточенной и открытой для всех титанической идейной борьбе, которую ислам ведет против террористов и убийц. Но я, увы, об этом ничего не знаю. Ничего подобного не слышали и не видели сотни моих знакомых и друзей, верующих и атеистов. Думается мне, уж если кто и повинен в исламофобии, так это сами мусульманские проповедники и духовные отцы, хранящие олимпийское спокойствие после каждого преступления против человечности, совершаемого их паствой с прославлением имени Аллаха между взрывами, автоматными очередями и стонами умирающих и покалеченных людей. Неужели совершаемые под знаменем исламы кровавые теракты оскорбляют религиозные чувства мусульман меньше, чем рисунки на бумаге?
И еще. Если кто думает, что ИДЕЮ, даже людоедскую и преступную, которая овладела сознанием человека, могут победить бравые парни из спецназа, очень сильно заблуждается: на место разоблаченных и обезвреженных приходят в еще большем количестве не попавшие в поле зрения спецслужб и готовые убивать, убивать и убивать.

Вы думаете, убивают, взрывают и давят людей дикари? Ничего подобного, многие образованы больше Вас. От отчаяния, бедности, социального неравенства? Да нет же, далеко не все террористы лишены будущего и влачат жалкое существование. К тому же среди миллиардов адептов, например, индуизма или СОВРЕМЕННОГО(подчеркиваю!) христианства, живущих в гораздо более тяжелых и несправедливых условиях, террористов практически нет. Значит, дело в идейных основах конфессии?

К сожалению, проблема исламского террора действительно «в голове», вернее, в тех ценностях, которые туда закладывает, в том числе, мусульманская вера. Раз она считает (или не противостоит этому) возможным жесткое, почти непримиримое противостояние с верующими других конфессий, то внутри учения всегда найдутся многие тысячи фанатиков, которые доведут этот постулат до религиозной войны. Вот почему важно понять простую истину: пока сами мусульмане не перестроят голову этим религиозным фанатикам, исламский терроризм будет становиться все более масштабным и кровавым. И никакие спецслужбы, спецназы и полицеские меры не помогут ПОЛНОСТЬЮ искоренить эту «чуму ХХl века». Они лишь могут немного снизить риски.

Без решительной, быстрой перестройки (Реформации) основ самого ислама, превращенного сегодня в идейную платформу современного терроризма, человечество как цивилизация практически обречена на бесславный конец. Новые открытия и научный прогресс, боюсь, весьма скоро предоставят реальные возможности будущим «воинам Аллаха» уничтожить вместе с собой всех нас.

Андрей Гаврилов:

Если чего и не хватало Европе в процессе объединения, то это сердечного пламени, так необходимого для великих дел. Я верю, что война, объявленная лютыми ненавистниками цивилизации даст эффект, противоположный целям варваров. Уверен, что кровь невинных европейцев, которая льется в этом веке послужит поводом к настоящему прочному сплаву народов Европы в монолит, способный взять в руки свою судьбу и судьбу цивилизации. Другого выбора просто нет.

Кирилл Шулика:

Плохо нарушать права человека? Очень плохо, отвратительно даже. В том числе отвратительно ограничение права на свободу передвижения. По мере сил надо избегать нарушения этого права. А еще хуже лишать гражданства и высылать тех, кто представляет опасность. Страшное дело на самом деле, причем, довольно коррупционное. Сказал Трамп об этом, стал врагом не обычных людей, а медиакратии.

А что же заставляет предлагать ограничивать свободу передвижения и лишать гражданства? Та самая война цивилизации и варварства! Дело в том, что варварство совершенно не ценит право на жизнь, в цивилизации же это основное право человека. Вот поэтому у политика выбор - нарушить право своих граждан на жизнь или чужих граждан на свободу передвижения. Оба решения плохих, но понятно, какое решение примет политик, для которого своя страна превыше всего.

Или любимая тема со слезинкой ребенка. Так вот ни один политик никогда в истории не считался со слезинкой ребенка. Кто говорит обратное, вам откровенно врут. И вот опять выбор - слезинка какого ребенка дороже: своего или чужого? Выбор для политика очевиден. Увы, но хорошего политика не разжалобят кадры утонувших маленьких беженцев. Вот нас с вами могут разжалобить, а людей, которые принимают решения, нет. Так что альтернатива проста - либо мы воюем на территории варваров, либо они воюют на нашей территории. Третьего не дано.

Это уже все цивилизация проходила в ходе арабо-израильского конфликта. Были уже и попытки помириться, и переговоры, ни Нобелевские премии мира. Но цивилизация резко повысила уровень своей безопасности только после того, как стала отвечать на варварство силой, причем, на чужой территории.

Дмитрий Дризе пишет примерно о том же в "Коммерсанте":

И вот — трагедия в Барселоне. Мэр Парижа Анн Идальго выражает соболезнования братьям-испанцам, но при этом заявляет: ценности толерантности намного сильнее, чем подлый и трусливый терроризм.

Откуда же берутся эти самые террористы? После кровавых терактов в Париже в ноябре 2015 года выяснилось, что акции готовились в брюссельском районе Моленбек — в самом сердце Европы в столице союза есть такой квартал, куда полиция боится заходить. А сколько таких мест по всему ЕС? Сложно даже посчитать. Кто-нибудь там что-нибудь проверяет? Или бояться, не дай бог, потревожить проживающих, посягнуть на их конституционные права?

Зато после каждого теракта выясняется, что спецслужбы знали или их предупреждали, но опять не успели, не доглядели. Или побоялись без повода потревожить, чтобы никто не обвинил в нарушении толерантности.

Главный вывод: терактов опасаются меньше, чем намека на ревизию западных ценностей.

В Америке в итоге избрали Дональда Трампа, который строит стену от нелегалов на границе с Мексикой и ужесточает визовый режим. Европейские трампы — и это хорошо если они, а не кто-то похуже — еще не так сильны. Но если дело так пойдет дальше, они в итоге победят.

И тогда очень может быть, что примеру Великобритании последуют и другие страны. Это станет повсеместным явлением. Самый простой способ заградиться от террористов — поставить забор на границе, а для начала эту самую границу вновь обозначить.

Происходящее есть кризис левой Европы, которой нужны реформы не меньше, чем России. Причем реформы — это не значит переход к диктатуре или расовой ненависти. Просто нужно как-то переосмыслить свою идентичность.

Владимир Милов:

Выскажусь как сторонник жесткой миграционной политики. Блевать тянет от всех этих комментариев ко вчерашнему теракту "вот нужно закрыть границы для мигрантов из исламских стран", и все решится само собой.

Безусловно, с миграционной политикой европейских стран есть определенные проблемы, и их надо решать. Но ваш потрясающий уровень аналитики просто зашкаливает конечно. Во-первых, уже выяснилось, что теракт - конкретный крупный прокол спецслужб (как и во всех предыдущих случаях), которые предупреждали еще пару месяцев назад - предметно о готовящихся терактах в Барселоне и предметно на улице Рамбла. Во-вторых, теракт может совершить кто угодно - например, на днях в Шарлотсвилле в толпу людей на машине вьехал белый террорист, который примерно таких же взглядов придерживается на исламских мигрантов, как вы. То что джихадисты могут вербовать (и уже активно вербуют) белых для своих делишек - это не новость, и миграционная политика тут проблем не решит. Безусловно, неконтролируемая миграция создает более подходящую питательную среду для терроризма (мы это видим в России), но для предотвращения конкретных терактов есть только один реальный способ - эффективная работа спецслужб. И тут был очевиднейший просто провал (как и в большинстве предшествующих терактов подобного типа).

В-третьих, нужно просто посмотреть на данные об иммиграции в Испанию, чтобы увидеть, что основные мигранты там - не из исламских стран. Исключение - Марокко, откуда иммиграция большая, но учитывая историю и географию (кратчайшее расстояние от Испании до Марокко по морю МЕНЬШЕ ДЕСЯТИ МИЛЬ), это совершенно неудивительно.

В-четвертых, такие советы космического масштаба ИЗ РОССИИ, которая никак не может разобраться ни с Чечней, ни со Средней Азией, выглядят комично совершенно. Миграционная политика Евросоюза - образец жесткости на фоне того дикого бардака в этом плане, который мы наблюдаем в России.

Так что сделайте одолжение, избавьте нас всех от всей этой вашей мамкиной аналитики.

Михаил Виноградов:

Эксперты по рэпу и банковскому сектору сегодня становятся специалистами по терроризму и Каталонии. Все такими же категоричными.
В телеграм-каналах уже вовсю

Nune Bars:

фейсбук барселонского террориста презентует его мирную фотографию позавчера вечером на пляже.
вроде никаких признаков того, что скоро начнет судить.
непонятно, как таких вылавливать

В Париже погасили огни Эйфелевой башни, но это, кажется, вызывает только сарказм.

Ирина Алкснис во "Взгляде" рассуждает о том, что европейское общество свыклось с террористическими атаками:

Когда в 2000-х годах поднимал голову современный исламский терроризм, первоначально было именно так. Каждый теракт на Западе воспринимался как едва ли не потрясение основ, удар в самое сердце цивилизации, становился поводом для значимых государственных решений и консолидации общества на основе искреннего эмоционального вовлечения.

Однако уже тогда многие эксперты предупреждали, что человечество обладает большой гибкостью и адаптивностью в принятии новых реалий. Соответственно, чтобы новые теракты пробивали порог общественной чувствительности и производили должное впечатление, от террористов неизбежно потребуется поднятие уровня масштабности и жестокости преступлений.

Собственно, это уже и произошло – терроризм в Европе с большим количеством жертв стал обыденностью. Более того, сместились границы восприятия того, что является большим количеством жертв.

Пожалуй, последним шокирующим терактом стали события в Париже в ноябре 2015 года, когда террористы устроили атаки сразу в нескольких местах по городу, включая бойню в концертном зале «Батаклан», а их жертвами стали 130 человек.

А после этого мир едва заметил теракты в Брюсселе в марте 2016-го, где погибло 35 человек. Наезды машин на толпу людей стали привычными после Ниццы в июле прошлого года (86 жертв), Лондона в марте (5 погибших) и июне (8 погибших) 2017 года. Теперь в этот мрачный список добавилась Барселона. Еще взрыв на стадионе в Манчестере (22 жертвы) и в метро в Петербурге (16 погибших), бесчисленные нападения фанатиков с топорами и ножами просто на улицах европейских городов и еще очень многое другое.

Террористические атаки в Каталонии ничуть не подняли градус общественного ужаса перед террором, а скорее, наоборот, снизили его, поскольку встали в один ряд длинного списка других терактов, делающих терроризм частью обычной жизни современного мира. Полиция ловит и ликвидирует преступников, политики говорят выверенные громкие слова, Эйфелеву башню и Бранденбургские ворота подсветят в цвета испанского национального флага, а по Барселоне сегодня, как и вчера, будут гулять десятки тысяч туристов, поскольку только минимальная их часть изменит свои планы в связи с произошедшим.

Похоже, оказываются неправы алармисты, предсказывавшие, что террористы будут взвинчивать масштабы и ужасность терактов. Возможно, это говорит о том, что у них просто нет такой возможности, потому что безопасность важнейших объектов инфраструктуры находится на должном уровне.

Однако, как бы то ни было, Европа все больше вовлекается в состояние, которое до этого она считала частью третьего мира или – максимум – собственных задворок (вроде Северной Ирландии или России). Речь идет о терроризме как составляющей обыденной жизни.

А политолог Алексей Мартынов пророчит в "Известиях" развал Европы:

Стоит вспомнить, что в прошлом году именно соображения безопасности стали решающим аргументом для британцев при голосовании за Brexit. Надежно закрыть границы от бесконтрольных потоков арабских и африканских мигрантов — одна из основных идей сторонников выхода Британии из ЕС.

Представляется, что сегодняшняя трагедия в немалой степени простимулирует и без того набирающий обороты процесс провозглашения каталонцами независимости от испанской короны. При этом речи о сохранении членства в Европейском союзе, как в случае с Шотландией, скорее всего, не будет. По большому счету Каталония вполне в состоянии организовать свою жизнь самостоятельно. Как экономически, так и с точки зрения обеспечения безопасности своих граждан и многочисленных туристов.Ведь именно туризм — одна из основных статей дохода Каталонии.

Всё яснее и четче в Европе звучит старая циничная поговорка: «спасение утопающих дело рук самих утопающих». Возвращение полноты суверенитетов, некогда частично делегированных отдельными европейскими государствами в ЕС при создании Европейского союза, — неминуемо и единственно возможный путь для Европы. Конечно, ЕС как союз экономический поживет еще — никуда он не денется. Но вот на союзе политическом, на проекте под названием Соединенные Штаты Европы, видимо, стоит поставить жирный крест.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG