Ссылки для упрощенного доступа

Дипломатическое противостояние Турции и России закончилось, однако, как выяснило Радио Свобода, некоторые турецкие граждане, живущие в России, продолжают подвергаться преследованиям. Сейчас лишения вида на жительство ожидает геодезист из Ижевска Арслан Эрдоган, разлучат ли его с женой-россиянкой и двумя детьми, будет известно на следующей неделе. Дела других граждан Турции из Удмуртии пока находятся в судах.

Познакомились не на югах

– Он у меня очень хороший геодезист, ему легко работу найти. Сначала работал в немецкой фирме, строил огромный завод в Туле. В Узбекистане строил дома. Его очень ценили, звали работать в Германию, но я была уже беременна, и мы поехали на мою родину, в Удмуртию. Здесь, в Удмуртии, сотрудничал со многими фирмами, они строили многоэтажные дома, торговые центры. Я последние годы в декрете сижу: только одна дочка в садик пошла, вторая появилась, – рассказывает Радио Свобода Екатерина Эрдоган, жительница Ижевска.

Младший брат ее мужа переехал в Удмуртию раньше старшего. У него уже есть российское гражданство, и у властей к нему нет претензий. Екатерина Эрдоган давно дружит с его женой, Ириной.

– Ирина Эрдоган меня с Арсланом и познакомила. Мы не на югах где-то встретились, – подчеркивает Екатерина Эрдоган.

Проблемы у семьи Екатерины и Арслана Эрдоган начались в конце 2015 года, когда турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик.

Нас на таможне с малышами продержали с половины четвертого до половины седьмого утра

– К нам приходили эфэсбэшники домой. Проверяли, не фиктивный ли у нас брак, опрашивали соседей. Даже в детском саду вопросы были. Давление было со всех сторон: в тот момент мы уезжали в Таиланд, и когда приехали с отдыха, было ужасно. На таможне нас с двумя малышами заставили ждать, пока весь самолет пройдет. Время – четыре утра, дети орут, спать хотят.

Потом мужа забрали на разговор. Я одна с детьми на руках, чемодан взять не могу. А его спрашивали: где живет, чем занимается – издевались просто. Получили чемодан, а они: "Откройте чемодан, будем досматривать". Нас на таможне с малышами продержали с половины четвертого до половины седьмого утра, – вспоминает Екатерина Эрдоган.

Акция протеста у посольства Турции в Москве, конец ноября 2015 года
Акция протеста у посольства Турции в Москве, конец ноября 2015 года

Секретная угроза

Но настоящие неприятности только начинались. Вскоре Арслан Эрдоган получил письмо из Федеральной миграционной службы о том, что его вид на жительство аннулируется на основании пункта 1 статьи 9 федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации".

Это значит, что ижевского геодезиста российские власти хотят лишить вида на жительство, так как он "выступает за насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации, иными действиями создает угрозу безопасности Российской Федерации или граждан Российской Федерации".

"Опасность" ее мужа ФСБ обосновывает информацией, полученной из некоего разговора

Претензии к Арслану Эрдогану со стороны ФСБ находятся под грифом "секретно". Екатерина Эрдоган рассказала Радио Свобода, что непосредственно не читала документ ФСБ, но, насколько ей известно, к ее мужу у спецслужб есть налоговые вопросы, а "опасность" ее мужа ФСБ обосновывает информацией, полученной из некоего разговора.

Что это за разговор и между кем он состоялся, Екатерина Эрдоган не знает, а налоговые претензии, по ее словам, несостоятельны. Ее муж не бизнесмен, а наемный работник, и с его зарплаты налоги отчисляет фирма, где он работает.

Комментарий ФСБ Радио Свобода получить не удалось: во время подготовки материала в подразделении общественных связей УФСБ по Удмуртской Республике не отвечали на телефонные звонки.

Дорога в никуда

– Мы в браке шесть лет, вместе купили квартиру, машину. Нам говорят, ничего страшного не происходит: никакие наши права не нарушаются, пусть муж уезжает. Я говорю: у нас же маленькие дети, они граждане России, вы оставляете детей без отца? Мне говорят: езжайте с папой, кто вам не дает. А что нас там ждет? У нас там ни квартиры, ни работы – предлагают ехать на пустое место. В Ижевске налажен быт, у нас работа. Дети ходят в детский сад. Они носители русского языка – не турецкого, – говорит Екатерина Эрдоган. – Мы ходили по госслужбам – никакой поддержки не получили. У уполномоченного по защите прав ребенка в Удмуртии мне вообще ответили: "А что вы думали, когда выходили замуж за иностранца? Езжайте, там хорошо, тепло". А кто вам сказал, что там хорошо и тепло? Мой муж не на Средиземном море родился.

Арслан и Екатерина Эрдоган
Арслан и Екатерина Эрдоган

В разговоре с Радио Свобода Ольга Авдеева, уполномоченный по правам ребенка при главе Удмуртской республики, сразу вспомнила семью Эрдоган:

Когда отношения потеплели, я вспоминала о них и думала: сейчас, наверное, у них все решится

– Да, они обращались, но сейчас я ничего сказать не могу, это было почти два года. Был жесткий конфликт между Россией и Турцией, все это было очень остро. Мы делали запросы, консультировались с чиновниками, но везде были отрицательные ответы. Такие обостренные отношения, ничего поделать невозможно. Когда отношения потеплели, я вспоминала о них и думала: сейчас, наверное, у них все решится. Но они больше не обращались, и для меня полная неожиданность, что вы о них спрашиваете, – говорит она.

Ограничения в туристической сфере против Турции Россия сняла уже летом 2016 года, большую часть экономических санкций – весной 2017-го, но, по словам Екатерины Эрдоган, на их семье это никак не отразилось: ее мужа до сих пор хотят выслать из России.

Руководитель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина в разговоре с Радио Свобода отметила, что совершенно не удивлена этим:

– Люди, принимающие решения о выдворении, очень не любят их отменять. Им их отчетность куда важнее внешнеполитического курса страны.

Закрытые суды

Арслану Эрдогану предписывалось в течение десяти дней покинуть территорию Россию, но он с семьей решил оспаривать аннулирование вида на жительство в судах.

– Мы судимся уже полтора года. Сначала с миграционной службой, потому что решение выносили они. На суде они сказали, что получили письмо из ФСБ. Мы начали судиться с ФСБ, – рассказывает Екатерина Эрдоган.

Все суды из-за грифа "секретно" проходят в закрытом режиме. Последнее на данный момент судебное заседание состоялось 24 августа в Москве в Верховном суде России. Истцами выступали Екатерина и Арслан Эрдоган, ответчиками – УФСБ по Удмуртии.

Единственное, я не проверяла, есть ли штрафы от ГИБДД

Адвокат семьи Эрдоган Ольга Решетникова рассказала Радио Свобода, что Верховный суд постановил иск удовлетворить частично. В минувший четверг в суде была оглашена только резолютивная часть решения, полный текст будет на следующей неделе, и только из него будет ясно, выдворяют ли Арслана Эрдогана из России или нет.

Из-за грифа "секретно" Решетникова отказалась обсуждать утверждение ФСБ об "опасности для России" Арслана Эрдогана, но отметила, что у него в России работа, он обеспечивает жену и двух детей и никогда не нарушал российское законодательство. "Единственное, я не проверяла, есть ли штрафы от ГИБДД", – иронизирует адвокат.

Другие турки

Екатерина Эрдоган говорит, что ее случай не единственный. В конце 2015 года в Удмуртии проживало чуть менее 40 граждан Турции, многие – с женами-россиянками. Требование покинуть Россию Арслану Эрдогану пришло одним из первых.

– Думали, фамилия сыграла роль (он однофамилец президента Турции Реджепа Эрдогана. – РС). Но в течение года и остальные турки в Удмуртии получили такие письма. Все, кто с семьями, судятся, всем идут отказы. До Верховного суда России мы первые дошли, – рассказывает она.

Те, у кого семей в России не было, в основном собрались и уехали.

Бабушка, которая живет в Турции, внучек только по скайпу видит: мы боимся, что, если выедем, нас не пустят

– Есть одна семья. У него пекарня, автомойка, ремонт машин, ребенок от гражданки России. Он здесь 25 лет живет, и ему то же самое написали – об угрозе для страны. А то, что он россиянам тридцать рабочих мест предоставил, никого не волнует, – продолжает Екатерина Эрдоган.

В сообщении об аннулировании вида на жительство говорилось, что через год можно попробовать въехать в Россию снова. Но тех, кто из Удмуртии уехал в Турцию, в Россию не пускают. Это логично, отмечает Екатерина Эрдоган, с них же никто не снял обвинение в угрозе для страны.

– Бабушка, которая живет в Турции, внучек только по скайпу видит: мы боимся, что, если выедем, нас не пустят, – говорит она.

На момент публикации Радио Свобода не удалось связаться с другими семьями турков из Удмуртии. Также мы обратились в офис советника по прессе посольства Турции в Москве. Там записали вопрос Радио Свобода: продолжаются ли факты давления на граждан Турции в России? Но на момент публикации из турецкого посольства ответ не предоставили.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG