Ссылки для упрощенного доступа

Собянин: обострение культа личности


Мэр Москвы Сергей Собянин во время посадки дерева в Тушинском парке. Апрель 2017

Сергей Митрохин и Алексей Ковалев о пиар-кампании московского мэра

Политик Сергей Митрохин и автор расследования "Культ личности Сергея Собянина" Алексей Ковалев о пиар-кампании мэра Москвы в канун муниципальных выборов. Ведущая Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Все ближе московские выборы. И по ходу этих выборов происходит некоторое обострение культа личности у мэра Москвы Сергея Собянина. Мы об этом будем говорить с нашим гостем – Сергей Митрохин у нас, вы хорошо его знаете. Культ личности – это не наше слово, это слово вброшено в информационное поле бывшим журналистом РИА Новостей, его зовут Алексей Ковалев. Он занимается сайтом "Лапшеснималочная" с таким говорящим названием. Алексей тоже будет у нас в эфире. Очень любопытное он создал произведение, мы будем его обсуждать. Сергей, я вам сразу скажу, что мы не смогли вам никакого оппонента из мэрии подобрать. У меня списки, мне координаторы принесли, что один в отпуске, например, Николай Губенко, Александр Семенников занят встречами в округе и так далее. Начнем с события, связанного с вами непосредственно, с вашей акции, которая прошла сегодня под стенами Центризбиркома. Вы о ней скажите сначала сами, потом мы покажем сюжет.

Сергей Митрохин: Она прошла внутри Центризбиркома. Там было очень странно, я пришел вместе с москвичами, лишенными избирательных прав, они в свое время, когда-то очень давно были приглашены для работы в Москве по разным программам, врачи, учителя, строители. Их пригласил город, расселил в общежития, они работали на город честно. Потом вступил в силу Жилищный кодекс, где было написано: общежитий больше не должно быть, вы должны их расселить в новые квартиры. А город взял, общежития расформировал, людей не расселил. Построили для них дома, в них кого-то другого расселили, типа судей, прокуроров, чиновников, а их оставили жить в нежилом фонде. То есть у них нет ни регистрации, ни прав социального найма, ничего нет. Соответственно, нет избирательных прав. Я с ними давно работаю, я на эту тему беседовал с Валентиной Ивановной Матвиенко, она, кстати, подключилась к вопросу. Теперь мы дошли до Эллы Панфиловой. Потому что они лишены избирательных прав, получается, в России нет всеобщего избирательного права. Вначале получилось довольно смешно: они прошли своей группой в ЦИК, я чуть-чуть опоздал, на две минуты, меня не пускали, заблокирован был вход в ЦИК полицией. Потом, видимо, Элла Александровна вмешалась в ситуацию, меня не только пустили, она сама пришла к нам. Вместе мы провели целый час в очень содержательном диалоге. Она сказала, что даст поручение аппарату обеспечить возможность голосования 10-го числа для этих граждан. Самое главное, она обещала вспомнить свой опыт работы уполномоченным по правам человека и помочь им по существу восстановить справедливость. Это дело ее чести, поскольку невозможно, чтобы департамент городского имущества, который мухлевал с этим фондом сначала жилым, потом нежилым, потом опять жилым, но для других, чтобы из-за этого департамента в России нарушались избирательные права и в начале XXI века в столице России были люди, лишенные избирательных прав. Это совершенно немыслимая ситуация, я уже не знаю, кого я только не подключил, только президента осталось. Уже спикер Совета Федерации, председатель Центризбиркома. Не решается проблема, прочная самооборона московских чиновников. Они в свое время намухлевали, они за собой не хотят подтирать, поэтому приходится подключать всех первых лиц государства к этому, и все равно вопрос не решается. Мы живем в таком абсурдном мире, к сожалению.

Елена Рыковцева: Люди, которые приехали в Москву по приглашению Москвы, работали много лет на Москву, на ее бюджет, на ее медицину, на ее образование, они жили в общежитиях, общежития, оказывается, отменены, их надо было расселить по закону, дать квартиры. Эти квартиры, которые строились для них, заняли другие, их поселили в нежилой фонд, и они не имеют никаких прав москвича.

Сергей Митрохин: Эти дома с удобствами на этаже, 40 комнат и все удобства, включая кухню, не говоря уже о санузле, общие. И их причем никто не собирался включать в реновацию.

Елена Рыковцева: Кстати, у них есть медицинские страховки без регистрации?

Сергей Митрохин: Насчет страховки я не могу точно сказать, но права посещения детских садов у их детей нет. Им несколько раз правительство Москвы гарантировало получение нового жилья. А кто это делал? Петр Павлович Бирюков это делал. Он им просто публично в огромном зале обещал всем. Им сказали: вас сейчас временно расселят, но потом решим вашу проблему. Их расселили в таких домах, которые потом оказались домами для бомжей. Мало того, лично Сергей Семенович Собянин обещал этим людям, что им дадут квартиры. Дарья Кириллова, один из лидеров этого движения, которая сегодня с нами была в ЦИКе, ей лично мэр Москвы в личном разговоре в 2014 году, это были выборы в Мосгордуме, он перед этими выборами рекламную кампанию проводил, с ними встречался, он ей лично обещал, что ее жилищный вопрос и других, таких как она, будет решен. Он даже издал распоряжение об этом, но все это не работает. Личная подпись мэра Москвы под распоряжением о решении жилищного вопроса, о выполнении обязательств, не просто какой-то подарок, подачка с барского плеча – это все не работает в той системе, которой, к сожалению, автором является тот же самый Сергей Семенович.

Елена Рыковцева: Ей надо писать значит на прямую линию президента, потому что он дает квартиры.

Сергей Митрохин: Все эти линии почему-то потом искривляются. Как прямая линия начинается, потом она вся забита, туда не дозвониться, а дозвонишься, тебя пошлют, иногда вежливо, надо отдать справедливость, но чаще всего не очень. Кстати, президент приходил в больницу, где случайно оказалась одна из жительниц вот этих обманутых, она живут на улице Вучетича, кстати, общежитие медиков, она ему крикнула: "Владимир Владимирович". Он к ней подошел, она очень коротко изложила ситуацию, он дал распоряжение организовать с ними встречу. Распоряжение до сих пор не выполнено. То есть это касается не только Сергея Семеновича, но и Владимира Владимировича. В этой системе не работает ничего. Даже прямые указы непосредственных начальников, если они не касаются вопросов друзей, связей, своих кланов, а если простых людей они касаются, они не выполняются. Все эти сигналы гасятся в институциональной среде, которая абсолютно враждебна гражданам России.

Елена Рыковцева: Мы будем говорить об этом обострившемся присутствии Сергея Собянина в информационном пространстве, обострение культа личности, как я это называю, предвыборное обострение. Его ведь в мэры не выбирают сейчас, идут какие-то депутаты от каких-то партий. Во-первых, заметили ли вы, что его стало больше и ярче на экранах?

Сергей Митрохин: Я лично не могу, потому что я эти экраны не смотрю.

Елена Рыковцева: Я смотрю эти экраны – его стало больше. Что он хочет получить, чего он добьется тем, что его сейчас стало больше перед выборами?

Сергей Митрохин: Это элементарные вещи, это учебники избирательных технологий. Перед выборами должно быть больше того, кто сам избирается или он двигает своих представителей в органы власти. Сейчас эти представители – это та же самая "Единая Россия". Правда, она себя не сильно афиширует, что она "Единая Россия", но это те же самые люди, они хотят переизбраться. Целый ряд технологий используется с этой целью. Есть технологии, связанные с понижением явки, потому что нет никакой рекламы официальной "идите на выборы" и так далее. Есть технология мобилизации подневольного электората, бюджетозависимого, учителей, пожилых людей. Это делается в специально отведенных для этого местах, не публично, только для них прицельно. Есть общая технология, что должен быть пиар, должна быть реклама. Поскольку у большинства москвичей накапливается сильное раздражение, недовольство деятельностью Сергея Семеновича, это недовольство весомо, грубо и зримо получает каждый день все новую подпитку, когда люди ходят, даже не только ездят в машинах, но уже и ходят в Москве, еще вдобавок с этой реновацией крайне сомнительной, двусмысленной, в этой ситуации надо испытанный способ – надо побольше говорить хорошего, побольше положительного. Как ни странно, это работает. Нам с вами и нашим радиослушателям не надо судить по себе, что для нас это все выглядит отталкивающе и мы еще хуже будем относиться к адресату этого пиара. Для большого количества людей, на которых это все рассчитано, это действует, это на подкорку влияет, поднимает мобилизацию электоральную. Не сильно, но есть еще другие методы мобилизации. Поэтому все они в совокупности дают тот результат, на который они рассчитывают.

Елена Рыковцева: С нами на связи Алексей Ковалев, автор расследования нового на своем сайте "Лапшеснималочная". Он сделал расследование как раз с названием "Культ личности Сергея Собянина". Только что Сергей Митрохин сказал о тех вариантах подачи мэра, которые работают. Вы говорите, наоборот, о том, что не работают. Вы говорите о том, что масса московских денег тратится на безумное количество сайтов, маленьких газет, листков, плюс у каждого из этих изданий есть свой штат, плюс этим штатом управляет еще огромное количество людей из других структур. То есть там целая вертикаль выстраивается над этой маленькой газеткой. Я правильно это все излагаю?

Алексей Ковалев: Да, все так. Я нашел около 130 районных газет, в каждом районе своя, потом еще десяток окружных, плюс еще сайты управ, сайты префектур и так далее. Специально так устроена система производства контента, им спускают методичку из структуры при мэрии, в которой все подробно расписано, какие события нужно освещать: Сергей Собянин посетил открытие нового шоссе, новой развязки, школу открыл новую, станцию метро. Перед ними ставится задача эту методичку переписать на 50-60% так, чтобы новостные агрегаторы типа "Яндекса" считали каждое сообщение как отдельную новость. Это просто довольно грубая манипуляция средствами массовой информации. Каждый раз, когда вы открываете "Яндекс.Новости", у вас всегда, если вы в регионе Москва, первые пять новостей будут только исключительно повестка, диктуемая мэрией.

Елена Рыковцева: Тем не менее, вы делаете вывод, что эта вся прорва средств массовой информации, которым спускают абсолютно дубовые методички. Я еще раз всех призываю это прочитать, потому что тексты в этих методичках совершенно уникальные для нашего современного времени. Вот это гениальное требование "Три Собянина – три Москвы", по какой-то каббалистической логике вы должны упоминать ровно три раза Сергея Семеновича, три мероприятия, с ним связанных, – это, конечно, совершенно уникальное расследование. Эффекта как раз от этого и нет.

Алексей Ковалев: Смотря, что считать эффектом. Если эффектом считать прямую задачу средств массовой информации информирование москвичей, то тут, конечно, полный провал, потому что у этих сайтов посещаемость примерно 200 заходов в день. Телеканал "Москва-24", на который тратится около пяти миллиардов рублей в год, идет в самом конце рейтинга только московского, не федерального, там он вообще не присутствует. С точки зрения информирования это полный провал. Тут есть три аспекта. Во-первых, как я уже сказал, манипулирование заголовками. Был какой-то момент, когда в Москве была вполне живая система локальных медиа, были сайты, которые писали о том, что действительно происходит в Москве, городские проблемы, сейчас их осталось два или три независимых, но тоже условно, потому что один из них принадлежит медиахолдингу, который самым теснейшим образом связан с мэрией. Больше не осталось никого, кто бы писал о Москве объективно, проблемы, которые действительно волнуют москвичей. Я сейчас могу открыть "Яндекс.Новости", и вы увидите, что там творится.

Елена Рыковцева: То есть полная узурпация московской тематики прессой, финансируемой Москвой?

Алексей Ковалев: Это искусственное надувание рейтинга Сергея Собянина, как регионального руководителя. Если вы посмотрите любой рейтинг региональных руководителей, то там всегда будет стабильно на первом месте, независимо от того, какие новостные поводы связаны с какими губернаторами, Сергей Собянин всегда будет с огромным отрывом на первом месте, с большим отрывом даже от Рамзана Кадырова, который постоянно дает новостные поводы разной степени одиозности. При том, что он дает интервью несколько раз в год и вообще совершенно не медийный персонаж, он всегда на первом месте, потому что у него в распоряжении есть гигантская медиаимперия, которая каждый день круглосуточно выплевывает тысячи сообщений, – Сергей Собянин, Сергей Собянин, Сергей Собянин. Это просто искусственное надувание этого рейтинга.

Елена Рыковцева: Я добавлю к этой медиа-империи, о которой вы говорите, еще федеральную. Я открыла поиск сегодня, просто забиваете "Собянин" на сайте "Вестей" и подряд несколько сюжетов про новую развязку и так далее, там, правда, в каждом сюжете Собянин два раза упоминается, не три, в федеральной прессе немножко сократили его. Федеральный канал каждый день два-три сюжета по Собянину.

Алексей Ковалев: Да, я охотно верю. У меня есть табличка с раскладом по частоте упоминания Собянина в федеральных и московских изданиях, московские примерно половина от всех федеральных упоминаний Собянина. Собственно, неудивительно, потому что вся московская машина пропаганды, по самым оптимистичным прогнозам, на нее тратится денег в два-три раза больше, чем на целое агентство ТАСС или "Россия сегодня".

Елена Рыковцева: Какой вы делаете вывод как медиааналитик? Ведь это тупо очень, несовременно это.

Алексей Ковалев: Это очень высокотехнологичное мероприятие. Конечно, все это не работало бы ни в коем случае без административного ресурса. Сайты, социальные сети, там целый отдел сидит, который занимается загаживанием социальных сетей, чтобы каждый твит Сергея Собянина, который не он, конечно, пишет, потому что он далек от всех новых технологий, чтобы к каждому твиту в ответах были восторженные отклики: "Спасибо, дорогой Сергей Семенович". Этим занимается целое предприятие. 40 человек работает в штате, которые занимаются исключительно восхвалением Собянина в соцсетях. Я бы не сказал, что это прошлый век, вполне даже. При Лужкове все было довольно примитивно, сейчас это все продвинуто.

Елена Рыковцева: Мало того что включают соцсети, еще включают отвечающих в этих сетях, этих ботов, обратная связь включается.

Сергей Митрохин: Это медиаимперия, которая создана Сергеем Семеновичем.

Елена Рыковцева: Она была создана еще Лужковым, он ее просто подхватил.

Сергей Митрохин: Нет, он все сделал заново, все по-своему переделал. Ему вообще присуще, я могу сравнивать с Лужковым, я тоже знаю эту систему лужковскую хорошо, ему присуща тотальность во всем, Сергею Семеновичу. При Лужкове точечная застройка, а при Собянине тотальная застройка. Что такое реновация – тотально по всей Москве пройтись. При Лужкове отдельные фрагменты дорожной сети, при Собянине тотально по всей Москве, вся Москва перерыта. Это такой человек-танк, есть выражение "прет как танк" – это его стиль, это его метод, который меня заставляет полагать, что, конечно, у него планы гораздо более далекие, чем сохранить власть в Москве. Эта империя готовится явно для более масштабных целей. Конечно, не до ближайших президентских выборов, после же опять будут выборы. Это такой стиль, он, к сожалению для москвичей, побеждает, ему очень сложно что-либо противопоставить. Административный ресурс сейчас в городе работает намного мощнее, чем при Лужкове, просто потому что в нем открылись новые измерения.

Елена Рыковцева: Я скажу образно: как он покрыл Москву плиткой, так он хочет покрыть собою всю Россию.

Сергей Митрохин: Что ни возьмите, все тотально. Парки – по всей Москве переделаем парки, по всей Москве ровные газоны постелим вместо естественного почечного покрова, по всей Москве мы плитку положим. Это такой метод, он приносит серьезные дивиденды не только в публичном пространстве – это еще финансы. Кстати, эту сторону тоже надо затронуть. За всеми этими кампаниями по присутствию в прессе, по пропаганде, по пиару, за всем этим, конечно, стоят элементарные распилы денег. Потому что этим занимаются конкретные фирмы. У нас есть Центр антикоррупционной политики, я возглавляю в "Яблоке", мы только отдельные фрагменты расследуем, например, организацию праздников в Москве. Тоже безумные деньги и в конечном счете тоже пиар мэра. Потому что все же потом пишут на этих сайтах, на этих ресурсах, какой прекрасный прошел праздник, какие там прекрасные композиции и так далее. Мы обнаружили там элементарный распил, когда одни и те же компании постоянно выигрывают конкурсы на проведение праздников. Руководит праздниками почему-то департамент торговли, там одни и те же люди работают в фирмах, либо это бывшие работники этих фирм, которые "выигрывают" конкурсы, либо чуть ли не нынешние, дети депутатов Мосгордумы там присутствуют и так далее. То есть это очень сильно не бесплатно для москвичей, мы за это все платим, за этот пиар, в том числе и бессмысленный, избыточный, излишний, который действительно даже не нужен самому Собянину.

Елена Рыковцева: Алексей, я говорила Сергею, что по нему целый список, мы звонили, по вашей статье я вам отчет предоставлю, как мы пытались получить комментарии к тому, что вы написали. В пресс-службе мэрии сначала попросили прислать письменный запрос приглашения на участие в обсуждении вашей статьи. После получения запроса письменного сотрудница пресс-службы сообщила по телефону, что он передан непосредственно помощникам пресс-секретаря мэра и руководителю пресс-службы мэра и правительства Москвы госпоже Пеньковой Гульнаре Валерьевне. Предложили перезвонить в 18 часов. В 18 часов сообщили, что запрос перенаправлен Горбенко Александру Николаевичу, заммэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам региональной безопасности и информационной политики. Теперь результат вы видите, что до сих пор никакого официального ответа вам по поводу вашего разоблачения, расследования нет. Вы, наверное, тоже с этим же сталкивались при подготовке материала, что никакой официальной реакции вы получить не можете на это?

Алексей Ковалев: У нас есть Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, который никогда ничего не знает, никогда не в курсе, не информирован. Есть пресс-секретарь мэра Гульнара Пенькова, которая трубку даже не берет, от нее даже ответа "без комментариев" невозможно добиться. Официальный какой-то диалог с ними наладить вообще невозможно. Я пытался связаться с этими людьми, нашел координаты, телефоны, но бесполезно, они все в глухой несознанке, на письма не отвечают, телефоны не берут. Компании, которые обслуживают всю эту машину пропаганды, это такие как у Пелевина институт пчеловодства, то есть это такие компании с названием типа Институт социальной системы, Московские информационные технологии, там на сайте нет ни контактов, ни адреса, ничего, ни списка сотрудников. Это все частные конторы, которые, если посмотрите по госзакупкам, гребут каждый год по 100–300 миллионов на какое-то информационное обслуживание. Моя любимая история, когда департамент торговли три года сам себе продавал проволочный шар, который стоит на Манежной, они каждый год сами себе продают за 5 миллионов.

Сергей Митрохин: Между прочим, и они же еще руководят разгромом киосков, павильонов по всей Москве, а потом на месте постоянных разгромленных киосков и павильонов появляются под праздники, которыми они же и руководят, временные павильоны.

Елена Рыковцева: Розовые пингвины появляются. Смысл вашего расследования в том, что их безумно много, этих структур, этих людей, которые заняты пиар-обслуживанием московского мэра. Может быть, в этом есть плюс, что столько людей обеспечили работой, тех же журналистов, пиарщиков, наверное, мы должны за них порадоваться. Но тем не менее, обывателю московскому, не знаю, насколько это нужно в таком объеме получать информацию, какой у них замечательный мэр.

Алексей Ковалев: Людям, которые там работают, я вас уверяю, тоже абсолютно не нужно, там дикая текучка кадров. Мне пришло несколько десятков писем от сотрудников анонимных, которые в этих организациях работают, там условия работы просто концлагерные, они вкалывают без выходных, 16 часов переписывают писульки из мэрии. Там все ужасно, там за копеечную зарплату по московским меркам. Не то чтобы туда люди сильно рвутся, просто некоторым негде работать, сейчас медиарынок в таком состоянии, что пойди работу хоть какую-нибудь найди, если нашел, то уже за нее держишься зубами.

Елена Рыковцева: Это профессионально очень унизительно, потому что они должны перепечатывать эти темники.

Сергей Митрохин: Что значит унизительно? Людей никто не заставляет там сидеть и работать. Я согласен, многие делают за нищенскую зарплату, но люди считают, что у них других перспектив нет. И по сути они правы, потому что больше рабочих мест более-менее приличных с их точки зрения они не найдут, поэтому они соглашаются на то, чтобы этим сизифовым трудом заниматься и портить себе нервы, умственные способности притуплять на этом всем. Это личный выбор людей, извините. Я хочу добавить, когда вы сказали, что никого не можете дождаться с той стороны, чтобы они с нами поспорили, – это тоже элемент собянинского стиля, он никогда не отвечает ни на какую критику, почти никогда.

Елена Рыковцева: Батурина судилась и Лужков, а эти нет.

Сергей Митрохин: Мы все возьмем под контроль. Останутся какие-то зоны, блогеры, кто-то еще, которых мы не сможем контролировать, а к ним отношение простое – мы им просто не будем отвечать, мы это все будем игнорировать, и все. Это, к сожалению, тоже работает. Собянин всегда непроницаемый, излучает уверенность, он не отвечает ни на какую критику, потому что он уверен в себе, вся эта критика сама собой рассасывается.

Елена Рыковцева: Алексей, вы с этим согласны, что такая тактика у него, сильно отличающаяся от Лужкова, и она работает?

Алексей Ковалев: Абсолютно, конечно. Зачем ему мараться о нас, смердов, зачем до нас снисходить? Я сейчас смотрю – у меня 50 тысяч просмотров моего материала, но в "Яндексе" его нет и ссылок на материалы, которые писали на основании моего, тоже нет. Зачем ему вступать в полемику, он от этого ничего не выиграет. Поскольку никакой обратной связи между руководством и подведомственными ему горожанами нет, то она и не нужна им. Если они последовательно уже 7 лет замещают реальную обратную связь на фейковую, в виде всяких "Активных гражданинов" и так далее, то зачем им наступать на горло собственной песне? Они лучше наймут каких-нибудь студентов изображать благодарных горожан в "ВКонтакте" и в комментариях: спасибо, дорогой Сергей Семенович.

Сергей Митрохин: То, о чем говорит Алексей, это на языке технологическом называется "блок на негатив" – это когда проплачиваются разными способами, иногда официально путем покупки рекламы. Кстати, в материале Алексея есть эти проплаты официально, что у вас закупает мэрия свою рекламу. Это издание или телеканал уже ничего критического не будет публиковать, потому что сразу же расторгнут договор. Но есть такие издания, которые неформально, есть журналисты в разных изданиях, в том числе очень респектабельных, которые вроде позиционируют себя как независимые, которые все равно эту линию проводят, я не буду их сейчас называть. Но если Алексей проанализирует, где не появилась информация о его докладе, сопоставит с теми СМИ, которые никогда не публикуют информацию о расследованиях Центра антикоррупционной политики "Яблока" по Москве, то мы увидим – они выстроятся как миленькие, некоторые из которых имеют хорошее реноме, все там хорошо, тем не менее, я только намекаю, прямо не называю.

Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте. Замечаете ли вы вокруг себя усилившуюся пропаганду личности, деятельности Сергея Собянина?

Слушатель: По Сергею Собянину это ощущалось с его прихода. У него другой стиль, у него не стиль Лужкова. Согласен с Сергеем Митрохиным, что он абсолютно не реагирует ни на какую критику, просто проводит ту политику, которую он проводит. Сергей, чувствуете ли вы себя бойцом, борцом с этим режимом, как с политической системой?

Сергей Митрохин: Если мы про Москву говорим, то я борюсь с той системой, которая установлена еще Юрием Михайловичем, но перешла на новый качественный уровень при Сергее Семеновиче. Я считаю, что эта система для Москвы разрушительна, это система отсутствия обратной связи между властью и москвичами, это система коррумпированная, она крайне неэффективна, расточительна, разрушительна для Москвы. Я в последнее время использую такое слово – московцид, по аналогии с экоцидом. Экоцид – это массовое убийство природы, москвоцид – это убийство Москвы. Эта система, к сожалению, с разных сторон уничтожает Москву. Причем количество направлений уничтожения при Собянине сильно увеличилось. Возьмем не только парки, но и историческую городскую среду, каждый день мы слышим про уничтожение старой Москвы, новые какие-то авантюры. Это касается и образования московского с этим укрупнением образовательных учреждений с целью экономии. Ради чего эта экономия? Чтобы больше было денег на праздники, на агитацию за Собянина во всех управах, на плитку, для этого мы экономим на образовании и здравоохранении? Я с этим борюсь, причем делаю конкретно, не на уровне лозунгов и деклараций. Я по каждому направлению борьбы могу предъявить длинный перечень моих действий, которые в том числе частично увенчались успехом. Главная цель моей борьбы, конечно, сместить Сергея Семеновича. Поэтому я являюсь кандидатом в мэры Москвы на следующих выборах. Меня официально московское "Яблоко" выдвинуло еще в позапрошлом году. Я надеюсь, что официально будут снова выдвинут партией, когда будут объявлены выборы, кандидатом на пост мэра Москвы. Я буду очень серьезно бороться за этот пост.

Елена Рыковцева: Посмотрим, что москвичи отвечали на вопрос, не замечают ли они, что слишком занялся самопиаром мэр города.

Елена Рыковцева: Сразу видно, кто смотрит телевизор, кто не смотрит.

Сергей Митрохин: Россия раскололась на две нации: одна смотрит телевизор, а другая нет.

Елена Рыковцева: Достаточно включить любой выпуск новостей, вы его, конечно, там увидите. Газеты, о которых идет речь, о которых говорил Алексей, понятно, что они их не читают, не видят, даже когда лежит пачка у вас в подъезде, вы ее, к сожалению, не подхватываете.

Сергей Митрохин: Потому что нормальным людям, по-моему, там читать нечего. Я иногда беру эти газеты, у меня жуткое впечатление, как будто для слабоумных людей. За кого принимают москвичей, когда вот это им втюхивают за их же деньги, кстати, бюджетные.

Елена Рыковцева: Что самое поразительное, когда-то была очень честная, хорошая газета, называлась "Мой район" в Москве, которая была на каком-то западном гранте.

Сергей Митрохин: А потом обрезали все эти гранты, обозвали "иностранными агентами", кто их получает.

Елена Рыковцева: Я предлагаю усовершенствовать наш вопрос московским слушателям: получаете ли вы объективную информацию о Москве, о том, что происходит, и откуда вы ее черпаете? Алексей в своем расследовании говорил о том, что социальные сети – это единственное, где москвичи могут живо обмениваться.

Сергей Митрохин: Я считаю, что самый главный источник информации – это московские улицы. Я не знаю, неужели есть люди, которые не знают, что у них асфальт перекладывали несколько раз за последние три года? Ту самую новую плитку, которая уже давно называется "собянинская", уже ее по несколько раз перекладывали. Я могу четко назвать адреса, где это происходит. Таких людей, конечно же, очень много. Мне кажется, есть корреляция определенная. Эти люди, которые это замечают, они как раз относятся к тем, кто не смотрит телевидение, а кто смотрит, оно производит на людей воздействие. Я недавно наблюдение сделал, что, по-моему, сегодня в России три самых главных вида зависимости – это алкоголизм, курение, а третье – это телесмотрение. Первая убивает печень, вторая убивает легкие, а третья убивает мозг. Человек, который погружен в реальность виртуальную нашего авторитарного государства, у него что-то с мозгами происходит, многие вещи уже не так воспринимает, он просто не замечает. Главный источник информации о реальности – это сама реальность, если у вас его нет, то вам не поможет ни интернет, ни что-то еще. Телесмотрение формирует полное игнорирование реальности.

Елена Рыковцева: Есть разные люди, разное отношение. Мы с вами живем в одном подъезде, у нас у обоих истребили ларьки и так далее, я говорю, что я возмущена, потому что люди работали, люди обеспечивали нас всем необходимым, а вы говорите – зато стало чисто, а мне это не нужно, я взял машину, поехал в "Ашан", запасся на неделю, я вообще не пользуюсь этими бабушками, этими киосками.

Сергей Митрохин: Я тоже пытаюсь разговаривать, люди ко мне на встречи приходят. Когда говорят – стало красиво, я говорю: вы где живете, в этом доме? Да. Вам этот дом придут и снесут, и станет красиво.

Елена Рыковцева: Когда разгромили киоски первый раз, эта страшная "ночь длинных ковшей", первое, о чем я подумала, что завтра к вам так же придут в квартиру. Тогда это казалось некоторым допущением. И вот. Наталья из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Во-первых, большое спасибо за честную позицию Сергею Митрохину, потому что много лет он уже помогает москвичам реально, отстаивая беспредел, который происходит в городе. Жители лишены фактически всех прав, даже невозможно дозвониться ни в управу, ни в префектуру, только секретарям. Коррупция жуткая, пронизала все абсолютно структуры. Мэрия делает все, что хочет, абсолютно не считаясь с мнением граждан. Писать бесполезно, одни отписки. В общем, полный беспредел в городе. А внешне эти улицы – это не показатель того, что на самом деле происходит. На самом деле полный захват власти и попирание прав граждан.

Елена Рыковцева: Мы должны, тем не менее, какой-то баланс соблюдать. Ведь неслучайно, когда мы проводим свои опросы, я всегда хвалю наши опросы, потому что люди, как ни странно, не боятся говорить то, что они думают, у нас очень позитивные опросы по Собянину. Потому что, вот Наталья говорит, что она не может дозвониться, пожаловаться, и правда состоит в том, что очень сложно получать ответы на жалобу. Но вторая правда в том, что эти центры одного окна – это фантастика, это сказка, это люди получили возможность прийти, подать документы, посидеть в комфортной обстановке.

Сергей Митрохин: Это еще при Лужкове было создано, между прочим.

Елена Рыковцева: В итоге эта система заработала сейчас, и это очень ценят. Есть эти синенькие автобусы комфортные, эстетичные, которые пустили, эти маршрутки. Все время включается эстетическая составляющая во всем этом.

Сергей Митрохин: Это классический вопрос рассуждения про русскую историю вообще. Многие любят Сталина и приводят какие-то отдельные положительные моменты. Но были же чудовищные вещи другие. Я считаю, что если мы рассматриваем любой исторический период и современный период, как сейчас московская политика, то, извините, если есть только отдельное хорошее направление, но есть при этом масса плохих и очевидно разрушительных, то это плохая политика в целом. Если в целом плохо все делается, но есть отдельные положительные направления, то это все равно плохо. Государственный деятель должен оцениваться именно так, нельзя его хвалить за то, что он делает отдельные правильные вещи, надо смотреть в целом. Если все в целом плохо, то извините, им не может быть дана положительная оценка.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG