Ссылки для упрощенного доступа

Для Америки Первая мировая началась сто лет назад, когда в 1917 году страна, которая так долго удерживалась от этого шага, все-таки вступила в конфликт на стороне Антанты. Отмечая эту важную и горькую годовщину, “Метрополитен” открыл выставку, посвященную образам Великой войны. Кураторы выбрали крайне эффектную конструкцию для экспозиции. Все работы выставлены в хронологическом порядке, но экспонаты противников висят рядом и вперемежку. Этот прием сделал наглядным динамику войны и отношения к ней.

Выставку открывают патриотические плакаты 1914 года. Все они полны поэтической символикой. Так, Россию представляют три новых богатыря, готовых отправиться на фронт. Это рабочий с молотом и шестерней, средневековый витязь и прекрасный, как Лель, крестьянин в лаврах. Другие страны примерно так же пользовались геополитической риторикой, представляя себя прекрасными девами и могучими орлами, а врагов – кровожадными гуннами и бешеными гориллами. Больше других мне понравилась пропаганда англичан. На рисунке “Рекруты” изображена очередь хмурых мужчин в сугубо штатских деловых костюмах. Это – портрет страны, готовой молча, сжав зубы, исполнить свой долг, как она его тогда понимала.

Но уже через год появились новые образы войны. Обезображенные обстрелом пейзажи, фотографии трупов в окопах, марш измученных солдат, лазарет, безнадежные атаки. Геральдические фигуры сменились маленьким человеком в рваном мундире, которому пришлось расплачиваться за политические химеры своих держав.

На выставке представлены многие знаменитости того поколения. Среди французов – Пьер Боннар и Морис Дени (оба писали одну деревню после битвы на Сомме), Роден, Леже. Но самые мрачные и самые выдающиеся – работы проигравших. Немцы – Кирхнер, Бекман, Гросс – использовали открытый еще в мирное время экспрессионизм, чтобы создать особый язык войны, на котором заговорило искусство после Вердена. Только на этом наречии катастрофы можно изобразить, как у Георга Гросса, распятого Христа в противогазе. Но и среди этих макабрических гротесков резко выделяется стена Отто Дикса, гигантский графический цикл “Война”, выполненный им в 1924-м, к 10-й годовщине начала войны.

Дикс пишет изувеченных людей как новую расу, порожденную невиданной прежде войной

Отто Дикс прожил долгую жизнь: 1891–1969. Но главным в его жизни была Первая мировая война, а в его творчестве – 1920-е годы. Дикс ушел на фронт добровольцем уже в августе 1914-го. Через четыре года юноша с огромным талантом рисовальщика вернулся из окопов профессиональным солдатом-убийцей (таким он сам изобразил себя на одном автопортрете). Демонов войны Дикс вымещал на бумаге. Его жуткий шедевр – 100 листов графики. Трупы, уроды, инвалиды, опять трупы. Дикс пишет изувеченных людей как новую расу, порожденную невиданной прежде войной. Искорежив нашу породу, она бросила недобитых в послевоенную жизнь, так и не объяснив, зачем была нужна эта жертва.

Отто Дикс. Из цикла Война
Отто Дикс. Из цикла Война

Дикс не щадит зрителя, но его работы обладают магической силой. Они завораживают и не отпускают. Тут много гротеска, жестокости, даже садизма, но зритель не может отвести глаз. Тайна Дикса в его безмерном мастерстве. Как художник, он сознательно ориентировался на гениев северного Возрождения. Дюрер, Кранах, Брейгель – его компания. Отсюда ювелирный подход к деталям. Война дала ему новые и страшные темы, но Дикс решал их, переосмысливая старых мастеров. Поэтому работы Отто Дикса, вернувшегося в конце жизни к религии, заражают нас не только явным цинизмом, но и скрытой мистичностью. За пологом страшного, чуждого самому себе мира прячется иная реальность, которая просто не может не существовать по ту сторону обесценившейся повседневности.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG