Ссылки для упрощенного доступа

Адвокаты семьи Рауля Валленберга будут обжаловать решение Мещанского суда Москвы, отклонившего их иск к Федеральной службе безопасности России с требованием рассекретить информацию об обстоятельствах смерти Валленберга в советской тюрьме.

Родственники шведского дипломата, спасшего около ста тысяч евреев в оккупированной нацистами Венгрии и в январе 1945 года арестованного советской контрразведкой, долгие десятилетия пытаются выяснить, где и как погиб один из самых известных "праведников мира". В 90-е годы они были близки к разгадке этой тайны, но последовавший за демократической "оттепелью" реванш спецслужб поставил крест на их усилиях. Теперь юристы надеются, что рассекретить документы об истинных обстоятельствах смерти Валленберга поможет обращение в Европейский суд по правам человека – если суды вышестоящих инстанций оставят решение Мещанского суда Москвы в силе.

Официально дело Валленберга заканчивается его смертью 17 июля 1947 года от инфаркта во "внутренней тюрьме" НКВД на Лубянке – именно такая информация содержалась в рапорте, который МИД СССР предоставил шведским властям в 1956 году. До начала 90-х годов ходили слухи, что на самом деле Рауль Валленберг жив и остается в одной из советских тюрем – хотя исследователи его судьбы относятся к этим данным с изрядной долей скепсиса. Швеция официально признала Валленберга погибшим лишь в 2016 году. В 90-е годы, во время затянувшегося переформатирования КГБ в Федеральную службу безопасности и царившей в советских архивах неразберихи, родственникам дипломата удалось получить ряд дополнительных документов и сведений о судьбе Валленберга – в том числе о допросе загадочного "заключенного номер 7" в один день с допросом шофера Рауля Валленберга Вильмоша Лангфельдера. Этот допрос состоялся 23 июля, спустя 6 дней после официальной даты смерти Валленберга. Его потомки уверены, что как минимум какое-то время после 17 июля Валленберг еще был жив. Подробнее о поисках правды в деле Рауля Валленберга можно прочитать здесь и здесь.

По словам Вадима Бирштейна, одного из исследователей биографии Рауля Валленберга, основная проблема заключается в том, что многие документы, которые ФСБ все-таки согласилась предоставить в ответ на многочисленные запросы, являются копиями, нередко неполными или цензурированными. Мещанский суд Москвы, отказав родственникам Валленберга в удовлетворении иска, счел важным аргумент, не раз выдвигавшийся в свое оправдание представителями российских спецслужб: документы по делу Валленберга могут быть связаны с "третьими лицами", поэтому их обнародование невозможно без согласия последних. Притом что именно благодаря таким связям исследователям удалось хотя бы примерно проследить путь Валленберга и арестованного вместе с ним Лангфельдера по советским тюрьмам – в соответствии с тогдашними правилами их имена содержатся в делах других заключенных, которых шведский дипломат и его водитель упоминали во время допросов. Однако в первую очередь семью Валленберга интересовали оригиналы документов Лубянской тюрьмы НКВД (впоследствии – МГБ) и тюрьмы Лефортово за 1945–1947 годы. Именно в них, как удалось доподлинно выяснить, Валленберг и Лангфельдер содержались после того, как их вывезли из Будапешта.

"Рапорт Смольцова" – единственный официальный документ о смерти Рауля Валленберга, предоставленный Министерством иностранных дел СССР правительству Швеции в 1956 году
"Рапорт Смольцова" – единственный официальный документ о смерти Рауля Валленберга, предоставленный Министерством иностранных дел СССР правительству Швеции в 1956 году

Об итогах рассмотрения иска семьи Рауля Валленберга к ФСБ говорит адвокат Иван Павлов, представлявший интересы родственников шведского дипломата.

– Какие именно документы вы пытались заставить ФСБ рассекретить и предоставить в распоряжение родственников Рауля Валленберга?

И сейчас, и тогда, в 40-е годы, следственные тюрьмы (сейчас следственные изоляторы) это режимные учреждения, где любое перемещение арестованного протоколируется, а в определенный журнал заносится соответствующая запись. Это происходит, когда заключенного перемещают из камеры в камеру, выводят его на допрос, переводят из одной тюрьмы в другую. Родственники Валленберга в марте этого года направили в ФСБ запрос, где попросили ознакомить их с подобного рода журналами, с теми страницами, на которых упоминается фамилия Валленберга. Этот запрос был рассмотрен, и ФСБ отказала в предоставлении запрашиваемой информации. Что и послужило поводом для обращения в суд.

– В ответ на подобные запросы ФСБ часто отвечает: нам неизвестно, где могут находиться разыскиваемые вами документы. Пытались ли родственники Валленберга в процессе подготовки к процессу выяснить, где именно, в каких тюрьмах могут находиться документы, которые они ищут?

Нам известно, в каких следственных тюрьмах находился Рауль Валленберг: он был и во внутренней тюрьме НКВД, так называемой Лубянской тюрьме, а также в Лефортовском изоляторе. Мы просили предоставить для ознакомления журналы именно из этих учреждений, а также дать копии соответствующих страниц из этих журналов.

– Можно ли напрямую обратиться в эти учреждения, чтобы получить доступ к соответствующим документам?

Следственный изолятор Лефортово работает и сейчас, но в нем нет своего архива, все архивы переданы в специальное место хранения в Центральный архив ФСБ. Что касается внутренней тюрьмы НКВД на Лубянке, ее давно уже нет, и все документы, соответственно, также хранятся в архиве ФСБ. Представители этого учреждения были на судебном процессе и отстаивали свою позицию о том, что такие документы не должны предоставляться, поскольку в них содержится информация о частной жизни третьих лиц. В этих журналах встречаются фамилии других заключенных, и забота об их частной жизни не позволяет ФСБ предоставить эти документы родственникам Валленберга.

Информация о содержании людей в следственных изоляторах это далеко не частная жизнь

– Как вы оцениваете этот аргумент?

Как неправовой и циничный. Поскольку в данном случае речь не идет ни о какой частной жизни, ни о какой личной и семейной тайне, поскольку информация о содержании людей в следственных изоляторах и других пенитенциарных учреждениях это далеко не частная жизнь. Те сведения, которые так или иначе контролируются государством, не могут быть отнесены к категории сведений о частной жизни лица.

– Какова, на ваш взгляд, реальная причина того, что Федеральная служба безопасности не хочет рассекречивать эти документы и давать доступ к ним родственникам Рауля Валленберга?

Дело в том, что позиция ФСБ и государства вообще ничего не давать. Для них желательно всю информацию, которая является частью нашей исторической памяти, хранить в полной атмосфере секретности, как бы чего не вышло. Потому что дашь чуть-чуть и это повлечет предоставление другой информации, и так можно вообще рассекретить все архивы, чего, уверен, нашим спецслужбам хотелось бы избежать.

Паспортное фото Рауля Валленберга, 1944 год
Паспортное фото Рауля Валленберга, 1944 год

– Правильно ли я понимаю, что, независимо от желания или нежелания ФСБ, через какое-то время они все равно должны будут предоставить доступ к этим документам, поскольку у них истекает срок секретности?

ФСБ придумает какие-то новые поводы для того, чтобы не предоставлять информацию

Срок секретности уже давно истек, если речь идет о государственной тайне. Когда срок секретности истек, то появился новый аргумент забота о частной жизни, личной и семейной тайне, "срок конфиденциальности", который составляет 75 лет. Что касается тех документов по Валленбергу, которые запрашивались, этот срок истекает в 20202022 годах. Но я уверен, что к тому времени ФСБ придумает какие-то новые поводы для того, чтобы не предоставлять информацию общественности.

– Является ли для вас особенным дело Рауля Валленберга?

Безусловно, личность Валленберга, легендарная историческая личность, накладывает особую ответственность для участия в этом деле. Поэтому мы постарались на высоком уровне все необходимые юридические ресурсы направить на то, чтобы оказать квалифицированную юридическую помощь. Другой вопрос, что, конечно, не всегда юридические ресурсы являются определяющими в подобного рода делах, где превалирует политика. Но нам отрадно, что, в общем, правда была на нашей стороне, а правду защищать всегда приятнее.

– Будут ли родственники Рауля Валленберга продолжать в юридическом поле попытки добиться доступа к нужным им документам, в существовании которых они не сомневаются?

Дела, связанные с поиском исторической правды, это дела, если выражаться спортивным языком, не спринтерской дистанции, а стайерской. То есть мы должны были заранее понимать, что бежим длинную дистанцию, и готовиться именно к этому. Мы к этому подготовились. У нас в арсенале еще достаточно как аргументов, так и средств, которые мы собираемся применить для того, чтобы докопаться до правды. Готовы ли к этому наши оппоненты... Поскольку им не надо даже ничего объяснять, для того чтобы сохранить все эти документы в секретности, мы будем предпринимать все необходимые меры, чтобы защитить право родственников, а также общественности знать правду о судьбе Рауля Валленберга.

Мари фон Дардел, племянница Рауля Валленберга и одна из заявительниц иска к ФСБ России
Мари фон Дардел, племянница Рауля Валленберга и одна из заявительниц иска к ФСБ России

– Юристы вашей "Команды 29" уже не первый раз помогают родственникам, историкам, правозащитникам, журналистам получать доступ к архивам советских учреждений, в том числе правоохранительных органов. На этом поприще были какие-то победы? Можно ли в итоге на этой "стайерской дистанции" добиться чего-то от спецслужб? Или случай Валленберга настолько исключительный, что его надо рассматривать отдельно от всего остального?

Государство всеми силами пытается сохранить режим секретности над исторической памятью

Пока нам особо нечем похвастаться, ситуация такова, что положительные результаты есть, но их очень мало, и они являются исключениями из общего правила, в соответствии с которым государство всеми силами пытается сохранить режим секретности над исторической памятью. Но в этом процессе важно сохранять настойчивость, поддерживать те усилия, которые предпринимаются для обеспечения доступа к такой информации. Мы не заканчиваем процесс до тех пор, пока не доводим его до Европейского суда по правам человека. Другой вопрос, что, к сожалению, процедуры в Европейском суде достаточно длительные.

– Но ведь итогом этих разбирательств в ЕСПЧ все равно будет не предоставление документов, а некий штраф, который Россия должна будет заплатить за нарушение прав заявителей?

Это не всегда так. Иногда решение Европейского суда может служить основанием для отмены решений национальных судов, и дело будет пересматриваться.

– Следующий этап в деле Валленберга – это дальнейшее судебное разбирательство в рамках национального законодательства, в рамках российского закона?

Именно так, да.

– Что должны сделать российские власти, ФСБ, чтобы родственники и мы все в итоге когда-нибудь узнали, как и когда на самом деле умер Рауль Валленберг?

Необходима, конечно, прежде всего политическая воля, чтобы открыть архивы. Но учитывая множество обстоятельств, в том числе ту обстановку, в которой сейчас живет Россия, как внутреннюю, так и внешнюю, – эта обстановка, к сожалению, не располагает к открытости, – говорит адвокат Иван Павлов.

Племянница Рауля Валленберга Мари фон Дардел, одна из заявителей иска к ФСБ, уже подтвердила журналистам, что обжалует решение Мещанского суда Москвы. Исследователь Вадим Бирштейн убежден, что таинственный "заключенный №7" это и был Рауль Валленберг. По мнению Бирштейна, сразу после допроса 23 июля он был убит. Зачем понадобилось убивать Валленберга? На этот счет есть самые разные версии – от его отказа сотрудничать с НКВД до версии о том, что дипломат был посредником на переговорах Лаврентия Берии и главы СС Генриха Гиммлера в 1944 году. Советский разведчик Павел Судоплатов писал в мемуарах, что Валленберга могли убить как свидетеля действий советских спецслужб в Будапеште и Москве, который вряд ли стал бы молчать об увиденном в случае возвращения на Запад.

Рауль Валленберг был официально реабилитирован в России лишь в 2000 году. В заключении прокуратуры сказано: "Валленберг и Лангфельдер в январе 1945 года, будучи работниками шведской миссии в Будапеште, а Валленберг, кроме того, обладая дипломатическим иммунитетом нейтральной страны, которая не воевала против СССР, были задержаны и арестованы под видом военнопленных и содержались длительное время вплоть до их гибели в советских тюрьмах, подозреваясь в шпионаже в пользу иностранных разведок. В ходе проверки установить подлинные причины ареста и содержания в тюрьмах Валленберга и Лангфельдера, фактические обстоятельства их смерти, наличие материалов уголовного дела, личных дел арестованных или дел военнопленных не удалось". Откуда у прокуратуры в таком случае появились указанные в документе о реабилитации сведения – например, о том, что Валленберг и его водитель "подозревались в шпионаже", – остается неизвестным.

Памятник Раулю Валленбергу в Москве
Памятник Раулю Валленбергу в Москве

За заслуги перед человечеством Раулю Валленбергу поставлены памятники во многих городах мира – в Стокгольме, Будапеште, Нью-Йорке, Лондоне, Тель-Авиве и других. Есть памятник Валленбергу и в Москве. Его поставили в 2001 году. 26 июля 2012 года Рауль Валленберг был награждён Золотой медалью Конгресса США "в знак признания его достижений и героических действий во время Холокоста".

Официальной датой смерти дипломата шведские власти считают 31 июля 1952 года – по правилам этой страны пропавший без вести объявляется мертвым через пять лет после своего исчезновения. В данном случае шведские чиновники вели отсчет от даты кончины дипломата, объявленной властями СССР. 4 августа 2017 года со дня рождения Рауля Валленберга исполнилось 105 лет.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG