Ссылки для упрощенного доступа

Мировой герой (или, правильнее сказать, антигерой) последней недели - голливудский продюсер Харви Вайнштейн, сооснователь легендарной компании Miramax Films.

5 октября газета The New York Times опубликовала интервью актрисы Эшли Джадд, в котором та рассказала о сексуальных домогательствах со стороны Вайнштейна. Следом за ней потянулись другие признания: Гвинет Пелтроу, Анджелины Джоли, Азии Ардженто.

Нет значит нет:

А как все славно начиналось. Харви приглашал молодых актрис к себе в номер (надо думать, они туда не шли, а бежали), встречал их в халате и предлагал сделать массаж в обмен на карьеру в Голливуде. И ведь не врал — впоследствии все побывавшие у Харви девушки становились мегазвездами. Но что-то пошло не так. И теперь уже большие актрисы начали говорить с Харви с позиции силы и нагибать его, повторяя его же фразу "Это шоу-бизнес, детка".

В общем, сюжет настолько в духе Тарантино, что мы всерьез надеемся, что хотя бы Квентин не оставит своего продюсера в беде и снимет честный фильм о голливудской грязи и лицемерии.

Дмитрий Гололобов:

Наконец-то я понял, почему в России такое дерьмовое и неконкурентоспособное кино: российские продюсеры абсолютно не в состоянии правильно сексуально домогаться.

Однако для российской публики (пускай, не для всей, но для большей части) всё происходящее - лишь повод поворчать о феминизме, толерантности, западном ханжестве и всём, что вспоминают в таких случаях.

Михаил Пожарский:

В общем, если кто-то активно топит за "гендерное равноправие", "социальную справедливость" и все прочее прогрессивное, доброе, вечное - это повод задуматься, какие же там скелеты запрятаны у него в темном чуланчике. И лучше вам, конечно, не оставаться с борцами за прогресс в одной комнате, особенно если вы девушка.

Алексей Рощин:

Прочитал подробное расследование ЖЖ-юзера Арбат про "дело Вайнштейна", где он, в частности, изучает самый интересный вопрос "почему именно сейчас". Почему, если Вайнштейн пользовал старлеток все 90е и все "нулевые", скандал разгорелся только в 2017 году? Оказывается, все просто: все эти годы фактической "крышей" Вайнштейна выступал... Билл Клинтон, а точнее - чета Клинтонов!

И дело тут вовсе не в том, что Клинтон любил Вайнштейна как брата или что Вайнштейн платил ему деньги (хотя Харви, конечно, платил - он был одним из значимых спонсоров Демпартии США все эти годы). Но дело не в этом. Дело было в амбициях Хиллари.

Если вкратце, то получается так: в 90е раздувать скандал против одного из крупнейших продюсеров Голливуда Демпартии было невыгодно, поскольку это бы рикошетом ударило по тогдашнему президенту Биллу Клинтону (только удалось замять скандал с платьем Моники, как тут Вайнштейн и череда "изнасилованных"!) А в "нулевые" и большую часть "десятых" раздувать скандал было бы тем более нельзя - потому что это опять же рикошетом ударило бы по Биллу и через него - по шансам Хиллари, как жены "харассера" и насильника. Не было сомнений, что скандал вокруг Вайнштейна республиканцы бы тут же развернули против Клинтонов, припомнив ему ВСЁ (а в том, что Клинтон в ходе всей своей карьеры вел себя немногим лучше Вайнштейна, сомнений нет).

Голливуд - оплот демократов, как впрочем и большая часть "большой прессы"; поэтому все эти даже не годы, а десятилетия вся правда о похождениях Вайнштейна усердно заметалась под ковер - не ради Вайнштейна, а ради Клинтон. "Не время сейчас говорить о харрасменте". Тем более, что Клинтон в своей электоральной стратегии выстраивала свой образ как "голоса" и "защитницы" всех женщин; педалировать тему харрасмента ей при этом было совершенно не с руки, поскольку даже в "нулевые" ее муженьку приходилось постоянно отбиваться от судебных исков со стороны его "жертв", периодически вспоминающих, как он их "насиловал", будучи губернатором Арканзаса.

А почему ж сейчас "стало можно"? Очевидно, потому, что Хиллари сошла со сцены, и руки у Демпартии наконец-то оказались развязаны. Тут и повод оттоптаться на Вайнштейне подвернулся: он вроде бы один из немногих в Голливуде, кто поддержал Трампа, так как очень недолюбливал Хиллари. Поэтому его взялись показательно (важное слово) уничтожить.

Да уж, "бывают странные сближенья"! Удивительное наложение: как один любвеобильный президент на 20 лет прикрыл собой, получается, одного из титанов американского "независимого Голливуда", позволив ему создать целую коллекцию шедевров. А был бы Клинтон менее сексуально озабочен (и не будь его женушка столь адски честолюбива) - не видать бы нам, как своих ушей, ни "Криминального чтива", ни "Властелина колец".

Но, с другой стороны - мерзкий типаж этот Вайнштейн! "Все что ни делается, все к лучшему". Я вот всегда говорил - хорошо, что Хиллари проиграла. И тут такое неожиданное подтверждение. Загасили Хиллари - и Вайнштейну, наконец, дали по заслугам.

Дмитрий Ольшанский:

Дорогое партсобрание!
Двадцать лет назад поручик Ржевский позвал меня в свой гостиничный номер, а когда я пришла - он стоял в душе и попросил меня потереть ему спинку, потому что тепленькая пошла.
И я была так унижена, так возмущена, так шокирована этим сексистским предложением, этим харрасментом, этой объективацией и обесцениванием, что согласилась.
И вот теперь, когда все мы здесь сегодня собрались, я наконец-то рассказываю об этом и предлагаю выгнать поручика Ржевского из Голливуда, НАТО, ЮНЕСКО, ООН и вообще с планеты Земля.
Рыдания, аплодисменты.
Страшное это зло - ханжество, милые мои.
Ханжество и бесконечные спекуляции на страданиях, власть, взятая от лица профессиональной жертвы.
И неважно, собрались ли ханжи топтать и давить кого-нибудь из-за "мужского шовинизма", "оскорбления чувств верующих", "разжигания розни", "чернухи и порнухи", "оправдания Холокоста", "атмосферы ненависти", "пересмотра итогов Великой Отечественной войны", "расизма", "мизогинии", "исламофобии", "кощунства", "экстремизма" или что они там еще придумают, - они всегда тошнотворны.
Всякая толпа, надутая от праведного гнева и жаждущая коллективно поосуждать грешника из соображений высокой морали и невыносимости перенесенных обид, - это бяка помойная.
Ну а если поручик Ржевский завлек вас в гостиничный номер и просит потереть ему спинку, а вы не хотите, - дайте ему пощечину и хлопните дверью.
Поручик - свинья, а на партсобрание все равно ходить не надо.

Дмитрий Петровский:

«Можем повторить», «перепоказать» и «пересмотреть» — под этими лозунгами проходит все наше нынешнее время.
Бабы, десятилетиями честно менявшие свои прелести на роли и бюджеты в кино у Харви Вайнштейна, вдруг что-то вспомнили, задним числом возмутились, и теперь требуют пересмотра сделки.
В южных штатах сносят памятники генералам конфедерации, а белые мужчины, те самые, которые первыми среди всех людей планеты догадались отменить рабство и ложились за это под пули, по итогам пересмотра оказались во всем виноваты.
В России интеллигенция, потрясая табличками с пархоменского «последнего адреса», деловито перепоказывает режиссеру Быкову товарищеский суд а ля 37 год.
И только добрые консерваторы ничего не хотят пересматривать. Они с возврастающим ужасом наблюдают за этим цирком и ждут, когда же приедут санитары.

Наталья Холмогорова:

Нехорошо организовывать актрисам (равно как и женщинам и мужчинам любых других профессий) карьерное продвижение через постель. Очень нехорошо.
Но называть это "насилием", использовать здесь слова "насильник" и жертва"...
Насилие - это то, что произошло с Аней Бешновой, например.
Мне кажется, это немножко другое. Даже качественно другое.
Разница здесь даже намного больше, чем между "дать по морде" и "убить".
Актрисам никто не мешал отказаться и уйти. Им не ломали бы за это ребра. Их бы за это не забили до смерти. Им делали предложение (дурное предложение, безусловно), от которого можно было отказаться. Это не был вопрос жизни и смерти - это был вопрос карьерного продвижения. Они не были "жертвами" - они могли выбирать.
Когда, как сейчас принято, абсолютно про любую ситуацию, где мужчина с женщиной ведет себя как-нибудь по-свински, говорят, что это "насилие" - это... ну, вообще говоря, это обесценивает страдания настоящих жертв настоящего насилия. У которых проблема не в том, что им могут не дать роль в кассовом фильме, а в том, что они испытывают невыносимую боль, погибают страшной смертью и не имеют никакой возможности этого избежать.
Извините за трескучий пафос, но это так.

Станислав Яковлев:

Впрочем, нынешнему голливудскому трагическому кавардаку есть и совсем скучное, но тем больше похожее на истину объяснение - где главным негодяем называется Боб Вайнштейн, родной брат Харви, который замыслил отжать семейный бизнес в свое единоличное пользование. Поскольку от эксцентрика и визионера "Вайнштейна Настоящего" как-то очень уж <много> стало убытков.

Во всяком случае, из Киноакадемии Харви исключили совершенно точно по инициативе Боба.

Более того, Боб не отрицает, что за последние годы крепко подружился с актрисой Мирой Сорвино, одной из обвинительниц против Харви.

Это очень пикатная ситуация, прежде всего потому, что у Боба Вайнштейна нет никакого харрасмента в отношении женщин. Если женщины чем-то его расстраивают, он их просто <бьёт>.

В прямом смысле слова, физически. В связи с чем считается приличный, интеллигентный человек и настоящий эффективный менеджер.

Максим Соколов:

К сведущим в американских обычаях
Если завтра американские мужчины среднего возраста численностью до роты согласно объявят, что Хиллари Клинтон их настырно домогалась, суля взамен хлебные должности на службе Соединенных Штатов, Хилю затравят или прохвостов засудят?

Егор Холмогоров:

Я вот всё думаю, когда соревнование в равноправии дойдет до того, что мужики начнут подавать иски о вымогательстве на давших им телок.

"Я окаменел, когда понял, что эта змея хочет через ширинку добраться до моего кошелька...".

"Это было похоже на кошмар, она приходила во все более откровенных нарядах и, как похотливая кошка, отирала меня со всех сторон, намекая, что я могу сделать ей шикарный подарок...".

"Она легла и раздвинула ноги в высоких сапогах, но я решительно сказал Нет и заперся в ванной".

Отдельной главой будут идти иски и откровения о динамщицах...

Скажете, это противоречит мужскому представлению о достоинстве? Ну да. Но некоторым уже, считай, нечего терять...

(Собственно тут следующая проблема: либо слово "изнасилование" относится к тому в чем у мужчины есть объективные биологические преимущества, либо оно начинает означать любую сделку под давлением, но тогда эти истории становятся очень двусторонними).

Русское будущее:

Между тем, у голливудского скандала с харрасментом и Харви Вайнштейном какие-то совсем неожиданные бенефициары вырисовываются.

Например, британская газета Independent публикует мощную колонку о том, как изучение ислама поможет обществу избегать всяческих секс-скандалов.

Автор клеймит современное общество и "культуру изнасилований", и приводит в качестве моральных ориентиров цитаты из корана и пророка Мухаммеда. Да-да, того самого, который на 6-летней девочке женился. Моральный авторитет, понимаете ли.<...>

Кажется, что общество в очередной раз предлагает нам остросюжетную дилемму между гигантской клизмой и сэндвичем с дерьмом. В каком-то смысле так оно и есть.

Но хорошо бы задать самим себе пару вопросов. А почему этот выбор именно такой. И кто именно нам его впаривает. И зачем. И почему.

Сергей Худиев:

Вайнштейна так щемят, так щемят - я боюсь, он расколется и скажет, по чьему заданию он все это делал.

Но слова в защиту Вайнштейна пытаются найти и вполне порядочные интеллигентные люди.

Андрей Плахов:

Злоупотребление властью отвратительно. И однако...есть другая власть, творческая.
Марлен Дитрих не стала бы шить компромат Джозефу фон Штернбергу, который принес ей славу и сделал звездой. Как не стали бы это делать Брижитт Бардо и Катрин Денев в отношении Роже Вадима, Анна Карина – в отношениеии Годара, а также многие шведские актрисы в адрес Бергмана. Или возьмем Трюффо, который последовательно влюблялся во всех своих актрис. Пользовались ли мужчины-режиссеры своей властью – история умалчивает, но эти и множество других незаурядных женщин сами делали свой выбор и отвечали за свои ошибки, которые наверняка тоже были.
Знаю только: не было бы этих влюбленностей – не было бы многих и многих классических фильмов – продуктов восхищения, влечения, любви, в которых от упомянутых актрис исходило особенное волшебное сияние. А сейчас я представляю режиссера, выходящего на съемочную площадку, у которого заранее поджилки трясутся от страха, что его заподозрят в поползновениях на исполнительницу главной роли.
Есть, конечно, выход. Пусть женщин снимают режиссеры преимущественно другой секс-ориентации. У некоторых это, кстати, совсем неплохо, а иногда и гениально получалось – от Кьюкора, Висконти и Фасбиндера до Альмодовара и Озона.

Лида Юсупова:

Спасибо кинокритику Andrey Plahov, что так ярко явил миру сексизм и дремучесть российского общества. Его 2 последних поста (с лайками, сердечками и комментариями) про изнасилования актрис - это Россия сегодня, где насилие власти стало нормой, и где насилие мужчин против женщин никогда не переставало быть нормой (14000 женских смертей от домашнего насилия ежегодно).
Что такое быть изнасилованной и изнасилованным в России? Это значит - МОЛЧАТЬ. Вот среди пишущих такие посты, среди одобряюще лайкающих и комментирующих - есть ли среди них жертвы сексуального насилия? Да - скорее да, чем нет. Но они будут МОЛЧАТЬ об этом. А авторитетный критик их будет учить - в том числе и молодых актрис и актеров, ловящих каждое его слово - что МОЛЧАТЬ, это правильно. А не молчать об изнасиловании - это быть неблагодарными мужчинам-насильникам. Что настоящие актрисы всегда МОЛЧАТ.

Артём Рондарёв:

Внезапно наша творческая либеральная интеллигенция через одного стала вписываться за Вайнштайна: ах, человеку ломают карьеру, ах, что же они, поганки, молчали-то столько лет?

Прям даже и не знаешь заранее, кто на какой теме палиться-то начнет.

Виктор Шендерович:

Как я понял, обязанность всякого честного человека – высказаться по кейсу Харви Вайнштейна. ))

Констатировав очевидное (Вайнштейн – грязная свинья), предлагаю отойти в сторону от голливудской конкретики и обратить внимание на один очевидный (для меня) аспект вопроса.
Зайду в него с лингвистической стороны.

Библия, написанная мужчинами, описывает производимое с женщиной глаголом «познать». Это – правильный вариант, ориентированный на взаимно заинтересованное длительное существование.

Все остальное, и давно, описывается глаголом «трахнуть», в котором, надо заметить, звучит полное отсутствие интереса к познанию трахнутого (ой). И даже гораздо более мягкие «обладать» и «взять» недвусмысленно указывают на подчиненный характер второго участника процесса…

Трижды испросив прощения у феминисток, рискну напомнить в этой связи, что в сексе имеется сильный момент доминации, и традиционно - именно с мужской стороны. (Я в курсе, что бывает иначе, но все-таки женщину с плеткой и ползающего у нее в ногах голого в ошейнике легче встретить в кино, чем в жизни).

Далее моя нехитрая мысль устремляется к К.С.Станиславскому и его знаменитому «методу физических действий». В жизни ты пришел в ярость – и в ярости хлопнул по столу ладонью. Станиславский, начитавшись академика Павлова, в интересах сценической достоверности рекомендовал актеру как бы пройтись по нейронной цепочке в обратную сторону - и хлопнуть по столу ладонью, чтобы психика вспомнила состояние ярости!
И, надо заметить, это работает: психика ВСПОМИНАЕТ...

Так вот: социальная доминация, власть над женщиной (пускай и в рамках офисного распорядка) запускает в мужской психике обратную цепочку, на втором звене которой включается сексуальная память. Босс, имеющий право сказать секретарше: иди сюда, принеси кофе, сядь, встань, останься… - УЖЕ ОБЛАДАЕТ ей: она обязана его слушаться! И чтобы затормозить перед чертой, за которой начинается sexual harrasment, босс должен, не больше ни меньше, подавить природу, усилием воли и культуры вставить ломик в шестереночную передачу рефлекса.

И – да, он обязан это сделать!

Культура, по Фрейду, и есть система запретов. Естественность - ничему не оправдание. Весь человеческий позор – трусость, жадность, низость, хамство… – покоится как раз на совершенно органичных позывах! Противоестественен носовой платок, а высморкаться в пятерню нам велит природа.

Поэтому Вайнштейн, повторяю, свинья.
А мой пост носит чисто научный характер.

Но как мне кажется, мы все, а в особенности дамы, целее будем, если точнее поймем природу коллизии.

Анна Наринская:

Позволив себе один раз (и запретив раз 15) поучаствовать в дискуссии про Харви Вайнштайна, хочу заметить вот что. Удивляют попытки говорить об этом деле (не конкретно о Харви, а принципиально) в рамках общей температуры по мировой больнице. Если в Америке даже при Трампе (или особенно при нем) вопросы политкорректности и защиты меньшинств стали выглядеть некоторым инструментом регулирования общества, чем то вроде цензуры и невозможно здесь не видеть перебора, то в России, где это все не ночевало, «презрение» к политкорректности и такой защите – это просто злобное выступление на стороне сильного и поддержка несправедливости.
Смеяться на политкорректностью и защитой меньшинств (как это делается, например, в куче современных американских сериалов) можно, когда они восторжествовали. Потому что есть разница – примыкать к сильному, или к слабому.
В России, где рулит «сама виновата», ««нет» - это зазывное кокетство», «мужик так устроен – против природы не попрешь» и прочее, насмешка над установками, защищающими слабого (пусть даже с перебором) – это не только признак сбитых моральных установок, но еще и – главное – признак дурного вкуса.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG