Ссылки для упрощенного доступа

В конце февраля 2016 года 40-летний Арсен Гасанов привез двоих из шестерых своих детей в школу в центре Махачкалы, откуда должен был забрать третьего – первоклашку, который учился в первую смену. Последний урок заканчивался через 40 минут, Арсен решил зайти в центральную мечеть Махачкалы, которая находилась неподалёку, но на полпути его остановили сотрудники ГИБДД, попросившие показать паспорт. Паспорт он показал лишь полицейским, те попросили его проехать с ними в РОВД Советского района. "Я начал объяснять, что я за сыном пришел, и кроме меня, его некому забрать, –​ вспоминает Арсен Гасанов. – Это их никак не тронуло, они меня схватили за руки и начали засовывать в ВАЗ 14 модели с затемненными стеклами и обычными номерами. Я за два дня до этого выписался после операции – мне желчный пузырь удалили. Я им говорил –осторожнее, потому что мне больно, но все равно они меня запихали и привезли в отдел".

В отделе, по словам Гасанова, уже сидела очередь из 30–40 молодых мужчин, "как в военкомате". Со всех брали объяснения, фотографировали и снимали отпечатки пальцев. Гасанов попросился пройти без очереди – нужно было забирать сына. "Они спрашивали, сколько лет я делаю намаз, к какому течению в исламе принадлежу, в какую мечеть хожу, – рассказывает Гасанов. – Я говорю, ни к какому течению я не принадлежу, какая мечеть рядом, в такую и хожу – и это все так и есть! Начали спрашивать: "А жена твоя что?" Тут я сразу обрубил: не хватало мне еще про жену говорить". Ничего опасного в этих вопросах Арсен не увидел, к тому же торопился в школу. Он подписал объяснение, но от дактилоскопии отказался: "Я говорю, хотите – фотографируйте, но отпечатки оставлять не буду. Я не доверяю ситуации и не хочу, чтобы отпечатки мои потом всплыли где-нибудь в лесу на автомате". К его удивлению, сотрудники не стали настаивать и отпустили его.

Секретные приказы

Арсен Гасанов и дети
Арсен Гасанов и дети

По словам Гасанова, ни он, ни кто-либо из его родственников никогда не причислял себя к радикальным течениям в исламе, все они происходят из обычной советской нерелигиозной семьи. Гасанов закончил Художественное училище им. Джемала в Махачкале, потом Дагестанский педагогический университет. По профессии он – художник-мастер, ювелир. После университета уехал в Москву, где 10 лет проработал ювелиром, женился, а потом вернулся в Махачкалу, где работает сейчас консультантом по дизайну интерьеров. Лет 15 назад Арсен начал ходить в мечеть, однако ни в Москве, ни в Махачкале проблем с органами у него никогда не было.

Даже атеистам говорили, что вы прикидываетесь, вы не атеисты, вы на самом деле ваххабиты

Только через полгода после инцидента в РОВД, в октябре 2016-го, Арсен Гасанов узнал, что его поставили на так называемый "профилактический учет" по категории "экстремист", о существовании которого он до этого и не подозревал. По словам правозащитников, профучет появился в республике в 2015 году. Сотрудники полиции действовали в соответствии с приказами министра внутренних дел Дагестана: №737 от 3 апреля 2015 года и №024-С от 26 апреля 2016 года. Второй приказ имел гриф секретности, но и текста первого в открытых источниках найти не удалось. "Ни один из приказов никогда не был обнародован", – утверждает юрист-координатор программы "Горячие точки" Правозащитного центра "Мемориал" Галина Тарасова. По ее словам, в 2015–2016 годах дагестанцев массово задерживали возле мечетей и просто на улицах, привозили в РОВД, снимали отпечатки пальцев, брали образцы ДНК, причем никто не знал, где и как потом используется эта информация. Особое внимание уделялось течениям в исламе, которые российские власти считают экстремистскими, к примеру, салафитам, но часто в руки полицейских попадали и случайные прохожие. "У нас были случаи, когда даже атеистам говорили, что вы прикидываетесь, вы не атеисты, вы на самом деле ваххабиты", – рассказывает Тарасова.

Личное дело в МВД – лишь малая часть неудобств. Стоящим на профучете нужно было раз в неделю отмечаться в местном отделе полиции, они не могли выезжать без спроса за пределы республики, часто на профучет ставили их родственников и просто знакомых, вызывая в РОВД целыми семьями. "Если человек путешествовал на автомобиле, его могли по несколько часов держать на каждом посту ДПС, а бывали случаи, когда человек спрашивал, можно ли ему выехать из Дагестана – в отпуск или на лечение, ему говорили, тебя остановят на первом посту и вернут назад. Они беспокоят родственников, звонят постоянно, спрашивают, где тот или иной человек, домой приходят – мы считаем, что это нарушение права на неприкосновенность частной жизни", – говорит Галина Тарасова. По словам правозащитницы, вал исков, с которыми "Мемориал" обращался в дагестанские суды с жалобами на незаконность постановки на профучет и действий сотрудников полиции, привел к тому, что весной 2017 года министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов объявил, что профучет в республике отменен, а все данные будут уничтожены. По словам Тарасовой, волна задержаний после этого спала, но не прекратилась: "Просто теперь они как-то уклончиво говорят, что им нужны эти данные для ведения какой-то оперативной деятельности по предотвращению преступлений, – говорит Тарасова. – И теперь с этим сложнее стало бороться: профучета как бы нет, но действия полицейских не изменились. Как в случае с Арсеном Гасановым".

В розыск по СМС

В любом случае они меня туда притащат, и тогда они мне ничего не гарантируют

В октябре 2016-го, впрочем, оба приказа все еще были в силе. Домой к Арсену Гасанову пришел сотрудник Советского РОВД Мурад Халаев, инспектор по делам несовершеннолетних (и, получается, экстремистов). Он пояснил, что будет теперь звонить Гасанову каждую неделю, что тот должен отчитываться перед ним о своих передвижениях, а также пригласил в отдел для того, чтобы снять отпечатки пальцев, взять кровь для образцов ДНК и образец голоса. По запросу Гасанова в РОВД ему выдали бумагу за подписью начальника отдела полиции подполковника Мурада Курбанова: "Вы состоите на профилактическом учете по категории "экстремист", – говорится в ней. Гасанов, впрочем, знает свои права и умеет постоять за себя: выданный документ вовсе не подразумевал сдачу образцов ДНК. "Я говорю, дай мне хоть одно законное основание типа повестки. Чтобы хоть какая-то бумажка была. Никакой бумажки они мне не предоставили, но начали угрожать: что в любом случае они меня туда притащат и тогда они мне ничего не гарантируют", – говорит Гасанов. Арсен даже спросил инспектора, что будет, если он уедет в Подмосковье, где прописаны и он сам, и его семья: Мурад Халаев пообещал объявить его в розыск.

Инспектор по делаем несовершеннолетних Мурад Халаев в смс сообщает о том, что объявил Арсена Гасанова в розыск (на самом деле не объявлял)
Инспектор по делаем несовершеннолетних Мурад Халаев в смс сообщает о том, что объявил Арсена Гасанова в розыск (на самом деле не объявлял)

По словам Гасанова, поначалу он отвечал на звонки полицейского, который грубил, угрожал ему (записи некоторых разговоров есть в распоряжении редакции), а потом внес его номер в черный список, а сам обратился за помощью в махачкалинское отделение "Мемориала". "Как раз когда я сидел в "Мемориале", он мне присылает смс, что объявляет меня в розыск. Вот так сообщением они уведомляют, представляете!" – говорит Арсен.

Инспектор Нурик

Советский районный суд, Махачкала
Советский районный суд, Махачкала

Суд по иску Гасанова к отделу полиции по Советскому району Махачкалы состоялся лишь в марте 2017 года – заседания постоянно откладывались из-за того, что полицейские попросту игнорировали повестки. Судья Эльдар Атаев согласился с доводом ответчика – что РОВД Советский тут ни при чем: "АБД "Дагестан" (база данных по лицам, состоящим на профучете. – Прим. РС) не является ресурсом, администратором которого является отдел полиции". Не увидел судья и справки о постановке на профучет за подписью подполковника Курбанова: "В суд не представлены доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых он (Гасанов) основывает свои требования (…) то есть решения начальника отдела полиции (…) о постановке Гасанова на профилактический учет", – написал судья и отказал в удовлетворении иска. "Представитель МВД на процессе просто придуривался, – вспоминает сам Гасанов. – Говорил, что они тут вообще ни при чем и что я все это придумал".

У МВД Дагестана к Арсену Гасанову вопросов нет
У МВД Дагестана к Арсену Гасанову вопросов нет

Решение судьи Гасанова не удовлетворило, тем более что и во время процесса, и после его окончания к нему домой продолжали приходить сотрудники полиции, вот только главный инспектор по делам несовершеннолетних Мурад Халаев перестал звонить.

Вместо него в мае Гасанову вдруг позвонил другой инспектор по делам несовершеннолетних, запись этого разговора также есть у Радио Свобода. Он попросил Арсена прийти в РОВД на "комиссию" с "пакетом документов" для того, чтобы Гасанова сняли с профучета (на котором он вроде как и не стоит): копией паспорта, водительским удостоверением, дипломом и аттестатом. "Тебя как зовут, земляк?" –спрашивает его Гасанов

– Нурик, – отвечает инспектор.

– Нурик? Ну ты же не так должен представляться

– А как тебе представиться, скажи мне?

– Ну, имя, должность, звание.

– Нуриддин. Капитан полиции, – раздраженно отвечает полицейский.

Документы на комиссию Гасанов нести отказался, пообещав решать вопрос через суд.

При помощи адвоката "Мемориала" Гасанов подал апелляцию в Верховный суд Дагестана, и тот по формальным основаниям отменил решение Советского районного суда, отправив дело на рассмотрение в тот же суд. На этот раз оно попало к судье Михрабу Адзиеву, который запросил Советский РОВД, состоит ли Гасанов у них на учете: "Сведениями или какой-либо информацией в отношении гр. Гасанова А. Г. как приверженца религиозного экстремизма в данное время не владеем", – написал в ответ тот же самый начальник отдела полиции подполковник Курбанов, который меньше года назад писал прямо противоположное в бумаге самому Гасанову! Чуть ранее документ с похожим содержанием пришел из Информационного центра МВД Дагестана. Суд снова не увидел достаточных доказательств того, что Гасанов стоит на профилактическом учете, более того, за четыре месяца до этого был отменен и сам учет, так что и жаловаться Гасанову вроде бы было не на что.

Начальник РОВД Советского района Мурад Курбанов сообщает Арсену Гасанову, что он состоит на учёте
Начальник РОВД Советского района Мурад Курбанов сообщает Арсену Гасанову, что он состоит на учёте

Начальник РОВД Советского района Мурад Курбанов сообщает суду, что Арсен Гасанов на учёте не состоит
Начальник РОВД Советского района Мурад Курбанов сообщает суду, что Арсен Гасанов на учёте не состоит

И детей на учет

Ни отмена приказов о профучете, ни решения судов не избавили Арсена Гасанова от внимания органов. Иногда раз в неделю, иногда реже сотрудники снова начали звонить ему, приходить домой, впрочем, дома его не заставали: Арсен работает целыми днями. Появился снова и инспектор Мурад Халаев, с которым удалось созвониться корреспонденту РС. На вопрос, состоит ли Гасанов на профучете, он ответил, что не знает – надо это проверить. Как проверять то, чего нет? "Позвоните в отдел по борьбе с экстремизмом, там вам скажут", – ответил Халаев, который явно начал путаться в показаниях, а потом и вовсе отказался отвечать на вопросы, сославшись на секретность запрашиваемой информации. Дозвониться до начальника РОВД Советский Мурада Курбанова не удалось.

Последний раз сотрудники в штатском наведались домой к Гасановым 16 октября. Мужчин дома не оказалось. "Им сначала не открывали, они били ногами в дверь, так что стало неудобно перед соседями: представляете, какое там эхо в подъезде", – говорит Гасанов. "Не умничайте", – сказали они престарелой матери Гасанова, зайдя в квартиру, когда та попыталась сфотографировать их удостоверения, а потом начали угрожать 12-летней племяннице Арсена, снимавшей их на телефон, что посадят ее в тюрьму или как минимум тоже поставят на учет. Впрочем, поняв, что Арсена дома и правда нет, полицейские ушли, хлопнув дверью так, "что подъезд задрожал".

Ни идти в РОВД, ни ждать новых визитов Гасанов не намерен: и видео племянницы, и аудиозаписи разговоров с сотрудниками он отправил в прокуратуру и в Следственный комитет по Дагестану, жалуясь уже не на мистический профучет, а на конкретные действия полицейских. Одна беда: Арсен Гасанов боится, что сотрудники решат отомстить ему за то, что он так активно защищает свои права: "Боюсь, что эти оборотни в погонах или подбросят мне что-то, или вообще я исчезну. У меня шестеро детей, двое грудных, близняшек, кто их будет кормить? – говорит несколько обреченно Гасанов. – Знаете, я, как Дон Кихот, который пытается защититься от напавших на него мельниц".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG