Ссылки для упрощенного доступа

Революция через неделю


Плакат на митинге Алексея Навального во Владивостоке, 7 октября 2017 года

Вячеслав Мальцев, Леонид Волков, Михаил Конев о 05.11.17

Может ли в России 5 ноября 2017 года случиться революция, которую давно предсказывает политик Вячеслав Мальцев? Если да, то к чему она приведет? В разговоре участвуют: Вячеслав Мальцев ("Артподготовка"), Леонид Волков (штаб Навального), Михаил Конев (ПАРНАС).

​Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы нацелены сегодня на то событие, которое по планам политика Вячеслава Мальцева должно случиться 5 ноября 2017 года, а это революция. Будем готовить ее в нашем эфире с нашими гостями: с нами Михаил Конев, член федерального совета партии ПАРНАС. С нами на связи Леонид Волков, начальник штаба Алексея Навального. С нами на связи будет Вячеслав Мальцев, собственно автор этой идеи. Мы начнем с видеофрагмента из вчерашнего обращения Алексея Навального, это даже не обращение – это его обычный плановый выход к своей аудитории. Вот что он сказал про 5 ноября, которого давно поджидает Вячеслав Мальцев.

Елена Рыковцева: Передо мной лежит программа митинга, это обращение Вячеслава Мальцева к своей аудитории, где он говорит, что это не совсем митинг – это референдум. Мы выходим на референдум, в результате которого правительство должно уйти в отставку, Путин должен уйти в отставку, мы назначим временное правительство до выборов 2018 года, и мы сделаем честные, законные выборы. Леонид, что вы думаете о такой программе, насколько она реалистична – вывести людей под такими лозунгами в современной России на улицу?

Леонид Волков: Мне трудно об этом судить, я не очень погружен в то, как устроена внутренняя жизнь в структурах движения "Артподготовка". Мы достаточно много с ними взаимодействуем, во многих штабах приходят волонтеры из этого движения. Потому что в целом мы всегда говорили, что мы за уличные митинги, мы считаем, что выход людей на улицы – это такая очень правильная форма организации протестов, высказывания своего мнения. И для "Артподготовки" это тоже важная штука. Верю ли я, что 5.11 случится революция? Давайте я честно скажу – нет, не верю. Верю ли я, что люди должны стремиться выходить на улицу как можно больше, как можно чаще, заявлять свои права, заявлять о своем критическом отношении к действующей власти? Безусловно, верю и считаю, что это правильно. Что будет 5.11, сложно сказать. Я написал об этом пост и в среду в своем эфире об этом говорил: мы-то с вами знаем, что не бывает никаких успешных митингов просто так, кто-то сказал, и люди вышли. Мы 26 марта готовили две недели всеми силами с утра до ночи. 12 июня мы готовили полтора месяца. Ответ на вопрос, который наши сторонники часто нам задают, стоит 5.11 выходить на улицу или нет, я формулирую так: вам изнутри виднее. В вашем городе велась ли большая подготовка, чтобы получилось крутое, мощное, сильное политическое высказывание, крутое, мощное политическое мероприятие? Если вам кажется, что да, велась и оно получится, значит, вам нужно обязательно идти. Если кажется, что не велась, то тогда лучше и не стоит.

Елена Рыковцева: Ваше движение, ваш штаб не участвовали в подготовке этого митинга?

Леонид Волков: Не участвовали, потому что у нас есть свои задачи.

Елена Рыковцева: Михаил, как ваша партия относится к этому митингу, будете ли вы призывать своих сторонников выйти на такого рода мероприятие 5 ноября для того, чтобы сказать "нет" сегодняшней власти, чтобы она услышала это?

Михаил Конев: Партия ПАРНАС, насколько я понимаю, никаких пока официальных заявлений по поводу этого мероприятия не делала. Я хочу выразить свое личное мнение, я абсолютно, как и Алексей, как и Леонид, поддерживаю желание людей выражать свое мнение, мирно, без оружия выходя на улицы. Они имеют на это право, это право гарантировано им конституцией, и мешать им власть не должна. Более того, я понимаю, что движение "Артподготовка" подвергается серьезному давлению. Буквально после того, как Вячеслав выступил с речью на своем канале и призвал всех выходить на улицу, на следующий день Красноярский суд вынес какое-то странное решение о признании движения "Артподготовка" экстремистской организацией. Исходя из того, что я знаю, движения "Артподготовка" как такового не существует, не было никакого учредительного съезда, не было никакой конференции, не было никаких определенных координаторов этого движения. Есть Вячеслав Мальцев и есть канал на YouTube, который он ведет, у этого канала есть зрители и слушатели. Эти зрители и слушатели как раз считают важным 5-го числа выразить свое мнение и выйти на улицы. Как суд вынес это решение – мы не видели постановления, мы не понимаем, почему это произошло, почему в Красноярске. У меня складывается ощущение, что просто Минюстом была создана какая-то организация со схожим названием, была специально признана экстремистской, чтобы оказывать давление на людей, которые себя с этой организацией ассоциируют, ассоциируют со словом "Артподготовка". Конечно, я против любых репрессий, против давления на этих людей.

Елена Рыковцева: То есть все-таки к 5 ноября они как-то готовятся, немножко побаиваются этой даты. Леонид, вы идете все-таки с разными повестками на протестные акции, ваша повестка – категорически зарегистрировать Алексея Навального как кандидата. Повестка Вячеслава Мальцева – он не доверяет в принципе никаким регистрациям в современной системе проведения выборов, он не видит в этом смысла никакого. Он считает, что должны уйти те, кто регистрирует, признает эти подписи, не признает эти подписи. Он считает, что должен уйти Владимир Путин, потому что пока он есть, он будет выигрывать эти выборы. Как вы считаете, чья повестка более перспективна для Российской Федерации – ваша или Мальцева?

Леонид Волков: Нет никакого противоречия. Власть в России изменится не в результате выборов скорее всего. Такие режимы, как путинский, терпят до последнего и уходят, как правило, не в результате выборов. Хорошо все, что этот режим раскачивает, расшатывает, все, что создает для него стресс, погружает его в такие условия, от которых он ошибается. Потому что стресс – это то, что заставляет нас делать ошибки. Митинги – хорошо, политические декларации – хорошо, и наше участие в митингах – тоже хорошо. Большой вопрос – допустят ли Алексея Навального к выборам. Мы все для этого делаем, но мы понимаем, что могут не допустить. Если допустят, большой вопрос, дадут ли набрать столько голосов, сколько он может набрать. Если дадут набрать, большой вопрос, если посчитают. Если посчитают, большой вопрос, если признают и уйдут. Но каждая из этих точек создает огромный стресс, огромное политическое напряжение для Кремля, и это хорошо, потому что это от напряжения он трещит по швам, напрягается, ошибается и дни его сокращаются. В этом смысле то, что делает Мальцев со своими сторонниками, то, что делаем мы, – это все бьет в одну точку, в одну кассу.

Елена Рыковцева: Все-таки в одну. То есть вы не считаете, когда вы требуете регистрации на этих выборах, что вы тем самым их легитимируете, когда вы хотите, чтобы ваш кандидат принял участие в такого рода выборах, по таким правилам, которые они сами себе написали?

Леонид Волков: Мы хотим, чтобы наш кандидат принял участие в выборах, потому что это наш способ создать для власти максимальное напряжение, и ситуация, когда Навальный будет на выборах, для них крайне неприятна, и ситуация, когда они его не допускают, а при этом вся страна знает, что есть единственный реальный оппозиционный кандидат, который хотел бы в выборах участвовать, она тоже для них крайне неприятна. Мы для них создаем ситуацию, в которой для них нет хороших шагов, они от этого теряются, злятся, арестовывают наших координаторов, нас арестовывают, какой-то ерундой занимаются, но в целом это показывает, что мы делаем правильную штуку.

Елена Рыковцева: У нас в эфире вчера, например, был такой милый человек Артур Гаспарян, музыкальный обозреватель газеты "Московский комсомолец", говорит: вы должны посмотреть трезво – в России эта власть может смениться только в результате траурного марша. Он говорит, что надо отдавать себе отчет, как бы вы ни дергались, что бы вы ни предпринимали, куда бы вы ни ходили, вы понимаете, что только это, только физиологическая причина для смены власти. Считаете ли вы, Михаил, что нет противоречия между повесткой Мальцева – никаких выборов, эта власть должна уйти и только тогда мы будем играть в эту игру, и повесткой Навального, что я готов, если меня зарегистрируют, я сыграю с вами в это?

Михаил Конев: Я считаю, что политическую борьбу в России нужно вести в рамках действующего законодательства. Участие в выборах – это абсолютно законный процесс, это право каждого человека. Поэтому я считаю очень правильно то, что делает Алексей Навальный, ту огромную работу, которую он ведет, и то, что ему так противодействуют, это значит, что он действительно наносит власти какой-то ущерб, власть действительно боится, власть не хочет, чтобы он участвовал в этих выборах. Тем не менее, любой нормальный человек, будучи сторонником Алексея Навального или его противником, он должен понимать, что этот человек имеет абсолютно полное право в выборах участвовать, и никакие сфабрикованные на него уголовные дела не должны ему в этом препятствовать. Точно так же, как, например, Ксения Собчак имеет право участвовать в выборах, если она этого хочет.

Елена Рыковцева: Не произносите это слово здесь, мы уже сыты по горло.

Михаил Конев: Договорились. Я считаю, что каждый человек имеет на это право. Вячеслав Мальцев также имеет право высказывать свое мнение о том, как эта власть сменится, и имеет свои некие политические взгляды, политические идеи. Люди должны иметь возможность выражать это мнение в том числе и на улице.

Елена Рыковцева: Никакого противоречия вы в этом не видите. Давайте посмотрим, как прохожие на улицах Москвы отвечали на вопрос, возможна ли в России революция.

Елена Рыковцева: В общем слово "революция" скорее носит негативный оттенок для этих людей, слово "протестные акции" немножко пугает. Видите ли вы перспективы протестного движения с учетом того, какое маленькое количество людей готово на это сегодня?

Леонид Волков: Во-первых, для того, чтобы добиваться серьезных изменений, достаточно концентрированной воли 1–2% людей – это вообще не является проблемой. Но что касается слова "революция", тут вопрос окраски. Это слово именно у нас приобрело очень странную окраску, как многие другие слова, типа "демократия" у нас ругательство или "либерал". Для нас революция – это кровища на улицах, юнкера бегут, стреляют, матросы тащат пушку и так далее. Мы понимаем, что 90% революций в мире в последние 50 лет, в том числе и в Европе, были абсолютно бескровными, закончились хорошо и сделали жизнь людей лучше. Но в русском языке слово "революция" имеет сейчас иную окраску. Как раз поэтому, когда спрашивают про какой-то нейтральный термин, типа уличная протестная акция, то результаты получаются совсем другие. 60-70% россиян говорят в опросах, что при тех или иных условиях они на уличные протестные акции готовы выходить. До 60–70% на наши опросы отвечали, что поддерживают требования протестных акций, например, антикоррупционных.

Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я абсолютно уверен касаемо Мальцева, что он "экстремист", используемый режимом для того, чтобы показать его как образец расправы, преследования и уничтожения властью ему подобных, потенциальных радикальных экстремистов. Он является ярким примером того, что с тобой будет, если ты будешь проводить подобную радикальную экстремистскую политику на территории Российской Федерации. То есть если, допустим, полковника Квачкова отправили "отдыхать" на 14 лет строгого режима, то этому дали возможность эмигрировать, на его примере показать, что будет с тобой, если ты займешься подобной деятельностью.

Михаил Конев: Я хотел бы ответить слушателю, я не считаю, что Мальцев занимался в России какой-то радикальной или экстремистской деятельностью. Более того, я считаю, что ни Алексей Навальный, ни партия ПАРНАС, ни "Открытая Россия", ни другие организации оппозиционные никакой такой деятельностью экстремистской запрещенной не занимаются. Власть это так называет, ей выгодно это так показывать, ей выгодно говорить, что мы оппозиционеры именно потому, что слово "революция" для большинства россиян имеет негативную окраску. При этом, если бы вы спросили на улицах у людей, хотят ли они перемен, я уверен, что большинство людей сказали бы: да, мы хотим перемен. Когда каждый человек поймет, что выход на улицу и участие в мирных протестных акциях – это единственный шанс выразить свою точку зрения, а это действительно так на данный момент, тогда эти люди на улицу станут выходить.

Елена Рыковцева: Мы сейчас послушаем звонок из Екатеринбурга от Алексея. Я должна вам принести извинения, что я вас так резко оборвала с фамилией Ксении Собчак, просто, мне кажется, наша аудитория уже перекормлена. Но это совсем не значит, что вы не можете об этом говорить. Как раз в Екатеринбурге сегодня выступала Ксения Анатольевна перед избирателями. Я должна подчеркнуть и рассказать нашей уважаемой аудитории, что прямую трансляцию этого выступления давал канал "Лайф". Конечно, никакие выступления Алексея Навального канал "Лайф" не транслировал. Причем очень уважительно: Ксения Анатольевна выступает в Екатеринбурге. Люди на улице рвутся, пытаются попасть в это здание, но не получается, мы даем вам возможность послушать все, что говорит кандидат в президенты Ксения Собчак. Я постараюсь уменьшить наш вклад в эту кампанию, которая развернулась на федеральных каналах по поводу этого кандидата.

Слушатель: Я сейчас в Екатеринбурге, но живу в Перми. Сегодня общество находится в колоссальном тупике. Эта ситуация аналогична той, которая была в 1917 году, когда после либеральных свобод общество пришло к жесткой диктатуре большевиков. Что касается Мальцева, мне кажется, это небольшая провокация. Власть не боится его, она очень быстро с ним справится, репрессии и так далее. Я поддерживал Навального, был на митинге, меня оштрафовали. Мне кажется, специально Мальцева держат для того, чтобы в нужный момент закрутить гайки до предела. Полстраны живет на 15 тысяч рублей в месяц. А что творится в районных городах, там полный беспредел и полный произвол властей.

Елена Рыковцева: Вы где участвовали в митингах в поддержку Навального, в каком городе?

Слушатель: В Перми. Я всегда участвую в протестных акциях. Я член КПРФ.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что люди созрели для протестных акций, есть повод выходить на улицы?

Слушатель: Люди уже перезрели. Другое дело, что нет сегодня идеологии, нет той силы в обществе, которая бы смогла, вот, например, русская идея могла бы общество объединить. Но, к сожалению, власть посылает таких людей, при всей любви и уважении к нему, ничего личного, как Мальцев, как поп Гапон. С его помощью просто будут людей сажать по тюрьмам, вот и все.

Елена Рыковцева: Вы выходите на митинг в поддержку Навального у себя в Перми, но вам, тем не менее, идеологии не хватает, то есть вы делаете сейчас заявку начальнику штаба Алексея Навального на идеологию?

Слушатель: Безусловно, чтобы выводить людей, нужна идеология. Левая идеология объединит всех абсолютно, левая националистическая, русский национализм плюс левая идеология – мощный стимул для молодежи, для человека труда и так далее. Ничего этого, к сожалению, нет. Что Мальцев – выйдут, посадят по тюрьмам. Что хорошего?

Елена Рыковцева: Леонид, видите, сторонник Алексея Навального, который сейчас в Екатеринбурге, считает, что мощнее, сильнее пока что националистическая идеология, коммунистическая, что вам нужно еще что-то им предлагать.

Леонид Волков: Мы не загоняем себя в рамки либеральной, националистической, левой идеологии, окрасы, все ярлычки не имеют реально какого-то серьезного смысла в российских реалиях. Это такие загончики, по которым нас власть пытается распределить. Ты либерал, значит, тебе можно про Крым говорить то-то, про зарплаты то-то и про третье то-то. Ксения Собчак примерно роль такого либерала играет. А ты националист, ты можешь говорить то-то, то-то, а это не должен говорить. Ты левый, должен то-то, то-то. Та кампания, которую мы ведем, она игнорирует искусственно созданные рамки окрасов и ставит перед собой совершенно другие цели, декларирует совершенно другие ценности. Она говорит о том, что мы можем в России жить существенно лучше путем победы над коррупцией, более справедливого распределения национального богатства и по всем основным программным тезисам я отсылаю к нашему сайту, чтобы не занимать слишком много времени. Нам не нравится эта расстановка ярлычков, она только вредит.

Елена Рыковцева: Спасибо. Вячеслав, мы рады вас слышать, видеть. Тут уже предположили наши слушатели, что специально пытаются запугать путем вашей ссылки, слава богу, не на 14 лет, а все-таки пока вы за границей, путем вашей ссылки пытаются запугать тех, кто выходит на улицы – вот что с вами будет. Вы считаете, что в этом есть здравый смысл, что вы как способ запугивания, ваша судьба, ваша история?

Вячеслав Мальцев: Такими вещами сейчас никого не напугаешь. Касаемо идеологии мне хотелось бы ответить, потому что я включился, когда какой-то не очень умный человек тут выступал перед Волковым. Волков очень умный, а этот не очень умный. Говорил об отсутствии какой бы то ни было идеологии у тех, кто сейчас выходит. Как раз в том-то и дело, что идеология есть, и это идеология будущего. Дело в том, что сейчас во всем мире, даже в Китае уже объявлена новая общественно-экономическая формация, новая эра, новая эпоха. Мы называем эту эпоху информационный мир. Идеология информационного мира, безусловно, это идеология прямого народовластия и полного контроля народа над государством. Мы понимаем, что государство – это машина для подавления, это некая такая собака очень кусачая и в свободном положении она грызет всех, до кого может дотянуться. То есть если кто-то очень большой в этом государстве, то его эта собака не трогает, он, наоборот, этой собакой руководит, а кто поменьше, она тех кусает. Задача народа посадить эту собачку на цепь, чтобы она исполняла волю народа. То есть это идеология сегодняшнего дня, она абсолютно простая, может быть, какие-то не очень умные люди не догоняют, но она в любом случае будет доминировать на ближайшие триста лет, я вам гарантирую, как доминировала идеология либерализма. Кстати, если подойти с формальной точки зрения, то тот чистый либерализм, который триста лет назад возник, а не неолиберализм, очень похож. Тогда не было компьютеров, тогда развивался капитализм, поэтому эта идеология была под капитализм подогнана. А сейчас развивается новая общественно-экономическая формация, информационный мир. Те капиталистические формулы уже не работают, главная формула товар-деньги-товар уже не работает, то есть можно получать многие вещи бесплатно.

Елена Рыковцева: Вячеслав, мы даже не будем на этом зацикливаться, как это называется. Мы как раз проголосуем за предложение Леонида Волкова, неважно, как мы это назовем, как сформулируем, мы будем говорить о целях и реальности этих целей, вашего мероприятия 5 ноября, которое вы ждете, вы его объявили. Альмир из Перми, здравствуйте.

Слушатель: Сейчас появилось видео Ахмета Закаева, что Путин не пойдет на выборы. Существует версия, что, скорее всего, путинское окружение не выдвинет Путина на выборы, потому что оно собирается сохранить триллион долларов на Западе, именно поэтому Навального не пускают, потому что он несет угрозу для преемника Путина, соответственно, пускают Собчак, так как она неопасна для преемника.

Елена Рыковцева: Вы хотите сказать, что вы всерьез предлагаете нам обсудить версию, что преемником Владимира Путина будет не Дмитрий Медведев, а Ксения Собчак?

Слушатель: Нет, совсем иное лицо. Ксения Собчак – это просто квазиоппозиция для Запада, потому что боятся Навального.

Елена Рыковцева: А почему Путин не пойдет, с какой стати, мы не поняли?

Слушатель: Потому что он хочет сохранить свои капиталы, капиталы своего окружения. Триллион долларов – это очень много.

Елена Рыковцева: Ему проще сохранять на президентском посту свои триллионы.

Слушатель: Дело в том, что они на Западе хранятся, все эти деньги.

Елена Рыковцева: И ему надо путешествовать?

Слушатель: Сохранить деньги, которые там сейчас хранятся.

Елена Рыковцева: Почему он не может, будучи президентом, их сохранить?

Слушатель: Потому что готовятся санкции в феврале месяце, доклад в Америке, соответственно. Наложат ограничения на все эти деньги, просто-напросто арестуют, как у Северной Кореи.

Елена Рыковцева: Он перестанет быть президентом, у него ни денег, ни президентства.

Слушатель: Видимо, какие-то договоренности будут с ним на Западе, что он уходит, в обмен на это сохраняются деньги.

Елена Рыковцева: Теперь мы логику поняли.

Михаил Конев: Мне кажется, что эта версия довольно конспирологическая. Я не думаю, что Путин боится потерять какие-то деньги, у него их столько, мне кажется, бесконечное количество денег, где бы он их ни прятал, никто эти деньги не арестует. Более того, абсолютно очевидно, что Запад прекрасно понимает, кто реальный конкурент Путина, а кто не реальный конкурент, и власть прекрасно понимает, кто реальный конкурент, а кто нет. Потому что реальных конкурентов абсолютно точно канал "Лайф" транслировать не будет, а реальным конкурентам будут всячески мешать, им противодействовать и до выборов их не допускать. С этим, я уверен, несогласно большое количество людей, что им не дают право выбора, их заставляют видеть одних и тех же людей и какого-то нового кандидата, который, очевидно, их интересы не представляет.

Елена Рыковцева: Вячеслав, была ли некая организация? Это ваша вера, что люди выйдут с лозунгами "хватит, убирайтесь", или вы все-таки организационно готовитесь и вы знаете, в каких городах, где и как это пройдет?

Вячеслав Мальцев: Меня всегда обижает, когда говорят о каких-то идеологических моментах, рассуждают про Путина, то спрашивают об этом каких-то консультантов, а мне почему-то всегда задают конкретные вопросы, а я бы тоже хотел поговорить про Путина. Было сказано, что он не боится потерять деньги. Путин патологически жадный человек и для него потеря денег – это совершенно сумасшедшая вещь. Вы помните, наверное, как в 2009 году в самом начале он пропал на два месяца до 25 февраля, потому что просто не в состоянии справиться был с тем, что потерял огромные суммы во время кризиса, просто все это рухнуло, и мы это все прекрасно знаем. Также я мог бы ответить на вопрос, который был из Перми задан. Коль мы говорим про 5.11, это, наверное, очень важно, мы прекрасно знаем настроения народа, сейчас информационный мир, все это можно увидеть в интернете. Мое обращение в интернете посмотрело более пяти миллионов человек, хотя его постоянно срезали, отрезали, дорастает до миллиона, триста тысяч отрезали, "лайки" убрали. Это такой YouTube и отсутствие цензуры, представляете. По конституции у нас отсутствие цензуры, а фактически это и есть цензура, причем информационного мира. Народ очень заинтересован, мы получаем со всех мест сообщения о том, что люди готовы, "пятая колонна" готова в правоохранительных органах и везде. Мы посмотрим, что будет 5.11, заранее я не хочу загадывать, но я вижу, что с одной стороны идет очень сильное усиление, сильная волна, видна боязнь правоохранителей, наверное, их там трясет так, что они выдумывают какие-то дела в Красноярском крае. Они зарегистрировали какую-то "Артподготовку" а потом эту "Артподготовку", региональную организацию в Красноярском крае, ее запретили судом. И в этой "Артподготовке", оказывается, я главный, хотя я в Красноярском крае был один раз, летел на самолете, даже не приземлялся, сначала пролетел в одну сторону, а потом в другую. Так что тут очень хорошо можно написать картину "Фашист пролетел". Они же меня фашистом называют. Совершенно уникально: человек, который тупит за прямую демократию, является правым радикалом, как они в своих документах пишут. Я правым сроду не был. Я если и был когда-то, то был левым, я анархист по жизни, я за прямую демократию, а они меня называют правым радикалом – это очень смешно. Все их потуги, конечно, связаны с тем, чтобы запугать, вы правильно сказали, людей. Людей задерживают с бутылкой бензина, якобы они хотели поджечь сено на Манежке, их закрывают за терроризм. Сегодня закрыли двоих за терроризм, потому что задержали с бутылкой бензина, и есть сведения, что они хотели поджечь сено, которое просто посередине каменной площади, то есть это полностью отсутствие какого бы то ни было преступления, может быть мелкое хулиганство. Нельзя же покушение на мелкое хулиганство вменять или приготовление к мелкому хулиганству. То есть эти люди ничего не совершили, а их привлекают за терроризм, чтобы всех остальных запугать и сказать: ты нальешь в бутылочку бензин, значит, ты будешь сразу террорист.

Елена Рыковцева: В итоге, и вы готовитесь, и они готовятся?

Вячеслав Мальцев: Конечно, безусловно. Мы готовимся морально, мы готовимся к тому, чтобы народ понял, чтобы он проснулся, чтобы народ потребовал отставки Путина, правительства, Совета федерации, Госдумы и так далее. Наша задача, чтобы 18 марта прошли выборы, прошли эти выборы без Путиных, без Медведевых. Если власть будет у них в руках, они опять изберут, кого хотят. Нам нужно, чтобы выборы прошли честными и народ избрал того, кого он хочет. Для этого мы хотим, как только мы сместим Путина и всю его братву, чтобы по всем городам и весям прошли народные сходы, избрали делегатов, эти делегаты приедут в Москву, изберут правительство переходного периода. Члены правительства переходного периода дадут нам подписку, что они никуда баллотироваться в 2018 году не будут, что они нам обеспечат честные выборы, и они обеспечат функционирование страны до марта 2018 года. Потом мы проводим выборы, всех избираем. Нам нужно распустить избирательные комиссии, потому что это путинские факиры, набрать абсолютно новых людей, пусть они неделю считают, но они посчитают все по-честному. И народ изберет тех, кого он хочет.

Михаил Конев: Я хотел сделать маленькую ремарку. Меня крайне поражает ситуация с этим сеном и бензином на Красной площади. Я никак не могу понять, почему в рамках нашей правовой системы правоохранители то, что сделали эти политические активисты, называют терроризмом, а например, то, что произошло в Сургуте, когда человек с ножом нападал на людей, террористическая организация взяла на себя за это ответственность, это терроризмом не называют. Как можно быть с этим согласным?

Елена Рыковцева: Павел Николаевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: У меня два предложения. С одной стороны я смотрю и Мальцева, и Навального, к каждому из них есть вопросы. Мне кажется, что то, что предлагает Мальцев, его предложение к власти избежать кровопролития, которое, возможно, будет, если все будет продолжаться дальше, как сейчас идет.

Елена Рыковцева: Я хочу напомнить вам одну штуку очень интересную, она произошла в избирательной кампании 2016 года, когда Вячеслав Мальцев баллотировался от партии ПАРНАС. Мы покажем два выступления Вячеслава Мальцева в эфире федерального канала, которые казались совершенно невозможными, немыслимыми, это был прямой эфир, их, конечно, загоняли в неудобный уголок дебатов, в резервацию, никто особенно не смотрел, но тем не менее, они произвели впечатление. Давайте посмотрим, что удалось тогда, в каких выражениях Вячеслав Мальцев говорил о действующей власти. Давайте с медицинской начнем реплики.

Елена Рыковцева: Этот подход к проблеме был еще более радикально высказан в другом выступлении.

Елена Рыковцева: Вячеслав, вы это сказали, мир не перевернулся, на кол никто царя не посадил. Почему вы думаете, что от того, что вы проговорите эти лозунги на митинге, что иди-ка ты, Вова, подальше, и не показывайся до выборов, какие у вас основания думать, что они вас услышат?

Вячеслав Мальцев: Это было сказано год с небольшим назад, и тогда никто даже не ожидал, что такое можно сказать, даже думать так люди боялись. А сейчас они говорят еще гораздо хлестче, потому что мы лечим людей от синдрома 1937 года, мы освобождаем людей от страха, пытаемся народу внушить, что по конституции он является единственным источником власти, и заставить народ эту власть реализовывать. Потому что нужны будители народа. В славянских странах во многих, в Болгарии, в Сербии, в частности, есть день будителей народа, то есть люди сто с лишним лет ходили по славянским странам и рассказывали о том, как хорошо жить свободно без турок и так далее. Они разбудили народ. Я рассматриваю себя как такого же будителя народа. У меня очень четкая цель внушить нашему народу уважение к самому себе, не ко мне, не к Навальному, а к самому себе, чтобы народ зауважал себя.

Елена Рыковцева: То есть практически эти лозунги "уйди" чисто вербальный, эмоциональный носят характер. Вы отдаете себе отчет, что никто никуда, конечно, не уйдет, но у народа будет ощущение, что он хотя бы это сказал?

Вячеслав Мальцев: Как это не уйдет? В конце концов уйдет. Мне не нужно, чтобы у народа было ощущение, мне нужно, чтобы народ сделал так, чтобы Путина не было, сделал так, чтобы этого правительства не было, сделал так, чтобы Россия вошла в новую общественно-экономическую формацию, сделал революцию. Когда говорят, что нет такой идеологии, нет такой силы, как Ленин говорил – есть такая партия. Вот сейчас в информационном мире это очень хорошо видно. Здесь же необязательно иметь какие-то удостоверения партийные.

Елена Рыковцева: Михаил, что вы думаете об этом? Вячеслав Мальцев считает, что это не просто слова, что в конце концов народ способен сделать так, чтобы ушли те, кто мешает провести честные выборы. Вы разделяете эту веру?

Михаил Конев: Я думаю, что от того, что мы на улицах будем кричать "Путин, уходи", Путин никуда не уйдет. Но при этом я считаю, что самое важное, вся моя деятельность построена ради того, чтобы люди начали верить в то, что от них что-то зависит, что их голос имеет значение. Потому что сейчас я вижу, что большинство россиян говорит, что от нас ничего не зависит, на выборы ходить не нужно, наш голос ничего не решает. Все это абсолютно неправильные позиции. Мы должны эту позицию менять, мы должны говорить о том, что от каждого из нас зависит будущее страны, только если мы будем ходить на выборы, только если мы будем добиваться регистрации оппозиционных кандидатов на выборах, выходить на улицы со своими требованиями, какими бы они ни были, только тогда в России что-то может поменяться, тогда Путин уйдет. Он не должен слышать Мальцева, он должен слышать весь народ.

Елена Рыковцева: Я чувствую в этом глубокое противоречие. Ваши коллеги, и Михаил Конев, и Леонид Волков не чувствуют противоречия, они считают, что можно одновременно требовать, как вы требуете, чтобы этих выборов с этими людьми, с этим Центризбиркомом не было, в то же время ходить и участвовать в этих выборах, с этими людьми, с этим Центризбиркомом. Они хотят регистрировать Навального в эту тусовку кандидатов, не в какую-то новую, которую вы предлагаете. Вы считаете, что это примиримые программы или вы считаете, что это радикальное противоречие между вашими позициями?

Вячеслав Мальцев: Мы же взрослые люди и понимаем, что когда речь идет о регистрации Навального, то здесь видение не такое, что рано или поздно Алексея изберут, что он как Явлинский 20 раз будет зарегистрирован, а уж на 21-й его обязательно изберут. Задача вовсе не такая, я думаю, это ни для кого не секрет. Я, конечно, на эту тему с ним не разговаривал и не делился, но все-таки есть мозг, этот самый мозг нам говорит, что если Алексей будет зарегистрирован, то дальнейшие приписки Путину вызовут народный гнев. Произойдет то же самое, на что мы рассчитываем 5.11. Навальный тоже не рассчитывает, что его кто-то пропустит. Все говорят об одном и том же, только говорят разным языком, кто-то говорит более мягко, кто-то более жестко, но все понимают, что Вове надо дать пинка, такого смачного, чтобы он улетел вместе со своей шоблой, другого варианта нет.

Елена Рыковцева: Никто не видит противоречия. В каком-то году, чуть ли не в 1984-м, я брала интервью у Олега Ефремова, запомнила фразу, которую он мне тогда сказал: "Обязанность искусства будоражить умы". Вот я сейчас вижу, что обязанность и этих митингов 5 ноября, в которые верит Вячеслав Мальцев, и митингов по поводу регистрации Алексея Навального – это все будоражить умы, готовить почву для того, чтобы все-таки что-то менялось. Иван из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Я езжу в общественном транспорте и периодически провожу соцопрос среди обычных простых граждан. Не знают ни Навального, ни Мальцева, нет у людей информации о том, что есть какая-то оппозиция, которая пытается или делает вид, что пытается что-то изменить. Потому что в Навальном я лично вижу непосредственно только вождя, а вождь номер два нам не нужен, мы уже с ним столкнулись. Я думаю, что некоторые интеллектуалы понимают, потому что неоднократно я видел выступления его и в Астрахани последнее, не впечатляет его кивание на то, что все плохо, но когда я приду, все будет лучше. Такого не бывает, потому что это процесс уже запущенный.

Елена Рыковцева: Конечно, ни один политик вам не скажет, что сразу станет лучше. Он говорит, что климат в стране изменится, внешнеполитический климат изменится. Когда меняется внешняя политика, когда страна переходит от агрессии, от изоляции все-таки к открытости со всем остальным миром – это уже экономику двигает вперед сразу, хотя и медленно.

Слушатель: Бесполезная совершенно война в Сирии, из-за которой погибло очень много людей.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что на эти акции нет смысла выходить, потому что вы не видите лидера? Что вы хотели сказать по поводу революции 5 ноября, которую мы сегодня обсуждаем?

Слушатель: Революция при одурманенных, зомбированных умах невозможна по определению, потому что народ не выйдет. Большинство, я вам говорю по собственному опыту, большинство за Путина.

Елена Рыковцева: Как прочистить эти мозги, если народ живет телевизором, если все эти Артподготовки живут в интернете – это большая аудитория, но она несопоставима с телевизионной. Мы знаем пока только одного кандидата в президенты, у которого узнаваемость 95%, не буду называть это имя. Но как быть, когда вы в интернете, конечно, вся ваша кампания 2016 года не сделала вас известным, популярным, вас не вытащили из этих загончиков этих дебатов, вас не знают широкие массы, как доносить свою программу, когда заблокированы самые доступные каналы распространения ваших мыслей, идей, призывов?

Вячеслав Мальцев: Человек справедливо сказал, что много людей, которые не знают ни Навального, ни Мальцева, но все они знают Путина. Если они не знают, что ожидать от Навального и Мальцева, то за 18 лет они знают, чего ожидать от Путина, то есть всего самого негативного, воровства, войны, всего самого плохого. Когда человек говорит, что большинство за Путина, он не прав, он разговаривает не тем языком с людьми. Если разговаривать тем языком, спрашивать тем языком, которым я, например, спрашиваю, когда люди не боятся, я вам скажу, что большая часть людей, конечно, жестко против Путина. За всю жизнь, открыто выступая против Путина, за все время его правления я встретил человека только один раз, который сказал, что я не прав. Это был сумасшедший, у которого был Путин и Медведев на майке. Этот сумасшедший меня увидел в машине, ехал, сигналил, потом подбежал, какие-то слова мне говорил. Один-единственный дурак, все, больше ни разу в жизни я не встретил никого, кто бы сказал, что я не прав в отношении Путина. Обычно люди подходят, жмут руку, говорят спасибо. Это люди абсолютно разных национальностей. Поэтому это синдром 1937 года, мы от него лечим людей.

Елена Рыковцева: Важное уточнение: эти люди, которых вы встречаете, которые согласны с той критикой Путина, они не избиратели Путина, они не идут, согласившись с вашей критикой, потом голосовать за него?

Вячеслав Мальцев: За Путина вообще никто не идет голосовать. Выборы рисуются. Огромное количество людей, которые рисуют выборы, являются моими друзьями и знакомыми. Мне не надо совершенно рассказывать, потому что я знаю точно, сколько, когда, где и кто нарисовал по многим регионам, особенно в Саратовской области знаю буквально все. Кому какие команды давали, сколько вначале просили нарисовать, сколько потом дорисовали. Как с этими 60,2%, которые рисовали на выборах в Госдуму. Вначале требовали, чтобы за "Единую Россию" проголосовало более 50%, выборы состоялись, все нарисовали, потом от Володина звонят, говорят: нет, надо 62 с какой-то еще запятой. Поэтому огромное количество участков, больше 10, нарисовали одну и ту же цифру. Люди сидели, водку пили, им позвонили, говорят: рисуйте такую цифру. Они побежали, нарисовали, принесли.

Елена Рыковцева: Михаил, как вы относитесь к этой теории, что это нарисованная поддержка, что на самом деле у Путина поддержки нет?

Михаил Конев: Мне кажется, что у Путина, безусловно, есть сторонники, в основном это люди, не информированные о том, что происходит в стране, люди, которые получают всю информацию исключительно из телевидения, которое зачастую данную информацию искажает. У меня есть рецепт того, чтобы это изменилось: нужно вести постоянную кропотливую работу тем, кто уже все понимает. Нужно начинать с ближнего круга, нужно работать со своей семьей, со своим ближайшим окружением, со своим домом. В маршрутке не только соцопросы проводить, но и рассказывать, почему очередь в маршрутку такая длинная, цены такие высокие, и маршрутки ходят раз в полчаса, а не раз в 10 минут, как в Европе. Нужно с людьми работать, нужно до людей информацию доносить. Если акции мирные, нужно в них участвовать. Безусловно, нужно ходить на выборы, если есть желание быть кандидатом, эти выборы посещать и в них участвовать.

Елена Рыковцева: Это очень точечную вы предлагаете программу. Вы предлагаете программу для небольшого круга людей, которые вокруг себя этот мир создадут. Но ведь таких людей немного, а как же быть с массами, как воздействовать на массы?

Михаил Конев: Воздействовать на массы всеми доступными законными способами, участием в выборах, участием в радиопередачах, написанием каких-то текстов в своих личных соцсетях, например, потому что у каждого есть свой круг читателей, своя аудитория, которых политика не интересует.

Елена Рыковцева: Будем считать эту передачу способом воздействия на массы. Мы не федеральный канал, но какой есть.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG