Ссылки для упрощенного доступа

Как избавиться от навязанных долгов?

Марьяна Торочешникова: Медицинские услуги, косметические процедуры, языковые курсы, чудо-предметы, - и все это с огромными скидками, а то и вовсе бесплатно. Нужно только прийти, захватив с собой паспорт. В судах Петербурга сейчас сотни исков горожан, которые шли в медцентр на бесплатную диагностику по программе государственной поддержки здоровья граждан, а остались с многотысячными кредитами на руках. Посмотрим видеосюжет.

Стоит только открыть такой договор, и сразу видно, что он чисто криминальный

Елена Шубникова: Стоит только открыть такой договор, и сразу видно, что он чисто криминальный, он рассчитан на то, чтобы человек, его подписавший, уже не смог бы от него отвязаться.

Корреспондент: Жительница Петербурга Елена Шубникова расстроенно шутит, что после визита в "Титан Групп" она стала обладательницей сразу двух абонементов - один на массажи и БАДы, за который она заплатила 87 тысяч рублей, а второй абонемент - в суд. "Титан Групп" и "Медико", с которыми судятся петербуржцы, - компании одного учредителя, они были устроены совершенно одинаково. Это общества с ограниченной ответственностью, которые получали лицензии на зачаточные медицинские услуги - доврачебную помощь - или продавали, например, биологически активные добавки, на которые вообще не нужны лицензии.

Елена Шубникова: Когда мне первый раз позвонили, сказали: "Вы можете получить одноразовую консультацию по полису обязательного медицинского страхования".

Корреспондент: И вы подумали, что это спонсирует государство?

Ни о каком кредите не было ни слова!

Елена Шубникова: Да, что государство заключило договор с этой организацией, и выплатило им какие-то деньги, и они все это делают за государственный счет для простых людей. Но оказалось абсолютно не так! Полис медицинского страхования им вообще не нужен, но это я узнала потом.

Корреспондент: После процедур новоиспеченных клиентов просили подписать документы для страховой компании, после чего вручали пакет с двумя коробками БАДов и подписанным кредитным договором, который банк уже одобрил.

Елена Шубникова: Ни о каком кредите не было ни слова! Я говорю: "Я иду в милицию!". "Вы все равно ничего не сможете доказать, только потратите нервы и время. Лучше приходите к нам и берите у нас эти услуги".

Корреспондент: Действительно, доказать свою правоту оказалось непросто. Со всеми клиентами компании заключали смешанный договор: купли-продажи биологически активных добавок и одновременно - договор оказания услуг, но их стоимость не была разграничена. Услуги якобы предоставлялись в подарок.

Адвокат Мария Ошакбаева: Следствие располагает только объяснениями потерпевших, и то я беру в кавычки слово "потерпевшие", потому что никто из пострадавших в данной ситуации пока не признан потерпевшим по уголовному делу. Это парадоксальная ситуация - уголовное дело возбуждено по заявлению банка, а не по заявлению кого-либо из людей, подписавших эти договоры. Люди приглашались на собеседование только по одному, вдвоем никогда никто не приходил. Исключалось использование телефона, возможность записать разговор.

Корреспондент: На крючок предпринимателей попались сотни петербуржцев, которые теперь через суд пытаются расторгнуть договоры с "Титан Групп" и "Медико" и вернуть свои деньги.

Диктор: Гости в студии Радио Свобода:

Дмитрий Янин - председатель правления Конфедерации обществ потребителей, член экспертного совета при правительстве Российской Федерации. Участвовал в разработке законодательства в области защиты прав потребителей и рекламы.

Александр Иванов - президент Национальной ассоциации дистанционной торговли с 2004 года. Участвовал в создании и запуске крупнейших каталожных проектов и Российской ассоциации директ-маркетинга. Автор книг и публикаций по маркетингу, логистике и интернет-торговле.

Больше сотни исков только в Петербурге

Марьяна Торочешникова: Больше сотни исков только в Петербурге - большинство из них, конечно, уже выиграны, но людям все равно приходится оплачивать кредиты, потому что суды признали недействительными договоры только с торговой компанией, предлагающей БАДы и медицинские услуги, а не кредитные договоры. Как это вообще сейчас возможно? Неужели за столько лет люди в России еще не научились тому, что не надо покупать вот так сразу какой-нибудь супердорогой пылесос, волшебные кастрюли и сковородки? Были же эти скандалы еще и 10, и 15 лет назад, и вдруг раз - новая история!

Дмитрий Янин: Дельцы, которые используют подобного рода технологии, стали более циничными. Посмотрите - продаются товары, которые, как правило, подходят людям старше 50 лет. Традиционно эта категория людей - 50, 60, 70 лет - более доверчива, в соответствии с международными стандартами она признается уязвимой. И здесь требуется адекватность государства в части мониторинга таких компаний, пресечения их деятельности. Конечно, по сути, это мошенничество, но удастся ли возбудить уголовное дело по этой статье, признать потерпевшими людей, будет понятно позже. В целом тут все очень просто: это расчет на то, чтобы выйти на публику, которая готова обмануться.

Фейсбуку я доверяю больше, чем районной поликлинике или родной ФСБ

Александр Иванов: Люди получают какое-то приглашение: придите к нам и купите у нас БАДы. А информация о людях берется в поликлиниках. Как правило, кто-то звонит или присылает письмо: "Дорогая, родина решила о тебе позаботиться, у тебя такое-то заболевание - приходи, мы тебя спасем". Так что история о том, что персональные данные нужно сдавать государству и оно их сохранит, не работает.

Марьяна Торочешникова: Более того, государство сейчас осуществляет наезд на крупные западные интернет-компании, говорит: нет, пусть все хранится только в России, чтобы ничего не утекло!

Александр Иванов: Да, говорят, что будут закрывать Фейсбук, потому что у них хранятся персональные данные. Но как объяснить, что Фейсбуку я доверяю больше, чем районной поликлинике или родной ФСБ? Почему моими данными должен кто-то распоряжаться: например, поликлиника? Если называть вещи своими именами, то это коррупция: персональные данные покупаются в регистратуре поликлиники или где-то еще.

Марьяна Торочешникова: То есть это целевая аудитория.

Дмитрий Янин: Да. Они знают ваш диагноз, знают, что у вас в карте. Человек, который получает такой звонок, приглашается на бесплатный массаж или на какую-то другую процедуру, диагностику, а дальше грамотный психолог заставит вас что-то купить. И самое безобидное - если он продаст какие-нибудь не нужные вам грязи или соль, которую можно купить в магазине за семь рублей. Но люди пошли дальше, включили в эту тему БАДы.

Дельцы, которые используют подобного рода технологии, стали более циничными

Вот Александр сказал про роль поликлиники, а второе здесь - банки. Банку неприлично сотрудничать с компаниями, которые таким образом реализуют свои продукты. Банки должны здесь выступать фильтром, не предоставлять свои ресурсы мошенникам.

Александр Иванов: А как банк может это проверить?

Дмитрий Янин: Банк не должен продавать клиенту одну услугу, он должен стать ему другом и поводырем по жизни.

Марьяна Торочешникова: А банки заинтересованы в том, что вы взяли у них один кредит, потом возьмете еще один...

Александр Иванов: Да, "я хороший менеджер, потому что даю много кредитов. К нам в банк пришла компания, которая отлично в этом помогает, и я такой прекрасный, у меня пошел процесс". Я согласен: банки не должны обслуживать мошенников, но как технически они могут это понять?

Марьяна Торочешникова: Возможно, даже в банках есть какие-то "засланные казачки". Ведь даже работающему человеку не так легко получить кредит на приличную сумму, а здесь пенсионерам с их небольшой пенсией без всякого обеспечения дают кредит после первого же прихода на какую-то процедуру.

Александр Иванов: Все эти банковские документы уже у мошенников на руках, остается только расписаться.

Дмитрий Янин: Это незрелость банковского сектора. Они хотят разово показать своим акционерам, что в своем городе выдали кредитов на миллион, и получают за это бонус, не думая о том, что будет с этими кредитами дальше. Менеджеры, сидящие на продажах, чаще всего получают вознаграждение не с того объема ссуд, который качественно обслуживается, а с того, который они выдали. Так устроена эта система.

Дмитрий Янин
Дмитрий Янин

Марьяна Торочешникова: Соответственно, им не интересно, кто взял эти кредиты и кто будет их отдавать? Но в Петербурге сотни пострадавших, у них на руках есть исполнительные листы, есть решение суда расторгнуть договоры ивернуть какие-то суммы, но по кредитам-то им надо платить. Это безвыходная ситуация?

Дмитрий Янин: Им нужно расторгать это соглашение через суд.

Александр Иванов: А не может быть соглашения с банком о добровольном прекращении договора?

Дмитрий Янин: Банк может на это пойти, а может не пойти. Он говорит: я отдал деньги, я оплатил эти процедуры или БАДы, а то, что вы ими не воспользовались, это ваши проблемы. Их можно просить, с ними можно пытаться судиться, с ними обязательно нужно как-то взаимодействовать через территориальные подразделения Роспотребнадзора, через прокуратуру. Ведь получается, что люди должны еще вкладываться во все эти судебные споры, нанимать адвокатов и требовать деньги за то, чем они не пользуются, чтобы им просто вернули эти деньги, чтобы на них не висели эти кредиты. Это все, конечно негативно влияет на ситуацию и на доверие к этой системе.

Марьяна Торочешникова: Можно, наверное, попытаться обратиться к финансовому омбудсмену Павлу Медведеву.

Дмитрий Янин: Мы несколько раз обращались, и, к сожалению, в большинстве случаев никаких механизмов воздействия на нарушителя у него нет, он может их только попросить, но они могут спокойно ему отказать.

Марьяна Торочешникова: А как вообще работает эта технология? Почему люди так легко расстаются со своими деньгами, да еще и берут заемные, чтобы немедленно что-то купить? Как должны обрабатывать человека, чтобы он делал такую горячую спонтанную покупку?

Все банковские документы уже у мошенников на руках, остается только расписаться

Александр Иванов: Есть определенные приемчики - уговоры, переключение внимания и так далее. Человеку подсовывают какие-то заведомо кабальные документы, отвлекают, не дают прочесть, уводят в сторону...

Марьяна Торочешникова: И уже это должно насторожить человека. Или если не дают забрать документы с собой…

Дмитрий Янин: Везде, где вам что-то не дают забрать с собой домой, говорите: "Тогда я ухожу!" Кроме того, конечно, подозрительно, когда ограничивают, с кем ты можешь прийти: ведь одна голова хорошо, а две лучше. Кроме того, нужно понимать, что наше государство никому никогда не помогает. Если вы слышите по телефону, что вам государство что-то бесплатно подготовило, в 99% случаев это будет обман, даже ко Дню Победы. Нет ничего святого, и рассчитывать на бесплатный сыр в нашем государстве можно только в мышеловке. Вот вы слышите: что-то "от государства", - знайте, что это риски.

Александр Иванов: Очень-очень велика вероятность, что вас обманывают.

Дмитрий Янин: Если вы знаете людей, звонящих вам, если это ваш соцработник или председатель Совета ветеранов - человек, которому вы доверяете, то это другое дело. Если же это какие-то политики, которые хотят вас облагодетельствовать, тоже держите дистанцию: скорее всего, это мошенничество, особенно когда тебе выставляют условия: мы тебя облагодетельствуем, но приди одна, без телефона и с паспортом, чтобы заключить договор на средство от всех болезней.

Марьяна Торочешникова: Зачастую договоры о предоставлении услуг, которые предлагают компании, зарабатывающие на "горячих" покупках, юридически настолько выверены, что расторгнуть их без существенных для себя потерь практически невозможно. Посмотрим видео.

Представитель банка (звучит голос по телефону): У нас есть основания полагать, что вы целенаправленно оформили кредит и целенаправленно уклоняетесь от оплаты задолженности.

Корреспондент: Любовь Печенкова - инвалид второй группы. Уже третий месяц сотрудники "Кредит Европа банка" требуют от нее погасить кредит за курсы в языковой школе "Wall Street English".

Любовь Печенкова: Мне в социальной группе ВКонтакте пришло сообщение о том, что я выиграла бесплатный конкурс на обучение английскому языку. Я спросила: "А эти курсы точно будут бесплатные? Ведь у меня не хватит денег, чтобы их оплачивать, даже на месяц". Мне написали: "Точно! Оставьте свой телефон".

О том, что она должна более 60 тысяч рублей, Люба узнала только спустя три месяца, когда позвонили из банка

Корреспондент: В офисе компании Любу встретили любезные сотрудники, которые вновь пообещали: "Первые три месяца вы ничего не платите". И дали подписать документы на обучение. По словам девушки, кредитного договора среди них не было. О том, что она должна более 60 тысяч рублей, Люба узнала только спустя три месяца, когда в первый раз позвонили из банка.

Максим Куликов: Вот, наконец-то приходит кредитный договор. Первое, что бросается в глаза, - заявление. Во-первых, там должен быть прописан ее СНИЛС: Люба инвалид и получает пенсию по инвалидности. Он не прописан, хотя она об этом предупреждала. Есть ее мобильный, домашний телефон. И там также присутствует информация о том, что она работает в Скрябинке, получает 70 тысяч оклада.

Корреспондент: В Институте имени Скрябина Любовь не работает, а учится. Кроме того, оказалось, что девушка подписала доверенность на сотрудника "Wall Street English" Андрея Басова, но в достоверности своей подписи Люба сильно сомневается и готова отдать ее не экспертизу.

Людей, попавших в похожую ситуацию, уже сотни. ВКонтакте есть группа ""Wall Street English". Как вернуть деньги" - первые жалобы здесь появились еще в 2015 году.

Договор со школой можно расторгнуть в любой момент, но вот расстаться с кредитом почти никому не удается. Как минимум с клиентов снимается плата за подключение к интерактивной программе школы, даже если ученики ею не пользовались.

Павел Андреев: Вначале это подключение к интерактивным программам шло у них каким-то дополнительным соглашением, и поэтому в судах удавалось доказать, что это навязанная услуга. А потом они учились на своих ошибках и докрутили договор таким образом, что сейчас его крайне сложно расторгнуть.

Корреспондент: Два года назад у школы было другое название - "Wall Street Institute". После многочисленных жалоб учеников в Департамент образования школа закрылась, но уже через месяц вновь стала набирать студентов, сменив владельца и одно слово в названии. Юридическое лицо осталось прежним - некоммерческая организация "Премиум". Сейчас обманутые ученики готовят коллективный иск против компании: в одиночку выиграть дело никому не удается.

В Москве сотни пострадавших по такой схеме!

Марьяна Торочешникова: В отличие от схемы "красота и здоровье", которую мы обсуждали в самом начале, с языковыми курсами все обстоит несколько иначе. Были люди, которых убеждали заключить договор, и они знали, что подписывают кредит, но когда они начинали получать услугу, качество ее оказывалось настолько низким, что люди хотели расторгнуть свои договоренности. Однако эти договоры с языковой школой составлены таким образом, что на расторжение есть только три дня. Причем расторгался договор только с языковой школой, а не с банком, и при этом языковая школа забирала себе очень приличную неустойку, до 50 тысяч рублей - якобы за активацию какого-то ключа какой-то языковой программы, по которой человек должен был заниматься сам. В Москве сотни пострадавших по такой схеме! Как соотносится такая история с законом о защите прав потребителей?

Дмитрий Янин: Закон о защите прав потребителей и Гражданский кодекс позволяют потребителю отказаться от заказанной услуги и получить часть внесенных средств. И компания должна доказать, что она уже потратилась на вас - на занятия, которые будут через полгода или через год. То есть вы имеете право расторгнуть договор, даже не вдаваясь в сюжет с качеством услуги. Вы отзанимались три занятия, и, по идее, нужно подавать на расторжение договора и требовать частичного возврата средств - пропорционально оказанной услуге. Вот если было двадцать занятий, а вы сходили на три, значит, они должны удержать эту долю, без всяких там ключей, активаций и так далее. Им надо доказывать в суде, что они уже понесли такие расходы. Получив эти деньги, компания должна перечислить их банку, то есть закончить эту историю с банком и погасить долг потребителя перед ним.

Марьяна Торочешникова: А можно потребовать еще компенсации морального вреда за некачественно оказанную услугу?

Александр Иванов: Теоретически, я думаю, можно судиться.

Александр Иванов
Александр Иванов

В начале нулевых годов Москва была завалена объявлениями: "Трехдневные курсы английского языка и диплом переводчика". И это работало! Я ничего не знаю о судьбе слушателей этих курсов, но тогда, наверное, невозможно было обратиться по поводу того, что услуга оказана некачественно.

Марьяна Торочешникова: В начале 2000-х и кредиты-то еще не давали!

Самая перспективная профессия на ближайшее десятилетие - это, видимо, коллектор

Александр Иванов: У нас сейчас и так катастрофическая ситуация с невозвратными кредитами. Самая лучшая и перспективная профессия на ближайшее десятилетие - это, видимо, коллектор.

Дмитрий Янин: У нас сейчас семь миллионов граждан не платят более 90 дней. Это порядка 10% трудоспособного населения, им нечем гасить долги, и из них 660 тысяч не могут погасить более полумиллиона рублей. К сожалению, банкиры, которые гонятся за валом по выдаче кредитов, закрывают на все глаза и не проверяют своих клиентов. Ведь очевидно, что они не имели права выдавать кредит без проверки, без диалога с заемщиком, без того, что заемщик должен либо привести поручителей, либо показать свой доход. Человек честно сказал, что у него нет дохода - значит, не должно быть и кредита! Но термин "ответственное кредитование" забыт, и как результат мы имеем сотни людей, которые сейчас вынуждены судиться, а сначала расторгать договор с языковыми курсами, если это не фирма-однодневка.

Марьяна Торочешникова: Да нет, она уже несколько собирает деньги!

Дмитрий Янин: Там может быть такое, что у них бренд живет несколько лет, а вот юрлицо, которое собирало деньги, меняется. Поэтому здесь вполне может быть, что люди получат исполнительные листы на расторжение, но не получат деньги.

Александр Иванов: То есть банк это крышует?

Дмитрий Янин: Я думаю, да.

Марьяна Торочешникова: А куда смотрят правоохранительные органы? Почему годами работают такие схемы?

Александр Иванов: Мы начали разговор с того, что это какие-то коррупционные истории. Наверное, и там, и там соломку подстелили, и, возможно, это все проплачивается.

Дмитрий Янин: Есть достаточно серьезные основания подозревать, что некоторые российские банки очень тесно связаны с правоохранительными органами, и они в очевидных случаях не видят состава преступления.

Марьяна Торочешникова: И часто говорят: "Вы же видели договор". И договоры бывают подписаны так, что комар носа не подточит. Люди в России, к сожалению, не привыкли читать договор, а уж тем более вносить в него какие-то изменения. И потом полицейские показывают эти договоры тем же потерпевшим и говорят: " Вы же сами заранее на все согласились - и на эти неустойки, и на прочие вещи". Против этого люди совершенно бессильны?

Дмитрий Янин: Бывает по-разному. Иногда люди действительно подписывают то, чего не понимают. Но если будет доказано, что использовались те или иные манипуляции: отвлечение внимания и так далее...

Александр Иванов: Но это же просто недоказуемо!

Есть основания подозревать, что некоторые российские банки связаны с правоохранительными органами

Дмитрий Янин: Если они опросят несколько человек и установят, что была приблизительно одна и та же схема: людям говорили, что это все бесплатно, а потом возникал кредитный договор, и если все 20 человек об этом скажут, почему бы не поверить? Кроме того, ставки по этим кредитам очень высокие: 70, 80% годовых, - конечно, их невозможно обслуживать.

Марьяна Торочешникова: Да, но полиция-то ничего не делает! "Договор хороший, сами виноваты"...

Александр Иванов: Хороший следователь может разбираться дальше и понять, что это схема обмана. Высокий банковский процент сам по себе - это уже повод задуматься.

Дмитрий Янин: Если судебная и правоохранительная система не ориентирована на запрос граждан, то нельзя ожидать, что в таких вопросах полиция будет более оперативно реагировать. Людей, которые должны разбираться с бытовыми мошенничествами, может быть очень мало, они могут быть недофинансированы, поэтому тут нужно как-то обходить все это.

И, опять же - внимание, внимание и еще раз внимание! Ничего бесплатного не бывает. Конечно, нужны поправки в законодательство в части более длительного периода, в который потребитель имеет право расторгнуть кредитный договор: если вы заключили кредитный договор, обладая недостоверной информацией, то вы имеете право в течение, например, месяца расторгнуть этот договор Такие инициативы нужны.

Александр Иванов: Нужен так называемый "период охлаждения", который присутствует, например в законе о дистанционной торговле. В течение семи дней вы можете одуматься и сказать: боже мой, да не нужно мне это платье! И вам не надо даже объяснять продавцу, что вы передумали, - просто получаете деньги назад. И это работает.

Ничего бесплатного не бывает

Дмитрий Янин: Да, в отношении интернет-торговли этот вопрос снят. А в отношении продаж на дому и презентаций это почему-то не действует, хотя тут то же самое.

Марьяна Торочешникова: Москвичка Елена Карцева полтора года пыталась избавиться от кредита, навязанного ей компанией по продаже косметики. Деньги в итоге вернуть удалось, но чего это стоило...

Елена Карцева: Мне позвонили из салона красоты и пригласили на тест. Помяли там какими-то кремами и под конец стали рассказывать, что я могу приобрести эти кремы, и вот посмотрите, какая красивая коробочка. Я сказала: "Большое спасибо! Салон хороший, маникюр ничего. Давайте, ребята, пока!" Они меня уговаривают: "Возьмите домой, протестируйте. Все это бесплатно! Но чтобы мы друг друга не обманывали, подпишите, пожалуйста, акт о приеме-передаче". Я думаю: ну, ладно, акт - это же не договор – и подписываю этот акт, беру эти чемоданы…

Доезжаю до дома. Все мои счета находятся в "Альфа-Банке". Я открываю приложение и вижу, что у меня кредит на 93 тысячи. Я начинаю писать в "Альфа-Банк", что надо разобраться с этой историей. "Альфа-Банк" говорит: "У вас же есть с нами кредитный договор ". Я очень удивилась.

Мы едем в центральное УВД, пишем заявление, и оказывается, что там примерно около 400 заявлений на этот салон, они не первый раз это делают. Я подписала бумажку с какими-то непонятными людьми, "Альфа-Банк" из этого сделал договор, а найти этих людей невозможно. "Альфа-Банк" говорит: разбирайтесь с ними. "DeSheli" договорит: мы ничего не знаем. Салон говорит: а они вообще уехали.

Я написала в прокуратуру длинное письмо, просто описала все, как есть. И в фейсбучном посте я сделала фото на фоне прокуратуры с этим письмом и словами: "Ну что, год мне мыли мозги, а сейчас я вам помою мозг". Пиар-отдел "Альфа-Банка" быстро написал мне: "Извините, сейчас мы будем разбираться. Хоть это и не наша проблема, но мы вам поможем".

Прошло еще месяца два, и с меня перестали снимать деньги на этот кредит. Написали, что организуют нам встречу, чтобы я вернула им этот чемодан. Они не приехали на встречу. Приехал незнакомый курьер из неизвестной компании и на все вопросы отвечал: "Ребята, я просто курьер". Он привез письмо от "Альфа-Банка", мы отдали ему этот чемодан, он дал мне акт о том, что я все вернула, и кредит с меня сняли.

С другой стороны, "Альфа-Банк" не поверил в то, что я не подписывала этот договор. Откуда они знают, вру я им или нет? Они признали, что мне это все не нужно, и произошло что-то такое, что совершенно не вписывается в рамки товарно-денежных отношений, что я попала действительно по случайности. И они мне помогли, потому что я их клиент.

С точки зрения банка, мы - мошенники!

С точки зрения банка, мы - мошенники! На каких бы условиях вам ни дали этот чемодан, вы должны понимать, что есть закон, по которому нельзя сдать обратно косметику, белье и еще некоторые товары. И если вам это впаривают на любых основаниях, то все это полная ерунда, и закон будет на их стороне.

Александр Иванов: Хорошо, если бы люди знали, что косметика и нижнее белье не подлежат возврату.

Дмитрий Янин: И ювелирные украшения.

Марьяна Торочешникова: И лекарства.

Дмитрий Янин: А также все технически сложное, на что есть гарантия, если это не интернет-продажи. Вот в интернете, если вы к тому же используете добросовестного агрегатора, можно покупать все, даже косметику, ювелирные украшения и белье.

Александр Иванов: И закон вас защитит!

Дмитрий Янин: Кроме того, еще есть гарантия защиты покупателя. Пока вы не поставите галочку, что получили товар (с аукциона или через этот агрегатор), все будет нормально. А в обычных продажах существует постановление 1998 года, "Правила продажи отдельных видов товаров", где есть перечень на страницу. Чтобы объяснить проще, что можно покупать, а потом сдать, я говорю так: это все, что можно надеть на себя, но при этом все, что не касается голого тела: рубашку сдать можно, а майку - нет, брюки можно, а трусы - нет. Нельзя вернуть машину, мебель. Поэтому семь раз отмерь, один раз отрежь и старайся не встрять в кредитные отношения.

Александр Иванов: Можно призвать людей быть внимательнее, осторожнее, знать законы.

Марьяна Торочешникова: Возьми бумаги и пойди с ними домой, там прочитай, если захочешь - вернись. Если этого не дают сделать, значит, нужно просто бежать из этого места.

Дмитрий Янин: И еще один совет - это несколько раз срабатывало в России. Если вы увидите, что жертвами стали пожилые люди, выводите эти кейсы в социальные сети и торпедируйте соучастников. В сюжете с косметикой все понятно: это задело репутацию банка, и он это переиграл. И близкие стариков должны понимать, что нужна ровно такая же технология: банк, который вовлечен, надо просто подсвечивать.

Размещайте в соцсетях сообщения о произошедшем, ставьте тэги на организацию, которая это совершила

Марьяна Торочешникова: Размещайте в соцсетях сообщения о том, что произошло, ставьте тэги на банк или организацию, которая это совершила.

Дмитрий Янин: И боритесь за то, чтобы социальные сети в России оставались, потому что иногда они более эффективны, чем суд.

Александр Иванов: Да, это хорошее оружие!

Дмитрий Янин: Мы знаем истории и за рубежом. В социальной сети был скандал с одной авиакомпанией: там избили доктора, и был протест всей китайской диаспоры, которая перестала летать этой компанией. Это все работает, и важно не отдавать свои права без боя.

Александр Иванов: И покупайте все в интернете, это самая защищенная зона! Руководители Минторга говорят, что жалоб на продажи в интернете в процентном отношении в десятки раз меньше, чем жалоб на другие виды продаж.

Марьяна Торочешникова: Потому что у людей есть возможность отказаться от товара.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG