Ссылки для упрощенного доступа

Ваши письма. 9 декабря, 2017


«Мой внук, - пишет Людмила Сугробова, - в первом классе (сейчас он в одиннадцатом) сказал: ребенок имеет право на питание, воспитание и свободу слова. Так и живёт, отстаивая свои права все эти годы. Правда, иногда забывает о своих обязанностях. Но это другая история», - пишет госпожа Сугробова. Кажется, все делается для того, чтобы люди не то что забыли – им и забывать-то особенно нечего – а чтобы они не задумывались о своих правах, чтобы думали исключительно о своих обязанностях – обязанностях перед отечеством, а на самом деле перед начальством. Кажется, все делается, чтобы дух сталинизма продолжал витать над Россией, дух страха и покорности, русский талант повиновения. Талант повиновения – так и выразился, с большим одобрением выразился! - сто шестьдесят лет назад один очень умный, но не самый умный, очень ученый, но не самый ученый англичанин. Повиновение-то повиновение, а вот же появляется первоклассник, который начинает гнуть свое, свою линию – на права человека. В таких случаях говорят: откуда что берется? Я знаю, откуда. Путинизм – это штука страшная, но недостаточно страшная. Путинизм хотел бы, да не может беспощадно карать людей за малейшее проявление свободомыслия. Не заделал все щели. А если оставлена хоть одна щелочка, в нее непременно проникнет что? Правильно: дух свободы, понятие о правах человека. Это даже загадочная вещь. Только так мы убеждаемся, что дух свободы непобедим, иначе против него не применялись бы все средства. Многие удивляются: ну, зачем надо было уничтожать миллионы, ну, зачем нужна была такая жестокая цензура – хватило бы, мол, и более мягких мер. Но нет, тирания знает, что в этих вещах поблажек не должно быть никаких. Не оставлять ни щелочки! Путинизм это тоже знает. Но у него нет таких сил. В этом его обреченность. Его губит и погубит, выражаясь его языком, половинчатость. Это все знает и народ. Я всю жизнь слышу: нам воли давать нельзя. С нами нельзя цацкаться. Народ - зверь. Да, я всю жизнь это слышу от самого народа. Но там же, в этом самом народе, неизвестно как возникает вдруг умонастроение, которое в первом классе выражает внук Людмилы Сугробовой: «Ребенок имеет право на питание, воспитание и свободу слова».

Человек спрашивает: «Какие вы знаете разумные объяснения того, почему наступил коллапс Советского Союза. Про экономику, - предупреждает он, - можно не писать». Я и не буду про экономику, потому что дело не в ней или, если и в ней, то не в такой уж большой степени, как иногда мне самому думается. Советский Союз держался на принуждении, насилии, долго – на самом жестоком насилии, с миллионами жертв. Но ни насилие, ни потом даже сравнительно умеренное принуждение не могло продолжаться вечно. Все имеет свой конец. «Вечен только мертвых сон». Горбачеву пришлось ослабить железные скрепы – и все рассыпалось. Рассыпалось потому, что давно было готово рассыпаться. Сколько могу понять, человек, у которого возник этот вопрос, считает, что экономические причины ему известны. Социализм оказался не способным обеспечить людей даже хлебом, обыкновенным печеным хлебом. И не только хлебом. Григорий Кравченко напоминает, что (читаю) «одной из важнейших причин коллапса, а затем и развала экономики совка стало катастрофическое отставание в новых поколениях технологий, станков и оборудования во всех отраслях промышленности. То, что было заполучено из Германии по репарациям (и выпускалось до девяностых), превратилось в металлобрухт уже в конце шестидесятых, так как передовые страны перешли на штамповку не только ширпотреба, но и в машиностроении», - пишет Кравченко. Я, однако, о своем: без железных скреп, без повседневного насилия Советский Союз рассыпался бы и в том случае, если бы наука и техника там не имели бы себе равных во Вселенной, а народ катался бы, как сыр в масле. Как в масле, но - за колючей проволокой. Как только обвисла бы проволока, народы сразу бы разбежались. Сразу! И, конечно, тут же нашлись бы дурачки, которые стали бы рассуждать, как опять сколотить нерушимый союз. Они и нашлись, и уже четверть века рассуждают, как это сделать, на словах легко допускают и насилие, и даже пробуют на деле, набивая шишки.

«У вас в передаче, - пишет Анастасий Воробьев, - прозвучало письмо, в котором присутствовал поп на мерседесе. Не раз за последние год или два приводили вы и столетней давности стихи поэта Блока, который вывел собирательный образ дореволюционного попа.

Помнишь, как бывало,

Пузом лез вперед,

И крестом сияло

Пузо на народ?

Антицерковные настроения были на протяжении всей истории церкви, но это не разрушило и не отменило ее. Церковь, Анатолий Иванович, она же не состоит из одних священников на мерседесах. Вот у отца Иоанна в Оршинском монастыре никакой машины нет. Он по десять дней вынужден жить в монастыре, не видя сына и жены, которые в Твери. «Не на чем ездить, нет жертвователей», - объясняет он. Ехать полчаса, но общественный транспорт не ходит. Вот и получается вахтовый метод. Квартира в кредит, жена работает, держат кроликов. И таких священников по России, поверьте, в разы больше, чем благополучных и живущих в достатке. Священника содержит приход. Батюшке никто зарплату не платит. А какой приход, такое и содержание.
Вот нашла для вас высказывание Моисея Святогорца: «Церковь – это не то, что мы воображаем, что представляем себе, что соответствует нашим пожеланиям. Церковь – это материнские объятия, которые хотят спасти всех, кто захочет спастись. Это не институт, не идеология, не группа, не система, не партия. Церковь не судит, не карает, не ищет сторонников, не изменяется, не разделяет, не утомляется, не отдыхает, не беспокоится об убедительных доводах, никого никогда не стремится поработить и разгромить». Вот такое высказывание о церкви я нашла, Анатолий Иванович, для вас, а больше – для ваших слушателей. Сделайте, пожалуйста, одолжение: воздержитесь в этом случае от комментария. Анастасий Воробьев. Тверь». Так я и сделаю, господин Воробьев. Только скажу пару слов о Моисее Святогорце. Это современный афонский старец, издал много книг, пишет иконы и стихи, осуждает католиков за «искажение церковного учения», скорбит, что Европа сгубила себя «жаждой богатства», «забыла Христа и открывает объятия исламизму». Вы, кстати, обратили внимание: в этом письме говорится «я нашла» то-то и то-то, а подпись под ним – Анастасий Воробьев.

Следующее письмо: «Что-то кисло вы, уважаемый Анатолий Иванович, отреагировали в прошлой передаче на упрек то ли слушателя, то ли слушательницы, я не разобрал, хотя это, на мой взгляд, в данном случае важно, - упрек в том, что слишком узкая и однообразная тематика ваших передач: Путин - Россия, Россия - Путин, Украина - Россия, Россия - Украина, Америка - Россия, Россия - Украина. Написавший вам человек заявляет, что его уже тошнит от этих тем и задает вам риторический вопрос, существует ли в мире еще что-то, кроме Путина, России, Украины и Соединенных Штатов Америки. Вы отговорились от этого упрека ссылкой на кремлевскую пропаганду, в поле которой существуют и те, кто за путинизм, и те, кто против него. Меня этот ваш ответ не убедил, вернее, он мне не понравился. Пропаганда пропагандой, а для думающего гражданина России ведь это действительно главные темы его постоянных размышлений: Путин, Россия, Украина, Америка. А если этой вашей слушательнице или слушателю интереснее что-то другое, так никто же на заставляет ее или его включать вашу передачу», - пишет господин Мясникович. Спасибо за письмо, господин Мясникович. «Мировая арена», она одна на всех, но каждый следит за теми участниками вечного действия, которые его больше интересуют. Вот так получилось, что в последние годы русский общественно озабоченный человек неотрывно следит, как играют свои роли Россия, Украина, Америка. Ну, и Путин, имеющий к этой игре известное отношение. Ничего удивительного. Россия потеряла Украину, Америка мешает ей вернуть эту величайшую потерю. Так ведь, если грубо? Понятно, что ни о чем другом крымнашисту не думается так много, тяжко и горько.

«Вы, Анатолий Иванович, самый настоящий демотиватор! – пишет госпожа Розанова. - Когда одного человека или страну ставят бесконечно в пример другому (другой), это верный способ вызвать к ней зависть и злость. Люди начнут искать там не достоинства, а недостатки! И многие россияне, которым вы плешь проели этой свободой Украины, в один голос заявляют: это украинцы у нас гастарбайтерами работают, а не мы у них! Если они такие свободные, то чего к нам, убогим, едут? Чего они здесь пресмыкаются, живут без семей в кошмарных условиях, каждые три месяца едут в Украину ставить отметку о выезде? Уже целый бизнес московским водилам устроили, - те набивают машины украинцами, везут их по-быстрому к границе, там ставят печать и бегом обратно в Россию. Ну, и кто из нас рабы? Кто их, таких свободных, заставляет исполнять прихоти наших, русских, зарвавшихся заказчиков, нянчить сопливых детишек и за старушками капризными ухаживать? Отстраивайте свою свободную страну со свободным трудом, стройте свои предприятия и развивайте экономику своей передовой Украины, а не отсталой нашей России. Понаехали тут! И да, - продолжает госпожа Розанова, - еще с советских времён есть пословица: курица не птица, Болгария не заграница! И ещё посмотрим, что станет со свободной Украиной - долетит ли эта птица-говорун, всю жизнь прожившая в клетке, до середины Днепра. Украина, говорите, ближе к Европе. Что же она не берет пример с Европы? Уж могли бы хоть прибраться! Белоруссия с ее батькой в разы чище не только Украины, но и России. Вот вам и тоталитарное государство! И да: Америку во всем мире не любят! Назовите хоть одну страну, где бы любили Америку! Потому что она бесконечно хвастается, что она богатая! И Россию не любят! Потому что сильных не любят! Будьте объективны! И что бы делала ваша Украина без поддержки Америки? И, кстати, если уйдет Путин, станете ли вы по-прежнему «мочить в сортире» Россию? Вот на какие наши речи вы, Анатолий Иванович, напрашиваетесь тем, что в вашей передаче мы, русские, не можем услышать доброго слова о себе. Вы только то и делаете, что тыкаете нас, как нашкодивших котят, в нашу пачкотню. Не очень это с вашей стороны расчетливо, согласитесь», - пишет госпожа Розанова.

Вот думаю: как сказать, что значит слово «демотиватор», чтобы всем было понятно? Кто это такой? Мотив значит побуждение, заинтересованность. Мотивировать человека значит подвигать его на что-то, воодушевлять. Тогда демотивировать значит расхолаживать его, расстраивать. Следовательно, по мнению госпожи Розановой, моя задача должна состоять в том, чтобы у людей в России не падало настроение, а поднималось. Если бы я так понимал свою задачу, они давно перестали бы меня слушать. Как сегодня многие перестают смотреть российское телевидение… Людям все больше надоедает, что с ними проводят работу. Старшему поколению известно это выражение: проводить работу, то есть, воспитывать людей, настраивать их на нужный, на правильный лад. И вот доброжелательные к нам слушатели подсказывают нам, как это лучше делать. Не мазать все черной краской, соблюдать равновесие, рядом с каждым минусом ставить плюс, думать, каким тоном, с какой миной, с какой ужимкой говорить то, с какой – это. И убедить даже наших верных слушателей-единомышленников, что мы в эти игры не играем, невозможно. Они говорят: «А в чем тогда ваша работа? Вы доводите до нас, и правильно делаете, демократическую точку зрения. Вот и делайте это ловчее, хитрее». На что я всегда отвечаю одно и то же: если бы я ловчил, хитрил, меня бы не слушали.

Господин Зуев пишет об искусственных монополиях, которые – читаю – «создаются за счет личного участия элиты страны или региона в создании условий для функционирования нужных им по личным связям бизнесструктурам без учета их эффективности с утратой конкурентности по отношению к международному рынку и оплатой бюджетом необходимых средств для ее имитации в виде маржинального дохода», - прерываю чтение. Если бы об этих вещах говорилось чуть-чуть проще, то вы никогда не догадались бы, что это пишет никакой не бунтовщик, а преданный друг путинизма. Ведь что мы от него узнаем? Мы узнаем, что большие начальники в центре и на местах являются, по существу, хозяевами или сохозяевами крупнейших вроде бы частных предприятий и фирм, что было бы полбеды. Но эти предприятия и фирмы не рассыпаются в прах только потому, что начальники, пользуясь своим служебным положением, накачивают их казенными деньгами. Это уже настоящая беда, но еще не вся. Созданные для воровства предприятия и фирмы, целые отрасли и подотрасли! мешают тем, кто мог бы с ними конкурировать и наверняка победил бы их на мировом рынке. Чтобы покончить с этим, требуется, по словам Зуева, «новое качество управления страной», тем более, что на нее – слушайте! – напали. Так и пишет: «На нас напали. И это факт». Имеются в виду международные санкции – то, что свободный мир сворачивает дела с Россией, пока она не оставит в покое Украину и не вернет Крым, возместив ущерб. Раздвоение сознания. Человек хочет, чтобы от путинизма не осталось камня на камне, и при этом от души клянется ему в верности. В таком состоянии многие сегодня в России.

Некоторые, кстати, надеются, что все обойдется не худшим образом – не худшим образом для владельцев крупнейших состояний, что в их семьях и родственных кланах появятся удачливые наследники, хотя пока – читаю - «не пришло еще на Русь третье-четвертое поколение тех сильных мира сего, чьи деды первоначальные капиталы сколотили в лихие девяностые, без страха и упрека преступавшие для этого законы и нормы человеческого бытия, а уж потом задумавшиеся о душе своей и потомках своих, кои уже цивилизованно награбленным добром, иначе не скажешь, стали бы распоряжаться». А пока что слушайте вот такое любопытное недоумение: «Наша, российская, власть до сих пор находится в раскоряченном положении. С одной стороны, строит суверенное, сильное в военном отношении государство, с другой, ворует как не в себе и прячет наворованное у врага».

Сколько существуют государства, столько и задаются этим вопросом благомыслящие люди. Как получается, что власть, состоящая из воров, что-то делает для того, чтобы подлежащее ей государство, по крайней мере, не падало? Значит, высшим ворам не все равно, что будет с этим государством? Значит можно быть одновременно и вором, и патриотом? Это вопрос в такой же мере сложный, как и простой. Вор считает, что раз он служит государству на высоком, тем более, на самом высоком, посту то ему, по его заслугам, положено иметь больше, чем другим. Он жаждет достойного, по его понятиям, вознаграждения, и сам себе его назначает. Это одно. Второе. Он знает, что если его государство упадет, то упадет и его воровской доход. Третье. У него же всегда есть соперники, они только и ждут своего часа – часа, когда он выдохнется из-за того, что выдохлось государство. Волей-неволей приходится что-то делать, чтобы оно стояло. Но главное – это самовознаграждение. Самооценка своих заслуг перед отечеством. Ну, а почему высшие русские воры держат свои в кавычках деньги во вражеских в кавычках долларах, а не в родных рублях, и хранят их в чужих банках, - это совсем простой вопрос. Потому что доллар надежнее рубля. Ну, а почему он надежнее, это уж точно детский вопрос. Потому американский доллар надежнее рубля, что американцы очень много и с толком трудятся.

«За этот год, - следующее письмо, - финансирование здравоохранения в России сократилось почти на сорок три процента по сравнению с прошлым годом. Об этом сообщила председатель Счетной палаты РФ Татьяна Голикова Совету Федерации. Эти расходы были снижены в восьмидесяти четырех регионах. В двадцати регионах отмечается снижение в три с лишним раза. Такая реформа медицины коснулась даже ведомственных поликлиник. Моя знакомая работает врачом в ФСБ. Она теперь говорит не «здравоохранение», а «наше здравозахоронение». А в известной клинике для богатых, которая называется «ОАО Медицина», в регистратуре живая арфистка играет на арфе! Для настроения пациентов. Но там же в стационаре лежал сын моих друзей с воспалением лёгких. Капельницы были расписаны по часам, медсестра опаздывала на полчаса-час. И объясняла, что она одна на все отделение, а в том отделении лежали всего три человека. Двухдневное обследование в центре «Европейская медицина» стоит шесть тысяч евро!», - конец письма. Самые большие взяточники – чиновники, управленцы. Если же говорить об учреждениях, то это медицинские и школьные. Но там главное – не взятки, а поборы. Взятка – дело все-таки интимное, можно сказать, тайное, оно касается двоих, не считая посредника. А поборы – это поборы, это открытая наглость или явочный порядок, что одно и то же.

Некоторые важные вещи крымнашисты понимают не хуже, чем их противники. Прежде всего, я имею в виду западные санкции – известные запреты на ведение дел с Россией. Крымнашисты, путинсты, патриоты – как их ни называй – понимают, что дело в самих этих запретах, а не просто в том, что и кому конкретно запрещается. Эти запреты в своей совокупности отлучают, отстраняют, отодвигают Россию от свободного мира. Закрепляется ее особый статус (русские девушки любят это слово). Статус чужеродной страны. Это роковое решение, и принято оно не Западом, а Россией. Она сама напросилась на этот статус, нажила его, выстрадала его, если хотите. Почему это лучше понимают крымнашисты? Потому что им - самым продвинутым из них: теоретикам, убежденным, идейным антизападникам – нравится такой поворот. Они приветствуют отстранение России от свободного мира. Они считают, что России крупно повезло с ее вождями, которые отодвинули ее от него. Запад, мол, от нас никуда не денется – будем ездить туда, будем вести какие-то дела с ним, будем перенимать то, что захотим, но будем радоваться, что на нас там будут смотреть не так, как они - друг на друга, эти французы и шведы, а как на пришельцев из другого мира, у которого собственная гордость. Тут можно указать только на одну из ошибок этих людей. Заимствовать у Запада Россия будет не то, что они ей подскажут или даже прикажут, а то, что захотят позаимствовать Маруся с Петей – миллионы обыкновенных россиян, как было и до сих пор на протяжении сотен лет. И как раз это перечеркнет все надежды идейных, шибко озабоченных русской самобытностью, недругов Запада.

Но есть и совершенно особая порода крымнашистов, думающих крымнашистов. Ума не приложу, как она вывелась, ее не должно было быть, а она есть. Это крымнашисты, которые не хотят отстраняться от западных понятий и ценностей – хотят, чтобы в России были такие же свободы, как на Западе, а Крым оставался за нею.

Пишет один из таких, юрист-финансист: «Я сторонник эволюционного либерализма. Я за увеличение экономической и политической свободы в обществе с целью обеспечения более высоких темпов экономического роста, благосостояния и развития России. В экономике это, прежде всего, сокращение госсектора и рост среднего бизнеса. Плюс независимость судов. В политике - равный доступ к государственным СМИ, более открытые выборы и снижение градуса пропаганды. Но я сторонник не насильственного либерализма. Я очень против Майданов. И я за "Крым Наш". Таких, как я, в бизнесе очень много. Почти восемьдесят процентов людей в финансах думают так же. Мы считаем, что Путин много хорошего сделал и что глупо все на него валить, но мы за сменяемость власти и за плюрализм в Думе и т.д.».

Если этот человек не загибает, если и впрямь восемьдесят русских бизнесменов из ста так настроены, то это печалька… И что поразительно: очень многие из них живут на Западе. Человек годами обретается в Париже, Лондоне, Берлине, знает тамошнюю и политическую, и деловую жизнь, подкованный человек – и верит, что Россия может оставаться крымнашисткой и стать свободной, что у нее это может получиться! Мешают этому, по их мнению, только те идейные крымнашисты, которые против западной вольницы на родине, против власти чистогана… Трудно сказать, кто из них дальше от жизни. Чего не понимает западник-крымнашист? Во-первых Россия останется под санкциями в самом широком, всеобъемлющем цивилизционном смысле, пока не вернет Крым и не располатится за бесчинство. Во-вторых, пока Крым будет ваш, в России будут люди, и их будет становиться все больше, которые будут выступать за то, чтобы его вернуть. Это будет политическое течение, партия, движение. Это будет духовное движение, оно уже наметилось. Это будет сила, которую придется подавлять. Это значит репресии, это нарушения прав человека, ограничение свобод. Но вы же не хотите этого всего! Вы думаете, что можно устроиться так, чтобы и этих диссидентов не трогать, и Крым не отдавать? Так они же вам на головы сядут, скажет любой гэбешник, и будет прав.

На волнах Радио Свобода закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский. Улица Малая Дмитровка, дом 20, 127006. Пражский адрес. Радио Свобода, улица Виноградска 159-а, Прага 10, 100 00. Записи и тексты выпусков этой программы можно найти в разделе "Радио" на сайте svoboda.org

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG