Ссылки для упрощенного доступа

Россияне хотят Владимира Путина еще и еще! Почему?

Студенты и рабочие уговорили Владимира Путина пойти на новый президентский срок! Зачем он им? Обсуждают Марат Гельман (продюсер) Александр Соловьев (председатель "Открытой России") и Валентина Бузмакова (общественный деятель из Нижнего Новгорода).

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы празднуем сегодня такое замечательное событие, как выдвижение Владимира Путина, уговорили его люди, мы никак не могли поверить в то, что это случится. Александр Соловьев, председатель "Открытой России", в студии. Александр, вы не были у нас в пятницу, другие были гости, мы назвали тогда свою передачу "Только не Путин". Потому что мы обсуждали опрос, согласно которому 25% россиян не хочет голосовать за Путина ни под каким видом. А сегодня у нас передача под другим названием, "Только Путин". Мы увидели вчера такие лица, такое воодушевление, просто описать невозможно. Мы сейчас картинки начнем вам показывать, как сначала уговаривали Владимира Путина пойти на новый срок молодые люди, собравшиеся на форум добровольцев. Чего добровольцев, я не очень поняла, чем они добровольно занимаются. Но их было много, они были счастливы. Мы увидим, как все начиналось.

Путин и молодежь
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:15 0:00

Елена Рыковцева: Не прошло и нескольких часов, и он уже в Нижнем Новгороде, он приезжает на Горьковский автомобильный завод, на трибуну выскакивает человек, мастер цеха по имени Артем Баранов. И эту увлекательную сцену мы сейчас увидим.

Путин на ГАЗе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:15 0:00

Елена Рыковцева: Мне сейчас жалко, что показывали не студию, а Владимира Путина, потому что так хохотал Александр Соловьев. А что смешного, собственно, Александр, вы увидели сейчас на экране?

НАЗАД В СССР

Александр Соловьев: Если честно, это смех сквозь слезы. Потому что такой совок, мне просто дико обидно за то, что идет какое-то воспроизводство КПСС. Толпы ликующих людей, обязательно все, как один, ни одного сомневающегося. В любом случае, даже если в зале были люди не хлопающие, их, конечно, не покажут. Я не исключаю, что, конечно же, абсолютное большинство людей, которые там собрались, искренне поддерживают Владимира Путина по разным причинам, кто-то осознанно поддерживает, кто-то не осознанно, кто-то введен в заблуждение телемахиной государственной госпропаганды, кто-то все понимает прекрасно и все равно поддерживает. Но это все вызывает ощущение, как молодежь сейчас говорит, дикого "фейспалма", вот так хочется лицо сделать и спрятаться. Вроде это делают они, а стыдно мне. Этот человек хочет быть у власти 24 года, и ему все хлопают. Это просто очередная добротная диктатура, которая поддерживается якобы всем населением. Хотя прекрасно народ в глубинке понимает, что к чему, но все равно много действительно поддерживают Путина. Еще бы не поддерживали, вся государственная махина пропаганды, все направлено на то, чтобы от него уводить все проблемы, разделять их на бояр, а царь хороший зато. Эта картинка просто дикое совковое позорище. У меня других комментариев нет.

Елена Рыковцева: Я не знаю, в ваши годы было ли такое слово "монтаж" в детском саду, в школе. Тексты для утренника назывались в советские годы "монтаж". И мне это напомнило как раз монтаж школьный, когда каждый должен выучить свою роль, он выходит на сцену, в роли зайчика, выкрикивает какие-то слова, и все вместе кричат: "Снегурочка!". Тот же совок, только в школьном варианте.

Александр Соловьев: Очень грустное зрелище на самом деле. Смешно, потому что выходит человек якобы случайный и говорит, что сделайте нам подарок. Подарок, простите, кому, за что? Человек сейчас 18 лет у власти, давайте ему еще 6 лет подарим у власти.

Елена Рыковцева: С нами Марат Гельман. Мы рады приветствовать вас в Москве, я даже знаю повод, по которому вы приехали, – это замечательный фестиваль "Артдокфест", на который ходят все приличные люди.

КЛОНИРОВАННЫЕ ВОЛОНТЕРЫ

Марат Гельман: Более того, я выступаю теперь в качестве продюсера фильма. Это фильм режиссера Мавромати, Олег Мавромати – это был такой художник, который эмигрировал. Это фильм о человеке, который живет в Луганске и который для того, чтобы защититься от того сумасшествия, которое происходит вокруг, сам постепенно сходит с ума. Сходя с ума, он при этом ведет свой блог в YouTube, общается с нами, с миром, с инопланетянами. Называется "Обезьяна, страус и могила".

Елена Рыковцева: Это безумие – это ведь по теме нашей программы, пересекается, перекликается.

Марат Гельман: То, что я увидел, – очень обидно за волонтеров. Эта постановка в ЗИЛе была в прошлый раз на Уралвагонзаводе – это обычное дело. Действительно прав ваш собеседник, что из года в год, не пять лет, а 50 лет мы это смотрим. А вот волонтеры – это было такое свежее интересное движение, которое продолжает быть, я уверен, этих ребят не было в зале этом. Это те люди, которые спасали, когда было наводнение в Краснодарском крае. Это люди, которые работали в "Лиза Алерт". То есть это реально люди, которые не объединяются в каких-то залах, не надевают маечки, не встречаются с президентом, а это люди, которые помогают своими деньгами, своим временем, если денег нет, каким-то хорошим делом. Мне жалко, что их использовали для этого шоу.

Елена Рыковцева: Давайте уточнять. Есть волонтеры, я понимаю, что это одно и то же, что и добровольцы, но этот съезд назывался по-другому. Он для другого был собран.

Марат Гельман: Дело в том, что когда это волонтерское движение поднялось и получило реальную поддержку людей, в администрации президента решили, что надо выделить деньги. А как только выделили деньги, сразу начали появляться фейковые организации. Потому что нельзя, чтобы реальные волонтеры для своей деятельности получили какие-то деньги. Надо обязательно создать из молодежных организаций фейковые волонтерские движения, чтобы деньги никуда не ушли. Это был съезд тех, кто хочет получить бюджетные деньги.

Елена Рыковцева: Это люди были собраны под картинку. Сказочно эффектная показательная картинка этих лиц, которые были собраны специально, чтобы Владимир Путин на их фоне очень молодых выглядел таким продвинутым своим парнем, которого напутствовала именно молодежь. Потому что именно про молодежь говорят – ну как же она снова будет жить при Путине? А вот она хочет жить при Путине, продемонстрировал он нам. Я обращаюсь теперь в Нижний Новгород, с нами Валентина Бузмакова, журналист, общественный деятель, которая хорошо знает ситуацию на заводе ГАЗ. Вам как там эта картинка в Нижнем Новгороде показалась, приглянулась ли она вам?

Валентина Бузмакова: Нижний эта картинка почти не затронула абсолютно. У нас автозавод сам по себе город, он даже когда-то хотел отделиться от Нижнего Новгорода, был настолько самодостаточен. И потом не забывайте, ГАЗ не такой, какой он был в советские времена, он не банкрот, скажем так, а с минусами идет, каждый год сокращается число рабочих на автозаводе. Но тем не менее, перед каждыми выборами собираются начальники цехов и говорят, за кого голосовать. И автозаводцы голосуют за того, за кого надо, несмотря на то что их уволят, может быть, завтра, но они голосуют за того, за кого надо. И еще, это пикантная уже картинка: Боря Немцов у нас в Думу пошел именно от Автозаводского округа и от автозавода. Он выбрал очень сложный округ. Ему было сложно там избираться, но он выиграл выборы.

Елена Рыковцева: Почему на фоне этих проблем они все равно искренне голосуют за Владимира Путина, за ту власть, при которой они лишаются этих рабочих мест?

Александр Соловьев: Если называть вещи своими именами, то фактически это пятый срок, даже если брать в расчет медведевский срок, то это четвертый срок. То есть он в любом случае не должен идти на эти выборы, ни при каких условиях. Человек просто использовал лазейку в конституции про два срока подряд.

Елена Рыковцева: Он сначала эту лазейку организовал.

Александр Соловьев: Хотя три – это больше чем два подряд. На мой взгляд, люди продолжают многие его поддерживать просто потому, что так устроена наша вертикаль власти, когда люди не ассоциируют свои проблемы с этой властью. У вас все время Путин по телевизору, но это где-то там, где-то далеко, а местные чиновники создают проблемы, людям так кажется. Уволил их кто-то с завода – это директор виноват, а не то что экономика в принципе не развивается, невозможно неконкурентоспособным производствам дальше продолжать жить, какие бы деньги в них ни вливались. А популисты продолжают говорить одно и то же людям, поэтому люди продолжают верить популистам. Пока их не переедет каток несправедливости, они не могут этого осознать. Но даже когда их переезжает каток несправедливости, они очень долго начинают понимать, в чем дело. Телевизор в течение 18 лет разрушал причинно-следственные связи, и он преуспел в этом. Люди не связывают проблемы в стране в экономике с руководством. Они думают, что руководство – это Сирия, все успехи. Потому что только успехи приписываются руководству. Очень медленно, но народ постепенно начинает понимать. Мне бы хотелось, чтобы это происходило быстрее, но только так и работает, пока люди сами не поймут. Им нельзя говорить, что нет, вы дураки, что считаете, что Путин молодец, только вопросы можно задавать, так работает.

Елена Рыковцева: Марат, вы имеете дело с продвинутой молодежью, у которой мозги современные, и вы видите перед собой этот зал. Ведь они же кричат и хлопают не за деньги – это организаторы пилят какие-то бюджеты, бог с ними. Но молодые люди, которые там собрались, им же не платили за то, чтобы они пришли, чтобы они поддержали, чтобы они кричали, чтобы у них сияли глаза. Они это делают, потому что им нравится, им хочется. Как вы объясняете это приглашение молодыми людьми Владимира Путина на новый 1001 срок?

Марат Гельман: Молодых людей организовали, я считаю, это даже не надо обсуждать. Я всегда могу найти какое-то количество молодых людей, которые готовы поучаствовать в любой тусовке. Если всерьез, причина номер один – это, конечно, то, что все кандидаты в конкуренты убираются еще до выборов и до телевизора. Зачем выигрывать выборы, когда можно посадить Ходорковского, когда можно посадить всех, убрать, наказать, выдавить из страны, банально не допустить до выборов, не зарегистрировать. Они вообще не играют в выборы, они не дают выбора. В 1984 году у нас люди 90% были коммунистами, через 10 лет в 1994 году все хотели, чтобы у нас жизнь была как в Германии, те же 90%. В принципе люди внушаемы – это надо всегда иметь в виду, что критичность людей к той информации, которую они получают, воспитывается поколениями. Это второе. Третье – это повестка дня. Страна в опасности, во-первых, внешний враг. Во-вторых, не дай бог, если Путин, последний европеец, ослабится, для молодежи тут же покажут какую-нибудь девицу, которая требует запретить фильмы или какого-нибудь полковника, который готов идти стрелять. Нам сейчас говорят, что если не Путин, то будет либо Чечня, либо Донецк, либо, условно говоря, Голландия. Есть какая-то страшная распущенная Голландия, в которой все можно и детей насилуют, каждый второй гей и так далее. Либо Чечня, когда всех построят, всех вырежут и так далее. Либо Донецк, где вообще власти нет, анархия, вольница, "Русский мир". Путин, какой бы он ни был, он типа удерживает. Это я сейчас говорю о тех людях рациональных. Среди людей, с которыми я общаюсь, есть очень мало тех, которые считают, что лучше бы Путин продолжал, но они рассуждают именно так, что Путин – это меньшее зло или Путин – это человек, который может не допустить одну из этих трех комбинаций. Так что ситуация очень плохая, Путин будет нашим президентом 6 лет. К сожалению, он еще повлияет на то, кто будет, условно говоря, претендовать на этот пост после него.

Елена Рыковцева: Не знаю, согласитесь вы или нет с этим моим ощущением, но я помню, что в 2011 году, в начале 2012-го, когда были эти "болотные протесты", это казалось немыслимым, он организовал не ту лазейку в законодательстве, что два срока подряд, а то, что они по 6 лет, он себе устроил сам, своими руками. Тогда мне казалось, что немыслимо, как это – он еще на 6 лет. Люди, которые выходили на Болотную, с этим же настроением, что немыслимо, сколько же можно. Вдруг проходят эти 6 лет, вам не кажется, что гораздо спокойнее общество стало относиться: да, еще 6 лет?

КТО, ЕСЛИ НЕ ПУТИН? НИКТО!!!

Александр Соловьев: К сожалению, это происходит потому, что людям не дают никакой альтернативы. Люди в свое время возмутились бесконечными фальсификациями, они отреагировали, начали вести себя не так нагло в тех же фальсификациях, они теперь не такие грубые, хотя в регионах продолжается такой же беспредел абсолютно. В Москве не говорили ничего о выборах, потому что когда у вас явка 6%, вам легко привести всех бюджетников, половина от этих 6% выберет вам "Единую Россию" большинством. Когда у людей нет альтернативы, у них опускаются руки. Что бы они ни пытались предпринять, ничего не получается. Что бы в легальном поле мы ни пытались сделать, действительно все очень сложно идет, нам дают по рукам за все, хотя мы все делаем по закону. Именно потому, что мы все делаем по закону, им легко нам давать по рукам. И так и будет, к сожалению, продолжаться, но это не означает, что нам нужно сдаваться, нам нужно с большими усилиями просто все это делать. К сожалению, да, люди очень сильно разочарованы, потому что у них нет альтернативы, им ставят одного и того же Путина, который на фоне Зюганова, Жириновского, конечно, выглядит более-менее. Но это так же, как, извините меня, на фоне сильно пьющего алкоголика поставьте непьющего человека, он уже выигрышно будет смотреться.

Елена Рыковцева: Когда противопоставляли Путина Ельцину, ровно об этом и говорили. Евгений из Свердловской области, здравствуйте.

Слушатель: Я хочу сказать про Путина. У меня тесть, 71 год, когда я начинаю с ним разговаривать на эту тему и рассказывать и про Ролдугина, и про Медведева, он сидит и смотрит на меня с открытыми глазами, спрашивает: а кого же, больше никого нет! Потом у меня есть знакомый с первой чеченской войны, тот все это примерно знает, с такими же глазами жалостливыми: они же не отдадут власть, а кого поставим? Вот эта безнадежность, что никого нет, только один Путин и все.

Елена Рыковцева: Марат, разделяете ли вы мое наблюдение, что поспокойнее в этот раз к тому, что он пойдет еще раз? Такой паники уже нет, смирились.

Марат Гельман: Просто в прошлый раз были такие дурачки, как я, которые думали, а вдруг все-таки Медведев пойдет на второй срок. Я был членом Общественной палаты, мы начали какие-то проекты модернизации, мы свои, условно говоря, карьеры и репутации поставили тогда. Поэтому когда выяснилось, что ничего этого не будет и снова пришел Путин, Путин сказал, что забудьте слово "модернизация", нужен возврат к традиционным ценностям и так далее, был такой крик отчаяния с нашей стороны. Что касается сейчас, то все все понимают. Злости много, многие уехали. Я считаю, что на самом деле очень жалко, что уехал Павленский, потому что сегодня именно, молодой человек из "Открытой России" правильно сказал, что, к сожалению, легальные пути легко очень перекрываются властью. Власть говорит: друзьям все, врагам закон. Друзья могут делать все что угодно, брызгать зеленкой, портить глаза, арестовывать, избивать, а врагам чуть что, сразу же предписание, сразу какой-то закон. Поэтому нужны художники, нужны люди, которые примут решение идти незаконными путями. Посмотрите, что происходило вчера в Киеве. Я сейчас не говорю про Саакашвили, он мне кажется комичным персонажем. Но то, что люди, не боясь ничего, вытащили его из "воронка", на руках пронесли, в результате Саакашвили сейчас на свободе. Поэтому когда у нас будут такие люди, нам надо какое-то количество буйных, тогда будет шанс на изменение власти. Власть надо только напугать, такое у меня мнение.

Елена Рыковцева: Я вспоминаю эти кадры, они очень сильные, как вытаскивали Саакашвили. В России такую ситуацию невозможно представить.

Александр Соловьев: У них не сажают людей за то, что кто-то схватил полицейского за руку и причинил ему страдания. У нас же сажают на реальные сроки за это людей.

Елена Рыковцева: Эту ситуацию в принципе невозможно представить, потому что должна быть слишком огромная толпа. Там заблокировала толпа автомобиль, их было 100–200 человек. В Москве 100–200 человек задавили бы мгновенно, заломали бы руки, расчистили дорогу. Для того чтобы в Москве такую штуку сделать, которую сделали в Киеве, нужно в тысячу раз больше народу.

Александр Соловьев: Я соглашусь с Маратом, что вообще власть ведет себя правильно, когда она знает, что если что, народ может ее устрашить. Предположим, фантастическая ситуация, что я когда-то оказываюсь во власти, я все равно буду продолжать считать, что лучше пусть народ будет активным и, что называется, буйным, тогда это будет мотивировать не завираться, не уходить во власть, не болеть ею.

Елена Рыковцева: Смотрим опрос наших прохожих – почему опять.

Елена Рыковцева: Что есть, то есть. Вот это картина, которую мы сегодня увидели.

Александр Соловьев: Отсутствие альтернативы.

Елена Рыковцева: Давайте покажем результаты нашего твиттера, сегодня мы тоже попросили голосовать: сколько людей в вашем окружении хотят, чтобы Путин пошел на новый срок? 54% говорят – в моем окружении большинство. 8% говорят – около половины, 38% говорят – меньшинство. И многие нас ругают, что мы не дали ответ "никто". Потому что здесь есть люди, которые пишут: никто в моем окружении не хочет. И дальше ответы: "Очень многие не хотят, но нет альтернативы". "Из двух зол наименьшее". Второе зло не указывается, видимо, это коллективное зло. Патриот России и СССР нам пишет: "После того, что случилось на Украине, понимаю, что лучше Путин, чем болтуны от оппозиции". Виктор: "Где пункт "ни одного"?". "К сожалению, нет достойных кандидатов", – Игорь Келдышев пишет. Елена Алешина: "В моем окружении никто". Алеша: "В нашем городе 70–75% за Путина". Денис Иванов говорит: "Многие хотят, чтобы Путин пошел на новый срок. Другие, может быть, и не хотят, но не видят достойного кандидата на замену". То есть вся беда со всей этой историей с властью, что она не создает категорически никакой ему альтернативы.

Александр Соловьев: Она не просто не создает, они применяет все усилия государственной махины на то, чтобы этих альтернатив ни в коем случае не было. Ни в коем случае ничего не должно выглядеть рядом с Путиным так же достойно или лучше. Хотя в общем-то выглядеть на фоне Путина несложно. Поставьте на его фоне любого нормально говорящего кандидата, любого политика, даже пусть его же возраста, который будет спокойные вещи какие-то говорить, который будет признавать какие-то ошибки во внутренней политике, во внешней, и он уже будет смотреться выигрышнее. Поэтому Владимир Путин никогда не пойдет на дебаты, например, потому что он проиграет любому.

Елена Рыковцева: Я не соглашусь. Зюганову проиграет Путин?

Александр Соловьев: Мне кажется, Зюганову может вполне проиграть. Если Зюганов начнет спрашивать что-то про коррупцию что-нибудь ядреное.

Елена Рыковцева: А Путин ему ядрено расскажет, сколько сидит коррупционеров. Вот, пожалуйста, Улюкаева поймали.

Александр Соловьев: Зюганов обязательно спросит, кстати, что-нибудь про Сердюкова, бывшего министра обороны. Хотя всерьез обсуждать Зюганова...

Елена Рыковцева: А Путин ему скажет – нет приговора суда. Вы что, сомневаетесь, что у нас суд самый честный?

Александр Соловьев: Честный суд – это уже позорище. На честный суд всегда можно Путину сказать, недавно суд в Нальчике оставил под домашним арестом инвалида за то, что тот душил полицейского, а инвалид он, потому что у него рук нет. Душил полицейского без рук.

Елена Рыковцева: Иван из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Я как только услышал эту новость "замечательную", я тут же вспомнил мультфильм про Винни-Пуха, когда они пошли в гости к Кролику и после первой порции голос за кадром: "Потом они посидели еще немного, потом еще".

Елена Рыковцева: "А что, у вас еще что-нибудь есть?" – сказал Винни-Пух.

Слушатель: Вот эта ассоциация очень нездоровая, к сожалению. Я думаю, что эти не 6, а скорее всего 12 лет ближайшие гнета и забвения, изоляция от цивилизации.

Елена Рыковцева: 12 нас не пугайте. Это он снова должен будет изменить конституцию. Все-таки Медведев посидит следующий, а потом снова Путин.

Слушатель: Кстати говоря, я не согласен по поводу того, что власть не дает какую-то альтернативу. На мой взгляд и на взгляд моих сторонников, людей, которые разделяют мою точку зрения, очень многие говорят, что без него мышка не пробежит. Казалось бы, что он не владеет ситуацией в стране, он очень прекрасно всем владеет. Но эта внешнеполитическая политика для того, чтобы создать видимость России как мощного инструмента в борьбе с терроризмом и так далее, а фактически внутренние проблемы, ни о чем никто не говорит, все поверхностно, все зажато.

Елена Рыковцева: Спасибо вам большое за ваш развернутый ответ, почему Путин. Сейчас я вам предложу послушать сегодняшнее заявление, все прекрасно помнят, что одновременно два события было, одно ужасное – это недопуск российской сборной под собственным флагом, а второе прекрасное, Владимир Путин, видимо, решил подсластить пилюлю и баллотироваться, чтобы все успокоились, поняли, что жизнь продолжается. Дмитрий Медведев толкнул сегодня еще одну интересную теорию, что Международный Олимпийский комитет принимал свое решение под выборы Владимира Путина.

Медведев о решении МОК
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:19 0:00

Елена Рыковцева: Представляете, депрессия, все переживают за спортсменов, плачут перед выборами и как-то не так голосуют, как хотелось бы.

Александр Соловьев: Смех состоит в том, что, во-первых, получается, что Медведев признает, что даже Международный Олимпийский комитет знал, когда выдвинется Путин. Получается, все вокруг знали, когда он выдвинется, и так сделали. Во-вторых, противопоставление геоцентрической модели и гелиоцентрической. Получается, как люди в средневековье, которые считали, что вокруг земли все крутится, а потом они наконец осознали, что нет, не вокруг земли все крутится – это земля вокруг солнца крутится. Люди пытаются доказать обратное: это вокруг России все развитие мировое кружится. Международный Олимпийский комитет сидел и чах над тем, чтобы прямо перед заявлением Путина. Люди настолько наглые, они, извиняюсь за непарламентское выражение, облажались по всем параметрам. Они четко ходили по спортсменам и говорили: все нормально будет. Агенты ФСБ мочу меняли. И это все вскрылось, они теперь пытаются делать хорошую мину при плохой игре, что это политически мотивированное решение. Есть грубый анекдот. Мужчина спрашивает: за что вы меня выгнали из бассейна. Ему говорят: а вы, извините, писаете в бассейн. А он говорит: так все же писают. – Но только вы с трамплина. И эти, делая это с трамплина, пытаются доказать, что все нормально было, все же это делают, что такого, что не так? Меня это возмущает искренне, когда историю со спортсменами они пытаются использовать как какой-то фактор, что весь мир против нас. То, что мы против всего мира, они старательно пытаются игнорировать.

Елена Рыковцева: Теперь оказывается еще, чтобы испортить Путину результаты на выборах, это все только для этого.

Александр Соловьев: Все ради Путина, весь мир вокруг Путина.

Елена Рыковцева: Наталья из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Столько накопилось вопросов к оппозиции в первую очередь. Потому что то, что происходит – это вообще какая-то глупость неимоверная. Оппозиция все время рассуждает: нам не дают, бьют по рукам, если бы нам предоставили слово на телевидении, власть не создает альтернативу. Геннадий Гудков уважаемый говорит, что сегодняшние выборы президента – это репетиция будущей смены власти. Извините, с каким народом власть менять, если народ целиком за сегодняшнюю власть. Потому что оппозиция допустила возврат КПСС, не провела люстрацию, не боролась за телевидение, где нет оппозиции, где нет другого мнения, поэтому большинство смотрящих телевизор думают, что альтернативы нет, когда альтернатива есть в виде оппозиции, где много умных людей, талантливых, способных, ученые, политологи, которые могли бы вывести страну из тупика. Но оппозиция все время жалуется и выходит на выборы вместо бойкота.

Елена Рыковцева: Это вопрос всегда для нее, стоит ли поддерживать своим участием выборы, в которых вы не можете выбрать. Бороться за телевидение, вы знаете, что телевидение управляет мозгом целой страны – это известно, никаких сомнений нет. Как бороться за телевидение? Это же только большевики брали мосты и телеграфы. В Останкино в 1993 году пробовал еще Анпилов прорваться, последний, кто пытался бороться за телевидение. Нет способов бороться за телевидение, оно принадлежит власти, как и все в стране, и суды, и телевидение.

Александр Соловьев: Это один из самых первых шагов, который Путин совершил, став президентом, еще во время первого срока – уничтожение всего независимого телевидения.

Елена Рыковцева: Уничтожение НТВ как раз было из этой серии.

Александр Соловьев: НТВ только один из шагов. Очень многие телеканалы были подмяты тихо, без скандалов. Повестка вся выстраивается так, как они того и захотят. Даже когда представителей оппозиции зовут на телевидение, зовут для того, чтобы 12 человек кричало на одного. Дать одному сказать буквально 15 секунд что-то, потом его заулюлюкать, захлопать, закручивать, и 12 человек его используют как мальчика для битья. Хотя есть передачи, на которые можно еще ходить, некоторые мои коллеги ходят, в принципе у них что-то там получается. Тот же НТВ превратился совсем в помойку.

Елена Рыковцева: Таких передач очень мало или это какая-то хитрая игра, как сейчас происходит с одной кандидаткой, когда человеку бросают целые часовые эфиры без всяких споров, без оппонентов, без крика, потому что его хотят под какую-то свою концепцию пристроить. Это единственная причина, когда вам дают федеральный эфир, пользуйтесь, говорите что хотите, потому что вы нам нужны в этом качестве сегодня, может быть, против какого-то другого кандидата. Зоя Васильевна, Ленинградская область, здравствуйте.

Слушательница: Мне 65 лет, я пенсионерка и хочу сказать следующее. С вашими гостями я во всем согласна, кроме одного. Вот эта кинокомедия, которую учиняют наши средства массовой информации, будь то Соловьев со своими эфирами, Киселев и так далее, позволили мы – народ. Это не осуждается в народе. А ведь главными зачинщиками во всем этом, всего того, что делает Путин, являются они. Именно они распространяют ложь этого режима, благодаря им этот режим благоприятно существует. Я презираю Путина и его власть.

Елена Рыковцева: Много ли таких презирающих вокруг вас?

Слушательница: Много, поверьте, очень много. Но думающих людей, которые не смотрят этот телевизор, конечно, в сравнении с тем, что в стране, очень мало. Но эти журналисты, рано или поздно власть сменится в стране, они должны будут обязательно получить первый кнут.

Елена Рыковцева: Не знаю. За каждым из этих журналистов такая сказочная история. Они как бы орудие этого зла. Но вы посмотрите на биографию каждого из них, как они менялись. Киселев, какой же он был душка, продвинутый, прозападный, на Украине работал. Я совершенно не исключаю, что если власть другая придет, зная, насколько они талантливо обрабатывают аудиторию в свою пользу, снова будет их использовать для себя.

Александр Соловьев: Здесь самое важное, правильно сказала собеседница, не допустить этого. Тут действительно ответственность лежит на народе. Она тоже верно сказала, что думающих людей мало. Для того, чтобы думать, нужно напрягать мозги, а очень комфортно их не напрягать и получать какую-то информацию готовую, как куриный бульон усваивается без переваривания и не напрягается организм совсем. Поэтому многие расслабляются и предпочитают не думать. Отсутствие желания брать на себя ответственность, к сожалению, это действительно есть в России, и нам нужно с этим бороться. Нам нужно людям говорить, что пока мы сами не возьмем ответственность на себя, пока мы не перестанем считать ворующего политика нормой, он так и будет нормой. А когда кто-то честный появляется, мы сидим и думаем: нет, что-то не так, он в любом случае где-то проворовался. И когда узнаем, что проворовался или телевизор соврал про него, что проворовался, все со спокойной душой вздыхают и говорят: вот, все нормально, значит своровал, значит нормальный политик.

Елена Рыковцева: Когда люди говорят – кто альтернатива Путину, нет нее. Посмотрите на вашу оппозицию, особенно не из кого выбрать. Я всегда в таких случаях говорю, в чем вина власти, что она не создает альтернативу в своих рядах. Есть "Единая Россия" – это огромная партия, в которую многие записываются не потому, что они страшные фанаты, а потому что денег нужно для региона, полезно для карьеры. Это как КПСС, из которой тоже вышли, как известно, порядочные, продвинутые, современные люди, которые потом делали перестройку и так далее. То есть вина власти в том, что она не дает продвигаться, закуклившись на этом Путине, она не дает даже из своей среды выдвигаться никому. Если вы пройдетесь по улицам Москвы, то есть люди, которые обожают Собянина. Никогда не даст Путин на равных выдвигаться Собянину и быть своим конкурентом. Никого из своего окружения, из губернаторов, из директоров заводов, хороших работяг, мужиков отличных, популярных у себя в регионе, не подпустит он на пушечный выстрел к своей персоне, если ты реальный конкурент.

Александр Соловьев: Он, конечно, не подпустит, потому что он сконструировал систему так, чтобы он выглядел как наиболее сильный лидер, единственный, безальтернативный. В этом и основная претензия. Конечно, он будет делать все, чтобы никто не пришел более харизматичный, чем он, даже из самой "Единой России".

Елена Рыковцева: Хорошо, допустим, в оппозиции нет достойных, но они же не дают своим, ничего не дают. До свидания. Мы на этом закончим праздновать выдвижение Владимира Путина.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG