Ссылки для упрощенного доступа

А я, а я – аятолла!


Обычная новогодняя повестка в Рунете, даже в его очень политизированной части, чаще всего сводится к шуткам про салаты и возмущению из-за содержания телепрограммы.

Но в 2018 году всё оказалось совсем не так. Все эти дни русские люди, затаив дыхание, следили за событиями в Иране!

Константин Боровой:

Путинский режим теряет своего единственного союзника

Геннадий Гудков:

РОССИЯ просто «коллекционирует» самых реакционных лидеров всего мира.

Мадуро (Венесуэла); Мугабе (Зимбабве, недавно мягко свергнутый); КИМ ЧЕН ЫН(Сев. Корея), деспоты бывших советских республик Средней Азии, батька Лукашенко, на очереди - Эрдоган, уничтожающий демократические ценности в Турции, Асад в Сирии.
Приличных людей из числа мировых лидеров у Путина уже в друзьях не осталось: как говорится, это - тенденция. С нами «дружат» те, с кем в мире никто больше дружить не хочет.

Теперь мы еще с жёсткими клерикалами и самодурами Ирана «закорешимся»: полный политический Паноптикум. Наш МИД уже проявляет трогательную заботу о незыблемости иранского режима, нынешние волнения рассматривает как «исключительно внутреннее дело Исламской Республики Иран». Как говорится: «Скажи, кто твой друг...»

Кирилл Гончаров:

С чего должен начаться 2018 год? Правильно, с падения теократического режима в Иране с его "Советом по целесообразности", и "Корпусом Стражей Исламской революции", и прочими атрибутами рудементной власти.<...>

1) Высшие государственные посты в Иране могут занимать только мусульмане.
2) 97! место по ВВП на душу населения.
3) Чтобы "противостоять тлетворному влиянию Запада", в Иране запрещена любая реклама контрацептивов.
4) В Иране один из самых высоких уровней загрязнения воздуха в мире.
5) Гомосексуализм в Иране почитается за тяжкое преступление, которое карается публичной смертной казнью.

Другими словами, людям надоело их нищенское экономическое положение, вызванное монополией на власть и отсутствием возможностью гражданского контроля за ней.

Все желающие могут смело проводить параллели между политическим протестом в Иране и России.

Виталий Щигельский:

Сегодня мы рассуждаем об Иране.
Наши слова точны.
Наши лица решительны и серьезны.
Мы ставим беспощадный диагноз...

Если бы две недели, хотя бы, неделю назад.
Если бы не про них, а про себя.
В общем, аспода,..
все это просто смешно.

Аркадий Бабченко:

Ну, как я и говорю - кирдык назревает десятилетиями, но случается всегда по какому-то совершенно неполитическому бытовому поводу. В Венесуэле кончилась туалетная бумага. В Турции хотели вырубить десять деревьев. Иран взорвался после двукратного повышения цен на хлеб.
И вот теперь уже жгут портреты президента и аятоллы, требуют отставки руководства страны и политических реформ. Люди штурмуют муниципальные и государственные учреждения. Женщины отказываются от ношения хиджабов. Двадцать погибших. Столкновения с силовиками.
В Иране. В Иране, блин!
Но, собственно, я не об этом.
Мне вот что хочется узнать...
Что там, российская оппозиция, назвала уже вышедших на улицы "провокаторами, которые хотят крови"? Призывает их уйти в огороженный согласованный с Хоменеи загон и там махать шариками, скандируя "мы здесь власть"? В Тегеран вылетел уже самолет с журналистами и бутылкой вискаря, чтобы провести мастер-класс по договорнякам ночью в кабинете мэрии?
Проводят ли местные активисты расследования против воровства пятого заместителя левой пятки начальника Корпуса стражей исламской революции и машут по этому поводу уточками, радостно селфясь в автозаках? Проводят ли опросы в Фейсбуке, где большинство высказывается за улицы, а потом ведут людей за реку на огороженный со всех сторон ментами островок? Ставят ли кубы? Вешают ли гипсовые сиськи кандидатов в депутаты на стены домов? Идут ли в мундепы, чтобы, согласно теории малых дел, "подрывать власть изнутри"? Рисуют ли плакатики с крысой? Сочиняют ли стишки про поэта и гражданина?
Призывают ли голосовать за местную телеведущую типа против всех?
Блин, российская оппозиция сейчас вот должна просто застрелиться от стыда.
Иран. Иран, Карл!
С новым годом.

Конечно, не все успели до конца разобраться в происходящем. Не все даже отличают аятоллу Хаменеи от аятоллы Хомейни.

Михаил Крутихин:

Друзья, вы поосторожнее с "сообщениями из Ирана". То и дело выдают снимки проправительственных шествий (действительно многотысячных) за демонстрации протеста. И фото, где солдатик ссыт на изображение аятоллы, сделано не в Иране и не сейчас. Там палестинский флаг и надписи на арабском.

Владимир Милов:

Действительно, большая часть того что я вижу в соцсетях про иранские события - фейки. Реальная картина там совсем иная - да, довольно горячо, но в основном в небольших провинциальных городах, и численность существенно меньше, чем в 2009. Хотя в чем-то радикальнее. Никакой угрозы "резиденциям аятолл" и т.п., конечно, нет.

Много идет фейков. Неизбежное явление.

Но в любом случае значительная часть комментаторов определилась - протесты в Иране, в первую очередь, светские. направлены против клерикального режима и даже - за возвращение ко временам монархии.

Геннадий Вольман:

Reuters провели расследование, в ходе которого выяснилось, что в Иране - всё то же самое, что и в РФ. Банда воров прикрывается духовными скрепами и ворует

Леонид Гозман:

Один из авторов, осуждающих волнения в Иране как попытку вернуть страну в американскую орбиту и лишить самобытности (по русски это теперь называется скрепами и духовностью) написал, что народ сжигает портреты шахидов - террористов-смертников. Одного этого достаточно, чтобы желать иранцам удачи.

Дмитрий Сичинава:

Страшные дела в Иране. В принципе (38-й год революции) похоже на условный "Новочеркасск" и схожие явления ("долой Хрущева", "Хрущева на колбасу", "хватит кормить Кубу" и т. п.), но у нас я не представляю этого по всем крупным городам, а главное, слогана "Владимир Кириллович -- наш император".

Лев Симкин:

А ведь я ещё помню, как по телевизору показывали шахиншаха Ирана Мохаммеда Реза Пехлеви, тот был большим другом Советского Союза, ну, может, не самым большим, но время от времени он подписывал с нами какие-то контракты. Дружба закончилась, в январе 79-го, тогда его ...маненечко того, тогда всю правду мы узнали про него. Что он свободу порешал. Исламскую революцию телевизор хвалил, правда, исламской - не называл. Зато ее именно так называли в Азербайджане и Средней Азии, народ там испытывал по этому поводу сильное воодушевление, собственно, с этого момента и начался у советских мусульман религиозный подъем. А в Иране захватили американских дипломатов в заложники, позакрывали университеты и либеральные газеты, началась «культурная революция». Как сейчас помню.

Митя Иванов:

Иранский предреволюционный анекдот конца 1978 года.
Отставной генерал тайной полиции САВАК - действующему:
- Что происходит в стране, генерал? Как это все стало возможным?
- Трудно сказать, генерал... Весьма, знаете ли, затруднительно...
- Как? Неужели вы и другие генералы не отслеживали угрозу, чтобы упредить этот взрыв? Чем же вы занимались все эти годы, генерал?
- Мы, генерал, занимались недвижимостью...

Фёдор Крашенинников:

Все так.
А за два месяца до свержения шаха ЦРУ рапортовало, что предпосылок для краха режима нет.

Роман Попков:

На фоне иранских протестов пошла волна интереса к теме Ирана. Сейчас пока все сглажено новогодними пьянками, но если протест не подавят в ближайшие дни, по Ирану будет очень много текстов во многих местах.

Блогеры, интересующиеся иранской темой, очень любят пиарить шахский Иран. Вот какой он был светский и европеизированный – блеск шахского двора, красавицы-принцессы, хруст французской булки, как восхитительны в Персии вечера (были).

Я в этой связи вот что хочу напомнить. Волне леворадикального терроризма 70-х Западная Европа обязана в том числе и замечательному вестернизированному шаху Мохаммеду Пехлеви. Не ему одному конечно, но и ему тоже. Я бы даже сказал, что он дал серьезный толчок этим процессам. В конце 60-х шахская чета прибыла с визитом в ФРГ и Западный Берлин. А к тому времени шах был очень «популярен» у европейской левой университетской молодежи – информация о пыточных подвалах шахской охранки САВАК далеко расходилась. И в Западном Берлине против визита шаха были организованы демонстрации. И во время одной из демонстраций на протестующих прямо среди белого берлинского дня прыгают шахские охранники с деревянными дрынами. Так сказать, «с арийским интернациональным приветом». Прыгают прямо из-за спин берлинской полиции, которая ковыряется в носу. И начинают всех этих студентов адски лупить дрынами. Полиция продолжает ковыряться в носу, а потом фактически присоединяется к шахским горячим ребятам. Ну, это как если бы Кадыров был не под санкциями, и привез бы с собой в Берлин своих людей, которые вот так бы там выступили.

В ходе столкновений от пули полицейского гибнет студент Бенно Онезорг, а в левой западногерманской тусовке начинается дискуссия на тему места насилия в борьбе – деятельными участниками этих дискуссий были Андреас Баадер и Гудрун Энслин. А откуда-то со стороны за меняющейся атмосферкой с интересом следила Ульрика Майнхоф.

Игорь Гуковский:

В который раз читая апологетику авторитарных режимов в соцсетях, понял, как мало надо гражданам для того, чтобы очароваться очередным людоедом. Список примерно такой:

1) Липовая статистика, или полностью сфабрикованная, или рассчитанная в "долларах по официальному курсу". Особенно хорошо заходят не проценты роста, а рассказы про халявные социальные блага, вроде бесплатного газа и света в Турменистане.

2) Постановочные фотографии центра столицы и пары инфраструктурных объектов. Плевать, если небоскрёбы пустые, плитка шатается, а авиационный завод годами стоит без заказов и дотируется из бюджета, главное, чтобы на фото было светло и у людей были приятные лица.

3) Очень желательно - фотографии красивых свободно одетых девушек в миниюбках или купальниках (на фоне плитки, небоскрёбов и офиса убыточного авиационного завода). Эти фотографии демонстрируют открытость режима, его прогрессивность, светскость и наличие "свободы". Как в сталинском СССР, баасистской Сирии и Иране в годы правления шаха. Также они служат убедительным доказательством того, что все противники режима относятся к отсталым слоям населения, неспособным оценить красоту девушек в купальниках, загорающих на фоне макета первого в истории иранского самолёта.

Полагаю, что лет через 30 поклонники Путина будут постить голограммы Москва-Сити, клуба "Солянка", "Сапсана" и какого-нибудь нефтяного терминала, подписывая их словами "ПОСМОТРИТЕ КАКОЙ БЫЛА РОССИЯ... (ставь класс!)".

Игорь Эйдман:

Свержение режима аятолл может стать судьбоносным не только для Ирана

Сейчас господство клерикалов в мусульманский странах кажется привычным и естественным. Однако еще недавно все было по-другому. Начиная с кемалистской революции в Турции 1918-23 годов многие страны Востока шли по пути секуляризации и вестернизации, а наиболее популярными идеологиями там были не исламизм, а национализм, этатизм и социализм (как и в тогдашней Европе).

Иранская исламская революция 1978-1979 годов стала началом клерикальной волны в мусульманском мире. Ультраконсервативная реакция на вестернизацию, мода на исламский радикализм быстро перекинулась из шиитского Ирана на многие суннитские страны (сунниты, конечно, такую преемственность не признают, но мы-то помним с чего там все началось). За сорок лет эта реакционная волна дошла до своего пика, которым стало создание ИГИЛ. Последние события в Иране могут стать началом отката, обратного тренда от исламизации к секуляризации, который перекинется и на другие, в том числе суннитские страны.

Конечно, нынешние протесты в Иране возможно будут подавлены. Но исламистский режим там все равно обречен. Прогресс не остановить. Иранская, турецкая, даже египетская городская молодежь в последние годы активно выступает против клерикализма. А значит в этих странах у него нет будущего.

Государство за последнюю пару сотен лет стало секулярным в Европе, обоих Америках, Дальнем Востоке. Клерикальная реакция сейчас активна в основном в исламском мире и России. Но рано или поздно и в этих странах религия перейдет от попыток политического и морального доминирования к скромной роли поставщика поводов для семейных застолий и костюмированных детских праздников.

Денис Драгунский:

МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО СОБЫТИЯ В ИРАНЕ
имеют огромное значение для всего современного мира, для всей мировой истории. Тут какая-то точка перелома.
Удастся иранцам свергнуть или радикально изменить режим в своей стране - значит, демократия (народный суверенитет, народная легитимация и т.п.) еще что-то значит. Нет - значит мы перешли к новой - ну, или вернулись к очень старой - стадии политического развития: есть "уважаемые люди", у них деньги, армия, инфраструктура, связь, СМИ - они и решают, как будет жить страна, кто и сколько времени будет во главе ее, и т.п. А "пионэры" (то есть народ) могут идти в <задницу>.

Официальный Тегеран винит во всём происки иностранных врагов, и в России у режима тоже много единомышленников.

Дмитрий Аграновский:

Искренне надеюсь, что власти Ирана проявят твердость. Они сейчас сражаются с силами зла. Если твёрдости не будет, то следующей целью зла может стать Россия. И тогда будет только 2 правила:‬
‪1. Сохраняем спокойствие.‬
‪2. Поддерживаем Верховного главнокомандующего‬.

Дмитрий Соколов-Митрич:

Я был в Иране. Это, конечно, не самое прекрасное государство на планете, но уж с демократией там точно ситуация получше, чем у большинства союзников США в Персидском заливе. Она там весьма специфическая, с поправкой на политическую культуру Ближнего Востока, но все-таки есть. Выборы реальные, небезальтернативные, политическая борьба на них разворачивается всамделишная и больше двух сроков у власти еще никто не задерживался. Да, во главе всей этой конструкции стоит Рахбар, но и в большинстве развитых демократий мира страховка от дурака тоже существует, и абы кто в кандидаты не просочится.
Это я к тому, что не нужно обманывать себя и окружающих. На фоне беспорядков в Иране даже аргумент Александра Македонского ("если увидишь змею и перса, сначала убей перса, потом змею") выглядит более логичным, чем апелляция к демократическим ценностям.
И еще не стоит забывать, что революция 1979 года изначально тоже была очень даже либеральной, власть Пехлеви свергал разношерстный союз "здоровых сил". А когда свергли - инициативу перехватили самые буйные.
Так что вы там поосторожней. Не нужно будить иранского медведя. Или кто там у них.

Сергей Марков:

Волнения носили внутренний социальный характер, начались в бедных провинциях и привели к жертвам в далекой горной бедной провинции. Социальная причина - рост цен на продукты питания, особенно резко на яйца - основной источник белка для беднейших слоев. Относительно прозападный Тегеран спокоен.
Волнения попытались использовать в политических целях 3 группировки.
1. Внутренние консерваторы, которые очень недовольны победой либералов на президентских выборах. Консерваторы активно поддерживают именно требования протестующих.
2. Внешняя коалиция США, Израиль, Саудовская Аравия. Они давно точат зубы на Иран и развили медийную активность. Но только медийную.
3. Внешне - внутренние оппозиционеры. Вся эта прозападная интернет армия, сидяшая чаще всего в эмиграции. Их обильно финансируют и готовят на будущее. Но сейчас это была не их пьеса. Но раз началась заваруха, они подключились со своими прозападными лозунгами, которые запутали неискушенных наблюдателей. Но они не вполне готовы, поэтому получилось слабовато.
Важно, кто поддержал Тегеран.
1. Россия. Как союзника. И из принципа "против любых цветных революций". Ну и потому что против США.
2. Президент Турции Эрдоган позвонил даже президенту Ирана Роухани. Это главная неожиданность, свидетельство новой внешней политики Турции.
3. ЕС очень осторожно молчит. ЕС боится еще одной американской авантюры на Ближнем Востоке . Потому что там все и так горит и все беженцы бегут в ЕС. А там на беженцев не хватает ни денег, ни политической стратегии.
Прогноз. Цены на яйца снизят и все пока успокоится. Но давление общества в Иране на власти с требованиями снизить бытовые религиозные запреты, будет усиливаться. И либеральный президент Роухани с удовольствием будет вести умеренную либерализацию.

Кирилл Шулика:

Что я могу сказать? Протесты в Иране вещь, как ни странно, довольно обыденная. Они там происходят куда чаще, чем в России. А еще у них конкурентные по-настоящему выборы есть.

Но в то же время порядки там исламские, естественно, и многим это не нравится. Однако общество в Иране традиционалистское, как примерно у нас. Поэтому режим аятолл довольно крепок и не падет. То есть революции не будет.

Андрей Волна:

1. Иран уже никогда не будет прежним. Вне зависимости от того, победит революция или нет
2. По влиянию на внешнюю политику России и ситуацию внутри нашей страны, происходящее сейчас в Иране сопоставимо с украинским майданом. И много важнее революций в Египте или Ливии, например
3. Нынешние протесты отличаются от выступлений 2009 года – сейчас охвачена вся страна. Главные лозунги – антиклерикальные. Повсеместно жгут портреты аятолл. Те, кто бывал в Иране, понимают, чем это грозит и сколько смелости нужно для этого
4. Во многом происходящее стало возможным потому, что иранские «титушки», избивавшие студентов в 2009 году, сейчас рекрутированы в Сирию. Аятоллы перебрасывают их назад, но, может быть поздно
5. Люди перестали бояться
6. Армия держит нейтралитет
7. Полиция во многом деморализована. Первое, что люди жгут в городах – это офисы и базы КСИР. Далее приходит черёд мэрий
8. Среди протестующих много женщин. Они сняли платки
9. Единого центра восстания нет. Все местные «навальные» или бежали из страны, или пропали, или сидят в тюрьмах. Если такой центр был, возможно, всё бы уже закончилось сейчас
10. Интернет с перебоями, но работает. Во всяком случае, я получил ответы на мейлы от друзей и коллег из крупных городов, за исключением Тебриза только
11. Телеграмм не отключён. Скорее всего, это связано с тем, что его для коммуникации используют не только военные, но и члены правительства и даже КСИР
12. К протестам подключились национальные – курдская, армянская и азербайджанская диаспоры
13. Всё решится ближайшими днями. Но, повторюсь, мир уже не будет прежним. Уверен, что в Кремле (в отличие от нас, простых смертных) за ситуацией в Иране наблюдают очень пристально. И делают (сделают) выводы

Борис Фель:

На 40- м году исламской революции у аятолл, поднадоевших молодому иранскому народу, есть лишь две модели поведения. Либеральная - она может закончиться только падением режима. И жёсткая - она тоже закончится падением режима, но, возможно, не в этот раз, а годом или тремя позже.

Павел Пряников:

Пример Ирана показывает, что никто больше в мире не хочет жить особой духовностью и скрепами. Все хотят глобализма. И с этой дороги мир (Второй и Третий) уже не свернуть.

Сергей Смирнов:

По поводу протестов Иране очень интересно, что в Кремле об этом думают. Вообще по логике это все отлично ложится в их конспирологическую картину мира.

Мы одержали важную победу в Сирии в союзе с Ираном. А теперь недовольное этим мировое правительство наносит удар в спину. Не надо забывать, что вот этот весь православный Иран это же не совсем шутка. В том числе по поводу государственного устройства. Они же думают про 2024 год, как бы все переоформить, чтобы Путин остался у власти. Думаю Иран считался одним из возможных и близких вариантов, Путин высший руководитель, но формально не президент.

Не исключаю, что уровень паранойи усиливается тем, что сначала свергли Мугабе в Зимбабве. А теперь вот Иран. Ну кто так может так точечно бить по союзникам России, кроме мирового правительства и рептилоидов?

Элла Панеях:

Почему-то куча народу представляет себе дело так, что в Кремле сейчас любуются на события в Иране, и осознают, что ставка на фундаментализм - не такая хорошая стратегия, как казалось. А я так думаю, там сейчас прикидывают, что аятоллам удалось продержать страну в кулаке почти сорок лет, и это ровно "на наш век хватит" даже для самых молодых членов кооператива. Тем более, мы же ж тут будем умнее, учтем ошибки, и подморозим на все семьдесят.

Даниил Коцюбинский:

Культ стабильности, прочно утвердившийся в мозгах всемирного обывателя на протяжении последних 25 лет, - главное, что мешает сегодня человечеству осмысленно жить и успешно решать проблемы.

А ведь глобальные гордиевы узлы - и в отдельных странах, и в макро-регионах, и в миропорядке в целом, - давно требуют интеллектуальной, а затем и политической "разрубки".

Однако догмат о "конце истории", ставший негласной всемирной Конституцией, не дает будущему поднять голову.

Будущее, конечно, всё равно прорывается наружу. Но прорывается не разумными действиями, спланированными "головой", а бессмысленными "телесными" конвульсиями. Выборы Трампа в этом смысле мало отличаются от Брезкита, а референдум в Каталонии - от "арабской весны", референдума в Курдистане или революции в Иране. У всех этих событий есть одна общая беда - отсутствие внятной (то есть вписанной в ту или иную целостную идеологию, адекватную вызовам современности) повестки дня.

Но, похоже, "голова" все-таки будет вынуждена, в конце концов, начать что-то соображать. И притом уже очень скоро.

К сожалению, "телу" перед этим придется потерять еще немало тонн крови.

Но по-другому человечество - эта туповатая и самодовольная скотина - двигаться вперед так и не научилось. И, боюсь, никогда не научится...

Максим Авербух:

1. Не так давно выборы в Иране выиграли условные "либералы"

2. Антилибералы (можно увязывать в единое целое с клерикалами, контролирующими басидж и КСИР) искали возможность реванша.

3. Существенного роста уровня жизни снятие эмбарго на иранскую нефть ПОКА не принесло: экспорт вырос, но и нефть подешевела. Сейчас в Иран идет валютная выручка от нефти по $50-52 - потому что экспортная выручка поступает с задержкой в 2 месяца, плюс к тому Иран дает скидки к биржевой цене нефти.

4. Но это уже не нефть по 40, а через месяц начнет поступать выручка по цене $60.

5. С некоторым - от 3 до 6 месяцев - лагом подорожавшая нефть ВОЗМОЖНО начнет оказывать свое влияние на экономику Ирана и уровень жизни его граждан.

6. Т.е. у клерикалов осталось в запасе 4-7 месяцев, после "окно возможностей" МОЖЕТ схлопнуться.

7. Антилиберально настроенные граждане начали согласованные выступления против либерального правительства Ирана.

8. Потому их география широка и басиджи с КСИР им не препятствуют. Скорее всего по этой же причине пока бездействует и армия.

9. Вопрос в том, просчитали ли клерикалы возможность перерастания контролируемых ими выступлений в реальное восстание против власти аятолл.

ПС. Большое количество вылетающих из Ирана в западном направлении "бортов" - скорее всего летят в Сирию, что бы забрать оттуда и вернуть в Иран часть тамошней иранской группировки.

И действительно - появились новость о миномётном обстреле российской базы. По некоторым данным, было уничтожено семь самолётов, российское министерство обороны настаивает на меньших потерях.

Марат Гельман:

А как же окончательная победа, о которой доложили, вначале Путин россиянам, а потом Трамп американцам?

Андрей Коняев:

Ого. Дело даже не в потерях, а в том, откуда эти боевики с минометами взялись

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG