Ссылки для упрощенного доступа

Заграничные жертвы Мединского


Президент РФ Путин и министр культуры РФ Мединский

Как министр культуры управляет репертуаром кинотеатров

Министр культуры РФ "тормозит" иностранные фильмы ради продвижения отечественных. Об этом специфическом способе поддержки российского кино – продюсер Евгений Гиндилис, режиссер Алексей Красовский, режиссер Андрей Прошкин. Ведущая Елена Рыковцева

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы попытаемся сегодня вас пригласить в кино, хотя министр культуры Российской Федерации постарался сделать все, чтобы с семьями, с детьми россияне не пошли в эти выходные на английский фильм про медвежонка Паддингтона. Давайте сначала посмотрим, как эта история развивалась, а потом расскажем, чем она закончилась. Итак, поначалу было принято решение Министерством культуры не показывать Паддингтона, потому что в прокат в этот момент выходил другой фильм – российский и не хотелось делать конкуренцию этому самому российскому фильму. Из-за этого прокатчики обиделись на Мединского и написали следующее письмо.

Заявление о переносе даты выхода в прокат "Приключений Паддингтона-2"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:51 0:00

Елена Рыковцева: Это было два дня назад, они написали такое письмо и начали разбираться, ради чего этот медвежонок был сдвинут на две недели, ради чего должны были кинотеатры лишиться этой выручки. И оказалось, что речь идет о российском фильме "Скиф", премьера которого должна была состояться в эти же дни. Она, собственно, и состоялась, 18 января он благополучно вышел. Продюсировал его Сергей Сельянов, очень известный российский продюсер. Может быть, это и очень хороший фильм, который, правда, не очень понравился корреспонденту "Аргументов и фактов", который назвал рецензию на него "Упыри в навозе режут друг друга". Но как бы ни относились к этому критики, факт оставался фактом, что ради "Скифа" был подвинут детский фильм "Приключения Паддингтона – 2". После того как вышло такое жесткое обращение прокатчиков, министра культуры решила поддержать целая группа режиссеров и актеров российского кино. Они считают, что меры, которые предпринимает Мединский, абсолютно правильны. Давайте послушаем это обращение.

Обращение к Д.А.Медведеву
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:43 0:00

Елена Рыковцева: Сам министр культуры тоже категорически отверг все обвинения и нападки в цензуре. Он сказал следующие слова: "У нас кого ни тронь, все начинают орать о цензуре. Мы будем делать все в интересах отрасли российского кино, но не в интересах Голливуда. Каждое наше усилие, в том числе и перенос даты, разводка конкурентов ведет к тому, что растут сборы". С нами Евгений Гиндилис, продюсер, который очень хорошо знает всю эту сферу. Я могу поздравить вас и всех зрителей, которые собирались пойти в кино – они пойдут в кино. То есть все-таки "мафия", которая поддержала этого медвежонка Паддингтона, оказалась сильнее "мафии" министра культуры, его чиновников и даже этих всех подписантов, среди которых были Федор Бондарчук и другие известные фамилии. Разрешилась эта история буквально накануне нашего эфира. Вы рады?

Евгений Гиндилис: Я очень рад. В целом, конечно, эта история очень печальная. Она печальная, потому что она в очередной раз нам показывает, насколько непрофессиональные, некомпетентные люди управляют нашей культурой в течение последних шести лет. Здесь, конечно, нужно сказать, что сам вопрос, который мы вынуждены обсуждать, что Министерство культуры занимается ручным регулированием релиза фильмов, является абсолютным нонсенсом. Очевидно совершенно, что выдача прокатных удостоверений по логике должна носить чисто уведомительный характер. Функция Министерства культуры заключается лишь в том, чтобы это прокатное удостоверение выдать. Оно ни в коем случае не может служить инструментом манипуляции рынком. К сожалению, Министерство культуры в последние годы все чаще и чаще прибегает к тому, чтобы этим инструментом пользоваться на самом деле не в интересах киноиндустрии.

Елена Рыковцева: Мы, зрители обычные, не кинокритики, не киноведы, даже и не знали о том, что такие штуки применяются. Например, люди купили на 750 тысяч рублей билетов на "Паддингтона", они не понимают, почему они завтра приходят в кинотеатр и этого фильма нет. Я думаю, кстати говоря, его вернули ровно потому, что эти билеты были куплены. А вот когда разводили фильм "Салют-7" и "Время первых", тогда билеты еще проданы не были, тогда фильм иностранный, западный был сдвинут на полгода совершенно легко и спокойно. При всем возмущении прокатчиков, почему мы должны ждать эту премьеру, ради чего еще полгода, эта ситуация исправлена не была, потому что билеты не были проданы. Наверное, сейчас повлияла касса.

Евгений Гиндилис: Я думаю, что дело не в кассе, я думаю, что дело в том, что вообще вся эта история абсурдна. В первую очередь российские продюсеры смогли пролоббировать это решение, потому что оно на самом деле было не в их интересах. Если бы "Паддингтон" действительно был сдвинут на 1 февраля, то главным пострадавшим в этой истории был бы, собственно говоря, сам продюсер Федор Бондарчук, потому что у него выходят две картины большие в феврале, выходит картина "Селфи" и выходит картина "Лед", на которую они делают очень большую ставку. И они совершенно не заинтересованы в том, чтобы оказаться один на один с "Паддингтоном", который, несомненно, будет собирать очень большую кассу.

Елена Рыковцева: Зачем же он подписал это письмо, зачем он поддержал это решение министра культуры?

Евгений Гиндилис: К сожалению, так выглядит наша византийская политика. Если мы видим это письмо, то нужно читать смысл не в тех словах, которые там говорятся, а между строк.

Елена Рыковцева: Между строк мы читаем, что самому Федору Бондарчуку не хотелось бы, чтобы "Паддингтон" попал на его даты, но тем не менее он подписывает. Просто удивительно: он подписывает письмо фактически в поддержку того, чтобы "Паддингтон" попал на его даты.

Евгений Гиндилис: Это письмо в целом в поддержку Министерства культуры и в целом его политики последних лет. Федор Бондарчук является одним из основных выгодоприобретателей новой системы, которая существует у нас последние годы, когда государство финансирует в основном только крупные студии. Поэтому они, конечно, заинтересованы в том, чтобы эта система сохранялась.

Елена Рыковцева: Я хотела бы поговорить чуть подробнее об этой системе отодвигания фильмов одних за счет других. Сначала я приведу цифры, вы, конечно, их знаете, какие фильмы считались самыми кассовыми за последние годы российские и зарубежные. Самые кассовые фильмы, которые преодолели планку в два миллиарда рублей – это "Аватар", "Титаник", "Пираты Карибского моря" – это три фильма голливудских. Что касается России, то в пересчете на валюту корректно, потому что падал очень сильно за это время рубль, почти вдвое, первое место занимает фильм "Сталинград" Федора Бондарчука, второе место "Ирония судьбы. Продолжение", третье место занимает, вот сейчас ворвался фильм вместе с мячом, вброшен был "Движение вверх" о баскетболе и "Последний богатырь" в этой четверке российских фильмов, которые показали такие прекрасные результаты. Если это действительно хорошие фильмы, если на них охотно идут, зрителя же невозможно загнать, то зачем им ее создавать какие-то странные зеленые улицы? "Движение вверх", причем здесь мишка, почему они не могут идти параллельно в разных залах, кассовый мишка и кассовый фильм о баскетболе?

Евгений Гиндилис: Чтобы разобраться и понять подоплеку этого, нужно отдавать себе отчет в том, что государство тратит колоссальные деньги на поддержку киноиндустрии – это очень значительные суммы. Понятно, что в ситуации, когда экономика на самом деле уже несколько лет находится в достаточно тяжелом положении, эти деньги можно было бы потратить гораздо более разумным образом. Тем более что какие бы хорошие показатели ни показывали отдельные российские фильмы, которые вы перечисляете, в целом российская киноиндустрия, к сожалению, все эти годы является абсолютно убыточной. Эти деньги, которые государство вкладывает в кино, они просто пропадают. Потому что в целом 7 из 10 картин, которые производятся за государственные деньги, они являются убыточными. Коммерчески успешные фильмы, которые окупаются в прокате, их вообще можно перечислить на пальцах одной руки.

Елена Рыковцева: То есть процент окупающихся вы бы обозначили как 10 примерно или еще меньше?

Евгений Гиндилис: Один из десяти фильмов окупается в кинопрокате. Это очень большое достижение, когда российский фильм, выпущенный в прокат, собирает больше своего бюджета.

Елена Рыковцева: Если сравнить с Голливудом?

Евгений Гиндилис: Мы, к сожалению, не можем сравнивать российское кино с Голливудом, потому что российское кино, к сожалению, интересно только российскому зрителю, и лишь очень небольшое количество фильмов выходит в международный прокат. Если сравнивать это с американским кино или с французским кино, то эти фильмы окупаются не только на своем рынке, но они окупаются еще на международном рынке.

Елена Рыковцева: Сколько их, если очень грубо?

Евгений Гиндилис: Если очень грубо, бессмысленно российскую киноиндустрию сравнивать с американской – это две абсолютно разного размера планеты. Но если сравнивать наше кино с европейским, то мы по сравнению с польской киноиндустрией, французской киноиндустрией гораздо более убыточные. Деньги, которые тратит государство на поддержку этого кино, они тратятся гораздо менее эффективно, эти деньги теряются. Поэтому вся эта история с датами и с переносами – это наведение тени на плетень. Это попытка прикрыть собственную экономическую несостоятельность такими как бы красивыми жестами.

Елена Рыковцева: Это очень некрасиво, это жульничество.

Евгений Гиндилис: Это некрасиво по отношению к зрителям, это контрпродуктивно по отношению к индустрии в целом. Индустрия российская возникла абсолютно на пустом месте без какого бы то ни было участия государства. Мы помним прекрасно, в 2000 году, когда открылся недалеко отсюда первый кинотеатр "Кодак Киномир" – это был первый и единственный современный кинотеатр во всей стране. С тех пор кинотеатры являлись двигателем индустрии. Благодаря тому, что у нас за эти почти 20 лет количество кинозалов приближается к 5 тысячам, киноэкранов, мы постепенно движемся к тому, чтобы киноиндустрия вставала на ноги. Но она, к сожалению, не может до конца встать на ноги, потому что в последние 10 лет государство стало вести себя как слон в посудной лавке, вводить такие правила и так регулировать рынок, что это наносит на самом деле очень существенный вред тем принципам, на которых должна строиться работа киноиндустрии. Здесь, несомненно, с момента появления министра Мединского этот процесс еще более усилился.

Елена Рыковцева: То есть нам нужно говорить не о том, чем объясняется неуспех российского фильма, а как-то мы должны разбирать, почему этот фильм успешен, удивляться каждый раз. Фильм "Движение вверх" очень успешный. Вы посмотрели, кстати, его?

Евгений Гиндилис: Нет, я не смотрел. Здесь справедливости ради надо сказать, что, конечно же, количество успешных фильмов российских в этом году достаточно велико. Это относится не только к сегменту коммерческого кино, к фильмам "Движение вверх" или "Последний богатырь", но и к фильмам российским авторским. Потому что в этом году появились и "Аритмия" Хлебникова, и "Нелюбовь" Звягинцева, и "Теснота". Было очень много интересных дебютов авторских фильмов, которые и составляют лицо современного российского кинематографа.

Елена Рыковцева: И с неплохой кассой они прошли?

Евгений Гиндилис: Конечно, их касса несопоставима, количество зрителей несопоставимо с несколькими миллионами, которые посмотрели "Движение вверх" или "Последний богатырь", но тем не менее, фильм "Аритмия", фильмы Хлебникова до сих пор не могли похвастаться большим количеством зрителей, но фильм "Аритмия" посмотрело несколько сот тысяч человек – это очень существенный результат коммерческий, конечно, тоже.

Елена Рыковцева: Удивительно, Министерство культуры выводит из соревнования фильмы в кинозалах, в то время как это абсолютно стандартная практика на первых двух каналах в одно и то же прайм-время ставить абсолютно синонимичные проекты и вышибать клин, один клин вышибать другим, рубить друг другу кассовые проекты. И они этим занимаются вовсю.

Евгений Гиндилис: Я еще раз повторю – это вообще не функция Министерства культуры. У Министерства культуры нет и не должно быть возможности в это каким бы то ни было образом вмешиваться, потому что у них нет такой экспертизы, они в этом не понимают ничего. Дата релиза фильма – это очень существенный элемент кампании маркетинга. Дату релиза фильма определяют продюсер фильма, прокатчик, дистрибьютор и кинотеатр – вот те стороны, которые могут авторитетно принимать решение о том, когда и каким образом фильм на разных территориях должен выходить. "Паддингтон" в Прибалтике прошел два месяца тому назад, то есть он в России выходит уже с некоторым опозданием, потому что это большой релиз, который должен был быть подготовлен. Это вопрос, который не должен никакого отношения иметь к государству и к Министерству культуры.

Елена Рыковцева: Владимир из Новороссийска, здравствуйте.

Слушатель: Я бы пошел на "Форму воды" два-три раза. И, конечно, "Аритмия".

Евгений Гиндилис: Только можем поддержать ваш выбор. Спасибо.

Елена Рыковцева: Я сегодня пошла в кино на "Движение вверх", поздравьте меня. Специально готовясь к нашему эфиру, посмотреть, что такое кассовый фильм. Если не переводить на валюту, а в рублях ориентироваться, он первым из российских фильмов преодолел два миллиарда рублей. Я бы сказала одну вещь, может быть, это не совсем тема нашего разговора, я бы сказала, что, конечно, фильм очень хороший, я бы на него рекомендовала идти, но они очень испортили его последними кадрами. В конце идут титры, оказывается, что это огромное количество съемочных групп, американские, литовские. Мы сначала видим целый фильм об этом матче, потом под титры архивные кадры этого матча, потом под знаменитую песню "Мы верим твердо, герои спорта, вам победа как воздух нужна" Александры Пахмутовой они начинают показывать других советских олимпийских чемпионов, Ольгу Корбут, Ирину Роднину. И эта перекличка еще оправдана. Но потом они переходят на российских спортсменов, на Елену Исинбаеву, и дальше в хронике уже знамена Российской Федерации, забыв на минуточку, что в этом фильме речь шла о грузинских, об украинских, о литовских, там Литва звучит так, что мало не покажется, спортсменах. И как бы вся эта эстафетная палочка завершается на России, на сочинской Олимпиаде, и из этого такая уже прет михалковщина. Ты с таким хорошим настроением смотрел этот фильм, он нормальный фильм, несмотря на кучу претензий к нему со стороны родственников, да, что-то придумано, но придумано не так плохо, как могло было быть, я считаю, что никто там не обижен, с уважением все это сделано. Но когда все это заканчивается кадрами сочинской Олимпиады, и мы тут же вспоминаем об этих допинговых скандалах, если уж говорить о преемственности, то это не лучшее, что, наверное, российский спорт должен был принять от Советского Союза, потому что спорт, к сожалению, сейчас ассоциируется ровно с этим. Когда идеологию нужно подбросить хоть на последних кадрах, но нужно – это портит все впечатление.

Евгений Гиндилис: Что тут скажешь?

Елена Рыковцева: Ничего не скажешь. Но все равно идти я бы советовала.

Евгений Гиндилис: Конечно, это картина, которую нужно обязательно всем смотреть. Это действительно очень большое достижение. Я честно скажу, что я не очень люблю картины про спорт.

Елена Рыковцева: А я вообще не люблю.

Евгений Гиндилис: Поэтому это немножко за пределами моих личных интересов. Я обязательно эту картину посмотрю, конечно.

Елена Рыковцева: Я тоже не очень люблю, не смотрю, я не очень этим интересуюсь, но я должна сказать, что я посмотрела. Еще я должна признаться в личном: я заставила пойти свою дочь, которая не хотела идти, и ее можно понять, это поколение не смотрит фильмы про советский спорт, но она не пожалела. Рекламная пауза, считайте, была, но это абсолютно от души. Я должна сказать, что бывают такие фильмы, когда приятно кого-то куда-то позвать, но это совершенно не относится, к сожалению, к теме нашего сегодняшнего разговора. Давайте посмотрим, как прохожие отвечали на наш вопрос, как вам нравятся такие методы регулирования репертуара, согласны ли вы с тем, что нужно подвинуть зарубежный фильм, чтобы дать дорогу своему.

Опрос на улицах Москвы

Елена Рыковцева: С нами на связи режиссер Алексей Красовский. Во-первых, я вас поздравляю, что вас фильм «Коллектор» в новогодние дни я несколько раз видела в эфире телевизионных каналов. Вы российский режиссер, вы заинтересованы, вы бы согласились, чтобы ради вашего фильма подвинули бы зарубежный и дали бы вам зеленую улицу в кинотеатре? Вам было бы это приятно?

Алексей Красовский: Нет, было бы ужасно неприятно. Мы как раз сегодня с режиссером монтажа очень долго об этом говорили и спорили. Я считаю, что должны быть равные конкурентные условия для всех, независимо, русский, английский или американский режиссер. Я за мировое сообщество, мировую культуру, ни в какую другую как-то верить не хочется. Я за то, чтобы по результатам, по итогам успеха тех или иных картин лучшие специалисты могли работать с другими лучшими специалистами, вне зависимости от того, русские они, евреи или украинцы. Я в данном случае за коллективный творческий союз и объединение.

Елена Рыковцева: Евгений говорил, что Министерство культуры такими странными акциями якобы в поддержку российского кинопроизводителя старается прикрывать собственные неуспехи, точнее сказать, неуспехи российского кино, которые выражаются в том, что одна картина на десять становится кассовой только. А вы как объясняете неуспехи, которые пытается прикрыть Министерство культуры таким странным образом?

Алексей Красовский: Я соглашусь с Евгением совершенно. Добавлю только, что помогать все-таки нужно, но я бы помогал не сильным картинам, будь я министром, а помогал тем, кто действительно в этой помощи нуждается, документальному кино, авторскому, дебютантам, тем, кто действительно находится в более сложном финансовом положении. История, когда с киноэкранов было зачищено все американское, европейское, вообще все иностранное кино и сериалы, мы уже проходили, прошли благополучно. На нашем российском телевидении вы сейчас с большим трудом что-то увидите иностранное, особенно, если речь о сериалах. Это привело к тому, что сегодня мы хоть и производим сериалы и телепродукцию для телеэфира, она стоит в два-три раза дешевле тех сладостных времен, когда все было хорошо, а самое главное, людям очень долгое время приходится ждать этих денег. Все, затянув пояса, чего-то ждут, мучаются, терпят. Если вы делаете, условно говоря, пропаганду, пропагандистское телевидение, то вам платят вовремя и очень хорошо, чтобы вы могли купить себе квартиру в Испании, а если делать независимое кино, кино про убитого политика, тогда у вас появляются большие проблемы с прокатным удостоверением, с прокатом и так далее. Вам приходится преодолевать значительные какие-то усилия, чтобы добраться до зрителя. Вот этого быть не должно.

Елена Рыковцева: Когда государство отказывалось от бразильских сериалов и мексиканских, они как раз говорили, что мы даем вам возможность делать эти вещи и в огромном количестве. Это работа для актеров, для режиссеров, для сценаристов российских, мы отказываемся в их пользу.

Евгений Гиндилис: Давайте не будем все смешивать в одно — это разные процессы. То, что за последние 15 лет действительно телеиндустрия шагнула вперед российская, действительно российские телесериалы заместили очень серьезно тот репертуар иностранный, который был — это во многом естественный процесс, связанный с тем, что зрителю интереснее смотреть свои истории про своих героев. Я в этом не вижу ничего страшного. Алексей на самом деле абсолютно прав, когда он говорит, что это нонсенс, что государство поддерживает коммерчески успешные картины, те картины, которые и так уже зарабатывают в прокате, вместо того, чтобы поддерживать дебюты, поддерживать действительно авторское кино, документальное кино, то кино, которое в этой поддержке нуждается, и нуждается в том, чтобы оно дошло до зрителя.

Елена Рыковцева: С нами на связи режиссер Андрей Прошкин. Вы режиссер, вы выпускаете работы, вас пытается Министерство культуры поддержать тем, что вашего конкурента ненадолго отодвигают из кинотеатра, ваш фильм идет, зарубежный фильм не идет, который способен у вас оттянуть кассу? Согласны ли вы с такой мерой поддержки или вы хотите каких-то других мер поддержки?

Андрей Прошкин: Во-первых, я, к сожалению, никогда не был на месте режиссера картины, ради которого что-то раздвигают. Поэтому здесь мне сложно сказать,что ощущаешь в этот момент. Наверное, я не самый большой почитатель политики нынешнего Министерства культуры, неоднократно ее критиковал, но какие-то усилия по организации даже не то, что преференций в прокате, а места для российского кино, как ни странно, именно коммерческого, они оправданны. Как это делается — это другой вопрос. Сейчас, когда я читаю, что произошло с этими двумя картинами, это немножко напоминает бурю в стакане воды, они фактически остались на тех же местах, на тех же датах, на которые были заявлены.

Елена Рыковцева: Они остались на этих же датах после колоссального скандала, который разгорелся.

Андрей Прошкин: Как раз для меня это очень оптимистическая история, что этот скандал разгорелся. Более того, то, насколько я могу читать наполовину между строк, решение это произошло не путем того, что кто-то в Министерстве культуры стукнул кулаком по столу, а то, что произошли какие-то договоренности. Я понимаю, что система ручного управления проката тяжела для всех. Потому что прокат — это планируемое дело, требующее больших затрат, очень связанное с конкретными датами. И если вдруг тебе говорят - а вы знаете, Министерство или кто-то еще решило по-другому, решило вашу картину сдвинуть, конечно, это рушит всю систему выпуска фильма.

Елена Рыковцева: В письме кинематографистов, которые поддерживают Мединского, приводится теория, почему российское кино не пользуется успехом на Западе, в частности, в США: «Очевидно, что если попробовать какую-нибудь нашу современную кинокартину, например, «Последний богатырь» или «Движение вверх», запустить в широкий американский прокат, значимого результата по сборам и по зрителям не будет. И не только из-за рынка, ведь фильмы действительно очень качественные, основной преградой будет идеология, активно распространяемая на государственном уровне в США, которая не позволит таким иностранным фильмам получить успешный коммерческий результат». Что вы скажете о такой мотивации «неуспехов»?

Программу целиком слушайте в звук и смотрите на видео

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG