Ссылки для упрощенного доступа

МОК запретил нескольким ведущим российским спортсменам участвовать в Олимпиаде. Будет бойкот?

МОК отказывает в приглашении на Олимпийские игры ряду ведущих российских спортсменов. Как будут дальше развиваться события? В студии спортивные журналисты Андрей Кондрашов и Сергей Микулик. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Кажется, в воздухе пахнет грозой, а точнее – новым бойкотом Олимпийских игр со стороны российской сборной. Я представляю вам гостей нашей программы: с нами спортивные журналисты Сергей Микулик и Андрей Кондрашов. Сегодня пришли сообщения о том, что сразу несколько очень сильных, ведущих, про таких спортсменов, про которых никто не ждал, что эти люди будут отстранены от участия в Олимпийских играх, я бы сейчас не использовала слово "отстранены", пока можно говорить – не получили приглашения, не допущены. До 28 января что-то может еще измениться.

Андрей Кондрашев: Судя по тому, как развиваются события сегодня с самого утра и до сих пор, события будут, наверное, так же динамично менять наше отношение ко всему вплоть до конца этой недели, когда будут продолжаться слушания в Арбитражном суде Швейцарии, когда продолжит свою работу комиссия Международного олимпийского комитета по допуску. Я думаю, что этот поток информации нас просто может оглушить, а может быть, в какой-то степени и обрадовать. В конце концов, нужно быть пооптимистичнее.

Елена Рыковцева: Мы этот поток информации еще с вами освоим, потому что действительно катились сегодня по нарастающей эти события. Я бы хотела, чтобы мы сейчас послушали, как москвичи отвечают на этот вопрос, не заговор ли все то, что вы видите сегодня.

Опрос на улицах Москвы

Елена Рыковцева: Я хочу вас спросить чисто теоретически: за всем, что происходит вокруг спорта, вы видите руку какую-то мировой закулисы, спортивной закулисы?

Сергей Микулик: Я прежде всего не понимаю критериев отбора МОК, что такое приглашение. По-моему, МОК может пригласить Мутко в VIP-ложу или не пригласить, потому что кто-то не хочет сидеть с ним рядом или мест на всех не хватает.

Елена Рыковцева: Мутко уже отказано, все.

Сергей Микулик: Могут пригласить нынешнего князя Монако Альберта, который в ту пору, когда был принцем, любил принимать участие в соревнованиях по бобслею. Вы можете пригласить Ванессу Мэй прокатиться на горных лыжах. Но есть четкие обязательные выступления – это спортивные соревнования, есть критерии отбора национальных федераций. Поэтому слово "приглашение" меня вводит в недоумение.

Елена Рыковцева: Это вопрос терминов. Хорошо, отказано, не пригласили – в значении не пустили. Давайте так рассуждать.

Сергей Микулик: Это не показательные выступления по фигурному катанию. Я считаю, что сам принцип олимпийский очень грубо нарушается здесь.

Елена Рыковцева: А раньше что, не было такого, что МОК утверждает списки команд? Это впервые, что МОК может кого-то не допустить?

Сергей Микулик: По отношению к нам с такой избирательностью это действительно впервые, потому что это отголоски Сочи. У русских людей какая беда: мы все почему-то преувеличиваем степень якобы любви к нам во всем мире. Когда льется на Олимпиаде в Русском доме рекой водка и заедается икрой, все уезжают сытые, пьяные, зацелованные и с подарками, мы думаем, что они наши лучшие друзья. Они приезжают, похмеляются и садятся писать, мягко говоря, доносы. Это наша главная ошибка. Поэтому после Сочи, наверное, надо было этого ждать. К сожалению, мы сейчас расхлебываем, потому что мы не были к этому готовы, стратегия защиты была не продумана вообще никак.

Елена Рыковцева: Но в принципе этот принцип существует, это не сюрприз, когда МОК выдвигает списки разрешенных спортсменов, приглашенных спортсменов?

Андрей Кондрашев: Я не соглашусь с Сергеем частично. В вашем некотором недоумении есть очевидная доля обоснованности. В конце концов Олимпийские игры – это вотчина Международного олимпийского комитета, это их песочница, хотим – приглашаем, хотим – нет. Кстати, это желание прописано в Олимпийской хартии – это устав Международного олимпийского комитета. Перед каждыми играми зимними, летними все национальные Олимпийские комитеты, все персонально получают такие приглашения. На этот раз не все, кто хотел бы, их получили, к сожалению нашему великому. Я, забегая вперед, конечно же скажу, и думаю, вы согласитесь и многие согласятся, что без наших атлетов эти соревнования интересными на сто процентов не будут, не только для нас, а для всего мира. Так что отсутствие приглашения – это такая, я бы сказал, типичная практика.

Елена Рыковцева: Мы разобрались, что все-таки существует такой принцип – пригласить или не пригласить. Мы видим, что их не пригласили. В чем состоит сейчас главное обвинение со стороны тренеров российской сборной, чиновников, которые руководят российской сборной, они говорят, что никакой мотивации нет, совершенно немотивированные отказы в участии в Олимпийских играх. Пока нет никаких официальных сведений о том, почему этих спортсменов не приглашают, о которых стало известно сегодня.

Сергей Микулик: Обычно мотивировочная часть приходит позже – это тоже распространенная практика, к сожалению. Здесь могут не браться в расчет сроки Олимпиады, это может последовать после игр.

Андрей Кондрашев: Спикеры Международного олимпийского комитета предупреждали о том, что свою мотивировочную часть они объявят в конце этой недели.

Елена Рыковцева: Это очень важное уточнение, дополнение, которое вы делаете. Потому что сегодняшняя истерия, я ее понимаю очень хорошо, люди ошеломлены тем, что их любимцы не будут участвовать. Это действительно истерически звучит, что не пустили просто так. Никто не говорит, как вы, что мотивировочная часть будет предъявлена, а вот просто так не пустили. Этот момент вы слышите сегодня, наверное, что поскольку просто так не пустили, они нас не любят, они издеваются, это заговор, и скорее всего, нужен бойкот. Вы тоже ощущаете, что примерно так выглядят сейчас настроения российских чиновников?

Андрей Кондрашев: Бойкот – это будет катастрофой для отечественного спорта. Потому что Олимпийские игры для наших спортсменов, СССР в 50-х годах, потом Россия в олимпийское движение влилась – это главные соревнования. Кстати, я в этой связи сказал бы, что может быть, это наша философская, идеалистическая ошибка. Если мы назначили себе эти соревнования главными, основными, некоей иконой, естественно, под них строится вся спортивная и физкультурная система. Уверяю вас, что за рубежом это далеко не так. В большинстве стран мира Олимпийские игры не являются главными для спортсменов. Буквально два месяца назад у меня была возможность лично задать вопрос руководителям германского лыжного союза, туда входит и горнолыжный спорт, и прыжки на лыжах с трамплина, и даже биатлон. Я спросил: для ваших спортсменов Олимпийские игры являются основными? Нет – был четкий совершенно и твердый ответ. Во-первых, Олимпийские игры редко, раз в четыре года, а значит, вероятность какого-то случайного результата очень велика. Во-вторых, это все знают прекрасно, специалисты и не только, по своему спортивному уровню Олимпийские игры гораздо ниже, чем чемпионаты мира, даже многие этапы кубков мира, если говорить о видах спорта, на выносливость и не только. Потому что квоты на Олимпийские игры очень сокращены, они минимальны. Сильнейшие спортсмены, которые присутствуют на чемпионатах мира, на Олимпийские игры просто не могут поехать. Зато на Олимпийских играх зимних мы видим африканских спортсменов. Они выступают и на чемпионатах мира, но в специальной второй лиге, в других соревнованиях, но не с сильнейшими. А на Олимпийских играх, да, красиво, да, шикарно и даже необычно, но спортивный уровень от этого не выигрывает. Для тех же немецких спортсменов, как мне объяснили, национальные чемпионаты являются главными соревнованиями, от которых зависит их финансирование и даже в какой-то степени будущее далекое, в том числе и пенсионное, и чемпионаты мира – вот основные для них старты.

Елена Рыковцева: Как получилось, что для России это стало абсолютным принципом – пустят, не пустят, поехать, не поехать?

Сергей Микулик: Если брать зимние виды спорта, то абсолютно обо всех них, кроме хоккея, вспоминают раз в четыре года. Потому что если ты становишься чемпионом мира, то тебя могут в твоем регионе пригласить в спорткомитет, вручить три гвоздики и альбом с видами твоего города, не думая о том, что он у тебя уже десятый. Нет никаких президентских приемов, никаких материальных благ. А вот олимпийский чемпион – это совсем другой уровень жизни, пенсионное пожизненное обеспечение, это достигается только Олимпийскими играми, так уж у нас повелось.

Елена Рыковцева: Благодаря порталу "Советский спорт", благодаря некоторым агентствам всплывает информация, почему российских спортсменов не пускают на Олимпийские игры, этих конкретных, о которых мы сегодня будем говорить. Из двух причин, которые сегодня назывались, "Ле Монд" сообщает со ссылкой на источник, близкий к расследованию независимого эксперта ВАДА Ричарда Макларена: российским спортсменам было отказано из-за того, что с их допинг-пробами четырехлетней давности проводились манипуляции. Имеются в виду российские спортсмены Виктор Ан и Антон Шепулин. Что значит манипуляции четырехлетней давности, как вы это понимаете, этот пассаж газеты французской?

Сергей Микулик: Мне прежде всего по-человечески жалко Виктора Ана, потому что у него была уникальнейшая возможность получить две, что называется, домашние Олимпиады подряд, его сейчас этого лишили. Можно представить, как он рвался в родную прежде Корею, на свою историческую родину, чтобы там всем все доказать. Самое удивительное, что Ан никоим образом не был замешан, его имя никак не трепалось, не фигурировало в этих докладах, и вдруг сегодня такая бомба взрывается.

Андрей Кондрашев: Про эти манипуляции давно все знают, может быть не в подробностях, кто-то в них не верит, многие, наверное, в них не верят. Я думаю, эти догадки, недоумение просто от недостатка информации, причем с разных сторон, как со стороны наших средств массовой информации, в большей степени руководителей спорта, так и со стороны Международного олимпийского комитета. Тем не менее, для остального мира в большинстве своем понятно и доказано докладами, другими расследованиями известных комиссий о том, что эти манипуляции в Сочи проводились с пробами. То есть так называемая существовавшая якобы, пока опять-таки для нас, для всего остального мира это очевидная вещь, государственная система поддержки допинга касалась практически всех спортсменов, во всяком случае в тех видах спорта, где это манипулирование имеет какой-то эффект, имеет место. Во-вторых, как я понял из появления новых фамилий, не будут допущены практически все, кто был в составах сочинских сборных команд России. В той же пока предварительной мотивировочной части Международного олимпийского комитета было сказано, что совсем необязательно в этом списке недопущенных будут те спортсмены, которые попались ранее или которые были уличены в использовании допинга. Раз они были в этой государственной системе, значит, формально могли быть под подозрением. Мне кажется, что такая тактика, а может быть, уже стратегия Международного олимпийского комитета связана с тем, что их требования, на которые вроде бы поначалу наш Олимпийский комитет российский согласился, не были до конца выполнены, и от этого появились новые списки, новые спортсмены.

Елена Рыковцева: То есть вы впрямую считаете, что мстят?

Андрей Кондрашев: Не знаю, можно ли так формулировать, мстят или не мстят, но, наверное, это ответ Международного олимпийского комитета на отказ от тех условий, на которых мы могли бы, наверное, я так полагаю, участвовать.

Елена Рыковцева: А что не было выполнено из тех условий, о которых вы говорите? С формой согласились, чиновники не поедут, которым запрещено.

Сергей Микулик: Я думаю, что нам что-то сильно не договаривают. Потому что все наши чиновники бьют себя в грудь, говорят: мы пошли полностью на их условия, мы выполнили все. И нам непонятно, что еще от нас требуют. Потому что если раньше мы жертвовали второстепенными фигурами, сейчас мы и козыря отдали по фамилии Мутко, все равно им, гадам, мало.

Полная видеоверсия эфира

Елена Рыковцева: Еще одна версия, почему этих спортсменов... Кого-то мы ожидали, 111 человек из 500 заявленных, мы понимали, что эти 111 были в Сочи, скорее всего, их уберут, но по фамилиям, которые мы сейчас обсуждаем, был шок, потому что не было кого-то из них в Сочи. И вот очень интересная появилась информация "Советского спорта", внутренняя тоже, называется "источник", непонятно, кто это, но тем не менее очень интересно. Вот первое внятное объяснение случившегося: оказывается, все исключенные из списков присутствуют в базе данных Московской антидопинговой лаборатории, которую ВАДА получила еще осенью. Источник "Советского спорта" заявляет: "Главной причиной отказа в допуске на Олимпиаду является не присутствие в докладе Макларена. Фамилий Виктора Ана, Сергея Устюгова и Антона Шепулина там нет. Основную роль сыграла электронная база данных Московской антидопинговой лаборатории, которая оказалась в распоряжении ВАДА еще в ноябре 2017 года. В ней содержатся все результаты тестирования российских спортсменов в период с января 2012 года по июль 2015 года. На основании именно этой информации заявки российских спортсменов на участие в Пхенчхане 2018 года отклоняются". Это очень любопытно, что у ВАДА нет своей информации, они берут базу московскую, каким-то образом ее изучают, исследуют и говорят: вы же сами вносите в свои списки этих спортсменов, почему же мы их должны пускать? Вызывает доверие такого рода информация?

Сергей Микулик: Доктор Родченков не одинок.

Елена Рыковцева: Тут не говорится, что они эту базу выкрали, видимо, ее предоставили.

Андрей Кондрашев: Не знаю, насколько я прав, но одно из тех требований, которое наша российская сторона не выполнила в переговорах с Международным олимпийским комитетом, – это как раз не смогли предоставить самую свежую базу данных наших атлетов и не только после сочинских игр. Было хорошо известно о том, что контрмеры, инструменты обнаруживания запрещенных препаратов отстают от передовых методик. Защитные меры всегда уступают атакующим, агрессивным. Эта база данных по правилам Антидопингового агентства должна была храниться четыре года, потом увеличили до 8, сейчас до 10. Я даже знаю, что пробы туринских Игр 2006 года до сих пор хранятся в надежде на то, что срок Хартии конституционной Олимпийского комитета хранения продлится. Может быть, такое продолжительное наблюдение за пробами, когда появятся новые контрмеры обнаружения запрещенных препаратов, позволят найти какие-то запрещенные препараты. Насколько это справедливо – большой вопрос. На мой взгляд, здесь тоже есть вопросы весьма серьезные.

Сергей Микулик: Почему-то, к сожалению, если брать все сроки давности прошедшие, вновь взятые для расследования, почему-то все равно в подавляющем большинстве попадаются наши. Вот это мне непонятно.

Андрей Кондрашев: Я не соглашусь с вами. Стараюсь следить за событиями не только по нашей прессе и даже в большей степени по иностранной. Я не совру, если скажу, что едва ли не каждый день в иностранных информационных агентствах появляются сведения о пойманных спортсменах, даже командах. Просто у нас об этом не говорят почему-то.

Сергей Микулик: Странно, что наша контрпропаганда не работает таким образом. Есть закон больших чисел, мы считаем, что нас сдают собственные друзья, например, те же латыши поднимали шумиху по поводу скелетона и бобслея. Но если у нас из 30 медалей отбирают одну и остается все равно 29, то для маленькой Латвии ноль золотых медалей – это совершенно несравнимые числа. По-своему жалко людей, которым медали будут вручаться в кулуарной обстановке много лет спустя.

Елена Рыковцева: Московская допинговая база, она могла каким другим способом попасть в распоряжение ВАДА, только же с санкции российских чиновников или нет?

Сергей Микулик: Доктору Родченкову никто никаких санкций не давал, он действовал самостоятельно и настолько успешно, что мы сейчас расхлебываем очень долгое эхо этого скандала. Мы думали, что он полусумасшедший, ему там не поверят, а ему там не только верят, а практически любые его новые какие-то сведения, которые он, может быть, уже и придумывает за давностью лет, все равно они для них являются какой-то первопричиной, практически доказательствами.

Андрей Кондрашев: Насколько я представляю субординацию национальных антидопинговых агентств, они являются все-таки своеобразным подразделением всемирного агентства. Раз так, то должны, наверное, отчитываться, в том числе и этими базами данных. По-моему, это весьма логично. Все-таки есть некоторый центр, который обрабатывает эти данные. Национальные агентства как раз и создаются для того, чтобы покрыть как можно больше территорий, стран, количество спортсменов, команд.

Елена Рыковцева: А вот теперь мы увидим, что сегодня происходило в течение дня с этими недопусками спортсменов. Хроника газеты "Советский спорт"

Хроника дня
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:04:38 0:00

Программу целиком можно услышать в звуке и увидеть на Youtube.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG