Ссылки для упрощенного доступа

"Это не повод убить"


Эта страшная история вряд ли вышла бы за пределы криминальной хроники, если бы один из ее участников не задокументировал все, что случилось, в подробном тексте, который он опубликовал в Сети, – и если бы обсуждение этого текста не вылилось в массовую акцию протеста против насилия над женщинами и культуры, в которой так часто возлагают вину за преступления на тех, кто стал их жертвой.

19-летнюю студентку ВШЭ Татьяну Страхову убил и изнасиловал ее ровесник Артем Исхаков, с которым она совместно снимала квартиру; причиной, по его словам, стало то, что девушка не отвечала на его чувства. После этого Артем покончил с собой, описав в предсмертной записке все, что он сделал с Татьяной и что при этом чувствовал. Этот текст, опубликованный на его странице ВКонтакте, теперь недоступен – страницу заблокировали, но копии письма успели разойтись по Сети и стать поводом для споров, в том числе и о моральном облике жертвы: девушку начали упрекать за то, что она публиковала в Instagram фотографии в полуобнаженном виде и тем самым "провоцировала" убийцу. Досталось и психологу, к которому ходил Исхаков. У многих подобные комментарии вызвали возмущение.

Tatiana Narbut-kondratieva

как-то сразу поняла, что лучше не вчитываться в обсуждения жесточайшего убийства и надругательства над телом. крутила ленту изо всех сил. но все равно попалось на глаза, что виноваты жертва и психолог. возможно даже совместно действовали в составе организованной преступной группы.

Женская власть:

А может лучше напишем, что убийца не очень добросовестно посещал психиатра? Не? Лучше пройдёмся ещё раз по «плохому поведению» убитой? Когда же искоренится эта <дрянь> с «самавиновата»?

Митя Алешковский:

Это, конечно, удивительная особенность нашего общества. Просто представьте себе! Почти половина россиян (и в том числе ЖЕНЩИНЫ!) считают, что жертвы насилия сами виноваты в произошедшем.

Если продолжать эту логическую цепочку, то и убитые сами виноваты в том, что их убили, да?

Когда еще была жива первый директор центра «Сестры» Мария Львовна Мохова, мы с ней не раз разговаривали на эту тему, и я тогда особенно просил многих наших авторов, которые писали про центр, чтобы они делали акцент на этой теме.

Помню, сколько возмущенных комментариев вызвал текст Насти Кузиной «Сама виновата».

В этом тексте Мохова дает очень простой ответ на вопрос, почему люди считают, что жертва насилия виновата сама. Потому, что такие вещи говорят насильники. Потенциальные, тайные, латентные, но насильники. Моховой в этих вопросах я верил всегда. И вам советую.

Кристина Боброва:

Никому не советую читать исповедь этого ненормального. Берегите психику.
Оставлю только цитату:
"я сделал то, что хотел и посчитал нужным, потому что <черт побери> я могу"
Это всё, что нужно знать о причинах насилия. Точнее об одной единственной причине.

В ответ на обвинения в адрес жертвы в Сети появились многочисленные посты, в которых девушки объясняют, что имеют право фотографироваться в любом виде – убийцу это ничуть не оправдывает. Многие снабжают свои посты хэштегом #этонеповодубить. Один из наиболее резонансных постов написала петербургская художница, автор акции "Тихий пикет" ​Дарья Серенко:

Что значит быть девушкой в 2018 году?

Это значит, что мне нельзя выложить фото в Инстаграм, на которых я выгляжу сексуально, где у меня красивые плечи или красивое белье. Потому что если мужчина убьёт меня за то, что я не сплю с ним, мои фото станут доказательством того, что я и не заслуживала жить. Это значит, что мне нельзя жить с мужчиной: однажды он может напасть на меня, воткнуть в меня нож, изнасиловать меня уже мертвую. И не важно, знала ли я его долго или мало.
Это значит, что мне нельзя вести дневник – ни личный, ни публичный. Потому что фрагменты из него опубликуют в качестве ВСЕЙ ПРАВДЫ ОБО МНЕ И О МОЕЙ ВИНЕ.
Это значит, что у меня не должно быть личной жизни: если меня убьют, меня будут называть шлюхой за то, что я встречалась с кем-то, флиртовала с кем-то, делала все то, что делают все.
Это значит, что я не могу применить самооборону и выжить, потому что будет очень сложно доказать, что я пыталась выжить: если я убью нападающего, я буду виновата, если убьют меня, я все равно буду виновата. Быть девушкой – это значит, что я постоянно должна быть начеку: не является ли этот приятель потенциальным насильником? Не достаточно ли "легкомысленно" я себя веду? Быть девушкой в нашем обществе – это уже провокация. Если ты девушка, то твоя оборвавшаяся жизнь весит меньше, чем жизнь того, кто её оборвал.
Быть девушкой – это значит подвергнуться кибербуллингу даже после смерти.
Быть мертвой девушкой без права голоса – это стать поводом для упреков в адрес ещё тысячи девушек, чей образ жизни отличается от образа жизни камня в лесу, "будешь как она? Смерти хочешь?"
Быть девушкой – это быть объективированной до смерти. Быть телом. Быть изнасилованной и мужчиной, и СМИ. Под твоими фото будут писать комментарии. Будут предлагать взглянуть на твои откровенные фото (и даже продавать их). На тебя будут дрочить даже после твоей смерти. Винить тебя. Желать повторной смерти. Обсуждать твои гениталии.
Я девушка. И больше всего на свете (из всех смертей) я боюсь умереть от совершенного надо мной насилия. Потому что любой человек – знакомый, любимый, муж, брат, отец, коллега, сосед – может оказаться тем самым, кто убьёт меня. Но только ты будешь виновата в том, что не заметила опасности. Только я.
Я не хочу жить в реальности, где быть девушкой – это значит быть виноватой и мертвой.

На "неприличных" фото жертвы акцентировали внимание и многие СМИ.

Анна Ривина:

А вот только некоторые заголовки об этой трагедии:
«12 фото Тани Страховой, которую студент Бауманки убил из-за неразделенной любви»

«Провокационные фото и алкоголь: появились резонансные подробности о студентке, убитой влюбленным в РФ»

«Почему убитая и изнасилованная студентка ВШЭ была потенциальной жертвой»

«Помимо отчетов о своем асоциальном образе жизни Татьяна выкладывает в социальные сети свое обнаженное тело».

«Воспитали блудницу: российские попы обвинили жертву зверского убийства»

Я знаю, что наступит в нашей стране тот день, когда каждому станет очевидно, что всегда виноват тот, кто обижает, тот, кто совершает преступление. Тот, кто убивает!

Поведение Татьяны, ее образ жизни, поведение – все это #этонеповодубить

Когда же это станет понятным для всех, сколько еще таких трагедий должно произойти…

Сталингулаг:

Я ненавижу новомодных моралистов, стоящих на защите мифических чувств, за их мразотное двуличие. Эти блюстители нравственности рассказывают нам, что нельзя смотреть комедию про Берию, Сталина и других палачей, которые миллионами отправляли людей в лагеря, пытали и расстреливали, но при этом спокойно поливают грязью студентку, которую вчера изнасиловали и жестоко убили. Не какие-то <жалкие> блогеры, а официальные СМИ дают недвусмысленные комментарии к новости о смерти Татьяны Страховой: ну она выкладывала интимные фотографии в сеть, ну она жила в одной квартире с парнем, ну у неё же были розовые волосы, чего вы хотели, этого следовало ожидать. Человека ещё не успели придать земле, а те, кто <очень сильно> духовные, уже пишут на её надгробном камне «блудница», «заблудшая», «шлюха». Те, кто как раненые свиньи на каждом углу визжат об оскорбленных чувствах, плевать хотели на память чудовищно убитой девушки, на её близких, вынужденных читать весь этот полоумный бред. Потому что нет для них никакой морали, их единственная мораль – закрыть рты тем, кто им не нравится, и не поднимать неудобные темы

Многие девушки в знак протеста публикуют в соцсетях свои фотографии – кто-то в полуобнаженном виде, кто-то с секс-игрушками или алкоголем. Еще один хэштег, которым пользуются участни​цы этой спонтанной акции – #JesuisTanya.​

Белла Рапопорт:

Если постараться, в интернете можно найти и более голые мои фотки, самые старые френды могли их видеть. Цивилизованные страны отказываются от практики смертной казни за тяжелые преступления (что я всецело одобряю), и даже, если смертная казнь практикуется, ее предваряет серьезное судебное разбирательство (ну или мы все хотели бы, чтоб так было). Пытки запрещены конвенцией по правам человека. Что же глубоко не так с этой культурой, если в ней общим местом стало убеждение, что женщины, не совершив никаких преступлений, заслуживают пыток и смерти, каких не заслуживают даже самые серьезные преступники? Моя одежда, ее отсутствие, количество употребляемого алкоголя, ночные прогулки, поездки блин в гости, с кем я сплю и с кем <черт побери> не сплю – это то, что я делаю с собой, это ни к кому не имеет отношения, #этонеповодубить

Sophia Hroom

Было бы здорово, если бы мужчины сами запустили флешмоб, где объясняли бы на правах членства другим членам своей социальной группы, почему так говорить – некруто, глупо и по-свински. Когда этот флешмоб произойдет? #этонеповодубить #JeSuisTanya

В ответ на флешмоб некоторые комментаторы начали писать, что девушки просто искали повод опубликовать в Сети откровенные фото.

Другие решили на всякий случай напомнить читателям, что в России несладко живется не только женщинам.

Русское будущее:

Сегодня мы с вами, дорогие читатели, поговорим о феминизме. Точнее, его радикальной части.

Все мы знаем, как тяжело в России быть женщиной. Наша страна – страна харрасмента, сексизма, шовинизма, а также бодишейминга, газлайтинга и менсплейнинга (запомнить бы еще, что все эти слова означают). От семейного насилия страдают исключительно женщины. В лифт с незнакомцами заходить опасно – изнасилуют, ограбят, убьют. В общем, не жизнь, а кромешный ужас.

Это если судить по публикациям в СМИ и постам авторок в соцсетях.

А что же в реальной жизни? Если обратиться к статистике.

В первом полугодии 2017 года в России умерло 157 000 мужчин трудоспособного возраста и 41 000 женщин.

Мужчины в 8 раз чаще кончают жизнь самоубийством.

В 5,5 раз чаще умирают от отравлений.

В 2 раза чаще умирают от рака и в 5 раз – от болезней сердца.

И, разумеется, мужчин убивают в 4 раза чаще, чем женщин.

(спасибо Олегу Шмырину за выжимку из данных Росстата)

Ну то есть по совокупности данных мужчиной в России быть в 4 раза опаснее, чем женщиной.

Это, разумеется, не отменяет того, что насилие (в том числе семейное) – это плохо. И не только по отношению к женщинам. А вообще.

Но когда собеседница начинает рассказывать вам о том, как страшно и опасно быть женщиной в этом обществе из первобытных недочеловеков – вспоминайте эти цифры.

Доброе утро.

Павел Пряников:

История про зверское убийство и самоубийство двух студентов в Москве важна ещё вот чем. В России ежедневно кого-то убивают и насилуют, и всякими экстремальными способами. Вот несколько дней назад где-то в провинции внук забил ломом свою бабушку за то, что она якобы ведьма. На этом фоне "московская история" вроде обычная. Но она резонансна тем, что произошла в среде креативного класса, который, как принято считать – социальный эталон для нынешней России. Люди примерно из такой среды надсмехаются над "совками", "пузатыми чиновниками" и просто "плебсом". Этот класс провозглашают авангардом "реформ", которые должны вытащить страну из "мрака отсталости". Большое число моралистов и святош – именно из этой среды.

И эта история ценна тем, что показывает: и креативный класс – плоть от плоти страны. Весь этот ужас может случиться в какой угодно страте. Например, ещё в одной группе святош и моралистов – российских священнослужителей: на прошлой неделе двух иереев осудили за педофилию; один из них специализировался на духовно-нравственном воспитании футболистов "Зенита", читал проповеди про скрепы и правильную жизнь.
Лишь поступки, а не слова могут быть мерилом нравственности. Ну и пропаганда исключительности и социал-дарвинизма – это бумеранг, который однажды прилетит обратно.

История стала поводом для рассуждений не только о гендерном насилии. Многие комментаторы старшего поколения, погрузившись в чтение комментариев о трагедии, обнаружили, что не понимают ни языка, ни психологии нынешних студентов – и задумались над тем, сколько в этой истории личного и сколько – поколенческого.​

Юлия Варшавская:

Много думаю про всю эту историю с убийством девочки, и хотя обычно стараюсь не писать здесь на такие темы, в этот раз сделаю исключение. Потому что очень много наблюдений и последующих из них вопросов, на которые у меня есть только приблизительные ответы. Интересно услышать ваше мнение.

1. Я не понимаю, что они говорят. И тем более, пишут. Мне, простите, пришлось гуглить половину слов из письма мальчика и еще больше – из ответов юных пользователей TheQuestion на эту тему. Когда я находила определение неизвестным словам, я понимала, что это определения неизвестных мне действий. Потому что эти действия происходят в каком-то совершенно другом мире – других интересов, социальных сетей, языка, правил. Ничего из этого не было в мои 18. Имиджборды какие-то, аниме, что это вообще?

А я всего на 10 лет их старше. Сейчас много говорят про то, что нынешняя российская власть не понимает современную молодежь – так я первый раз в жизни почувствовала что-то общее с нынешней российской властью, потому что тоже ее не понимаю ничерта.
Нет общего языка в глобальном смысле, хотя казалось бы, произошедшая трагедия – результат базовой человеческой драмы длиною в историю цивилизации.

Вопрос: это просто "отцы и дети", а я дошла до возраста "отцов", или сейчас действительно такая особенная поколенческая пропасть, связанная с технологиями и т.п.?

2. Они массово с раннего возраста ходят к психологам и принимают лекарства. Я уже давно это замечаю по рассказам Daria Demekhina, у которой срез знакомств лет на 5 младше моего. То, о чем я когда-то мечтала, работая в Psychologies, – чтобы стигма с психологии была снята, обрела какую-то пугающую и странную форму. Всем диагностируют депрессию, выписывают АД, ноотропы, траквилизаторы.

Вопрос: почему так происходит, кто все эти психологи и как понять, что они не калечат этих детей?

3. У них бОльшая толерантность к жестокости, смерти, насилию, чем у моего поколения. Как будто это все ОК, а не ужасающая трагедия.

Это очень субъективное мнение, основанное на наблюдениях за реакцией на подобные событиях моих молодых коллег и знакомых.

Вопрос: есть такое? Если да, то почему?

Илья Барабанов:

Хотя я много ада видел по работе, но меня почему-то очень цепанула эта история двух студентов Бауманки. Парень убил девушку, изнасиловал ее, а потом убил и себя. Может, эта история меня так задела из-за того, что погибшая – подруга сестры моего знакомого. Может, из-за детального текста, который этот парень написал перед смертью. Я изучил все их социальные сети и переписываюсь теперь примерно с десятком их знакомых. Прочитал сотни комментариев под последним постом убитой девушки в Инстаграме. Добавился в чат, где студенты, их ровесники, обсуждают эту историю. За несколько часов он с 45 человек разросся до 1100.
Правда, мне приходится гуглить примерно каждое пятое-шестое слово, которое они употребляют, чтобы понять, о чем идет речь. Кроме собственно убийства там уже обсуждают Путина, Навального, Украину и кому прислать сиськи, а я все это читаю и, честно говоря, нахожусь в легком шоке. Это не стариковский пост о том , какая плохая молодежь. Молодежь отличная. Я все это время думаю о том, что вот эти 16-19-летние ребята думают о мире как-то кардинально иначе, чем мы. Или чем я привык. Я поэтому и гуглю всю эту лексику, чтобы хотя бы попытаться примерно понять, в каком мире мы теперь живем. Но у меня пока, откровенно говоря, получается плохо.
И, да, к недавнему заголовку Знака.ком, что вот топивший за Навального школьник сделал что-то плохое: все эти дети родились при Путине, росли при Путине, а теперь при нем и погибают, обсуждая все это на каком-то не до конца понятном нам языке.

Флешмоб #этонеповодубить между тем набирает силу.

Аня Гриценко:

В инстаграме счет постов уже пошел на полтысячи за день. В наших широтах, кажется, #MeToo и #faceofdepression вместе обгоняет.
В 2018 году живем, уже Марс колонизируют, а у людей до сих пор буквально "юбку короткую надела".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG