Ссылки для упрощенного доступа

Клетки-мутанты. Арье Готсданкер – о социальном интеллекте


Причина социальных волнений очевидна – вопиющая несправедливость. Когда-то мы в школе учили аксиому: причиной революций является классовое неравенство. Оно, в свою очередь, по Карлу Марксу выражается так: "Богатые продолжают богатеть, бедные все больше беднеют, средний класс исчезает". Нарастание напряженности в российском обществе принято объяснять при помощи теории игр. Были проведены эксперименты, в ходе которых студентам предлагалось распределить между собой некоторую сумму, например, 100 долларов. При этом тот, кто распределяет, имеет всю полноту власти определять пропорции, а тот, кто принимает, имеет возможность или принять предложенную сумму, или отказаться. Экономически принимающей стороне рационально было бы принимать любую отличную от нуля сумму, поскольку, если отказаться, то выгода будет равна нулю. В ходе экспериментов выяснилось, что люди отказываются от рациональных решений, когда несправедливость доходит до какого-то уровня. В эксперименте со студентами порогом стала сумма около 20 долларов, когда ведущий оставлял себе 80 долларов и только 20 отдавал другому. С точки зрения психологии можно этот феномен обьяснить так: люди готовы мириться с несправедливостью, но при превышении какого-то порога способны отказаться от рационального выбора в пользу того, который позволяет компенсировать психологический дискомфорт. Можно сказать по-другому: несправедливость может накапливаться в обществе и в какой-то момент, как пар из перегретой кастрюли, вырвется, круша все на своем пути.

Стопроцентные равенство и справедливость, похоже, невозможны. Многие из нас были свидетелями попыток создать идеально справедливое общество, основанное на коммунистических идеалах. Философские измышления теоретиков-гуманистов, социалистов и идеологов коммунизма были проверены серией практических экспериментов, и во всех случаях завершились провалом. Ни у кого не получилось построить равноправное общество, но, усвоив уроки, некоторые государства научились своевременно выявлять и урегулировать несправедливость путем совершенствования демократических институтов. К сожалению, Россия, которая пережила на себе все эти эксперименты, которая так дорого заплатила за этот опыт, немногие уроки усвоила. В России не только богатые все стремительнее богатеют, но еще и власть имущие все больше укрепляют свою власть. Жертвами властной агонии стали уже не только демократические институты, выборность, но и принцип разделения властей. Уже не только законодательная и исполнительная власть фактически объединены в одном центре, но и власть судебная превращена в обслуживающую структуру.

Периодически то тут, то там общество сталкивается с поражающей несправедливостью: эпопея с принудительной реновацией ветхого жилья в Москве сменяется уголовным делом против режиссера Серебренникова, офицер заявляет о коррупции в армии и становится обвиняемым в уголовном преступлении. Вот новый повод для возмущений, эпизод из медицинской практики: одни доктора, по всему судя, халатно сделали операцию, пациент умер, но, как кажется многим, смогли переложить вину на другого врача, Елену Мисюрину, которая за три дня до операции проводила рутинную процедуру. Суд, по крайней мере поначалу, встал на сторону сильнейшей стороны. Думаю, практически не осталось врачей, которые бы еще не слышали про это дело. В инстаграме появился тег #яЕленаМисюрина. Хотя сколько было таких проявлений народных возмущений? Все они всколыхнули общество и угасли, как круги на воде.

Много споров и обсуждений ведется на тему общественных перемен. В научных кругах ныне популярна теория социального интеллекта, которая объясняет способности индивидуума и общества понимать друг друга и урегулировать противонаправленные интересы. Общества с высокоразвитым социальным интеллектом с большей вероятностью не допустят конфликтной ситуации, которая могла бы привести к поляризации настроений граждан. России, учитывая ее исторический опыт, в этом отношении нечем похвастаться. Русский человек дольше других склонен терпеть несправедливость, эти настроения копятся где-то внутри общества, как пар в скороварке, но в какой-то момент – рванет.

Обществу нужно учиться навыкам взаимодействия, иначе история России останется сплошной чередой восстаний, бунтов и революций

Почему все эти вспышки народного волнения не приводят к результату? Если бы общество бы имело навыки социального интеллекта, то волнения 2011–2012 года должны были привести к улучшению ситуации с выборами, облегчить доступ кандидатам баллотироваться, а избирателям дать ощущение, что они что-то выбирают, что их мнение может быть услышано. Разрастающийся инцидент с врачами должен привести к введению более четких правил и процедур определения врачебных ошибок, история с коррупцией в армии – к созданию механизма решения проблем, а не к попытке рассказать о них через YouTube. Но ничего подобного не происходит.

Проблема мне видится в том, что волна протеста, еще не окрепнув, начинает поляризоваться: тут же проявляется образ врага, против которого нужно объединяться. Общественный механизм этого противодействия чем-то напоминает иммунную систему организма. Как только какая-то клетка распознается как инородная, включается механизм по ее уничтожению. Как только какая-то группа в российском обществе высказывает мнение, отличное от мнения большинства, у этой группы появляются все шансы, что она будет распознана как "клетка-мутант" и подавлена "иммунной" системой общества. В социально интеллектуальном обществе такие всплески недовольства являются нормальным процессом, маркером того, что где-то что-то нуждается в дополнительном внимании. Но в России по-иному: общественный организм начинает рьяно искать "врагов", часто принимая "своих" за "чужих".

Мировой истории известны примеры успешной борьбы с несправедливостью. 1 декабря 1955 года в штате Алабама чернокожая женщина отказалась уступать место в автобусе белому мужчине. На тот момент в штате действовал закон, запрещавший чернокожим занимать первые четыре ряда в автобусе, но в данном случае первые четыре ряда были заняты. Вошедшему белому пассажиру не хватило сидячего места, и он потребовал от Розы Паркс, чтобы она уступила ему свое место. Паркс отказалась, вызвали полицию, ее арестовали, в дальнейшем оштрафовали, но этот случай послужил спусковым крючком волны протестов. Афроамериканцы объявили бойкот автобусным компаниям, люди стали объединяться, подвозить друг друга до места работы, ходить пешком. Власти, вполне ожидаемо, начали запугивать активистов, задерживали и арестовывали их по малейшему поводу. Местные жители, с молчаливого согласия властей, стали проявлять агрессию в отношении чернокожего населения.

В какой-то момент движение возглавил молодой пастор баптисткой церкви Мартин Лютер Кинг. Агрессия возрастала по спирали. Однажды ночью неизвестные взорвали бомбу у дома Кинга, в то время как сам священник читал проповедь в церкви. На место происшествия прибыли полицейские, противники бойкота, участники движения протеста. Атмосфера накалилась до предела. Капитан полиции, свидетель и участник происходящего, вспоминал, что он был совершенно уверен: никто из белых мужчин живым из этой заварушки не уйдет. Но когда приехал Кинг, он неожиданно выступил с речью о ненасилии. Он убедил своих сторонников, что они борются с несправедливым обращением, хотят уничтожить сегрегацию, но не хотят смертей, не видят белых врагами, что всем нужно научиться жить вместе и уважать друг друга.

Похожие параллели можно провести и во многих других случаях, в частности, в истории борьбы за независимость Индии, которую возглавил Махатма Ганди. Когда борьба ведется с заведомо слабой позиции, выходить на прямую конфронтацию – значит, заведомо обрекать себя на поражение. Это как в семейном конфликте: если стороны переходят к взаимным упрекам, то чем дальше, тем сложнее им примириться. Некоторые семьи умеют разрешать разногласия: вместо критики и оскорблений супруги обсуждают причины и последствия проблем. Тот, кто недоволен ситуацией, должен донести суть проблемы без оценок и критики, а партнер должен проявить навыки эмпатии и понять, что именно беспокоит его оппонента. Может, в этом и заключается секрет социального интеллекта? Если российские врачи будут бороться не против чиновников и судей, а за определение критериев отличия преступной халатности от добросовестного заблуждения, то это и будет одним из шагов по развитию в обществе навыков слушать друг друга. Если оппозиция будет бороться не против жуликов и воров, а за справедливые прозрачные механизмы распределения власти, то это увеличит шансы на постепенное выздоровление общества. Обществу нужно учиться навыкам взаимодействия, иначе история России останется сплошной чередой восстаний, бунтов и революций.

Арье Готсданкер – организационный психолог, эксперт по управлению изменениями и психологией масс

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG