Ссылки для упрощенного доступа

Что такое воинский долг и зачем нужен враг

По уровню военной мощи Россия, согласно недавно опубликованному рейтингу армий мира Global Firepower, занимает второе место, после США. Правда, по мнению некоторых экспертов, авторы рейтинга завысили одно из главных преимуществ - численность (3,37 млн. человек), почти в три раза, посчитав мобилизационные резервы и гражданский персонал.

Если к этому обстоятельству добавить полученные при прохождении срочной службы навыки и уровень сознания гражданского долга солдат российского запаса, то мобилизационный резерв рискует оказаться не таким уж и мощным. Тем не менее, как показал опрос "Левада-центра", большая часть россиян, независимо от пола и возраста, полагает, что родная армия в случае военной угрозы сумеет их защитить.

Езда по ушам и боевые искусства

Максим Шевченко, журналист:

- Если не обсуждать крайности криминального поведения государства по отношению к гражданину, мне кажется, что концепция призыва для годового обучения человека как потенциальной мобилизационной единицы - это оптимальная на сегодняшний день система. С античных времен демократия подразумевала, что защита родины, (так и Сократ участвовал в марафонском сражении), дает человеку гражданские права. Мы, конечно, живем не в Древней Греции, и гражданские права можно получить иным способом, кроме того, изменились понятия о свободе и о праве личности. Но совершенно очевидно, что полнота гражданства для мужчины подразумевает и какое-то отдание долга обществу – если твои убеждения не позволяют прикасаться к оружию, ты можешь, как в Германии, работать с больными, бедными и т.д.

Проблема России в другом. Наше общество и наше государство - совершенно разные субъекты. Государство мало кем из граждан ощущается своим, поэтому все понимают, что год военной службы они отдают не родине или обществу, а какому-то дяденьке или тетеньке, которые сидят наверху. При всех минусах эпохи, в 20-е-30-е годы служба в Красной Армии была очень популярна именно потому, что тогда совпали интересы общества и государства. Пришло новое поколение, молодое, революционное. И я считаю, что именно культ Красной Армии этих лет позволил, несмотря на жуткие поражения 1941-1942 годов, выиграть войну, потому что армия на самом деле была народной. Сейчас другая ситуация: и государство не народное, и армия чужеродная.

наше общество и наше государство - совершенно разные субъекты

Что касается профессиональной армии и наемников. Это один из самых эффективных способов соотношения человека с тем, что называется войной, военной службой – почему ЧВК "Вагнера" и вообще ЧВК популярны в России. Вот корпорация Пригожина решает вопросы по нефтяным делам в Сирии и несет потери. К сожалению, так бывает, но это профессионалы, есть контракт. Здесь просто разные функции. Однако по большому счету для страны с такой огромной территорией, как США, Россия или Китай, без мобилизационного ресурса не обойтись.

Да, любая армия - это способ промыть мозги. В любой армии, хоть в американской, хоть китайской, хоть израильской, всегда есть унтер-офицер, которые выходит и говорит: "Вы никто, вы дерьмо. Запомните, вы сюда пришли, чтобы стать мужиками. Давайте, девочки, стройтесь!" и так далее. В любой армии мира происходит процедура подчинения личных качеств некоему коллективному решению. Потому что любая боевая часть, взвод, рота, отделение, дивизия - это элемент машины. Армия - это машина. И задача нормальной армии в том, чтобы, сохраняя человеческую личность, вместе с тем заставить человека стать частью машины, подчиняться приказу, не размышляя.

Кроме того, армия - это место, где реально вы или ломаетесь, или не ломаетесь, потому что там подростковая, молодежная среда 18-летних ребят, с разным физическим опытом и силой, провоцирует агрессию, и вам придется драться. Все равно вас кто-то назовет как-то не так, и вы не сможете этого вынести. Неизбежный конфликт, но это лучше, чем если на улице вас будет забивать толпа хулиганов. Да, молодые ребята с тестостероном, с кипящей энергией в крови, стиснутые в одном пространстве, этого нельзя снимать со счетов. Тем более разница физическая между человеком, который уже год прослужил и который только пришел, огромная!

И все равно служба в армии в какой-то мере, я считаю, должна быть фактором гражданской идентичности. Просто у нас нет ни государства, ни гражданства, это все виртуальные вещи. То есть, для некоторых, получается, гражданство есть, а для каких-нибудь богатеев его нет: они как хотят, так и живут. Тогда о чем мы говорим?! Кому мы служим?! Прежде, по крайней мере, мы знали, что товарищ Сталин при всех своих минусах сына своего не в Алма-Ату отправил, а под Смоленск командиром батареи, где он к немцам в плен и попал, что сын Хрущева погиб в бою, и старший сын Микояна тоже.

Поэтому сегодня патриотическая езда по ушам и обучение человека навыкам боевых искусств или навыкам войны - совершенно разные вещи. По моему мнению, идеальная армия современной России - со всеми путиными, олигархами, оппозицией, со всей этой клоунадой - это армия, которая в течение одного года обучает человека физической культуре и навыкам обращения с автоматом. Это важно, и армия, как курсы по приобретению боевых, силовых навыков – крайне полезная вещь.

Готовимся к войне
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:50 0:00

Фрагмент документального фильма Радио Свобода "Готовимся к войне"

Современное устройство российской армии выполняет функцию не только внешнего щита, но служит также формой инициации для мужского населения – возрастной и гражданской, что в прежнем суровом мире было взаимосвязано. Пацифист не может быть патриотом, об этом размышлял еще Лев Толстой, и обществу следует определиться не столько с инстинктами, сколько с ценностями, чтобы объяснить молодому человеку – зачем он должен провести год своей жизни в казарме, выполняя чужие приказы, вдали от комфорта и домашней еды.

Комплекс потерь

Александр Гиринский, заведующий кафедрой "Теория познания" лицея НИУ ВШЭ:

- Я полагаю, что здоровое военное чувство рождается из чувства патриотического. Оно возникает не потому, что мужчина по природе своей тянется к оружию, а из некоего исторического чувства. Из которого, в свою очередь, рождается чувство патриотическое, и дальше – военное, в том смысле, что это твоя страна, твоя территория и твой народ, который нужно защищать.

здоровое военное чувство рождается из патриотического

Либеральная модель, как правило, сводит гражданство к правам, но гражданство, разумеется, предполагает права и обязанности. И, конечно, военный долг и военная служба для мужчин – абсолютно формообразующая вещь. Другое дело, что большие регулярные армии сегодня зачастую неэффективны, потому что большой войны нет и не предвидится, и чаще всего необходимы точечные военные операции. Поэтому разговор о том, нужна ли всеобщая мобилизация, всеобщий призыв, насколько он эффективен, это очень спорный вопрос. Здесь следует выбирать между долгом, долженствованием, инициацией и эффективностью, профессиональностью армии. Кроме того, нужно смотреть по задачам, которые армия должна решать в современном мире, ведь сегодня воюют не государства между собой, а либо коалиция государств против негосударственных группировок, либо бои происходят, вообще, в киберпространстве. То есть характер противостояния в принципе изменился.

Кроме того, Российская Федерация сегодня - это обломок Советского Союза, и она не сложилась ни в какое государство - ни как обломок Советского государства, ни как национальное государств. Что касается территориальных ощущений, то до сих пор сохраняется некоторая путаница, которая заключается в том, что Россия одновременно наследница тех территориальных потерь, которые как бы понес Советский Союз и Российская империя. То есть возникает тройной комплекс потерь - потеря Российской империи, коллаборационизм времен Второй мировой и распад Советского Союза. Отсюда вечный комплекс того, что нужно вернуть, мирным или военным образом, который у молодых людей вряд ли найдет живой отклик. Как сказано у Солженицына: коммунизм разрушился, но обломки его не рухнули, и как бы нам не расплющиться под его развалинами. "Расплющиться", то есть не найти новую идею, ради чего жить.

Глобальный мир предусматривает две возможности – поступать в соответствии с общими гуманитарными ценностями или блюсти собственный государственный интерес. В первом случае вы думаете о будущем, во втором – заботитесь о нынешнем процветании, поэтому ценностные ориентиры выстраиваются разные, однако сферы интересов могут совпадать. Идеей, способной быстро объединить людей, традиционно была идея общего врага, угрозы, войны.

Откуда берется враг

Степан Гончаров, социолог:

- В России с 2015 года, когда резко изменилась геополитическая ситуация, преобладают военные настроения и резко выросло число людей, которые видят реальную угрозу для своей страны, и, во-вторых, количество тех, кто считает, что люди обязательно должны проходить призывную военную службу. Это связано с нагнетанием обстановки, что сказывается на всех слоях, в том числе на молодых людях. Полагаю, что это временное явление. Когда ситуация начинает нормализовываться, все возвращаются к мирному восприятию. Но такое отчасти искусственное нагнетание, безусловно, негативно отражается на отношении к контрактной армии.

Евросоюзом управляют американцы через скрытые механизмы

Что касается врагов, то, конечно, это США в первую очередь, и во вторую - Евросоюз. Если посмотреть на график отношений негативного и позитивного, то отношения к США и Евросоюзу очень сильно коррелируют: если негатив растет к США, то негатив растет и к Евросоюзу. Есть мнение, достаточно популярное и сильно распространенное, что Евросоюзом управляют американцы через скрытые механизмы.

Когда людей спрашивают, с чем это связано, то есть часть людей называет конкретные события - вот здесь они нас прижали, еще что-то, а есть люди, которые просто говорят, что так было всегда: противостояние держав - чуть ли не испокон веков. Что касается молодых людей, то мы фиксируем среди живущих в больших городах, образованных людей отношение все-таки двоякое. Во-первых, это признание авторитета США и западных стран в том, что касается технологий, науки, культуры. При этом, когда речь заходит о политике, то здесь начинают включаться все паттерные образцы поведения, которые транслируются через федеральные СМИ. То есть здесь уживаются две модели отношений.

Судя по опросам, за последние годы у российских граждан поменялось также и отношение к формированию армии на контрактных началах. Теперь большая часть выступает за то, чтобы сохранить всеобщую воинскую обязанность и обязательную службу в армии. Более того, 60 процентов из опрошенных ответили, что предпочитают, чтобы член их семьи прошел службу в армии, не изыскивая обходных путей. Правда, 23 процента хотели бы все-таки избежать воинской обязанности, но это удается не каждому.

О пехоте и "крестьянстве"

Михаил Конев, член федерального совета Партии народной свободы:

- Несмотря на то, что по медицинским показаниям я не был годен к службе в армии, меня прямо в помещении военкомата похитили и насильно отправили в армию. Тем не менее, за достаточно короткий срок я смог там адаптироваться, возможно, потому, что служил в Ленинградской области и офицеры относились ко мне нормально. Впрочем, сами условия военной службы были просто ужасны – и то, как проходит подготовка, и сам армейский быт.

солдаты сами понимают, что не смогут никого защитить

Впрочем, многие так не считали. Ребята из деревень, из регионов, например, радовались трехдневному питанию. Для них армия - это шанс по-новому устроиться в жизни, получить образование. Им привычна постоянная физическая работа вместо учебных занятий. Поэтому я полагаю, что армия должна быть профессиональной, поскольку есть люди, которым это интересно, они хотят осваивать военное искусство. А остальные, насколько я понял, это те, кто не смог откупиться. Хорошо всем известно, что люди покупают себе военные билеты, диагнозы и их признают негодными. В военных частях остаются либо те, кто не смог "откосить", либо маленький процент тех, кто хотел в армию. Оказалось, что люди с Северного Кавказа даже сами платят деньги, чтобы попасть в армию.

Служил я в пехотных войсках. Сначала был в батальоне обеспечения, а потом меня перевели в артиллерию, в полевых условиях находился последние два месяца. В артиллерии я был старшим наводчиком ракетной системы "Град". Кстати, это единственное, что было интересно за всю службу. Я ожидал, что сейчас современные технологии, компьютерное наведение и так далее. Нет! До сих пор приходится крутить такие огромные рычаги, смотреть в подзорную трубу и так далее. Вообще, в армии, к несчастью, военному искусству учат, наверное, 1-2% времени от всего года службы. Все остальное - это тяжелый физический труд.

Army 2017
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:02:10 0:00

Еще я столкнулся с тем, что некоторые солдаты не умели читать, обладали только базовыми знаниями. Они говорили, что приняли крестьянство в 5 лет, когда их покрестили. Я говорю: "Вы понимаете разницу между крестьянством и христианством?" И я выяснил, что из моей роты, в которой 50 человек, только двое знали разницу между крестьянством и христианством. Меня это сильно испугало. Люди не обладали историческими знаниями. Такое ощущение, что никто из них не учился в школе.

Конечно, есть специальные люди, которые в армии занимаются политподготовкой: по-старому они назывались замполиты, а сейчас это замкомандира батальона по работе с личным составом. Именно они проводят еженедельно по три двухчасовых занятия, на которых рассказывают об истории страны, в том числе объясняя, кто же сейчас наш враг. В качестве неофициального врага приводится блок НАТО. Я несколько раз пытался сказать, что у нас есть Ким Чен Ын, безумец с ядерной кнопкой. Мне ответили: "Нет, нет, это точно не наш враг. Наши враги - это американцы, которые на нас абсолютно точно нападут".

Еще очень много внимания в российской армии уделяется подготовке к парадам, тому, как военные будут выглядеть с точки зрения гражданских. При этом обратная сторона этой красоты... Когда я только попал в часть, я увидел толпу солдат, идущих на обед, и мне показалось, что это толпа военнопленных. У всех разная форма, разной марки, расцветки, грязная, рваная - ужас! Но когда парад, людей вывозят в Петербург, им выдаются новые берцы на один день, форма новая, вычищенная, выглаженная. Они шьют аккуратно белые подшивки, одевают перчатки и идут на парад. Причем, подготовка к параду длится около трех месяцев. Люди, которые привлекаются к участию в параде, ежедневно маршируют. Ежедневно надевают эту новую форму, учатся в ней красиво ходить, красиво чеканить шаг и так далее.

Есть, возможно, части, где больше внимания уделяется реальной военной подготовке, но там, где я служил, было очень мало занятий. Хотя, если посмотреть учебную программу, которая должна быть пройдена солдатом за год, там можно узнать много интересного: "тактическая подготовка", "тактика специальной подготовки", инженерная, саперная и так далее. По идее, если солдат проходит все это обучение, действительно сдает нормативы, он может получить серьезные навыки для того, чтобы защищать страну. Но на практике, если солдат за год стреляет из автомата три раза... Мне повезло - я стрелял немного больше, потому что у меня были хорошие офицеры, я освоил навыки стрельбы из ракетного орудия и так далее. Но в основном солдаты сами понимают, что не смогут никого защитить, потому что просто не умеют воевать. И с ужасом воспринимают возможность того, что когда-то, возможно, придется это сделать. Они только хотят, чтобы служба быстрее закончилась, и забыть об этом навсегда.

Что такое воинский долг, зачем нужен враг и почему патриот не может быть пацифистом обсуждаем с журналистом Максимом Шевченко, заведующим кафедрой "Теория познания" лицея НИУ ВШЭ Александром Гиринским, социологом "Левада-центра" Степаном Гончаровым и членом федерального совета Партии народной свободы Михаилом Коневым.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG