Ссылки для упрощенного доступа

Журналист Сергей Лойко о российско-украинском противостоянии

Война спецслужб. Журналист Сергей Лойко снял фильм о российско-украинском противостоянии. Обсуждаем его новую работу.

Елена Рыковцева: Четыре года в эти дни отмечают, вспоминают события на Майдане, начало, собственно говоря, войны. С нами Сергей Лойко, журналист, который это все знает с нулевой, наверное, точки, всю эту украинскую историю. Вот эти четыре года фактически войны. Олимпийский цикл, можно сказать, 18 марта он как раз закончится.

Сергей Лойко: У нас же Олимпиада переходит плавно в войну. Я был на Олимпиаде, когда начались эти события, меня срочно отправили с Олимпиады на баррикады не сражаться, а снимать, делать репортажи, в Киев. Я сделал одну смешную фотографию, если бы не было так грустно, когда я стою с аккредитацией олимпийской на фоне горящих руин и покрышек. Вот такая у меня была олимпийская командировка.

Елена Рыковцева: Итак, война, ее называют гибридной. Мы специально сегодня проводили опрос на улицах Москвы, почему гибридная, как вы понимаете это слово. Я напомню, что Сергей Лойко автор двух книг, одна из них называется "Аэропорт". Наверное, очень многие наши слушатели, думаю, все знают о том, что вы были участником этих страшных, трагических событий в Донецке.

Сергей Лойко: Я был наблюдателем. В моей книге тоже был наблюдателем герой, а потом стал участником. Я его за это не очень люблю.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Вторая книга "Рейс" – это версия Сергея Лойко о том, что случилось с малайзийским "Боингом". Вы об этой книге уже говорили с моим коллегой Михаилом Соколовым в июне прошлого года. Вы-то говорили, но книга не вышла в России, я не вижу ее в магазинах.

Сергей Лойко: Она была на грани. Сам процесс был замечательный, когда читали редакторы, издатели, мы встречались в самых лучших ресторанах в Москве, замечательно кушали. Они говорили, что они ничего лучше не читали. После этой фразы у них становились задумчивыми лица, печальными глаза, я ждал, когда начнут слезы течь в остывающий кофе. Потом они мне признавались, как-то по-американски: все классно, потрясающе, замечательно, но ты понимаешь, мы не можем ее сейчас опубликовать. Здесь уже действительно слезы были на глазах. Потому что те, кто продает книги, они не будут ее продавать.

Елена Рыковцева: Не будут продавать, потому что боятся. Понятно, что мы не будем спойлерствовать, но как вы объясните, почему она опасна, почему будут бояться ее продавать, почему не решаются издатели ее издавать? Что там такого, не рассказывая о коллизии, но каков поворот антигосударственный, антиправительственный, антипутинский, который заставляет их бояться? Что страшного для власти в этой книге?

Сергей Лойко: Не знаю, ничего особо страшного в ней нет. Разве что последняя глава, я очень хочу, чтобы то, что в ней происходит, сбылось. Может быть, я и написал эту книгу, потому что мне не хватило духу, не хватило смелости, сообразительности поставить себя в такую ситуацию, в которую мой герой поставил себя в конце этой книги. Но это я делаю такой заман, манок. Прочитаете – узнаете.

Елена Рыковцева: А понять, почему боятся, мы не поймем, видимо, если нам не объясните?

Сергей Лойко: Боятся, потому что был "Аэропорт", которого они боялись.

Елена Рыковцева: "Аэропорт" мне сразу понятно, почему боялись, потому что героически показаны фашисты и бандеровцы – они герои.

Сергей Лойко: Не героически, они показаны такими, какие они есть. Война в этой книге документальная.

Елена Рыковцева: Хорошо, они не показаны фашистами и бандеровцами, значит это уже повод ее бояться.

Сергей Лойко: Это же объективная книга. Там один мальчик, ему 20 лет, он находится в донецком аэропорту, когда у него есть возможность, он, рискуя жизнью, выходит там, где есть связь, и звонит своему отцу, а его отец полковник российской армии. И они разговаривают. Потом он уходит внутрь и начинает опять сражаться с российскими войсками. Надо перестать уже играть в эту игру, мне кажется, и Путину уже надоело притворяться. Весь его срок бесконечный – это сплошное притворство, это сплошная игра, это сплошная легенда. Они ничего всуе просто сделать не могут, обязательно надо как-то изловчиться. Об этом эта книга "Рейс", она представляет одну из версий того, что произошло, почему сбили "Боинг", кто его сбил, зачем. Я считаю, что это наиболее реалистичная версия.

Елена Рыковцева: Но она каким-то образом крайне неприятна российским властям, я подозреваю. Тут даже, наверное, к бабке не нужно ходить, чтобы это подозревать.

Сергей Лойко: Потому что в этой книге есть главный герой, главный герой – это отрицательный герой, в ней вообще очень мало положительных героев. Он бывший мент, причем коррумпированный мент. Он живет в Лос-Анджелесе, он украл у бандитов миллионы долларов. Этот мент реально существует, он реально живет в Лос-Анджелесе на своей яхте, я на этой яхте вместе с ним начинал писать эту книгу. Потом придумал ему немножко другую судьбу. У него есть жена, две дочери, которые скрываются в Лондоне. Он ждет, когда злодеи, бандиты перестанут искать. Ему вообще наплевать, что происходит в мире, что происходит в России, его ничего не интересует, кроме денег, хорошей жизни, некоторых приключений, женщин и своей семьи. Когда он понял, что след остыл, а он ошибался, в этот момент он приглашает свою жену и двух дочерей прекрасных, чтобы они прилетели к нему на солнечный остров, прекрасное бунгало на белом песке возле синего-синего моря, где они воссоединятся в экстазе и будут жить долго и счастливо, пока смерть их не разлучит. И смерть их разлучает несколько раньше, чем они надеялись. Они летят в этом злосчастном самолете, самолет сбивают. Наш мент, он сыщик по натуре, он был сыщиком в молодости. Он покупает себе новое гражданство, новые документы, возвращается в Россию, едет в Ростов, завербовывается в добровольцы и расследует это преступление. Меня ругали за "Аэропорт", я думаю, в какой-то степени справедливо ругали, говорили, что эта книга пропагандистская, что это антипропаганда украинская, хотя это не так. Говорили, что война показана с одной стороны, хотя это тоже не так, но я принимаю, пускай война с одной стороны. Я отвечаю этим критикам: ребята, а вот эта книга, война показана с другой стороны.

Елена Рыковцева: Я знаю, как завлечь читателей, вы просто найдите ее за границей, прочитайте и сами предложите версию, почему она запрещена в России.

Сергей Лойко: Чтобы перейти к следующему сюжету и сэкономить время, очень правильно.

Елена Рыковцева: Следующий сюжет – та работа Сергея Лойко, которая еще не увидела свет, она выйдет на канале "Прямий", это украинский канал, кстати, на котором работают хорошо знакомые вам журналисты Евгений Киселев, Матвей Ганапольский. Достаточно этих имен, чтобы понять, что не чужой канал даже нашим слушателям и зрителям. И вот Сергей Лойко делает документальную работу для этого канала, которая впрямую увязывает события в России, в Украине. Кстати, она увязывает их одним совершенно свежайшим фактом, что знаменитый охранник Бориса Березовского и глава его агентства "Атолл", когда-то оно гремело, потому что занималось сбором компромата на всех, на все, что движется, был арестован в Москве месяц назад, был выписан ордер на его арест Лефортовским судом, он сейчас находится в заключении. И он оказался главным героем расследования Сергея Лойко, этот человек по имени Сергей Соколов. То есть вы успели свое расследование сделать и снять его до того, как его посадили!

Сергей Лойко: Я снял практически весь фильм, вдруг судьба предложила мне, цинично говоря, такой удивительный эндинг, конечно, он трагичный для Соколова, для его девушки, которой теперь некому помочь. И они оба сидят в тюрьме, она там, он здесь. Это такие Ромео и Джульетта, правда, он немножко староват для Ромео. Но если там сражались семьи, то здесь сражаются страны. И судьба, вот эта война, она свела их и развела, она попала в украинскую тюрьму, он попал в российскую тюрьму и между этими двумя событиями, четыре серии по 40 минут фильма, который называется "Гибридная история". Это, на мой взгляд, такое исследование под микроскопом гибридной войны, что это такое, откуда она взялась, зачем это нужно, что в результате может произойти.

Елена Рыковцева: Я боюсь, что наши слушатели сойдут с ума, но я сразу скажу, что эти два человека сидят по одинаковому обвинению в инсценировке терактов, но совершенно разных. Она сидит по обвинению инсценированного теракта силами бойцов АТО, которые приехали в Москву на заработки, и вот якобы она их подговорила и сделала из них диверсантов.

Сергей Лойко: Она им платила деньги. Для жителей города Каменского, бывший Днепродзержинск, вы бы видели этот город, этот завод страшный, там ситуация экономически не очень хорошая, для них 500 долларов заработать за неделю – это очень приличные деньги. Сотни тысяч украинцев, несмотря на войну, до сих пор приезжают в Россию, чтобы работать и зарабатывать деньги.

Елена Рыковцева: Мы последовательно разберемся с этим обвинением, потому что вы излагаете версию следствия, украинского СБУ, с которой сама девушка не согласна, она говорит, что не нанимала, она знать ничего не знает.

Сергей Лойко: Она говорит, что ее били, пытали. Я сначала тоже подумал, слишком была удивительная история. Три украинца, три бывших участника АТО, антитеррористической операции, этого эвфемизма для первой российско-украинской войны, так, наверное, она будет называться историками в будущем, к сожалению, три этих участника, один даже с платиновой пластиной в голове от осколочного ранения, они едут в Москву, чтобы ремонтировать квартиры, строить дома. У них есть какое-то очень интересное предложение, что им там делать. Они приезжают, двое ничем не занимаются, просто сидят дома, а третий ходит по Москве, снимает демонстративно видео метро, видео Ленинградского вокзала, видео аэропорта Домодедово. Я так думаю, 6-7 лет назад кто-то другой снимал аэропорт Домодедово, где произошел ужасный случай, когда 37 человек погибло от взрыва, мы до сих пор не знаем, что там в реальности произошло. Кроме этого он несколько раз в день звонил в Днепродзержинск, у него была такая шпаргалка, по которой он читал свои реплики.

Елена Рыковцева: Чтобы их записывали.

Сергей Лойко: А там сидел такой человек, по выражению Глеба Жеглова "попка", который тоже на том конце провода в Днепродзержинске, в снятой квартире для этой цели сидел человек, который по шпаргалке читал ответ. Это был такой детективный диалог, типа: мы были там-то, мы заложили то-то, все нормально. Конечно, все это перемежалось матом, чтобы выглядеть как-то более органично, скажем так. Кроме этого им выдали сумки специальные, где был инструмент, а на дне каждой сумки сложенный военный рюкзачок, мы не знаем, что в нем было. И если два парня, как они говорят, использовались втемную, то третий точно знал, что происходит, просто они хотели заработать денег. И я думал, что вся эта история придумана СБУ, не может такое быть, как-то очень глупо со всех сторон. Я начал свое расследование, оно длилось несколько месяцев. Я съездил в Днепропетровск, в Днепр, как он сейчас называется, побывал в тюрьме, встречался с этой девушкой.

Елена Рыковцева: Вы подумали, что СБУ придумала историю сама на себя, послать этих ребят под видом операции ФСБ. То есть там такой двойной наворот.

Сергей Лойко: Соколов обвинял СБУ, что это они придумали, а СБУ обвиняет Соколова, что это он придумал. Чтобы быть совсем точным, Соколов у Березовского был не охранник, а это называлось Служба информационной безопасности, которая прослушивала телефоны.

Елена Рыковцева: Это такой Филипп Бобков, только не Гусинского, а Березовского.

Сергей Лойко: Соколов удивительный тип, он родился в семье военных, сотрудников внутренних дел, он был музыкантом, играл в группе "Голубые гитары", он был клавишником, одновременно с этим он стал мастером спорта по боксу, у него два высших образования, техническое и юридическое Академии МВД. После всего этого он ни разу по специальности не работал, работал на Березовского. Потом, когда Березовский кончился, он ушел на вольные хлеба, и вдруг появилась такая фирма "Аналитика и безопасность", такая контора "Рога и копыта". Главными действующими лицами там были Сергей Соколов и его формальный начальник Руслан Мильченко. Наши зрители должны их знать, им знакомы эти лица, потому что оба они появлялись все время с результатами своих фантастических расследований у Малахова в "Пусть говорят", на "Лайфньюс", у Корчевникова. Везде, где что-то было про Украину, появлялись они и говорили: да, самолет сбили, но его сбили американцы, которые заложили бомбу на борт, у нас все есть доказательства, мы их добыли в Украине.

Елена Рыковцева: Навальный – американский агент, тоже теория Сергея Соколова. Они ходят на федеральные каналы и рассказывают, что во всем виновата Америка или на худой конец бандеровцы. Как выглядит обвинение СБУ. Что этот самый российский гражданин Сергей Соколов, который хорошо вам известен по разным ток-шоу, ходит в эфиры как к себе на работу, у него возник роман...

Сергей Лойко: Он нанял украинскую девушку работать на него, бывшую чемпионку по тэквондо, не просто так.

Елена Рыковцева: Он заодно в нее влюбился.

Сергей Лойко: Он серьезно влюбился. Я думаю, именно эта любовь стала для него роковой, потому что в конце, когда она попала в темницу, он начал искать пути, чтобы ее вызволить.

Елена Рыковцева: А сам попал в темницу по другому обвинению, по другой инсценировке. Но эта история ни в какие ворота не вписывается, в ваш фильм она точно не успела вписаться с его "Тольяттиазотом" и взрывом там.

Сергей Лойко: Сначала я думал сделать фильм короче, одну серию или две. Но я сделал четыре серии, клубок этого заговора, который должен был, на мой взгляд, кончиться такой крупномасштабной войной между Россией и Украиной. Эти ребята играли в шпионские игры, настолько заигрались, что это могло бы кончиться большой европейской войной.

Елена Рыковцева: Итак, он нанимает девушку из Украины, которая должна помогать ему в его коварных замыслах, заодно он в нее влюбляется на полном серьезе. У них с 30-летней разницей образуется пара. Таким образом, он ее тем более эксплуатирует в своих целях, но уже любя, а не просто эксплуатирует, оплачивая ее работу.

Сергей Лойко: Нелегалы, которые работают в других странах, они обычно работают парами.

Елена Рыковцева: Мы смотрели сериал американский, который весь строится на том, что они 10 лет жили, не любя друг друга, и все у них шло хорошо в работе, и вдруг они взяли, влюбились ни с того ни с сего, у них уже были дети, но они влюбились. Начался сериал с этого момента, что они любят друг друга, и это проблема, потому что им по работе все время приходится жить с другими людьми. Итак, он влюбляется в нее серьезно, и они вдвоем проворачивают операцию по найму этих троих атошников.

Сергей Лойко: Они создают сеть разветвленную, как он говорит – моя агентура. То есть на входе Соколов говорит, что он тратит 5 тысяч долларов на этот проект, я не знаю, откуда он берет деньги, он так и не рассказывает, 15 тысяч долларов на тот, а на том конце, в этой истории очень много смешного, какие-то местные алкоголики, наркоманы делают на коленке то, что он хочет, в результате, по их признанию, они получают 100 долларов, 200. То есть это распил бюджета.

Елена Рыковцева: Они их наняли, они выполнили свою задачу. Но в какой-то момент они испугались. В принципе это были такие живцы, их должна была арестовать ФСБ. Чтобы показывать нам по телевизору, как обычно показывают разных диверсантов, которые по Крыму бегают.

Сергей Лойко: Помните взрывы домов в Москве? Еще не кончились учения в Рязани с мешками сахара, а уже самолеты летели бомбить Чечню. И Путин пообещал, что всех террористов замочит в сортире. Так вот два человека, которые были признаны виновными по косвенным уликам и доказательствам, брошены в тюрьму по этому делу, они вообще не были чеченцами, они были с Карачаево-Черкесии. Здесь то же самое. Я думаю, тут этих троих могли, как этих карачаевцев, скорее всего, убить.

Елена Рыковцева: Не дошло бы до взрывов, показали бы по телевизору, что их убили или поймали. Их довели бы до такого состояния, что они дали бы признательные показания.

Сергей Лойко: Вот телефонные разговоры, вот их рюкзаки с частицами гексогена, скажем, вот видео. Самое страшное, самое циничное в этой истории, если бы они их поймали, предъявили со всеми этими доказательствами, им бы не поверили. Для этого, наверное, надо было что-то взорвать и потом их ловить.

Елена Рыковцева: В общем, они сообразили, что дело пахнет керосином, собрали вещички, сумели быстренько сбежать домой в Украину, пересекли границу счастливо. Считает следствие, что это просто их удача, что не завернула назад ФСБ.

Сергей Лойко: Это самое слабое место следствия, потому что как они выбрались назад? СБУ считает, что здесь роль сыграл русский бардак.

Елена Рыковцева: Короче говоря, им удалось вырваться. Тут уже СБУ подключилась, взяли эту девушку, арестовали. Она категорически отказывается признавать свою вину, говорит, что знать их не знает. Они на нее указывают?

Сергей Лойко: Кроме того, там очень много людей, которые в этом участвовали. Для того чтобы разобраться, я не хотел участвовать в пропаганде, я вообще это терпеть не могу. Я 25 лет работал в "Лос-Анджелес таймс", меня отучили от пропаганды там очень хорошо. Я разбирался детально. Если вы посмотрите фильм, мы встречаемся с десятком разных людей и по прямым и косвенным уликам, которые я независимо от того, что говорила СБУ или Соколов, собрал, на мой взгляд, мы стопроцентно доказываем, что такая экспедиция имела место быть, что Соколов ее организовал. И вот здесь возникает такой момент: почему ФСБ его арестовала, зачем им это?

Елена Рыковцева: А сейчас я объясню, какой кусочек из фильма мы покажем: мы просто покажем вам совсем другую историю с участием того же Соколова, чтобы вы понимали, как они нанимают и инсценируют свои схемы. Этот кусочек фильма посвящен убийству Вороненкова, когда Сергей Соколов, совершенно не связанно с тем, о чем мы вам рассказали, ходил в ток-шоу Андрея Малахова.

Сергей Лойко: "Пусть говорят" – это самое рейтинговое шоу, миллионы просмотров, прайм-тайм. Мне было очень важно, именно все эти остальные расследования, провести сеанс разоблачения черной магии, чтобы все это собралось вместе в единую систему. Это действовала команда несколько лет по разным поводам. У них это все было так успешно, в конце концов они решили придумать войну. Вряд ли они сами решили, наверное, им кто-то заказал.

Елена Рыковцева: Короче говоря, мы сейчас посмотрим кусочек, который связан с тем, что Соколов указывает на конкретного киллера и говорит: да вот же он – киллер. А Сергей отправляется к этому киллеру домой. Не в тот ли Днепродзержинск?

Сергей Лойко: Да, вся съемочная группа там жила.

Елена Рыковцева: Все актеры, участники этих представлений почему-то живут в одном городе. Смотрим кусочек, как выводил на чистую воду Сергей Лойко этого "киллера" Вороненкова.

(Видео)

Елена Рыковцева: Тут прозвучала фамилия Каратай – это тот же человек, который занимается кастингом, он занимался кастингом этих атошников, он живет в этом городке и всех нанимает на работу.

Сергей Лойко: Он сейчас живет в тюрьме. Я приношу извинения нашим телезрителям за звук. Это кусочек технического черного монтажа, звук еще не сведен, графики как таковой нет. Конечно, здесь мы не показали, что было у Малахова в программе, можно найти эту программу. У Малахова в программе Соколов и Руслан Мильченко, которого тоже арестовали по этому же делу, его начальник по ФИЦу "Рога и копыта", "Аналитика и безопасность", они доказывали, что Вороненкова убили представители днепропетровской ОПГ, организованной преступной группы, которые вместе с агентами СБУ срежиссировали это преступление и убили Вороненкова, для этого использовался киллер. А наш "киллер", который назывался в шоу Малахова Соболь, Соколов его представил как "двухметровая машина для убийства", спецназовца бывшего, он должен был убить киллера Поршова, который убил Вороненкова. И по сценарию Соколова и Малахова он его и убил, что доказывает, что СБУ и ОПГ стояли за этим.

Елена Рыковцева: Сейчас с нами на связи Геннадий Гудков. Я нашла в архивных материалах, когда создавали в 2009 году Мильченко и Соколов свою структуру, Геннадий Гудков тоже был в каком-то наблюдательном совете всей это истории, вы лично знаете этого человека – Сергея Соколова. Это авантюрист, это аферист, он работает на ФСБ? Как вы видите эту картину?

Геннадий Гудков: Я Сергея действительно давно знаю. Понятно, когда они создавали эти "Рога и копыта", им нужна была какая-то фамилия, к тому времени я был в Думе в комитете безопасности, я дал согласие, потому что знал, что они в общем по большому счету занимаются разоблачениями. Они занимались тем, что выискивали материалы о серьезных коррупционных преступлениях, на этом делали себе имя и славу. Сергея я знал еще раньше, уже на этапе провала этой организации, по-моему, она "Атолл" называлась, я могу ошибаться – это структура, которая работала на Бориса Березовского, собирала информацию буквально на все ближайшее политическое окружение президента. Об этом много тогда писали СМИ в середине 90-х годов. Было громкое дело по его задержанию, уголовное дело было заведено. Я знаю, что занимался один из моих знакомых в РУБОПе. Вот так мы с ним познакомились, потом я его часто встречал у Андрея Караулова, который тоже занимался различными журналистскими расследованиями. Мы с ним периодически общались, оттуда наше знакомство собственно идет, с 90-х годов.

Елена Рыковцева: Я перед тем, как вы к нам присоединились, рассказала, что мало инсценировки одного теракта, за которую сейчас сидит его любимая женщина в Украине. Он сидит за что в Москве: его обвиняют в том, что он на территории "Тольятти Азот" вместе со своим напарникам подбросил двоим бизнесменам какие-то материалы исламистского характера год назад и оружие, как будто бы они исламисты. Ими занялось ФСБ, что они исламисты, они с ИГИЛом, а Соколов потом предложил разрулить их проблемы, возникшие с ФСБ. Бизнесмены пожаловались властям, и их посадили за инсценировку игиловских терактов. То есть человек занимается инсценировками терактов, зарабатывает, понятное дело. Вы считаете, на кого он работает? Он сумасшедший, он аферист, он действительно работник ФСБ, который в конце концов им надоел, и они решили его посадить и отделаться. Как вы это видите?

Геннадий Гудков: Надо понимать, что Сергей, действительно у него была авантюрная жилка, без этого, наверное, невозможно заниматься расследованиями. Поэтому он работал в первую очередь на себя, на свой имидж, на свои связи, на свое окружение. Понятно, что он не выполнял, на мой взгляд, ни чьих заданий. Наверняка он был связан, знакомства через отношения и с сотрудниками ФСБ, и с сотрудниками МВД, без этого он бы не мог существовать в этой среде, она довольно агрессивная среда. Поэтому, я думаю, работал он на себя, на свою компанию, на свои доходы, на какие-то другие вещи. Он не был совершенно сумасшедшим. По крайней мере, с того момента, как я его знал, никаким не был ни сумасшедшим, ни отморозком.

Елена Рыковцева: И мог выполнять деликатные поручения, правильно я понимаю?

Геннадий Гудков: В принципе, в силу совпадения люди работают иногда в ФСБ и МВД в силу совпадения тех или иных позиций, взглядов, мнений. Та же конфликтная ситуация в "Тольятти Азот", по-моему, известна всем, кто имел отношение к безопасности, она вечная, ее каждый знает по-своему. Я знаю сотни людей, которые были вовлечены в этот конфликт довольно позорный, на мой взгляд. Поэтому наверняка Сергея тоже могли привлечь. Я знаю, что все время вовлекались в этот конфликт вокруг "Тольятти Азот" новые силы, новые фамилии, новые персонажи, новые структурные подразделения государственных служб различных. Я вполне допускаю, что Сергей где-то перешел какую-то дорогу, как-то не просчитал последствия каких-то шагов. Это может быть реальность, это может быть подстава. Я не верю в то, что он инициировал какие-то теракты, мне кажется, он был от этого совершенно далек. Другой вопрос, что он маневрировал своей информацией, мог вступать в какие-то альянсы, союзы или наоборот – это да, а что касается экстремистских деяний, мне кажется, он вполне адекватный и вменяемый, чтобы такими глупостями не заниматься.

Сергей Лойко: У меня есть дополнение к тому, что сказал Геннадий, о чем говорили вы про "Тольятти Азот". Вот эта программа, которую должны были выполнять эти три атошника в течение недели, включала поездку на "Тольятти Азот", съемку видео, звонки оттуда: мы заложили, сейчас рванет, мало не покажется.

Елена Рыковцева: Кстати говоря, сейчас я совсем всех запутаю, но, по сообщениям РБК, им инкриминируют не только инсценировку на "Тольятти Азот", им инкриминируют инсценировку украинскую тоже. Мы уже достаточно рассказали, все остальное наши уважаемые слушатели и зрители посмотрят на канале "Прямой".

Сергей Лойко: Я хочу добавить все-таки одну вещь, закруглить историю, закольцевать. Это же любовная история, это история любви, которая подвела оба дома, на которые напала чума, я имею в виду дом Соколова и дом этой Дарьи. Они находятся в этих домах, "твой дом – тюрьма", помните такую фразу. Соколов, насколько мне известно, очень страстно боролся за то, чтобы вызволить ее. Для этого он должен был представить дело так, что она ни в чем не виновата, а он использовал ее втемную, чтобы ей переквалифицировали статью. Он в принципе думал, насколько мне известно, о том, чтобы рассказать. А как рассказать, тут два варианта: либо приехать в Украину, сдаться, его тут же арестуют, он все расскажет, а ее выпустят из тюрьмы. Они не будут вместе, но хотя бы он ее спасет. Либо поехать на Запад и там все рассказать, как было на самом деле, и это могло бы ее спасти. В этот момент его арестовали, может быть, для того, чтобы он не путешествовал больше.

Елена Рыковцева: Одним словом, мы вам все объяснили, рассказали. Есть очень простой способ посмотреть фильм через интернет, потому что этот канал "Прямой" спокойно идет в YouTube. Смотрим опрос, как люди понимают гибридную войну, что это такое, и продолжаем разговор уже на эту тему.

Опрос на улицах столицы

Продолжение программы смотрите на видео и слушайте в звуке. ​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG