Ссылки для упрощенного доступа

Задержан, избит, умер. Дело петербуржца Рустама Клычева


Последнее свидетельство
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:45 0:00

Последнее свидетельство

21 февраля 34-летний Рустам Клычев был найден мертвым в 23-м отделе полиции Петербурга. За несколько часов до смерти он рассказал в сети "ВКонтакте", что его избили полицейские.

"Дорогие друзья и одноклассники! сегодня ушел из жизни наш Рустамчик! здесь у него остались жена и две дочки, Лерочке 10 месяцев. если есть возможность помочь денежно то можете перечислить на карту … для них даже мелочь сейчас очень важна. спасибо всем". Такое сообщение оставила на своей странице в социальной сети "ВКонтакте" родственница 34-летнего Рустама Клычева, которого вечером 21 февраля обнаружили мертвым в изоляторе временного содержания 23-го отдела полиции Невского района. Приехавшие врачи зафиксировали смерть от удушья.

Этому предшествовало задержание Клычева возле его дома за некое административное правонарушение. Во время задержания Клычев, как сообщается, был нетрезв. При этом он сделал видеозапись прямо в полицейской машине и разместил ее на свой странице в сети "ВКонтакте". На этой записи он говорит, что не понимает, за что его задержали, и демонстрирует внушительную рану на ноге со словами: "Вот смотрите, чтобы не было потом, что я это все придумываю". О природе этой раны он говорит недвусмысленно: "Это меня так одобрил местный блюститель порядка. Так, ни за что. За то, что я высказал ему свое мнение. Мне взяли и указали, как-то так". То есть Клычев дает прямое указание на то, что его избил полицейский, и обещает держать всех в курсе дальнейших событий. Запись обрывается грубыми словами полицейского, который обращается к задержанному на ты и приказывает ему куда-то выйти и куда-то подойти.

"Медиазона" сообщает, что видеозапись была опубликована во "ВКонтакте" в 17:58, а в 22:20 врачи скорой помощи констатировали смерть Клычева. В сообщении Следственного комитета говорится: "По предварительным данным мужчина совершил самоубийство, мотивы которого устанавливаются. В настоящее время проводится комплекс следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выяснение всех обстоятельств произошедшего". Возбуждено уголовное дело по статье "Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека".

23 февраля несколько гражданских активистов провели у 23-го отдела полиции акцию памяти Клычева.

Правозащитнику Динару Идрисову удалось поговорить с полицейскими. По его словам, полицейские задержали Клычева после вызова его жены, жаловавшейся на его буйное поведение. У Идрисова сложилось впечатление, что в принципе Клычев мог совершить самоубийство, но, по его мнению, это не снимает ответственности с полицейских: по какому бы поводу ни был задержан человек и в каком бы состоянии он ни находился, в отделе полиции он должен содержаться в полной безопасности. В то же время Идрисов говорит:

"Видеоролик Рустама Клычева вполне жизнерадостный, несмотря на мрачные обстоятельства, он даже иронизирует немного над ситуацией попадания в местный отдел полиции, над побоями, которые он показывает. И потом вдруг этот человек неожиданно накладывает на себя руки – когда дома его ждут жена и маленькие дети. Так что заявление о его суициде выглядит беспрецедентной ложью и попыткой полиции выпутаться из этой ситуации. Я предполагаю, что это, конечно, эксцесс исполнителей, которые совершили насильственные действия во время задержания Клычева, и возможно, уже непосредственно в отделе полиции".

Идрисов считает, что несовершенство российского законодательства позволяет полицейским произвольно задерживать людей на улице, и это нередко заканчивается для задержанных плохо:

– Произвол полиции становится возможен, в частности, благодаря статье "Мелкое хулиганство", когда к любому прохожему, подвыпившему или просто чем-то заинтересовавшему сотрудников полиции, может быть предъявлено обвинение в неуважении к обществу, выразившемся в нецензурной брани, и никаких доказательств не требуется. Он может быть задержан, и если он не проходит самостоятельно в полицейский транспорт, к нему могут применяться физическая сила и спецсредства. Его могут доставить в отдел полиции, удерживать до 48 часов и затем без направления материалов в суд начальник отдела полиции или его заместитель может вынести постановление об административной ответственности с назначением штрафа до 1,5 тысяч рублей – таким образом, произвол, допущенный по отношению к человеку, становится узаконенным. Осенью прошлого года была история в Красногвардейском районе Петербурга: ночью при выходе из своего подъезда был задержан молодой гражданский активист Петер Яблонский, которого при задержании избили, потом доставили в 13-й отдел полиции, предъявив ему то самое обвинение – якобы он в 2 часа ночи нецензурно выражался, проявляя неуважение к обществу, – таким образом прикрывался произвол полицейских, задержавших его совсем по иным мотивам. Сейчас Петер иммигрировал из страны и получил политическое убежище в одной из стран Евросоюза. Можно вспомнить еще, что некоторое время назад в Невском районе в отделе полиции погиб студент. Можно вспомнить о задержании почти в полном составе сотрудников 70-го отдела полиции, обвиненных в применении пыток к задержанному, который подозревался в распространении наркотиков. Все эти случаи можно считать следствием того попустительства, которое допустил законодатель по отношению к сотрудникам полиции.

Адвокат Борис Грузд не согласен с Идрисовым:

– Мне кажется, беда не в плохом законодательстве, а в практике его применения. Мы знаем, что при наличии политической воли полиция может быть весьма эффективной в расследовании правонарушений. Мне кажется, что те, кто расследует преступления полицейских, чувствует с ними классовую близость, испытывают симпатию к таким полицейским. Крайне сложно добиться возбуждения уголовных дел и расследования преступлений должностных лиц из правоохранительных органов. Вероятность того, что должностные лица, обвиняемые в применении насилия, в превышении должностных полномочий, смогут избежать наказания, очень высока. Я много раз сталкивался со случаями, когда приходилось добиваться возбуждения уголовного дела в отношения сотрудников полиции, из прокуратуры приходили отписки такого содержания: а сотрудники полиции не признают свои вину, они говорят, что никого не били. Получается, что для возбуждения уголовного дела необходимо признание, а если его нет – все, тупик – он же не признается, и что мы будем делать? Более того, мы все знаем эти замечательные формулировки: у суда и следствия нет основания не доверять словам сотрудника полиции.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН
XS
SM
MD
LG