Ссылки для упрощенного доступа

Нерешительность Баха. Андрей Шароградский – о МОК и допинге


Вся эта история с отстранением России от Олимпиады в Пхёнчхане в наказание за допинг оставила неприятный осадок. Не выиграл никто. Россияне как попадались, так и попадаются на допинге – пусть, скорее всего, теперь и по собственной, личной безалаберности. Спортсмены других стран по-прежнему косо смотрят в сторону русских, подозревая или открыто обвиняя их в нечестной игре, те в ответ лезут чуть ли не в драку. Сборные США и Чехии намереваются бойкотировать этап чемпионата мира по биатлону в Тюмени, другие против этого и говорят: "Оставьте, наконец, русских в покое!" Любой критический отзыв с Запада о российском спорте в российской прессе воспринимается как заговор и преподносится как официальная точка зрения "тех, кто хочет унизить Россию". Министр иностранных дел России Лавров полагает, что "в честной борьбе американцы (почему-то только они) россиян победить уже не могут", а потому устраивают происки.

Флаг российской сборной пронести на закрытии Игр ожидаемо не дали, победившая в захватывающем финале российская хоккейная команда вместе со своими болельщиками цитатами из Сергея Михалкова перекрикивала музыку Олимпийского гимна – и это тоже оставляло какое-то уродливое впечатление. В отношении России Международный олимпийский комитет применил принцип коллективного наказания, по поводу которого не утихают ожесточенные споры, но кто-то на Игры все-таки поехал, а почему не пустили некоторых других (к примеру, биатлониста Антона Шипулина и шорт-трекиста Виктора Ана) так и осталось до конца непонятным. Интересно, жалеет ли теперь натурализованный кореец о своем решении принять российское гражданство?

Президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе, имя которой многие напрямую связывают с использованием допинга в лыжном спорте, приезжала в Пхёнчхан, сидела на трибунах и делала заявления о "провокациях и диверсиях" против российских спортсменов. Существование государственной программы поддержки допинга в спорте Россия официально так и не признала, а в МОК были явно разочарованы тем, что из-за российских керлингиста и бобслеистки, попавшихся-таки на допинге в Южной Корее, пришлось дополнительно "рассматривать вопрос", вместо того чтобы еще в Пхёнчхане сказать строго, но с внутренним облегчением: "Все, ребята, наказание вы отбыли, соревнуйтесь дальше и постарайтесь больше не попадаться!"

В эпоху "постправды" бессмысленно ломать копья по поводу того, были ли правильными выводы комиссии Макларена по поводу манипуляций с пробирками с мочой в Сочи четыре года назад. Даже если кто-то опубликует видеозапись, на которой опознанный агент ФСБ через дырку в стене лаборатории подменяет допинг-пробы, доказать ее подлинность тем, кто в существование российской допинговой программы не верит или верить не хочет, невозможно. Самое главное поэтому, верит ли в правильность выводов комиссии Макларена орган, принимающий решения, – исполком МОК в данном случае. В МОК Макларену и его комиссии поверили, а значит, Томас Бах и его подчиненные должны были действовать решительно. А вот этого как раз и не произошло.

"Большой друг" Владимира Путина Томас Бах, наверное, не спал ночами, выдумывая, как сохранить эту дружбу, но не прослыть апологетом допинга в спорте

Сейчас, после бурных событий последних месяцев перед Олимпиадой и доминирования в информационном пространстве такой яркой, но крайне неоднозначной личности, как Григорий Родченков, мало кто уже вспоминает, что скандал начался не с его бегства в Америку, а с показаний бегуньи Юлии Степановой и ее мужа, сотрудника российской антидопинговой лаборатории, и доказательств массового применения допинга российскими легкоатлетами, собранных ими. Информацию Степановы передали журналисту Хайо Зеппельту, который и снял фильм-расследование для телеканала ARD. Нельзя не признать тот факт, что Степановой, скорее всего, двигала личная обида – ведь эта спортсменка сама была дисквалифицирована российским антидопинговым агентством, по сути – теми самыми людьми, которые, как она утверждает, и заставляли ее этот допинг принимать. Но супруги Степановы заплатили за свои откровения огромную цену, так что в меркантильности их заподозрить трудно. Вряд ли они разбогатеют на этом скандале, а скрываться им приходится уже не первый год, до Олимпиады Юлию Степанову так и не допустили. Зато как только вышел фильм Зеппельта и разразился скандал, Международная ассоциация федераций легкой атлетики дисквалифицировала Россию и лишила российских легкоатлетов возможности участвовать в Играх 2016 года в Рио и других мало-мальски важных международных соревнованиях. Да, пострадали те, кто, возможно, не был причастен ни к каким допинговым манипуляциям. Но всем все было понятно. И я думаю, в легкоатлетической федерации России просто ждут, когда можно будет восстановить членство в международной ассоциации. Даже прыгунья с шестом Елена Исинбаева, активная сторонница Владимира Путина и обличитель "международного заговора против России", публично признала, что лучше выполнить все предъявленные требования и переждать санкционный период, чем продолжать скандалить.

С зимними Играми исполкому МОК "не повезло". Международные федерации зимних видов спорта решений о дисквалификации россиян принимать не стали, заставив именно МОК выступить в качестве арбитра. "Большой друг" Владимира Путина Томас Бах, наверное, не спал ночами, выдумывая, как сохранить эту дружбу, но не прослыть апологетом допинга. В результате принято то решение, которое принято. Бах показал себя изворотливым политиком, но спорту это на пользу явно не пошло.

Наказание может быть строгим. Или не строгим. В ситуации с допингом оно может не опираться на принцип коллективной ответственности, а может и опираться. У МОК, кстати, не было и нет необходимости следовать принципу презумпции невиновности, это не официальный орган правосудия. Но наказание должно быть понятным и не должно быть унизительным. Дело здесь не во флаге и цвете формы. Все эти "не говори то, не носи это, не поднимай флаг, читай внимательно инструкцию поведения" ничего, кроме раздражения, вызывать не могут у тех, кого они касаются. Особенно, если спортсмен не чувствует своей личной вины. Задачей была борьба с допингом, а не тщательная слежка за тем, запоют ли гимн хоккеисты. Размытость критериев приглашения спортсменов, рассмотрение апелляций в последнюю минуту – все это тоже выглядит странно. Политическая игра Томаса Баха привела к тому, что олимпийское движение, и так переживающее не лучшие времена, себя в очередной раз дискредитировало. Кроме того, решительные шаги в борьбе с допингом требуют безупречной репутации тех, кто эти шаги делает. Стало ли возможное наличие пятен на репутации Томаса Баха и других членов исполкома МОК причиной непоследовательности и нерешительности МОК – вопрос, на который я бы хотел знать ответ. Подождем новых фильмов Хайо Зеппельта.

А вообще, об этом допинговом скандале можно снять фильм. Думаю, продюсеры из Калифорнии не упустят яркий сюжет на тему "любовь побеждает зло". Спортивный врач влюбляется в спортсменку, которую заставляют принимать допинг. Влюбленные решают бороться ради своего будущего, ради своих не рожденных еще детей, и все это приводит к тому, что рушится “империя зла” – спорт очищается от допинга, становится “чистым” и справедливым. Для добротного сценария уже есть прототипы главных действующих лиц. Чета Степановых (борцы за справедливость), честный журналист (Хайо Зеппельт), “перековавшийся” талантливый преступник с мятущейся душой (Григорий Родченков), бездушный и туповатый исполнитель приказов (Виталий Мутко), отдающий эти приказы всесильный глава большого государства (Владимир Путин). В сюжет можно вплести две загадочных смерти российских антидопинговых функционеров, крикливого комментатора-пропагандиста (Дмитрий Губерниев). Красиво снять операцию подмены пробирок с мочой (как это, по словам Родченкова, делали агенты ФСБ в Сочи). Вполне смотрибельное кино, "основанное на реальных событиях". Но, разумеется, с оговоркой, что авторы позволили себе некоторые фантазии.

Финал у фильма должен быть очень драматичным. Скажем, положительный герой второго плана (пусть его прототипом будет бывший глава ВАДА Ричард Паунд), разбираясь в том, почему борьба с допингом никак не приводит к успеху, подбирается совсем близко к разгадке, но получает пулю в спину от главного злодея и, умирая, видит его лицо и произносит с презрением: "Это все-таки ты, старый пердун!" (из песни слов не выкинешь, именно так, old farts, Паунд назвал недавно функционеров МОК в интервью английской газете – правда, потом извинился). Главный злодей зловеще усмехается, но он уже выдал себя, конец его близок. Как будет выглядеть хеппи-энд, я еще не придумал. Возможно, просто стоит подождать, и жизнь сама предложит вариант. Вот, к примеру, американские прокуроры потребовали недавно созвать большое жюри, чтобы инициировать расследование деятельности крупнейших международных организаций. В их списке ФИФА и МОК. Томасу Баху не стоит расслабляться.

Андрей Шароградский – журналист Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG