Ссылки для упрощенного доступа

Театральное обозрение Ирины Симаковской

Александр Генис: Сегодняшний выпуск АЧ откроет театральное обозрение Ирины Симаковской. Ира, что происходило на нью-йоркской театральной сцене этой зимой?

Ирина Симаковская: Нью-Йорк, как всегда, бурлил. Не все одинаково хорошо, но очень много любопытного – то, что хотелось посмотреть, и то, что даже необходимо посмотреть. Например, Терренс Макнелли (Terrence McNally), классик американского театра, автор известных пьес "Мастер-класс", "Лиссабонская Травиата", "Регтайм", написал новую пьесу о Дягилеве Fire and Air – о его "Русских сезонах", о романе с Нижинским, да вообще о его жизни на чужбине.

Александр Генис: В последнее время Нижинский никому не дает покоя. Мы знаем, что не так давно и Барышников играл Нижинского.

Ирина Симаковская: Да, это было в постановке Роберта Уилсона. Но то были дневники Нижинского. Этот – скорее спектакль о Дягилеве. В нем почти нет ничего такого, о чем не знает русская культурная общественность, но, безусловно, интересен сам факт, что американский драматург пишет пьесу о Дягилеве.

Александр Генис: Дягилев у него выглядит полудемоном, а полудемиургом. Он говорит о себе так: "Я придумал ХХ век".

Ирина Симаковская: Да, в пьесе очень ярко обрисован именно Дягилев, автору он явно очень нравится. Спектакль поставили в театре, который называется Classic Stage. Это любопытное явление, потому что Терренс Макнелли – драматург хороший, да и пьеса о Дягилеве не каждый день появляется.

В St. Ann’s Warehouse, театре, о котором мы когда-то говорили в связи с "Бурей" Шекспира в исполнении женского английского состава, показывали "Возвращение в Реймс" по книге французского философа Дидье Эрибона (Didier Eribon), поставленный Томасом Остермайером (Thomas Ostermeier) для Манчестерского театрального фестиваля.

Александр Генис: Я хочу напомнить: это тот самый спектакль, где все женщины сидят в тюрьме.

Ирина Симаковская: Да, тюремный спектакль "Буря". На это раз там показывали документальную драму. Это спектакль берлинского театра Schaubuhne, театр одного актера фактически – Нины Хосс (Nina Hoss). Это больше социальная пьеса о классах, о том, что будет с коммунистами, которые были выращены как коммунисты своими семьями, что их ждет в другой жизни.

Александр Генис: Это, конечно, очень актуальная тема в Германии, где большая часть населения хорошо знает, что такое коммунизм. Я недавно был в Берлине и спросил у друзей:

– Срослась страна?

– Да, конечно, срослась. Смотрите, у нас Меркель из Восточной Германии уже столько лет канцлер, и ничего, все нормально.

– А вы можете отличить восточного немца от западного?

– В одно мгновение. В офисе сидим все вместе, и никто не знает, кто восточный, кто западный немец, но стоит кому-нибудь выйти в туалет, сразу все понятно.

– Это как же?

– Западный немец оставит компьютер включенным, а восточный обязательно выключит.

Ирина Симаковская: Остермайер как раз из Восточной Германии, и его всегда интересовали вопросы взаимоотношения мира коммунистического с миром капиталистическим. Он родился в 1960-е годы, а значит, долго жил при коммунистах.

Александр Генис: И что же происходит на сцене?

Ирина Симаковская: На экране идет документальный фильм, снятый по книжке Дидье Эрибона. Он, выросший в рабочей семье во Франции, гей, рассказывает о том, как его пролетарские корни мешали или помогали ему в жизни. А перед нами замечательная актриса Нина Хосс, которая читает текст как бы за кадром. Фактически это текст книжки Эрибона. Это – в первой части спектакля. А во второй части Нина Хосс рассказывает о своем отце, ее настоящем отце, который тоже был коммунистом, но ушел из партии и отправился в Бразилию, где помогал людям, у которых нет воды и еды. То есть являлся этаким Красным Крестом.

Александр Генис: Такая тема могла бы заинтересовать зрителей в России, но мне кажется, что в Америке проблемы бывших коммунистов никому не понять.

Ирина Симаковская: И тем не менее спектакль смотрели с большим участием, вздыхали, хлопали, даже смеялись в каких-то местах, не потому, что там было что-то смешное, а потому что трогало то, что там происходило.

Еще в Нью-Йорке вышел спектакль, который называется "Визит оркестра" (Band's Visit). Это мюзикл, который был сначала сделан для маленького офф-бродвейского театра, а теперь шагнул с офф-Бродвея на Бродвей.

Александр Генис: Сначала был фильм, тонкий и забавный, который я с большим удовольствием посмотрел. На Бродвее часто превращают фильмы в мюзиклы. Возможно, оригинальных сюжетов мало. Сюжет такой: египетский оркестр попадает в израильскую глубинку. Как всегда, когда соединяются две несочетаемые культуры, получается смешно и трогательно.

Ирина Симаковская: Спектакль очень похож на фильм, он соткан из тех же сюжетных линий, которые есть в фильме, мизансцены повторяют кадры фильма, там ничего не придумано нового, но удачно адаптировано для сцены.

Александр Генис: Там, собственно, ничего и не происходит в сущности, все построено на оттенках, на разностях культур. Египетский полицейский оркестр олицетворяет чопорность. Эти люди, для которых главное – сохранить лицо. А израильтяне – в этом фильме во всяком случае – безалаберный народ, они не очень понимают, что делать, но все помогают оркестру. На этом контрасте строится сюжет, происходят милые и симпатичные встречи.

Ирина Симаковская: Эти встречи, безусловно, трогают душу. Именно потому, что встречаются две разные культуры, и мы все время помним о сложных отношениях двух стран друг с другом.

Александр Генис: “Сложных” – это еще мягко говоря...

Ирина Симаковская: Но вся эта настороженность тает под воздействием живого общения: все мы люди.

Александр Генис: Это клише еще со времен холодной войны. Был такой фильм 1966 года The Russians Are Coming – о том, как советская подводная лодка оказалась в Америке. Все в ужасе, начинается война. Но тут ребенок попал в беду, и русские с американцами вместе спасают ребенка.

Александр Генис: Как музыка в мюзикле?

Ирина Симаковская: Музыка в основном арабская, ведь герои – египетские музыканты. Они все играют на своих инструментах прямо на сцене, играют здорово, заводят аудиторию, так что получается лихо. Песенный материал арабский и израильский, такое сочетание арабско-израильских мотивов. Песни очень талантливые, запоминающиеся. Дэвид Язбек (David Yazbek) написал и музыку, и тексты для этого мюзикла. Зрители очень тепло его встречают. Главное, что среди новых мюзиклов, которые постоянно создаются на фабрике Бродвея, этот стоит особняком. Тут много текста, хотя много и песен, да и действие происходит не в Америке, а в Израиле. Он достойно поставлен Дэвидом Кромером (David Cromer), режиссером до этого момента офф-бродвейским, которого я давно приметила и следила за его спектаклями. "Визит оркестра" – его бродвейский дебют.

Этот мюзикл уже получил очень много американских наград, скорее всего, он будет номинирован, а может быть, и выиграет главную американскую театральную награду "Тони".

(Музыка)

Ирина Симаковская: Еще хотелось бы упомянуть спектакль "Фаринелли и король" с Марком Райлэнсом (Mark Rylance) в роли короля Филиппа V, перевезенный на Бродвей из Лондона.

Александр Генис: Марк Райлэнс – мой любимый актер на сегодня. Я его недавно открыл, как и большинство американцев. В Англии он давно король, а в Америке он прославился, когда получил "Оскара" в фильме Спилберга “Шпионский мост”. Но для меня он в первую очередь актер, которого я увидал в исторической теледраме “Волчий зал”. Он настолько замечательно играет, что любое появление его на сцене должно вызывать ажиотаж. И вызвало. "Фаринелли" – пьеса, как я понимаю, написанная его женой, композитором?

Ирина Симаковская: Да, пьеса написана его женой Клер ван Кэмпен. Когда у него спросили, по какому принципу он выбирает роли, он сказал, что для меня не так важна сама роль, как компания. А тут моя жена написала пьесу, разве я могу отказаться? В этом спектакле все было задумано прекрасно: и свечи, освещающие сцену, и роскошные костюмы, и сама история излечения музыкой сумасшедшего монарха, которого играет Райлэнс.

Александр Генис: Излечивал его этот самый Фаринелли, знаменитый кастрат-контратенор.

Ирина Симаковская: Филипп V обладал невероятной музыкальностью и абсолютным слухом, и только музыка могла его вывести из депрессии. Жена Филиппа привезла Фаринелли из Италии в Испанию, и тот много лет подряд каждый вечер пел для короля.

В спектакле Фаринелли играет знаменитый английский тенор Йестин Дэвис, что вызывает восторг у публики, и поет он действительно очень хорошо. Вся музыкальная часть спектакля безупречна, потому что автор пьесы Клер ван Кэмпен – сама композитор, музыкант и музыковед. Она даже придумала при шекспировском театре такой Театр музыки, где она занимается всякими музыкальными экспериментами.

Что касается драматической части, то мне не кажется, что это сильная пьеса. Но Райлэнс прекрасен, Дэвис прекрасен, действие происходит как бы в шекспировском театре "Глобус". Несмотря на слабый драматический материал, от Райлэнса невозможно оторваться. Так что даже злой критик Брентли написал в "Нью-Йорк Таймс", что Райлэнс – самый великий артист современности. Критик с большим сочувствием отнесся к этому спектаклю, наверное, не хотел обидеть ни Райлэнса, ни его жену.

Александр Генис: Спектакль имеет успех в Нью-Йорке.

Ирина Симаковская: Да, публика неистовствует, много смеется, живо реагирует на шутки. Там есть хорошие шутки, но нет структуры и нет сюжета.

Александр Генис: Зато есть Райлэнс.

Ирина Симаковская: И это прекрасно. Райлэнс, кстати, тоже пишет пьесы. Одна из них, которая по-русски называется "Однажды на льдине", а на языке оригинала Nice Fish, скоро выйдет в Москве в постановке Дмитрия Брусникина в театральном проекте "Ника" с Егором Бероевым в главной роли. Прекрасная пьеса, она мне настолько понравилась, что я перевела ее на русский язык. Так что в Москве она пойдет в моем переводе.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG