Ссылки для упрощенного доступа

Ольга Сахарова: живопись, поэзия и эмансипация


Портрет Ольги Сахаровой на выставке в Жироне

Творчество женщин до недавнего времени находилось в тени работ “настоящих художников”, а достижения преуменьшались, игнорировались, присваивались. Поэтому большинство читателей впервые слышит имя Ольги Сахаровой. Но каждый знает Амедео Модильяни. Куратор юбилейного года и эксперт по творчеству Ольги Сахаровой Элина Норанди считает, что именно у Ольги Амедео заимствовал свой “оригинальный” стиль.

Хотя Сахарову часто сопрягают с Полем Сезанном, Франсисом Пикабиа, Робером Делоне, Альбером Глезом, Роже де ла Френе, Андре Лотом, Анри Руссо, мастерами Треченто, существовала и целая плеяда женщин-художниц, оказавших серьезное влияние на Сахарову. Это Ремедиос Варо, Маруха Мальо, Дели Техеро, Нора Борхес, Анхелес Сантос, Мария Бланшар, Мари Лорансен, Дагмар Муат.

Вход в Музей искусства в Жироне
Вход в Музей искусства в Жироне

Отмечая 50 лет со дня смерти барселонской художницы русского происхождения Ольги Николаевны Сахаровой, правительство Каталонии посвятило ей 2017 год, содействовало организации крупной выставки, изданию каталога, организации множества мемориальных событий в Барселоне, Жироне и Монтсеррате.

Женщины Сахаровой смотрят на мир иначе, чем остальные

В ноябре 2017 года на барселонском доме, где жила Ольга Сахарова, была установлена мемориальная табличка. Небольшой сад в районе Сантс назвали в честь художницы. Департамент истории искусств Университета Барселоны проводит цикл конференций, посвященных Ольге. Центр юбилейных мероприятий – в жиронском Музее искусства. С 25 ноября 2017 года по 2 апреля 2018 года там проходит выставка “Ольга Сахарова: живопись, поэзия и эмансипация”. Для экспозиции собрано множество документов, редких фотографий, печатных изданий. Десятки музеев, галерей и частных коллекций со всего мира прислали картины, раскрывающие четыре направления творчества – "Парижская школа", "Поэтическая природа", "Мир женщин", "Друзья".

Женщины – главная тема живописного дневника. Женщины Сахаровой смотрят на мир иначе, чем остальные. Глаза-зеркала отражают безнадежность и абсурд происходящего, души – словно птички, вырывающиеся из клетки. Осторожные оглушенные женщины ищут брод в окружающем историческом кошмаре, сохраняют вокруг себя крошечное пространство, свободное от черной действительности. Крушение судеб, трагедии войны и эмиграции происходят со стороны зрителя. В безбытном мире полотен Сахаровой крутится дьявольская карусель наслаждения жизнью, прохожие движутся в замедленном ритме, надвигая шляпы на глаза, разучиваясь видеть. Прогулки, отдых, сцены праздников...

Если мужчина рисует цветок, за этим всегда скрывается океан смыслов, если женщина рисует цветок – это всего лишь цветок

Во многом Сахарову определяет то, чего она не изображает. Краски насилия, милитаризма, франкизма, разврата, эпатажа, ненависти и возмездия она оставляет другим. Маленькие друзья – животные и растения – соучаствуют в создании красочного дневника. Зачем художнице понадобилось скрываться за безобидными образами? Это путь меньшего сопротивления, но он не указывает на неодаренность. Как иронично замечают феминистки-искусствоведы, если мужчина рисует цветок, за этим всегда скрывается океан смыслов, если женщина рисует цветок – это всего лишь цветок.

Что предшествовало нынешнему признанию Сахаровой? Что было до того, как восемьдесят одну картину занесли в зал славы и начали воскурять перед ними фимиам?

На самом деле мы знаем имя Ольги Сахаровой только благодаря исключительно удачному стечению ее жизненных обстоятельств – появилась на свет в состоятельной семье, училась живописи, попала в хорошую компанию, не стала рожать детей, бежала от войн.

Она родилась 28 мая 1889 года в Тбилиси, окончила художественную школу, а затем отправилась учиться рисовать в Мюнхен (в круг Кандинского) и в Париж. Политические убеждения заставляли ее последовательно покидать всякую страну, становившуюся небезопасной, – Российскую империю, а затем Францию и Испанию.

Выставка в Жироне, автопортрет Ольги Сахаровой 1932 года
Выставка в Жироне, автопортрет Ольги Сахаровой 1932 года

Юной Сахаровой хватило личных ресурсов для общения и интеграции, для продвижения своего творчества в новых странах. В Париже она поселилась не где-нибудь, а в районе Монпарнас, окунулась в самые прогрессивные краски и нравы, а потом, подражая и заимствуя, смогла творчески их переосмыслить, найти собственный метод. Она начала посещать занятия в Академии Марии Васильевой, познакомилась с русскими художниками. В 1912 году, всего через несколько лет после переезда, она уже участвовала в важнейших парижских салонах. Одновременно с Сахаровой в Париж приехала Дагмар Муат, художница украинского происхождения. В 20–30-е годы Ольга и Дагмар были неразлучны, жили вместе в Париже, приезжая в Каталонию только летом.

Для каталонцев, которые переживают взрыв интереса к женской истории, Сахарова – настоящее открытие

Признание соратников по цеху не пришло к Ольге Сахаровой посмертно. Хотя ее успех нельзя было сравнить с триумфами знакомых мужчин-художников, все-таки она не сидела в безвестности на обочине культурной жизни – могла рисовать, выставляться, продавала свои работы, слушала рецензии на свое творчество и избежала многих бед, преследовавших современниц. То, что весь масштаб личности и творчества Сахаровой мы осознаем только теперь, – системная проблема музейного искусства, которое прежде было патриархальным.

Для каталонцев, которые переживают взрыв интереса к женской истории, Сахарова – настоящее открытие. Они называют ее самой необычной художницей из проживавших когда-либо в стране, одним из самых значительных каталонских художников 20-го века, создательницей важнейших социально-исторических портретов. Один из них – коллективный портрет друзей – настоящая культурная энциклопедия.

Ольга Сахарова ценила то, что местные жители считали обыденным, – дружбу, теплые отношения, заботу, женственность, красоту мирной жизни и природы, нежность слабых и беззащитных. Поэтому послевоенная жизнь отразилась на картинах Сахаровой во всех своих изумительных оттенках.

Отдыхая на Капри в 1914 году, Ольга познакомилась с будущим мужем, художником и фотографом Отто Ллойдом. Когда западный фронт Первой мировой войны приблизился к Парижу, Сахарова и Ллойд отправились во французский город Сере, к известной творческой паре – Маноло и Тотот.

Выставка в Жироне, La Colla, 1947
Выставка в Жироне, La Colla, 1947

В начале 20-го века Барселона стала островком, спасения на котором искали многие авангардисты и пацифисты – Робер и Соня Делоне, Альберт Глез и Жюльетта Рош, Мари Лорансен, Аполлинер и Отто фон Вятен, Макс Гот, Франсис Пикабиа и Габриель Буффет. В 1916 году Дягилев начал проводить Русские сезоны в Испании. С 1917 по 1924 год Сахарова и Ллойд сотрудничали с коллективом международного авангардистского журнала "391", который основал Пикабиа.

В 1916 году Ольга и Отто поселились в Барселоне на улице Альбигесос, а 21 декабря 1917 года заключили брак. Это не был счастливый в патриархальном смысле брак – как только появилась возможность разъехаться, бездетные супруги десятилетиями жили раздельно, встречаясь только летом или во время особенно трудных жизненных периодов.

Ольга стала сотрудничать с группой художников-новосентистов "Курбе". Новосентисты идеализировали Каталонию. Сахарова создавала синтетические, коллажные полотна, изучала чужие находки. Восточные мотивы – дань крови предкам со стороны матери – переплетались с европейскими, средневековье вырисовывало свои контуры, на каждый свободный кусочек полотна проникали одушевленные растения и животные.

В 1919 году Ольга и Отто сняли дом в Тосса-де-Мар. Это был маленький городок на берегу моря, недалеко от Жироны. Вместе со своими друзьями Ольга и Отто курсировали между Барселоной и Тосса-де-Мар, наслаждаясь мирными радостями – пикниками, творческими встречами, вечеринками, разговорами. Младший брат Отто Ллойда, Артюр Краван (или Фабиан Авенариус Ллойд), икона дадаистов и сюрреалистов, тоже решил погреться на мирном каталонском побережье – вместе с женой. Он оставил о себе легенды:

"…Однажды Краван сразился с чемпионом мира по боксу Джеком Джонсоном. Бой происходил в Барселоне, поединок был широко разрекламирован. Краван заранее договорился с Джонсоном о том, что тот применять силу не будет, бой, а точнее танец боксеров, продолжался буквально несколько минут, после чего Джонсону просто надоело бездействие Кравана, он дал ему оплеуху, Краван от неожиданности упал – и все. На этом бой закончился. Бой, который рекламировали по всей Барселоне и по всему миру, фактически не состоялся. Но Краван взял аванс и сбежал".

Биография Кравана – высокомерие, блеф на грани мошенничества, побеги, мифотворчество, тщеславие, попытки скрыть собственную слабость, открытый финал – иллюстрирует состояние, в котором находилось большинство молодых европейцев. Лишенные привычного образа жизни, родной речи, поддержки своих семей, они метались по всему миру и пытались выжить, подставляя свету последние из роскошных блесток на истлевших одеждах. Кто-то бросался в военные водовороты, устраивал авантюры. Ольга искала тихую гавань, укрытие. Перламутровый свет ее картин – от сущности пресноводной жемчужницы, которая, благодаря старению, антигероизму и неуязвимости, способна следить за событиями неторопливой истории.

Ольга любила рисовать женщин и окружать себя женщинами

После окончания войны Сахарова вернулась в Париж, но продолжала наезжать в Барселону, на Майорку, на Ибицу. Она стала частью сообщества Ротонды и Купола. Была знакома с Пабло Пикассо, Амедео Модильяни, Кесом Ван Донгеном, Густавом Бофа, русскими эмигрантами Хаимом Сутиным, Ханой Орловой, Маревной. С 1912 и до 1940 года Сахарова постоянно присутствовала в мире парижской культуры – на салонах, в галереях и газетах. В 1922 году она впервые участвовала в барселонском осеннем художественном салоне в Galeries Laietanes.

Ольга Сахарова (стоит крайняя справа)с друзьями на пляже, 1916
Ольга Сахарова (стоит крайняя справа)с друзьями на пляже, 1916

Ольга любила рисовать женщин и окружать себя женщинами – находиться рядом с художницами Мари Лорансен, Анхелес Сантос, Лаурой Альбенис, Соледад Маринес, женщинами-скульпторами Луизой Гранеро и Марией Лимона, писательницами Клементиной Ардериу и Элизабет Мулдер.

С каждым годом живопись Сахаровой приобретала все большую известность. В 1928 году в Лондоне было выставлено 39 картин. В 1934-м состоялась первая после периода пятилетней депрессии (из-за разрыва с Отто) персональная барселонская выставка Сахаровой. В 1935-м картину “Пикник” купил музей Тосса-де-Мар.

В 1936 году, после начала гражданской войны в Испании, Сахарова и Ллойд воссоединились и переселились на Монпарнас. В 1939 году они устроили совместную выставку в Нью-Йорке – газеты опубликовали очень хорошие рецензии. С 1939 года и до самой смерти в 1967 году Сахарова постоянно жила в Барселоне, в районе El Putxet, рисовала пейзажи, портреты, проводила выставки, иллюстрировала испанские переводы: "Дом Клодины" Колетт (1943–1944), "Неточка Незванова" Достоевского (1949) и "1001 ночь" (1965). Также она создала иллюстрации для книг Клементины Ардериу "Всегда и сейчас" (1946) и Хуана-Эдуардо Сирлота "Donde las lilas crecen" (1946). Череда выставок не прекращалась, поступало много заказов на портреты.

Люди искусства находили в доме Сахаровой спасение от невежественности современников

Во времена Франко в городе царило культурное и нравственное разложение. Многие люди искусства находили в доме Сахаровой спасение от невежественности современников. В доме на холме всегда можно было найти чашку чая, ужин, хорошую компанию и подышать свежим воздухом. Дружеские встречи вдохновили Ольгу Сахарову на создание La Colla, одной из ее самых значимых работ. Это коллективный портрет деятелей культуры послевоенной Барселоны, своего рода энциклопедия. Сейчас La Colla хранится в Национальном музее искусства Каталонии. На картине изображены: музыканты Эдуард Толдра, Фредерик Момпоу, скульптор Мария Льимона и ее муж художник Доминго Карлес, художник Антони Вила Арруфат с женой, писатель Жузеп Мильяс Раурелль, финансист маркиз Боларке, керамист Жузеп Лльоренс Артигас, писатель Луис Монреаль, художники Жузеп Амат, Жузеп Пучденголас, Жузеп Момпоу, Отто Ллойд, архитектор и художник Габриэл Амат, предприниматель-строитель Микел Барба, художник Рафаэл Льимона, скрипач Франсеск Коста, пианист Жуан Жильберт Каминс, жены Рауреля и Момпоу, Толдра, Сейша, коллекционер Перес де Олагер с женой, жена Льимона, Берта Вилотте, в будущем жена Коста, cкульптор Энрик Монжу с женой, художник Антони Матаро, Ольга Сахарова (крайняя справа), жены Аригаса, Aмата, Монреала, Пучденголас, издатель Жуан Сеш с женой, врач Томас Сеш, художник Рафаэл Бенет с женой, Мария Терезия Фабрегас – жена Барба (умерла вскоре после написания картины) – всего 41 персонаж.

Ещё один коллективный портрет – “Ложа” – наполнен иллюзорной легкостью, но также рассказывает о культурном противостоянии франкизму. В 40-е годы Ольга и ее друзья часто ходили на представления театра Лисеу, остававшегося своеобразным оплот свободы слова. На переднем плане картины “Ложа” – Мария Терезия Фабрегаc. Рядом с ней – архитекторы, художники, писатели. В 2013-м обладатель картина “Ложа”, местный фармацевт, передал ее в дар Círculo del Liceo. После повторного “открытия” картины интерес каталонцев к творчеству Сахаровой неимоверно возрос: что она еще знала о нас, что она еще увидела?

Ольга не хотела покидать город, она слишком полюбила Барселону

При Франко русское происхождение художницы было источником подозрений – за русскостью могли скрываться коммунистические взгляды. Кубизм считался дегенеративным искусством. Ольга не хотела покидать город подобно своим товарищам, она слишком полюбила Барселону. Изменения стиля живописи Сахаровой исследователи связывают с угрозой репрессий.

В 1960 году, сидя у дома на высоком барселонском холме, Ольга написала свое завещание – панораму города. В 1964-м в Sala Parés состоялась последняя прижизненная крупная выставка. В этом же году городской совет наградил художницу серебряной медалью и назвал приемной дочерью Барселоны. 1 марта 1967 года Ольга Сахарова скончалась от рака. Ей было 77 лет.

Через 25 лет после смерти художницы Мария Луиза Боррас устроила выставку ”Мир Ольги Сахаровой”. Выставка проходила в знаковом, подчеркивающем значение творчества художницы месте, в “Ла Педрера” Гауди. Было издано несколько книг. Многие искусствоведы заинтересовались скрытыми символами и посланиями волшебных картин. Создать свой образный словарь трудно, но еще труднее – дожидаться времени, когда люди начнут понимать его, видеть за изображениями идеи. Изучение символьного языка Сахаровой – дело будущего.

В последние годы имя Ольги Сахаровой начало фигурировать в женских исторических проектах. Так, на сайте каталонской газеты Аra биография Сахаровой изучается в ряду 18 невидимых в истории женщин. Вы без труда найдете множество статей про Ольгу на каталанском и испанском. Настало время говорить про Ольгу на русском языке. Хорошо быть приемной дочерью, родной – еще лучше.

Автор благодарит Светлану Шаталову за помощь в написании статьи.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG