Ссылки для упрощенного доступа

"Период развитого путинизма": итоги выборов в социальных сетях


Итак, основные итоги президентских выборов подведены, места и проценты известны.

Президентом России на следующие шесть лет избирается Владимир Путин.

Где-то на периферии продолжает догорать сюжет о явке (она, к слову, оказалась далеко не такой высокой – немногим выше, чем обычно).

Григорий Голосов:

После долгого молчания о явке ЦИК наконец-то сообщил: 67% по стране. 75+% за Путина от 66+% явки получается 50+% за Путина от списочного состава избирателей. Филигранная работа. Но, конечно, и тянули с информацией о явке именно для того, чтобы так подогнать.

Александр Гаврилов:

Выборы Путина в Путины – это почти «Человек, который был Четвергом»: спецоперация всех спецслужб, немыслимое напряжение всех сил ради застоя и неизменности.

Эльшад Бабаев:

Знаете, что самое интересное? Даже если бы у всех членов избирательной комиссии неожиданно проснулась совесть и они бы честно провели выборы, Путин все равно бы нарисовал нужные себе явку и голоса. Никаких митингов и протестов все равно не было бы. Терпите Вову дальше.

Эдуард Лимонов:

Проблема попыток сменить эту власть заключается в том, что эта власть так долго уже просидела у власти (с 1991-го) что воспринимается народом как сама русская государственность,
В ряду там царя Бориса Годунова, там царя Михаила Романова, царей Николаев, Ленина там, Сталина.....
Народ притёрся к власти,считает её принадлежащей к глыбе русской Истории.
В 1991-ом или даже в 1993-ем так ещё не считали.
А теперь отношения с народом сложились у власти. Сложились.

Против такой укоренившейся в мифологии народа власти, что там Грудинин или тем более Собчак...? Стрикулисты какие-то, ходячие несерьёзности не из русской Истории. Он как парикмахер, она как выбежала прямо из салона красоты, освободившись лишь от бигудей.Всякому хочется крикнуть "Брысь отсюда!" Вали обратно под колпак! где женщины в ряд сидят,сушатся ". А ему взять опять в руки ножницы, парикмахер же...

Тот кто желает сковырнуть эту власть, должен помнить что нужно будет бороться с государственностью, с залами Кремля, с его палатами Грановитыми и всякими, с мистикой всего этого, и даже с церковью,с иконами...
Поэтому на народ тут не рассчитывайте. На выборах никогда не выиграете.

Придётся самим небольшим числом что-то замутить, избрести, лимитированное, а народ уж перед фактом поставить.
Он возражать не будет.

Сергей Шмидт:

С тем уровнем поддержки (и, скажем прямо, легитимности), что получил Верховный на черт знает каком году своего правления (кстати, аккуратно остановившийся в шаге от совсем уж таджикского процента), он в принципе может делать все, что ему заблагорассудится. И как-то даже язык не повернется его за это осуждать. И это тревожно, чего уж.
Радикальная оппозиция, да и системная оппозиция, сейчас будут накрепко деморализованы итогами. Такого результата Верховного ведь реально мало кто ожидал. Поэтому удерживать режим от всякой <...> теперь смогут (и то, если смогут!) только его вменяемые и нефанатичные сторонники (каждый по мере своих сил). Так что поздравляю всех, кто подходит под это описание. Теперь у вас есть высокая миссия. смайл

Виталий Щигельский:

Именно эти прохожие, которые отворачиваются и ускоряют шаг, когда на улице кому-то становится плохо, или кого-то бьют, и глупо улыбаются, когда кто-то на их глазах запихивает под соседний автобус предмет, похожий на взрывное устройство. Именно они "победили" сегодня...

Любопытный мотив охранительского дискурса – "это Запад сделал Путина победителем".

Маргарита Симоньян:

Вообще запад сейчас должен быть в ужасе не от 76 процентов Путина. А от того, что на выборах в России консервативно-патриотические, коммунистические и националитические идеи поддержало 95 процентов населения. Оставив либеральным идеям убийственные 5 процентов.

И виноваты в этом вы, май вестерн френдз. Это вы включили в нас режим 'русские не сдаются'.

Я давно говорила вам, найдите уже нормальных советников по России. Гоните в шею этих дармоедов. Своими недальновидными санкциями, бессердечным унижением наших спортсменов (включая инвалидов), своими скрипалями и показным наплевательством к базовым либеральным ценностям вроде презумпции невиновности (при этом оно у вас лицемерно соседствует с насильственным насаждением в ваших собственных странах ультра-либеральных идей), своими припадочными массовыми истериками, вызывающими у здорового человека лишь вздох облегчения, что он живет-таки в России, а не в Голливуде, своим поствыборным бардаком - что в Штатах, что в Германии, что в Брекзит-зоне, своей травлей РТ, которому вы не можете простить, что он воспользовался вашей свободой слова и показал всему миру, что пользоваться ей, оказывается, нельзя, что эта свобода не для пользы, а для красоты придумана, как какая-нибудь хрустальная швабра - издалека-то сверкает, но для чистки ваших конюшен наглухо не годится - всеми вот этими несправедливостями и жестокостями, инквизиторским лицемерием и враньем вы заставили нас перестать вас уважать. Вас и ваши соу коллд ценности.

Мы больше не хотим жить как вы. Лет пятьдесят - тайно и явно - мы хотели жить как вы, а больше не хотим.

Мы вас больше не уважаем. И всех, кого вы у нас поддерживаете. И заодно еще тех, кто у нас поддерживает вас. Отсюда искомые пять процентов.

И виноваты в этом вы сами. Западные политики и аналитики, газетчики и разведчики.

Наш народ вообще много чего способен простить. Но мы не прощаем высокомерия. Впрочем, как и любой нормальный народ.

Единственной пока еще остающейся среди вас империи стоило бы поучить историю своих союзников - бывших империй. И то, как они свои империи профукали. Исключительно благодаря своему высокомерию.

White man's burden, my ass.

Но единственная остающаяся у вас империя историю не уважает, преподают ее там из рук вон, и кончится это так, как всегда кончается в таких случаях.

А пока вы сплотили нас вокруг вашего врага. Как только об'явили его врагом, так сразу нас и сплотили.

Раньше он был просто наш президент и его можно было поменять. А теперь он наш вождь. И поменять его мы не дадим. И вы это сделали своими руками.

Это вы противопоставили у нас патриотизм либерализму. Хотя вообще-то они не должны быть взаимоисключающими понятиями. Это вы сделали так, что в этой ложной дилемме мы выбрали патриотизм.

А ведь многие из нас действительно либералы. Я, например.

Обтекайте теперь, чего уж там. Это теперь надолго

Анна Наринская:

Не знаю, кто эти «вы». Иностранцы что ли? Но в общем, когда врешь столько, сколько Симоньян всегда - договариваешься до правды. Да - вождь. А бывают ли вожди легитимными? Нет. Эта позиция никак не определяется количеством «болельщиков». Она определяется силой и ресурсом. Ну и иногда ( если взять далекие от цивилизации племена ) количеством на душу населения вытяжки из листев коки, или какой еще там дурман считается приемлимым

Артём Рондарёв:

Марго, помнится, хотела ездить с флагом Америки, когда избрали Трампа, но что-то в итоге пошло не так.

Так что на месте лоялистов я бы задумался

Одним из главных проигравших многие выставляют Павла Грудинина. Он, хотя и занял второе место, показал худший для коммуниста результат в истории президентских выборов.

Правда, отказался сбривать усы!

Захар Прилепин:

Если б Грудинина не песочили так жёстко - у него было бы 25%. Или 30%.
Минус в этой истории: медиа-машина способна замочить кого угодно, народ по-прежнему ужасно доверчив. И никакой нормальный человек после этого на выборы не пойдёт.
Плюс: коммунисты должны чётко понимать, что через шесть лет они могут взять власть. Жириновского через шесть лет уже не будет, как активной фигуры. У либералов останутся их честные 1,48% Ксении Анатольевны. Ну ладно, 5%.
...Но для этого коммунистам надо начинать работать уже завтра.
А вообще мы все за императора, это ясно. Но отчёт отдавать себе надо в том, что нас ждёт. Шесть лет в России - это: оглянуться не успеете.

Роман Попков:

Думаю что у Грудинина реальный результат был гораздо выше, чем то, что ему нарисовали - уж во всяком случае выше зюгановских результатов 2012 года. Скорее всего, у Грудинина мощно отрезали голоса и донавешивали Путину.

А теперь будут педалировать тему "Грудинин - худший кандидат за всю историю КПРФ". И старая КПРФная номенклатура очень довольна - не придется ничего в этой пыльной и вонючей партии менять. Павел Николаевич, шевеля усами и шепча проклятия "нафиг я в это ввязался" отползет обратно в свои заросли клубники - и никакого ему поста губернатора Московской области и министра сельского хозяйства.

Ну и, конечно, одна из важнейших тем – фиаско "либеральных кандидатов" и весьма сомнительный успех электоральной забастовки, предложенной Навальным.

Виталий Третьяков:

Слушаю у Соловьева выступления адвокатов 1-процентников. Интеллектуальное убожество. Даже позорное поражение своих кандидатов пытаются оправдать!

Модест Колеров:

по итогам, "либералы" чохом взяли 3,5%, именно этим маргиналам принадлежит монополия на социально-экономическую и медийную власть. это уже называется диктатурой

Дмитрий Ольшанский:

Хорошие выборы.
Они были про то, что люди, демонстративно отрицающие существование и самостояние родины, люди, прыгающие с криками "Прости нас, заграница!" - или получают один процент, или сидят и бесятся от бессмысленной злобы.
Успехов им в этом полезном деле.

Ну а у всех остальных - сохранивших психическое здоровье - есть политическая нация на девяносто с лишним процентов голосов.
Та, которая "официальный урод", "кошмар" и "позорный конец наших надежд".
То есть, переводя с языка гетто на русский, - живое, сильное общество.
Вчерашний день показал, что оно вовсе не собирается никому сдаваться, и даже не думает повторять восьмидесятые или девяностые годы, а успешно сопротивляется.
Плохого вокруг достаточно.
Но именно это, по-моему, хорошо.

Роман Федосеев:

У меня только один вопрос. А Собчак же после этого сокрушительно провального результата в 1,5% закончит свою политическую карьеру, да?

Это ведь это при доступе в федеральный телеэфир, при драматическом выжимании слез на дебатах, где она на фоне совсем уж откровенных клоунов действительно выглядела относительно адекватно, при бесстыдных попытках примазаться к любому инфоповоду, при патетичных постах ссыкливо-конформных полезных идиотов из фейсбук-интеллигенции на тысячи лайков. «Новый Прохоров»? Да Прохоров держится за живот от смеха, глядя на этот результат. При это у Собчак же офигительная узнаваемость среди населения — 15 лет на ТВ и обложках журналов. А ноунейм Сурайкин набирает только на процент меньше. У Собчак в инстаграме в четыре раза больше подписчиков, чем людей, которых за нее проголосовали. Неужели непонятно, что у человека адский антирейтинг? Что ее никогда не примет ни широкая консервативная аудитория, ни либеральная? Собчак зовет к себе в партию Навального? Серьезно? У нее 4% в Москве, четыре! Тут говорили, что никто не должен решать за других, идти им в политику или нет. Ну ок, она сходила, попробовала — не получилось. Кажется, что если бы она даже не вела кампанию, она бы те же 1,5% получила по приколу.

Но конечно, нет — Собчак не закончит политическую карьеру, все идет по плану. Ведь в этом ее смысл — говорить, что выборы прошли в целом честно, а, свежая цитата, «нас, либералов, очень мало». Нас ждет продолжение щедрого финансирование образа отталкивающей либеральной оппозиции, забивание повестки и новостей бессмысленными инициативами и срачами. Люди на улицах будут говорить: «ну а кто кроме Путина, Собчак эта ваша что ли»? А власть будет говорить: «ну как это, у нас не прислушиваются к альтернативным точкам зрения, вот есть партия Собчак и Гудкова, они открыто высказывают свое мнение и — как могут — бьются за признание аудитории».

Фёдор Крашенинников:

Сейчас в эфире России1 Собчак говорит те слова, ради которых ее и наняли:

«Нас либералов очень мало».

Ну да, 1,4% всего.

Вот это и была ее миссия - выдать свой ничтожный процент за «вот и вся оппозиция».

Фу такой быть.

Екатерина Барабаш:

Вот эта мантра - "Он (она) хотя бы попробовала" - она ведь очень удобна в качестве оправдания любой шкоды, легко становясь оправданием зла. В политике, как мне думается, пользоваться этой мантрой опасно вдвойне.

Пётр Милованов:

Давайте немного помоделируем.
Предположим, Навального регистрируют и он набирает 18%, Путин 59%, у всех остальных результаты такие же.
Путин "условно честно", есть 3-4 миллиона спорных голосов, но они не переводят ситуацию во второй тур, понятно, что на многих бюджетников давили и возможности для агитации были разные.

Чтобы вы сегодня ощущали? Восторг или уныние?

Сергей Кальварский:

Не умеем мы быть заодно. Не умеем. А они умеют. В этом и дело.А Ксения Собчак молодец. Она хотя бы попробовала. Живите со своим бойкотом долго и счастливо. Пишите в ФБ гордые и ироничные посты , это же многое изменит. Теперь 6 лет можно расслабляться и обильно негодовать. Главное, кого-то ненавидеть. Это объединяет. Вот она - настоящая скрепа.

На слуху и обвинения, брошенные Ксении Навальным. Симпатии разделились!

Сергей Медведев:

Чем дальше, тем хуже с Собчак. Она ведь не мириться приехала в студию к Навальному, а провоцировать под камеры, и вела себя очень расчетливо, отлично понимая, что что предложение вступить в ее филькину партию оскорбительно по своей сути, особенно в вечер дня выборов, на которые Навального не пустили (с ее помощью), что называется, adding insult to injury. Понимая, что он сорвется, а она останется все в белом -- протянувшая руку дружбы и оплеванная.

Уверен, что идея этого сюрприз-визита, как и все прочие ходы кампании Собчак, родилась в Администрации, с тем, чтобы под занавес дня дополнительно унизить Навального, который многим досадил своим альтернативным мониторингом выборов.

А Ксению можно поздравить с заслуженным процентом, в котором она утопила все свои псевдолиберальные заявления, от которых захватывало дух, так что власть теперь всегда может либералам на их место у параши с одним процентом. Задание отработано на отлично, всем спасибо, все свободны.

Марат Гельман:

И вы знаете, у меня нет претензий к Собчак. Она делает свое дело. Очень хорошо делает. Она имитирует присутствие оппозиции на этом мероприятии, она капитализирует свою известность, она выторговывает у власти какие-то хорошие дела и право проговаривать в слух по телеку важные вещи. Например Явлинский делает то же, но гораздо хуже. Ее активность в чем то вредна а в чем-то полезна. Она такая какая есть. Не она, так кто нибудь другой нашелся бы. И может было бы хуже. Она возможно даже выборы в Питере сделает интересными. Она умеет уходить от ответа и в глаза то ли врать то ли умалчивать и это подтверждает ее статус "настоящего" политика путинского толка.<...>

Короче, у меня к Ксении нет претензий. Тем более я сам не ангел и имел отношение , как мне часто припоминают, к первым выборам Путина. Мои претензии к Алексею Навальному. Судьба уберегла тебя от участия в этих предвыборных мероприятиях. Это огромный плюс. Ты сумел создать прекрасную эффективную структуру из последователей. Ты шаг за шагом завоевываешь доверие людей которые не разделяют твоих взглядов. Акунин, Ходорковский и т д Но что бы стать политиком имеющим право претендовать на президентское кресло ты должен научиться создавать каолиции с людьми тебе неприятными, с людьми которых ты не уважаешь и которых считаешь предателями и подлецами. То что Собчак говорит об "едином кандидате от оппозиции" - это твоя вина. Ты как лидер должен был за два года до выборов начать процесс консультаций и согласования процедуры выявления лидера от оппозиции.
Возможно не ты лично, но кто-то из твоих соратников обязан был общаться и вступать в отношения со всеми. И пусть этот процесс ни к чему бы не привел, но он отнял бы у Ксении право говорить, что оппозиция в России это мои 2%. То что делает ФБК - отлично. То что делает Волков - эффективно. Но то что НЕ ДЕЛАЕТ политик Навальный - очень плохо. Если и сейчас вы не создадите специальную "политическую" дирекцию, то превратитесь в Яблоко.

Антон Долин:

Мой персональный результат выборов - полное разочарование в политике Алексее Навальном. Ни аргументировать, ни спорить не намерен: простая частная констатация.

И нет, никогда он не станет президентом РФ. Ну, только если изменится, но мне кажется, что шансов никаких.

Анастасия Миронова:

Встречу Навального с Собчак "Медуза" называет главными политическими дебатами.
Эй вы там, в либеральных прериях! Сколько Собчак набрала на выборах? Процент? Полпроцента? Скольких Навальный призвал к бойкоту? Те же полпроцента будет ли?
Хватит тешить себя и тусовочку сказками. У Навального нет влияния, у Собчак нет политических перспектив. Потому что человек, который при помощи всей госмашины набирает на выборах один процент, бесперспективен.
Самый влиятельный сегодня оппозиционный политик в России - Павел Грудинин. А самый протестный регион России - Якутия. Если уж вам так хочется край конец объединиться возле фигуры, которая сможет увести за собой людей, объединяйтесь с Грудининым. Потому что вокруг Навального топтаться бессмысленно. Все, нет Навального на политическом поле. И нет никакой протестной Москвы и Петербурга. Пока вы не разберетесь как следует, почему именно Якутия дала Путину самый низки процент, вы вообще ничего не поймете.
Надо с этим жить в головах, а не со своими заученными песенками из прокисшей паучьей банки. Сколько можно писать друг для друга, снимать друг для друга, читать лишь друг друга и друг друга обманывать? У Навального нет серьезного электората и нет человеческого ресурса, о котором он так любит говорить. Собчак, несмотря на все усилия медиаофициоза, не смогла выбраться за рамки статистической погрешности.
Прошедшие выборы, помимо всего прочего, указали на важную проблему - полный отрыв СМИ от реальности. Как оторвались от нее с головой пропагандисты, так и отвалились условно либеральные медиа. Ни там, ни там берегов давно не видят. У нас пропагандисты с той и другой стороны режима. Исключений в СМИ почти нет. Одни только делают вид, что нас, несогласных, не существует. Другие - либеральные - уверены, что не существует народа. И ведут себя так, будто на выборы ходит не вся Россия, а только аудитория телеканала "Дождь"

Вот как итоги выборов подвёл сам Навальный:

Я вот знал, что самым проблемным будет день не 18 марта, а 19, когда все начнут «осмыслять результаты» и рвать на себе волосы. Поэтому заранее это сказал и хочу, чтобы сейчас вы послушали снова.

Смотришь сосцети, и такое впечатление, что мы об этих результатах ЕЖЕНЕДЕЛЬНО не рассказывали в своих соцопросах.<...>

С того момента, как мне отказали в регистрации, я каждый день говорил: у Путина будет больше 70%. Мой эфир на «Эхе» посмотрите. «У Путина будет от 73 до 76». У тех, кого позвали работать «либеральной оппозицией», будут проценты исчезающе малые — об этом все говорили и все это знали.

Сработала ли забастовка?

Ну, конечно, да, очевидно же. Она сработала в той же степени, что и кампания «голосуй за любую партию, кроме «Единой России» в 2011 году. Тогда мы снизили её результат ниже 50% и власти пришлось фальсифицировать выборы, чтобы сохранить большинство.

Сейчас мы снижали явку и, конечно, снизили её до цифры меньшей, чем на предыдущих выборах. А власти вновь пришлось фальсифицировать, чтобы поднять её выше 55% — той цифры, которую зафиксировал наш штаб наблюдения. А у нас, напомню, было более 33 тысяч наблюдателей.<...>

Поэтому:

1. Явка в этот раз меньше. Несмотря на беспрецедентные усилия власти.

2. За Путина в этот раз людей проголосовало меньше.

3. Сколько бы Кремль ни говорил «в этот раз команда провести честные выборы без нарушений», они не могут позволить себе это. Даже, когда кандидатов подобрали себе сами, не могут.

Прекратите жить и думать по их сценарию, который заключается в «Оппозиции в России столько, сколько получают Собчак+Явлинский».

Эти «выборы» — один из эпизодов борьбы. Мы понимали, что так будет, и сконцентрировались на строительстве структуры. И создали её, несмотря на чудовищное давление. Это мы стали сильнее по итогам прошедшего года, а совсем не Путин.

Кирилл Рогов:

Главное, что можно сказать - это то, что Россия стала гораздо более авторитарной страной, чем была в 2012 г. Такие итоги голосования вполне характерны для достаточно авторитарных стран. Есть градации дальше - 80, 90%. Да. Мягкие конкурентные авторитаризма тяготеют к итогу инкумбента (действующего начальника) около 66%. Это нормальное математическое сверхбольшинство. Дальше начинаются изыски матёрых авторитаризмом. На явку ещё посмотрим. Ничего хорошего о состоянии России я вам сказать не могу

Даниил Константинов:

Бросая первый взгляд на результаты президентских выборов, хочется содрогнуться. Абсолютная победа Путина и полный разгром оппозиции (пусть даже фейковой, имитационной). Но если присмотреться, то все становится не столь очевидным. Мы привыкли смотреть на проценты, на конечные результаты выборов, не обращая внимания на их предпосылки, на условия, в которых формировались эти результаты. А условия эти оставляют желать лучшего. И это - самое мягкое выражение для описания актуальной политической действительности. Вот как она выглядит на самом деле.
Бесменное правление в течении 18 лет одного человека, полностью подчинившего политическую систему лично себе. Медведев не в счет - он оказался номинальным президентом, как номинальный директор-алкоголик в какой-нибудь мутной фирме. Тотальный контроль над сми, когда все ведущие телеканалы и газеты полностью поддерживают одного кандидата и топят других. Самый характерный пример - кампания по дискредитации Грудинина, развернутая государственными СМИ. Отсутствие разделения властей. Система построена таким образом, что все ветви власти, включая Конституционный суд, де-факто подчиняются президенту и выполняют его команды. Полный контроль над собственностью. Так уж случилось, что все крупнейшие куски собственности контролируют либо дружки прошлого президента, либо дружки нынешнего президента. И те, и другие за редкими и крайне неудачливыми исключениями полностью лояльны Путину, что исключает какую-либо серьезную финансовую поддержку оппозиции. Чудовищный репрессивный аппарат, включающий в себя мощнейшие структуры ФСБ, МВД, Центра Э, Следственного комитета, прокуратуры и всех судов России сверху-донизу. Многолетняя практика фильтрации оппозиции, путем приручения послушных и устранения неугодных, путем создания иммитационной оппозиции в госдуме и не только и выдавливания на обочину политической жизни тех, кто не хочет играть по установленным правилам.
Вот только несколько штрихов большой картины современной политической системы. Можно перечислять и дальше, но уже не нужно. Картина в целом ясна.
Вы ждали чего-то другого в итоге!?

Илья Барабанов:

Пока все спят, скажу парадоксальную мысль: на мой взгляд, бойкот сработал. Вот если бы эти 20% Прохорова по Москве и итоговые 8% по стране в 2012-м пришли на выборы, ситуация была бы не такой прозрачной как сейчас.
Нет никакой легитимности в этих 75+ процентах, это лишь показатель того, что строили вы, друзья, себе Казахстан, ну вот, привет, построили.
Если встретите в ленте политолога, который будет вам доказывать обратное, удаляйте его просто сразу.

Игорь Эйдман:

Если бы не было кампании по бойкоту выборов, их результаты принципиально не изменились бы. Путин получил бы чуть меньше голосов, а явка была бы чуть больше. Например, если предположить, что сознательно бойкотировали выборы 5% избирателей, в случае их участия явка составила бы 72,5%, а Путин получил бы на несколько процентов меньше своего нынешнего результата. При этом итоги голосования за Явлинского и Собчак были бы не столь позорными как сейчас, но все равно достаточно скромными.

Бойкот имел только символическое, нравственное значение. Группа избирателей сознательно отказалась участвовать во лжи, в грязном фарсе легитимации диктатуры. Я рад, что был в их числе. Мы с друзьями провели этот день, протестуя против очередной коронации Путина.

Олег Козырев:

Кажется, это первые выборы, на которых у реальной оппозиции все получилось. Давайте посмотрим на итоги.

1. Оппозиционные фейки больше не срабатывают.

Избиратели не дали голосов кандидатам, выбранным для себя Путиным. Причем не дали не только голосов, но не дали и своей финансовой поддержки, своей волонтерской поддержки, вообще ничего не дали.

Учитывая, что трюк с Прохоровым (а до него с Хакамадой) у Кремля срабатывал раз за разом – приятно, что больше этот фокус работать не будет.

2. Придется вести политические кампании

Навальный сделал невозможным просыпаться за пару дней до выборов, раздать пару газет, дать одно интервью и снять один ролик, съездив в полтора города и считать это предвыборной кампанией. И, кстати, он же сделал невозможным считаться оппозиционным кандидатом и не вести антипутинскую кампанию. Многие раньше прокатывали на абстрактных лозунгах за все хорошее. Избирателю надоел путинизм и он ожидает, что кандидат будет а) вести полноценную кампанию б) против путинизма.

3. Сталина захоронили

Неожиданный побочный продукт взросления избирателя – похороны Сталина. Грудинин больше потерял на поле сталинизма, чем приобрел.

Запрос на оппозиционное левое движение, ненавидящее сталинизм, все выше и выше.

4. Липовость выборов продемонстрирована во всей красе

Лучшее в истории современной России наблюдение. Штаб Навального не только собрал рекордное число наблюдателей, но и отправил их даже в самые стремные регионы. Плюс добавил для избирателя полноценный политический видеоканал.

Никто теперь не может сказать, что Путин может выигрывать выборы честно даже у самых слабых в истории кандидатов.

5. Нелегитимность выборов доказана

Одна операция с недопуском на выборы Навального потянула бы на непризнание этих выборов легитимными. Но вкупе с тем, как велась кампания и тем, как государство вмешивалось в волеизъявление людей – в будущем это потянет на хороший судебный процесс.

6. Властям пришлось давить даже на нейтральных людей

Согнанные насильно на «выборы» - в таких масштабах это было впервые. Недовольство людей этим понуждением еще сыграет свою роль и часть униженных обязательно присоединят свой голос к протесту против авторитаризма.

7. Явку удалось снизить

Наверное, не все согласятся с этим, т.к. за сгонами и манипуляциями это не так очевидно, но для всех нас было важно, чтобы реальная явка была ниже, а это точно было так. В целом избиратели не приняли эти выборы и хотят выборов честных и конкурентных.

Итого. Путин обнаружил 18 марта на избирательный участках пустой загон. Значительная и самая активная часть избирателей куда-то подевалась. Уверен, уже скоро каждый увидит этих людей отнюдь не в загоне, а в законном требовании новых свободных конкурентных выборов.

Илья Яшин:

1. Результат этих «выборов» никак не повлияет на нашу жизнь. Это была формальная процедура — и сам Путин к ней относился абсолютно формально. Он игнорировал дебаты, не проводил встреч с избирателями и большую часть кампании просто молчал. По сути, вместо выборов, мы получили административную операцию по его переназначению. При этом проценты Путина не должны никого обманывать: он слабый политик, который боится конкуренции. Допуск Навального дал бы избирательной кампании реальную драматургию и повысил бы легитимность её исхода. Но для этого Путину пришлось бы драться на выборах всерьез. Он оказался к этому не готов.

2. Власть на этих «выборах» решала единственную задачу: повышение явки. Это был ответ на предложенную Навальным забастовку избирателей. Испугавшись прямой конкуренции, Кремль предпочел такое вот заочное соперничество: вы, мол, убеждаете людей не ходить на выборы, а мы сейчас нагоним толпы на участки и покажем вам свою мощь. В реальности то, как людей сгоняли голосовать, избавило от всех иллюзий. Если выборы настоящие, избирателей нет смысла заставлять в них участвовать. Когда есть реальная альтернатива и конкуренция, когда результат непредсказуем — люди придут без дополнительной мотивации, без кнута и пряника, без халявных бутербродов и угроз увольнением.

3. Решить свою задачу честно у власти не получилось. Я внимательно наблюдал за отчетами наблюдателей и весь день не мог избавиться от ощущения дежавю: как будто снова вернулся в декабрь 2011 года. Масса видео с вбросами, подвозами избирателей и прочими махинациями. Жулики ничего не стеснялись: пачки бюллетеней вбрасывали прямо под официальными камерами ЦИК в прямом эфире. Очень грязная работа, показывающая деградацию избирательной системы.

4. В то же время оспаривать результаты некому. «Оппозиционные» кандидаты были подобраны администрацией таким образом, чтобы исключить любые риски. Никто из них даже не делал вид, что пытается составить конкуренцию Путину. Содержательной дискуссии не было вообще, дебаты превратили в балаган. Был создан фон, на котором действующий президент должен был выглядеть солидно и привлекательно.

5. На демократическом фланге были подобраны кандидаты, которые в принципе не могли получить более 1-2%. Для Явлинского это унижение (опустился до 1%, в два раза меньше результата своей партии в 2016 году) должно стать уроком, как важно вовремя уйти и сохранить достоинство. Но меня искренне расстроило и то, что Ксения позволила втянуть себя в эту постыдную игру. Вчера на выходе с избирательного участка она заявила, что нарушений не много, ролики с вбросами могут быть фейком, а в целом выборы стали более честными и прозрачными. Ради этого итогового заявления, судя по всему, и была придумана история с её выдвижением. Для легитимности Путина мало восторгов Соловьева и Киселева на ТВ, мало резолюции Эллы Памфиловой — важно, чтобы «самый оппозиционный кандидат» признал его победу честной. И Ксения, к сожалению, это сделала.

6. Всё произошедшее, по задумке Кремля, должно нас с вами демотивировать. Нас пытаются убедить, что мы чужие в России, что наши идеи здесь не приживаются. Эта вранье и манипуляции: не поддавайтесь и не впадайте в уныние. Помните — когда настоящая независимая оппозиция добивается участия в выборах, результаты получаются совсем не такими, как вчера. Доказательством этого служат 27% Навального в Москве, победа Немцова в Ярославле и Ройзмана в Екатеринбурге, 7 из 10 мандатов «Солидарности» в Красносельском муниципалитете.

7. У нашей страны есть будущее. Но за него еще придется побороться, и борьба эта будет непростой. Однако хорошая новость в том, что прогресс исторически всегда побеждает мракобесие. И мы должны гордиться тем, что сражаемся на стороне света.

Борис Акунин:

1. Примерно треть избирателей в эти наперстки играть не захотела. (На самом деле гораздо больше: сравните цифры явки по участкам, где были наблюдатели и где их не было).
2. За Путина, по официальным данным, не пресловутые 86% избирателей, а 52% - при всей массированной пропаганде и отсутствии настоящих конкурентов. Минус приписки, вбросы, административный ресурс (а это много, очень много).
3. Оппозиция пускай меж собой ругается. "Отзовисты", "ликвидаторы", все это уже было. Ничего, в спорах рождается истина.
4. Явлинскому нужно уходить. Совсем.
5. А в общем особенной важности это мероприятие не имело. Опрос общественного мнения, не более.

Елена Панфилова:

Про результаты

Победитель получил больше 50% от зарегистрированных избирателей - 56,024,600 от 108,425,100. ЧТД в смысле всех предвыборных генеральных линий. Всем, кому надо, выдадут с полки пирожок.

Все остальные участники действия остались при своём. Включая пресловутые десять процентов. Где были, там и остались. Только страшно перегрызлись по дороге. Ну, да это тоже «опыт - сын ошибок трудных». Естественный ход развития.

Самая интересная цифра - 785,611 недействительных бюллетеней. То есть три четверти миллиона людей, что много, очень много, - например, это больше, чем тех, кто проголосовал за Явлинского, - дошли таки до участков, не байкотировали, но написали в бюллетенях что-то своё. Пусть даже половина от этого числа - реальные ошибки при заполнении, но я всё равно очень бы хотела посмотреть, что написано во второй половине.

А если не про цифры: ну, не могу сказать, что в этот понедельник что-то кардинально изменилось, по сравнению с четырьмя такими же понедельниками ранее.

Вот она - страна. Вот в ней до фига работы. Вот в стране люди, которые по-разному голосуют, но потом влетают в одинаковые проблемы. Поэтому надо идти и работать. А всё остальное, чем дальше, тем больше, воспринимается лишь обстоятельствами места и времени. Мало ли их было, хых.

Ярослав Белоусов:

А вот интересные комментарии я встречаю, причем от политологов - то есть людей априори неглупых.

Вроде "Путин безальтернативен, Путин всемогущ, Путин вне конкуренции".

А представьте вот такой набор кандидатов в президенты.

Владимир Путин, Жорес Алферов, Алексей Навальный, Иван Миронов. Нынешний президент; нобелевский лауреат и символ СССР; неутомимый борец с коррупцией; русский националист, который "чуть не убил Чубайса". Причем с полноценной кампанией на миллионы и десятки миллионов, роликами, митингами, баннерами и всем-всем-всем.

Был бы результат Путина таким же, как сейчас? Очень сильно сомневаюсь.

Полина Немировская:

Я, конечно, очень грущу от результата, и переживаю, что оппозиция опять не договорилась и большинство выбрало, на мой взгляд, статистически не заметную стратегию.

Но у меня всегда оптимизм, поэтому я расскажу вот что.
Люди, голосовавшие вчера за Путина не плохие. Эти люди — самые обычные, часто хорошие, часто несчастные и бедные.

Их объединяет нормальность. Это нормально — быть с большинством. Нормально не хотеть для себя проблем и видеть к этому кратчайший тактический путь. Если тебя заставляют идти голосовать, ты идёшь, потому что тогда от тебя отстанут. Можно возмутиться, требовать, бороться, но это путь длинный и для него нужна стратегия. Можно просто проголосовать и забыть.

Это не значит, что все кругом ватники, Путин победил навсегда, и надо обмотаться простыней и ползти в сторону кладбища.

Быть с большинством — это просто инстинкт. Даже в среде оппозиции люди часто выбирают мейнстрим, чтобы не вступать в срач. Нормальный инстинкт, в котором люди хотят, чтобы их не трогали, чтобы всё было, как есть, чтобы не посадили и убили. Можно сказать, что сажают рандомно, но, в конце концов, каждый верит, что посадят не его. У нас, к сожалению, общество в таком состоянии, что думать о нем для многих — непозволительная роскошь. Не до жиру, быть бы живу.

Было бы, конечно, очень здорово, если бы на поле, которое постоянно поджигают, вдруг выросли цветочки в виде оппозиции, обладающей способностью до всех достучатся и рассказать, что все будет хорошо. Но на горелом поле цветочки растут плохо. Не то, чтобы нам давалось много возможностей продвигать свою повестку. Вот Собчак с Явлинским пустили в телевизор, где все орут, а Путин не пришёл и создалось впечатление, что он не орет. Я бы это не назвала прямо таки возможностью.

Самое главное — это всё не значит, что мы не правы, а все хотят, чтобы был Путин, ракеты и изоляция. Это значит, что мы либо удовлетворили свои самые базовые потребности и можем подумать об остальных, либо нам нечего терять, либо мы просто немножко отбитые. У каждого своя ситуация.

Не то, чтобы кто-то удивился результату. Но Путин сказал вчера важную вещь — он не пойдёт на выборы 2030. А на следующие идти не может. Это, конечно, только слова, но давайте шесть лет напоминать ему об этих словах. За язык мы его не тянули.

А для нас главное — добраться в 2024 живыми, свободными, нарастить базу сторонников, опробовать модели и технологии и не потерять веру. Мы, в основном, тупо младше Путина. Мы ещё всё увидим.

Дмитрий Борко:

На самом деле, этот результат был бы наилучшим, если бы смог наконец развеять иллюзии, что все можно изменить в стиле "ударной стройки", быстро и весело, за раз - хоть выборами, хоть революцией... Но что-то я сомневаюсь: иллюзии и ударная стройка - наше все.

Аркадий Бабченко:

Интересно, в этот раз дойдёт, или нет? Или через шесть лет опять будут создавать партии, регистрировать кандидатов, спорить «ходить или бойкотировать», за кого голосовать, с кем объединяться, с кем не объединяться, посылать наблюдателей, разрабатывать тактику протестного голосования, удивляться вбросам...
Доброе утро.

Александр Верховский:

Я всю кампанию не писал, что я о ней думаю. Но сейчас, хотя сторонники и противники бойкота еще активно ругаются, скажу и о кампании, и о результатах.

Результаты, как все видят (вру, люди все равно видят разное), показали, что машина пропаганды круто победила разом и тех, и других, причем при менее нечестных, по Шпилькину, выборах. Это нам кое-что неприятное говорит о будущем, хотя и невнятно, как всегда.

Но даже если бы результаты были не столь впечатляющие, заранее же было понятно, вроде, что дебаты за/против бойкота достигают довольно ограниченной аудитории, а интересны еще меньшей. И итог дебатов потому никак почти не влияет на число голосов, поданных за Путина. Т.е. на то, что надо самому обобщенному Путину, хотя говорилось в дебатах за/против прямо противоположное. Путину, все были согласны, было важно показать неуклонный рост поддержки, а для этого надо было мобилизовать потенциально своих, традиционно пассивных (что естественно), а не поднять некую абстрактную явку, и он преуспел, а пойдут ли голосовать оппоненты, один черт.

Я понимаю, как можно отстаивать обе позиции про бойкот с этических позиций, исходя из общих гражданских принципов, а также по разным более субьективным причинам. Я почти ко всем основаниям такого рода отношусь с уважением и с большей или меньшей эмпатией. Поэтому умерял свое удивление накалом страстей в полемике, в которой, как скоро стало ясно, перетянуть канат на себя все равно не получится.
Но я до сих пор удивлен, что умные люди считали, что (не)бойкотом можно нанести политический ущерб режиму.

Мы живем в политическом режиме, эффективно исключающем политические успехи, но допускающем какие-то успехи гражданские. А еще режим не может полностью исключить политическую самоорганизацию. И вот ради нее дебаты о бойкоте имели смысл. Такие дебаты и такая политическая борьба, да, неприятная по формам, нужна для того, чтобы могли возникать и развиваться политические движения.
Навальный проиграл бойкот, но выиграл кампанию, так как его движение в ней окрепло, а ничего большего ждать и нельзя. Собчак набрала, вроде, больше 1% и м.б. это означает создание некой более "умеренной" примерно либеральной партии в том или ином виде - и хорошо, если так (ибо по Прохорову мы знаем, что может быть не так). "Яблоко" круто проиграло, но м.б. и это пойдет на пользу соответствующей части того, что раньше назвали бы дем.движением.

В результате в новый срок и Путин, и точно большинство его оппонентов с более или менее либеральной стороны входят в состоянии успеха. Что, видимо, обещает бодрое начало этого срока. Это может по-разному повернуться. В том числе и расширением силовых методов подавления оппозиции (сейчас-то это легко получается по отношению к тем оппозиционным кругам, которые в целом не вовсе чужды насилию, и поэтому репрессии понятны обществу в целом). А может и что-то хорошее произойти, наверное.
Но в среднесрочной перспективе это противостояние на устойчивость режима не повлияет все равно.

Алексей Лапшин:

Можно было бы сегодня поиронизировать относительно агитаторов за участие в "выборах". "За Грудинина - народного кандидата", "за "интеллигентного Явлинского" " , "перспективную, молодую Ксению", "оторвитесь от дивана" и.т.п. Но неудобно быть капитаном очевидностью. Как неудобно было им быть в период "предвыборной кампании". Ведь всё же предельно ясно! Как вообще можно в тысячный раз покупаться на подобный нехитрый, на самом деле, трюк?! Кремлю именно сейчас была очень важна сокрушительная внутренняя победа. Полная маргинализация и высмеивание своих оппонентов. Необходимо было продемонстрировать внешнему миру твёрдость своей власти в стране. Что и было проделано в хамской и унизительной форме. Вспомните "дебаты". Но ещё раз повторяю: выборы сейчас ничего по сути не определяют. Судьба России будет решаться совсем по другому.

Иван Курилла:

Ну вот выборы и закончились, вопрос "что делать 18 марта" можно сдать в архив (и не стоит сейчас выяснять отношения по поводу кто и что в этот день делал). Зато перед страной встают другие вопросы: куда теперь пойдет режим, и что делать оппозиционной общественности (исследовательских вопросов для политологов можно поставить больше, но вот эти вопросы - о практике).

Увы, уже нет смысла обсуждать характеристики нынешней формы правления, тут все ясно, - но вот о его конкретной политике можно поговорить.

Про "куда пойдет режим" вопрос не праздный, и, мне кажется, еще не закрытый. Конечно, вполне возможно, что мы уже увидели план следующего срока в последние недели, и нас ждет глобальная конфронтация и гонка вооружений с соответствующей внутренней политикой. Но не исключено, что этот спектакль разыгрывался к выборам, а не на долгую перспективу. Если до сегодняшнего дня борьба кремлевских кланов была приглушена подготовкой к голосованию, то вот сейчас - в период до назначения правительства - она и развернется со всей силой (это может оказаться опасным для стоящих неподалеку, - заденет или покалечит вылетевшим из под ковра предметом). Может ли на эту борьбу повлиять общественность, - не уверен, но не могу исключать, что, избавившись от политического страха, Кремль будет к чему-то прислушиваться (да, это противно понимать, - но это логика авторитарного режима).

Вопрос, что делать оппозиции и что делать той части общества, которой не нравится нынешний режим, самый главный (и самый сложный) (ответ "уезжать" тут рассматривать не буду, хотя бы потому, что невозможно уехать всем недовольным). Самый общий (и потому неконкретный) ответ - строить сети взаимной поддержки, сопротивляться секьюритизации проблем культуры, науки и образования, - и стараться сохранить себя. Если у вас есть еще советы, - давайте обсудим.

Дмитрий Травин:

Споры последних дней - Собчак, Явлинский или бойкот - забудутся быстро. А путь с Путиным будет еще долог. Прожить его можно с иллюзиями, будто чуть-чуть еще - и режим рухнет. Со времен медведевской интермедии, и уж точно с горячей зимы 2011-12 гг. мы постоянно слышим об этом. Однако иллюзии не подтверждаются. И это бросает в иную крайность. Самое страшное, что делает путинский режим, - он лишает надежды тех, кто склонен серьезно думать. Не по дням, а по часам растет число интеллектуалов, говорящих, что наша страна безнадежна, что она набита ватой, что в крови здесь - рабская культура, и что лучший способ спасти хотя бы детей своих от убогого существования - валить отсюда как можно скорей и как можно дальше. Такой безнадеги вокруг я не ощущал даже в брежневские времена.
Не хочу сказать, что подобные настроения - наша главная проблема, но в тот пока еще далекий момент, когда откроется окно политических возможностей для преобразований, многое будет зависеть и от настроя интеллектуалов. Я, как научный сотрудник, аналитик и публицист, не могу ничего сделать для того, чтоб окно это открылось пораньше, но кое-что другое сделать хочу.
Моя научная специализация - разбираться, почему Россия за долгие века пошла таким путем, а не иным. Моя работа - сравнивать наш путь с путем других стран и анализировать причины отставания. Моя книга, находящаяся сейчас в процессе формирования, посвящена бесконечным попыткам наших предков и современников найти какой-то особый путь, ведущий к великой цели, а на самом деле - в никуда.
Те знания, которые удалось накопить за четверть века исследований модернизации, показывают, что все неудачи России и все ее ошибочные пути никогда не были фатальны. Каждый наш неудачный поворот, как бы ни был он глуп, имеет рациональные причины и совершенно не связан с такими мифическими русскими чертами, как врожденное рабство, тупость и склонность к имперству. А каждый поворот к реформам являлся не случайной оттепелью, а естественным движением к Европе.
Эти выводы нельзя обосновать в двух словах. Понадобятся многие статьи и книги, писать которые придется годами. Но хочется все же убедить десяток, сотню или тысячу вдумчивых читателей, что мы развиваемся, что Путины приходят и уходят, и что "Россия будет свободной рано или поздно", как написал мне однажды Борис Немцов на титульном листе своей книги.
Такова моя личная программа на будущее. Таков мой личный манифест. Такова моя личная попытка сделать то, что реально в человеческих силах. Без фантазий и без отчаяния.

Галина Юзефович:

Вообще, конечно, очень грустно наблюдать, как одна половина моих знакомых пишет "Ну, что - не пошли на выборы? Вот вам, получите, вы сами легитимизируете все то (ужасное), что с нами со всеми теперь будет!". А вторая половина - то же самое, только с противоположным зачином: "Сходили на выборы? Молодцы..." (далее без изменений).

И то, и другое очень понятно - нам (ну, тем кто это пишет, понятное дело) очень не нравится как сценарий нынешних выборов, так и их итог. Нам от всего этого больно и неприятно. А когда больно и неприятно, очень нужно кого-то обвинить. А какой толк обвинять тех, кто тебя не услышит - значит, надо обвинить друг друга.

Ну, в общем, я придерживаюсь непопулярной точки зрения, что условные "мы" (как те, кто голосовал против Путина, так и те, кто бойкотировал выборы) ни в чем не виноваты. Мы ничего не легитимизировали. Мы реально ничего не могли сделать.

Нет, я не считаю себя (уберу это дезориентирующее множественное число и често перейду в единственное) бессильной жертвой, от которой ничто не зависит. От меня кое-что зависит и я делаю в этой напрямую зависящей от меня области все, на что способна. От меня не зависит исход нынешних выборов. От меня не зависела аннексия Крыма. Война в Сирии тоже от меня не зависит. И я совершенно определенно никого не убивала в Солсбери. Не нужно ждать от меня, что я приму на себя ответственность (и соответственно вину) за все это. Не нужно пытаться ее возложить на меня или еще на кого-то, кто как-то там не так протестует, не так ненавидит, вообще не тем занят.

На этом политическая полемика у меня в фейсбуке заканчивается, возвращаемся к чтению и книгам.

Элла Панеях:

Смурное утро, и люди по инерции продолжают доругиваться про бойкот и выборы. Не люблю говорить под руку тем, кто пытается что-то делать, поэтому особо не выступала. Но хоть задним числом-то можно сообразить, что произошедшее вчера не имело никакого самостоятельного значения? И не стоит ни ссор, ни разборок, ни поисков виноватых, и даже просто для выгула любимого белого пальто трудно найти менее подходящий повод.

Митя Алешковский:

Я очень люблю политику, интересуюсь ей и сам имею четкую гражданскую позицию. Но, на мой взгляд, добиться хоть каких-либо серьезных изменений с помощью политики в России сегодня, впрочем, как и в какой-либо среднесрочной перспективе, невозможно. Голосуй, не голосуй, разницы никакой. Реальная жизнь не имеет никакого отношения к псевдореальной политической действительности.

Так что самое лучшее, что мы можем сейчас сделать - это развивать общество так, чтобы оно эволюционировало, а не революционировало. Как только большинство населения будет нуждаться в переменах, в повышении качества жизни, в свободе, тогда это все и произойдёт. Тогда и реальная политика появится. А пока - любое участие в политике - это участие в «их» игре. Зачем нам это надо?

И да, это не только долгий, но ещё и трудный путь. И работать надо в первую очередь над собой.

Алексей Лебединский:

Сегодня по результатам официальных выборов Россия окончательно стала в глазах всего мира опасным <чудовищем>. Это и есть самое страшное в состоявшихся выборах - теперь уже невозможно сказать, что лишь власть преступна, три четверти населения поддерживают международного преступника, вора и убийцу, поддерживают войны, беспредел и насилие, в том числе над собой. Несостоявшийся бойкот выборов, который бы мог показать, что огромная часть населения не признает псевдодемократические игры российской власти, провалился по причине размежевания оппозиционных сил, что и надо власти.
Теперь результаты выборов - сигнал цивилизованному миру о том, что Россию можно в случае новых агрессий с ее стороны уничтожать вместе с ее народом-рабом-убийцей-шовинистом, не церемонясь с жалкими 3-5 процентами тихо и трусливо противостоящих режиму людей, которые даже не в состоянии проявить единство в действиях и решительность.
Это и страшно. Моя страна теперь - официальный, зафиксированный опасный урод, вместе со своей властью и минимум 85 процентами народа (грудининцы и жириновцы сюда же).
Те, кто еще может уехать из страны, хоть на последние деньги, уезжайте.
Путин со своими преданными идиотами и сволочами хочет главенствовать. Для этого есть лишь один козырь - оружие.
Поздравляю всех с выборами. Война будет. Не сомневайтесь.

Виктор Коган-Ясный:

Итак - мы имеем беду: огромную меру незрелости граждан, которые связывают будущее своей страны с одним человеком вождистского характера поведения. Они боятся развала страны, не верят в ее институты - и все права и ответственность перекладывают на "вождя", а дальше - будь, что будет: мир, война, жизнь, смерть, уже не так важно...
Крайне губительно и тупиково, что среди радикальных противников Путина, везде демонстрирующих свое "знамя демократии" - то же самое: ригидный запрос на "правильного лидера", "сильного и эффективного". Может быть, в историческом плане это еще больший тупик, чем все миллионы за Путина.
Все это я могу назвать огромным кризисом гражданственности.
Я очень надеюсь, что войны не будет, и что личные и общественные катастрофы, избегаемые и неизбежные, - не так уж близко. Но вот как теперь жить, просто продолжать жить жизнью личности (а личность неизбежно имеет составлявшую гражданственности, даже если об этом не размышляет) - действительно не понятно

Лев Шлосберг:

Россия вошла в период развитого путинизма и приступила к его совершенствованию. Завершение этого периода будет более драматичным, чем в 1991 году. Нужно работать и быть готовыми к вызовам завтрашнего дня.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG