Ссылки для упрощенного доступа

Какая Дума, такая и этика: российские журналисты организуют бойкот парламента


На этой неделе получил развитие скандал вокруг депутата Слуцкого.

Думская комиссия по этике рассмотрела жалобу на сексуальные домогательства к журналисткам, но ничего зазорного в поведении Слуцкого не усмотрела.

Миша Козырев:

Моим коллегам, которые выдержали сегодня эту унизительную процедуру в Думской комиссии по этике, - моё уважение, пожелание сил в пути и уверенности в правде.

Ольга Рощина:

Что показала комиссия Госдуры по этике? Ничего нового. Только то, что у них давным-давно нет никакой этики. Равно как и совести. И мозгов. Только самые примитивные инстинкты и алчность.

И мы содержим этот паноптикум уродов на наши налоги.

Александр Афанасьев:

Ответ председателя Госдумы (про смену места работы журналисток) - это ответ подонка.
Заключение комиссии по этике - это заключение подонков.
Рука руку моет, ворон ворону... и т.д.

Николай Храмов:

Послушайте-ка, вы, акробаты пера, гиены фарса и шакалы ротационных машин: Родина имеет полное право хватать вас за <вагину>! И если бы на вашем лобке не было руки Слуцкого, там бы уже были солдаты НАТО.

Фёдор Крашенинников:

Все думаю, как мерзко быть частью системы.

Вот Слуцкий - он же реальный мерзкий, еще и из ЛДПР. Казалось бы, всем остальным партиям только в радость должно быть его слить. Я уж не говорю про частные интересы. Ну вот избрался ты в думу по округу, избрался от ЕР, а не от ЛДПР - и почему же ты должен своей репутацией прикрывать рукосуйство какого-то мерзотного Слуцкого?
А вот должен.
Потому что внутри системы нет разницы, из ЕР ты или ЛДПР. Сказали быть за Слуцкого - изволь.
Это к вопросу о старинном тезисе, что там не все одинаковые и кто-то старается что-то сделать. Вранье все, они там все одинаковым, потому что никто не позволит сделать шаг в сторону.

Кстати, а почему они правда не объединяться все в одну партию? В смысле, что вот есть ЕР за Путина и вторая партия за Путина, слитая из КПРФ, ЛДПР и опилок СР. Все равно же все за одно, какой смысл городить такие огороды?

Татьяна Становая:

О позиции Володина в ситуации вокруг Слуцкого.
Во-первых, спикер вынужден охранять Госдуму как свою корпоративную вотчину, осажденную "администраторами". Логика проста: одного депутата сдашь, значит и остальных за разменную монету держишь. Так и недолго растерять авторитет у себя же дома.
Во-вторых, Слуцкий - от ЛДПР. А с ЛДПР пакетное соглашение о разделе постов. До сих пор Володин имел своего рода фору в отношениях с парламентскими партиям. Если рушить пакетное соглашение, то давать Кириенко шанс вмешаться и переиграть.
Так что Слуцкий - оборонный рубеж Володина в конкуренции с АП. Та самая не очень приятная ситуация, когда один хищник вдруг оказывается живым щитом в руках другого хищника.

Глеб Кузнецов:

Из "слуцкийгейта" неплохо бы убрать всю риторику про старых и новых людей, все это западничество vs консерватизм. История может иметь и имеет вполне традиционалистское, советское описание.

Что произошло по меркам тех благословенных лет, когда француженка держала мужа делом, немка телом, испанка грацией, а русская - парторганизацией?.

Ответственный товарищ на важной работе зарвался. Был изобличен комсомолками. Они написали в парторганизацию по месту работы. История оказалась громкой и попала в центральную прессу. Более того, после этого сигнал на ответственного товарища прошел по линии еще и МИДа. И опять таки публично.

Парторганизация собралась и вместо того, чтобы по-товарищески пожурить провинившегося, а потом взять на поруки и назначить испытательный срок (ну не убыло бы - ни от товарища, ни от комсомолок, ни от парторганизации по месту работы) - зачем то сказала публично о том, что ответственным товарищам хватать комсомолок за всякое можно, а вот комсомолкам сигнализировать об этом нельзя.<...>

На самом деле, если убрать шутки с одной стороны и высокоморальные обличения со стороны другой - комиссия по этике продемонстрировала, что со времен СССР мы лишились одного важнейшего механизма - механизма ограничения - а вернее самоограничения элит.

Был ли он во времена СССР абсолютно лицемерен, как является абсолютно лицемерным в любом обществе? Разумеется да. Не является ли такой механизм историей когда 9 ловких судят одного неловкого - попавшегося? Почему нет. Не бывает ли так, что попавшийся на самом деле стал жертвой некой кампании, задачи которой лежат далеко за обличением обычной аморалки? Очень часто это так.

Но вот это циничное - "попался - отвечай" - на самом деле очистительное, исключительно полезное обществу и государству лицемерие. Как мыть руки после сортира или проводить любые гигиенические процедуры - может быть неестественно с высшей природной точки зрения, но полезно и важно.<...>

Это не вопрос феминисток и традиционалистов. Женское равноправие вообще не про это. Это вопрос общественной гигиены. И компромисса между властвующими и подвластными. Компромисса о том, что есть границы, общие для всех. Вопрос того, что Ницше если не ошибаюсь называл "скрытой властью бессилия" в логике, что лишая человека власти над обстоятельствами и политической власти, не надо его лишать ощущения власти над собой, над своей жизнью, над своими "личными границами". Иначе он отомстит, став с помощью вот этой самой "скрытой власти бессилия" значительно сильнее и опаснее,чем мог сам и предположить.

То, что сделала комиссия - это та самая ошибка, которая хуже чем любое преступление.

Отдельно возмущает публику то, как повели себя женщины в комиссии.

Требование журналистского сообщества (наверное, уже можно назвать это именно так): Слуцкий должен уйти.

Ну а пока десятки СМИ заявляют о бойкоте Государственной думы.

Григорий Туманов:

У нас, конечно, никакого корреспондента в Госдуме никогда не было, так как это заведение, мягко говоря, представляет собой один большой аппарат по шифрованию пустоты, а мы в Батеньке за реальные истории, но идея коллег не переступать порог этой богадельни до тех пор, пока в ней не разберутся со Слуцким, находит во мне горячую поддержку. Другой только вопрос, что крови одного Слуцкого уже кажется будто бы недостаточно - коллеги выступают не хуже.

Дмитрий Гудков:

26 СМИ заявили о бойкоте Госдумы (я никого не пропустил?). Лучше поздно, чем никогда. Понимаю, что надежда - глупое чувство, но, может быть, у нас ещё не всё потеряно? И на фоне туркменских процентов за Путина достоинство, норма и мораль ещё не потеряны обществом?

А отдельный привет хочется передать Вячеславу Володину. Как там повышение авторитета Госдумы? Успешно?

Авторитет парламента - в самостоятельности его депутатов. А именно этого в Думе днём с огнём. И все всё понимают, но сделать ничего не могут.

Ксения Болецкая:

Сколько СМИ сегодня сообщили что очень хотели бы иметь своих корреспондентов в Госдуме. Ровно для того чтобы этих корреспондентов демонстративно отозвать.

Михаил Пожарский:

Тем временем хорошая новость: СМИ объявили бойкот Государственной дуре, после того, как тамошнее дворянское собрание по этике признало неотъемлемой привилегией возможность пана Слуцкого хватать за разные части тела девиц неблагородного сословия. В бойкоте уже участвует десяток СМИ - понятно, что по большей части оппозиционной направленности (с неожиданным исключением в виде ленты.ру). Но в кремлевских работают не журналисты, а пропагандисты. Так что, "журналисты объявили бойкот" здесь правильное описание.

Самое глупое, что можно сделать в этой ситуации - обвинять журналистов в том, что они "топят за своих". Людям вообще свойственно больше сочувствовать тем, кто похож на них. Возмущаться этому - примерно как требовать от людей, чтобы соседа они любили больше, чем родную маму. Корпоративная солидарность - это хорошо. Но лишь когда она носит публичный и формальный характер, а не скрытый и неформальный (как в случае Серебренникова). Если бы у нас существовала массовая корпоративная солидарность (в лице хотя бы тех же профсоюзов) - мы жили бы в обществе с куда меньшим количеством произвола. Общество никогда не научится вступаться за "дальних", не научившись вступаться за "ближних".

Александр Рыклин:

А мне, признаться, абсолютно <плевать>, останется ли Слуцкий в Госдуме или уйдет из нее. Потому что мне отдельно насрать на Слуцкого и отдельно - на Госдуму...
Но журналистов я, разумеется, поддерживаю...

Лев Рубинштейн:

Я понимаю тех и, более того, солидаризируюсь с теми, кто вполне резонно риторически вопрошает: "А что же вы, господа журналисты, раньше-то никаких таких особенных бойкотов не объявляли этой помоечной Госдуме, когда она принимала законы один подлее другого, когда она и то, и другое и прочее?"

Понимаю и соглашаюсь.

Но кроме противоестественных законов, принимаемых противоестественными учреждениями, есть и другие законы. Например, закон перехода количественных изменений в качественные. На фольклорно-бытовом уровне этот закон выглядит как "капля, переполнившая сосуд" или как сказка про репку, которую удалось вытащить лишь тогда, когда к процессу присоединилась мышка.

Если коротко, то одобряю и поддерживаю.

Марина Королёва:

Громадный плюс огласки историй со Слуцким: будут бояться, причем не только депутаты в Думе, а все и повсеместно. Это для России семимильный шаг вперед. С ее-то сексизмом, с ее-то покровительственным отношением к "девочкам" на работе как к аксессуарам, как к фону для себя любимых - и это еще лучший вариант - а то и просто как к объектам купли-продажи.
Будут хоть немного опасаться.
Но Слуцкий - такая капля в море, что даже интересно, почему именно он. И кто следующий. И где.

Что сходит с рук ворам,
За то воришек бьют.
И. Крылов

Олег Пшеничный:

Список изданий, поддержавших бойкот Слуцкого и думы, выстраивается в определенный ряд. На самом деле мы имеем не солидарность журналистов, а размежевание на несогласных и согласных с этими нравами.

Кое-кто удивляется, почему это депутаты называют протест предвыборной акцией - мол, Слуцкий не едро, а Путин вообще шел не от партии. То есть, есть ещё неясность в том пункте, что нет никаких депутатов, а есть только щупальца Путина в каждом этом кресле.

Щупальца, дотянувшиеся уже до лобка журналисток.

Ольга Бешлей:

Очень давно не было такого, чтобы я прямо гордилась нашей прессой. Да, несмотря на тяжелые, несвободные, неправильные условия работы, в ряде СМИ появляются сильные репортажи и расследования, которые вызывают мое восхищение.
Но решение сразу нескольких редакций отозвать своих журналистов из Государственной думы, которая оправдала сексуальное домогательство депутата – а по сути оправдала привилегированное насилие, – это совершенно иной уровень. Такие поступки прежде всего говорят не о профессионализме, а о том, что по крайней мере часть общества не просто готова жить по-другому, а уже делает это. И никакие решения власти уже не могут нас остановить.
Я очень рада, что противостояние – в такой категоричной, жесткой, непримиримой форме, – возникло именно по теме нарушения прав человека. Прав женщин. После декриминализации побоев, после всех этих страшных историй про отрубленные руки, после бесконечной вереницы жутких постов "янебоюсьсказать" – наконец-то появилась возможность серьезно выступить против тех, кто приемлет насилие, унижение достоинства других людей, применение силы против тех, кто физически или морально слабее, и злоупотребление властью.
Я не знаю, чем кончится эта история, но самое важное уже случилось – она началась.

Диана Качалова:

Предположим, журналистки клевещут на депутата Слуцкого и он их за лобок не хватал. Но зачем на него клевещет сайт Государственной Думы!? Там написано, что с 2009-го года, за 9 (девять!) лет он внес 3 (три!) законопроекта. По одному законопроекту в три года, и то в соавторстве с 7, 87 и 49 депутатами соответственно.
А всего он в Думе сидит с 1999-го и почему-то неравнодушен к княжеству Монако и два раза выступал в ПАСЕ с докладами «О вступлении Монако в Совет Европы» и «О закрытии процедуры мониторинга Княжества Монако».
Меня так потрясла его продуктивность, что я полезла смотреть - может Слуцкий с утра до вечера голосует? За девять лет по всем голосованиям Думы накопилось 789 страниц. Я долистала до восьмой: в 99 % случаев там стоит - «не голосовал».

Между тем есть мнение, что Слуцкому из Думы можно не уходить уже хотя бы потому, что он ее вполне достоин.

Карина Орлова:

У них в стране людей пытают и убивают в тюрьмах, насильников оправдывают всем миром, а они удивляются, что Слуцкого не отчитали на парткоме.

Ребята, ну пишите, что он хмырь и упырь, но зачем же требовать справедливости от такого органа, как Госдума? От людей, принявших Закон Подлецов, чтобы отомстить за шайку коррумпированных следователей и сотрудников ФНС?

Наоборот, надо всячески приветствовать решение комитета, прости господи, по этике Госдумы в отношении Слуцкого. Упыри защитили упыря.
Вот и хорошо, ничего общего у них с вменяемыми и приличными людьми, значит, нет.

Иван Преображенский:

Требовать, чтобы Слуцкий ушёл из Госдумы, это все равно что признать, что моральный облик большинства депутатов действующего созыва Госдумы серьёзно отличается в лучшую сторону. После решения комиссии по этике это алогично.

Станислав Белковский:

Я не очень понимаю, простите за внимание.
Почему проститутке надо уходить из насиженного борделя?

Критикуют и идею бойкота, причем с разных сторон. Вот с условной "охранительской".

Максим Соколов:

Когда СМИ освободительного направления объявили бойкот Думе, не пожелавшей суровой наказать Л. Э. Слуцкого, которого эти СМИ считают неслыханным блудодеем, они полагали -- и не без некоторых оснований, -- что поскольку "парламент не место для дискуссий" (С) Б. В. Грызлов, то от манкирования ничего не значащими думскими новостями аудитория этих СМИ ничего не потеряет.
Но представим себе, что по некоторому самоважнейшему вопросу в Думе проходят судьбоносные прения с непредсказуемым исходом, при этом в списке депутатов по-прежнему числится охальник Слуцкий. Интересно, как поведут себя освободительные СМИ. Сделают вид, что судьбоносных прений не происходит? Или сделают вид, что никакого бойкота не было?

Павел Данилин:

Собственно, поведение редакций, отказавшихся от сотрудничества с Думой, я считаю попросту неприличным, а с точки зрения журналистики - непрофессиональным.

Ведь получается что?

Получается, в случае, если они запись эту прослушали и нашли ее жутко криминальной, принимая решение о том, что будут сотрудничать с Думой, они уже эту информацию знали, и при этом ничего совершенно своим читателям не рассказали. Типа мы знаем, а вам и не нужно.

Если же они никакой пленки не слушали, а просто так, без разбирательств прекратили сотрудничество с законодательным органом, поставляющим важные новости, то получается, что они по своей прихоти лишили своих читателей важной информации.

Вот и выходит, что куда не кинь, всюду налицо вопиющий непрофессионализм.

Увы.

Ирина Алкснис:

Я чего-то не понимаю по поводу бойкота, который объявили ряд СМИ Госдуме или лично Слуцкому.

Я - не про то, кто там прав, кто виноват. Я - про конкретное решение конкретных СМИ.

О своем решении заявили "Эхо Москвы", телеканал "Дождь", РБК, Коммерсант и RTVI. Вроде все.

Это все достаточно влиятельные в определенных кругах медиа, но которые никак нельзя назвать самыми популярными и влиятельными в стране. При этом по своей позиции они традиционно занимают жестко критическую позицию в отношении парламента.

Любой бойкот имеет смысл и дает какой-то эффект, когда его объект оказывается в ваккуме - информационном и прочем, и начинает из-за этого испытывать дискомфорт и проблемы с осуществлением своей деятельности.

Ситуация, когда бойкот объявили несколько мелких и кусачих СМИ, получается из серии "баба с возу, кобыле легче".

Ни Госдума, ни Слуцкий не почувствуют ни малейшего ущерба для своего представительства в информационном пространстве страны, поскольку 99,9% СМИ, включая самые массовые и влиятельные, продолжат работу.

Зато те же "Эхо", или "Дождь", или РБК явно столкнутся с проблемами, поскольку если будут честно придерживаться бойкота, потеряют целый пласт информационных поводов и источников, то есть банально начнут проигрывать конкурентам.

Если же они "съедут с темы" и постепенно возобновят работу с Думой и Слуцким, то получат очередной удар по и так не блестящим репутациям.

В общем, я не понимаю

Тимур Щукин:

А что будут делать СМИ, которые объявили бойкот Госдуме, если эта самая Госдума никаких репрессалий к Слуцкому не применит?

Вообще не будет упоминать в новостях Госдуму? Но это невозможно.

Пересказывать новостные сообщения тех, кто не бойкотирует? Но это аморально, разве нет? (мы, такие все в белом, тырим у тех, кто не в белом).

Пользоваться слухами и инсайдами? То есть на порядок понижать достоверность своих сообщений.

В целом, вообще не верится, что главные редактора готовы к долгосрочному понижению собственной конкурентоспособности. Думаю, они рассчитывают на то, что Дума прогнется. Именно в этом цель. "Мы здесь власть", как-то так.

Борис Межуев:

В это время либеральные медиа объявили войну спикеру ГД РФ Вячеславу Володину. Это как знак почета. Медиа не объявляли персональной войны, скажем, спикеру ГД РФ Сергею Нарышкину, как раз тогда, когда Думу называли "бешеным принтером". И спикеру ГД РФ Борису Грызлову не объявляли, когда тот говорил, что "парламент - не место для дискуссий".

Егор Холмогоров:

Будучи противником сексуальных домогательств и сторонником того, чтобы за них взыскивали, считая, что комиссия думы по этике повела себя неадекватно, тем не менее желаю журналистскому бойкоту Думы полного и позорного провала.

Потому что это не про домогательства, не про уважение к женщине, не про осуждение скотства. Это про желание никем не избранной группы лиц с сомнительными, а зачастую отвратительными и антинародными взглядами превратиться вновь во властную инстанцию, пресловутую "четвертую власть".

Понятно, что такие попытки захвата власти всегда производятся по относительно благородным поводам, но затем они используются для навязывания обществу и государству в обход законных процедур и действительного консенсуса мнений вещей невообразимо гнусных.

Александр Коляндр:

Зачем вообще нужны думские корреспонденты? Решения и проекты публикуются, остальное не имеет смысла. Ну разве что вы считаете новостями консервы вида «в Думе прокомментировали поведение Америки»
Если б я был начальником СМИ, я б корреспондента вообще убрал из думы. Пусть делом занимается

Дмитрий Бавырин:

Поскольку те, кто сейчас защищает Слуцкого от обвинений в домогательствах, и те, кто без устали воюет за духовные скрепы, это зачастую одни и те же люди, надо бы напомнить их любимый довод:

А ВОТ ЕСЛИ БЫ ТВОЮ МАТЬ ЗА ЛОБОК УХВАТИЛИ, ТЫ БЫ ЧТО ТОГДА?

Артём Рондарёв:

А также, конечно, прекрасно, что вокруг Слуцкого мобилизовалась вся публика, считающая, что Россия в кольце врагов и если какого-то привластного мудака пытаются прижать - то это, само собой, закулиса и деньги Госдепа работают.

Идеальный тест на параноиков, в том числе советских левых.

Но есть вопросы и на условной "либеральной" стороне.

Аркадий Бабченко:

Демарш "Эха Москвы" против приставаний Слуцкого, того самого "Эха", на страницах которого Проханов, Шевченко, Царев, Прилепин, Потупчик, Песков, Гиркин, Чаплин, лучший друг Маша Захарова и куча других упырей, рассказывают, почему надо убивать украинцев, - это, <чёрт>, такое розовое ми-ми-ми, что я сейчас прям расплачусь.
Как у вас там девиз? "Мы даем площадку для высказывания всех мнений"? Ну, так у Слуцкого есть мнение, что можно приставать к "зайчаткам". В чем проблема-то?
Я никак не могу понять - если можно отжимать Крым, почему нельзя отжимать невинность у журналисток?
Мама в детстве про трусы и крестик не рассказывала?
Л-логика.

Юлия Меламед:

слуцкий - военный преступник. он легализовывал оккупацию крыма и поддерживал войну на донбассе. на этом фоне предъявлять ему претензии в том, что он вербально грязно домогался женщин, все равно, что обвинять людоеда в том, что он украл сосиску в ларьке.

Николай Руденский:

Многие недоумевают: почему наши либеральные СМИ так разгневались на Думу только после того, как ее комиссия по этике взяла под защиту одного похотливого депутата? Ведь за нижней палатой российского парламента значатся дела куда более тяжкие и позорные. И заседают в Охотном Ряду не только жизнерадостные хамы, но и самые натуральные преступники: говорят, даже один убийца есть - и хорошо еще, если один. Отчего же взрыв негодования произошел только сейчас?
Вопрос непростой, и ответить на него я не берусь. Однако позволю себе одно замечание исторического характера. Известно, что русские крепостные крестьяне обычно безропотно сносили помещичий произвол - бунт даже против самого жестокого хозяина был редкостью. Но вот если развратный барин начинал преследовать баб и девок, к этому относились менее терпимо - могли и убить. History matters.

Очередной виток сюжета затронул уже и лидера все той же ЛДПР Владимира Жириновского – его обвинили в гомосексуальных домогательствах.

Ренат Давлетгильдеев:

Парни, слушайте, я уверен, что даже в моей ленте, среди моих друзей и подписчиков, есть те, кого домогались люди, обличенные властью. Депутаты Госдумы, судьи, чьими помощниками вы работали после практики, сотрудники пары министерств уровня заместителей. Может быть как-то выступим со своими историями тоже? Да, Леонид Слуцкий глубоко гетеросексуальный человек. Но ведь десятки депутатов предпочитают увозить по спецбаням именно мальчков.

Я никогда не скрывал историю про то, как после финала конкурса Мисс Россия, который проводил Рустам Тарико в Гостином дворе, меня за руки пытались вывезти из здания помощники Жириновского и отвезти с ним в корпоративную сауну ЛДПР, а сам он, пока давал небольшое интервью, лапал за <задницу> так, что руки тряслись с диктофоном. Да, я был совсем юн, коленки ходили ходуном от одной мысли о том, что перед тобой депутат, министр и так далее, казалось, что я обязан смотреть им в рот. Да и вообще почему-то в период до камин-аута казалось, что это я сам виноват, что чья-то рука лезет в мои штаны, да и вообще нужно непременно ото всех скрыть хотя бы намек на собственную гомосексуальность. Даже если этот намек был чужим харрасментом. В переполненном ли вагоне метро, в здании ли парламента.

Моя история - ерунда по сравнению с тем, что бывало в той же ЛДПР. И эта шутка про скандал со Слуцким, который был нужен, чтобы доказать, что в партии есть хотя бы один депутат-натурал - очень близка к реальности. И я даже не говорю про принцип отбора помощников для Володина или сотрудников аппарата главы правления Газпрома.

Алексей Шабуров:

Жириновского обвиняют в домогательствах до мужчин. И все такие: да все всё знали, просто до публики не доходило.

А я вспомнил историю 2014 года, когда Жириновский под камеры приказывал своим юным помощникам "жестко насиловать" беременную журналистку, а сам в это время кричал "Христос воскресе".

Я думаю, вы тоже это помните. Как закончилось та история? Да никак. Жириновский спокойно остался в Думе и участвовал в выборах президента. Хотя казалось бы, это уже днище, и человека после такого в политике быть не должно.

Ну посмотрим, чем сейчас всё закончится.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG