Ссылки для упрощенного доступа

Правосудие цигельников. Вера Васильева – о сделках с совестью


Наша страна не раз обогащала международную лексику. Только если раньше мы ее пополняли такими словами, как "спутник" и "перестройка", то теперь на слуху "Новичок" и "басманное правосудие". В юридических системах многих стран существует понятие "сделки с правосудием". Россия сумела и это понятие наполнить иным смыслом, радикально исказив изначальный.

В России институт "сделки с правосудием" появился в 2009 году. Он предполагал, что обвиняемым, решающимся на сотрудничество со следствием, приговор может быть смягчен, а положенный по закону срок наказания для таких лиц сокращен. Однако на практике "сделки с правосудием" превратились в лжесвидетельства, оговоры и самооговоры. Часто, по сути, в сделки с совестью. Государство не только применяет эти приемы, но и с легкостью обманывает тех, кто соглашается сотрудничать со следствием таким образом.

Недавно почти одновременно в прессе промелькнули два сообщения, связанные с делом ЮКОСа. На оборонном предприятии "Завод им. Я. М. Свердлова" в Нижегородской области прошла масштабная выемка документов, которую в рамках доследственной проверки провели специально прибывшие из Москвы сотрудники ФСБ. Гендиректор завода Вадим Рыбин ушел в отпуск. Вадим Рыбин – это сын бывшего управляющего австрийской нефтяной компании East Petroleum Handels Евгения Рыбина, проходившего по уголовным делам Алексея Пичугина, бывшего сотрудника ЮКОСа, а также бывших совладельцев компании Леонида Невзлина и Михаила Ходорковского. В этих судебных процессах Рыбин выступал как потерпевший и свидетель обвинения.

В 2009 году в Хамовническом суде Москвы на процессе Ходорковского и Лебедева Рыбин давал показания, не относящиеся к их второму уголовному делу, заострял внимание на тех эпизодах, которые подсудимым вообще не вменялись в вину. На суде над Пичугиным на вопрос о том, почему в то время, когда инкриминированные деяния совершались (то есть в конце 1990-х годов), никакие органы не выявили связи между ними и ЮКОСом, Рыбин, не моргнув глазом, ответил так: "Политического решения не было". Некоторые комментаторы предполагают, что нынешняя операция ФСБ на ФКП "Завод им. Я. М. Свердлова" означает: мандат государственного доверия в награду за дело ЮКОСа у семьи Рыбиных закончился.

Без справедливого суда невозможна никакая рыночная экономика, никакие выборы, никакая демократия

Другая новость по тому же делу ЮКОСа: еще один свидетель обвинения, неоднократно судимый Геннадий Цигельник, находящийся около 15 лет за решеткой, попросил передать его Украине. Цигельник на стадии следствия и на суде по делу Пичугина дал показания против ЮКОСа. Он превратился в один из главных "козырей" обвинения, благодаря чему бывшему сотруднику ЮКОСа был вынесен неправосудный (как впоследствии признал Европейский суд по правам человека) приговор. Однако на заседании Мосгорсуда по делу Невзлина 21 апреля 2008 года Цигельник признался в лжесвидетельстве: "Я оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова и оперативного работника Смирнова. Я заключил сделку с Буртовым 4 мая 2005 года".

Как он рассказал, следователи обещали защиту и минимальный срок. Он пошел на сделку со следствием, то есть на сделку с совестью, поверил обещаниям. На самом деле Цигельник, как он сообщил, не знал ни Пичугина, ни Невзлина, а впервые услышал о них только от следователя Буртового. Но Цигельника обманули. Он получил едва ли не максимум, возможный по его статье, – 18 лет.

Теперь Цигельник ни российским следователям, ни российскому суду уже не верит. Ведь Мосгорсуд проигнорировал его признание в лжесвидетельстве. А Цигельник, очевидно, рассчитывал, что, если скажет правду, то суд ему как-то поможет. Но правда "басманному" суду в политическом деле оказалась не нужной. И теперь Цигельник снова заявляет о готовности дать показания, однако предусмотрительно предпочитает держаться подальше от России, просит передать его на Украину.

Чем он это обосновывает – неизвестно, ведь на судебных заседаниях, продлившихся не один год, ни разу не говорилось, например, об украинском гражданстве Цигельника. Но главное, на мой взгляд, не это. Главное – имея криминальный опыт за плечами, этот человек, возможно, тонко почувствовал, что если уж не удалось избежать соприкосновения с российским судом, то можно обещать все что угодно, делать все что угодно, не обременяя себя мыслями о правде и совести. И точно так же потом обмануть суд, как этот самый суд и следователи обманули его. Ведь никто всерьез не верит в то, что, если бы Украина в действительности приняла Цигельника, то он потом по первому зову приедет оттуда в Россию.

Система "басманного" правосудия взращивает таких цигельников. Суд – основа государственного устройства. Без справедливого суда невозможна никакая рыночная экономика, никакие выборы, никакая демократия. Ничего. Без него мы обречены жить, не имея защиты перед произволом и криминалом. Причем, как показывает опыт Цигельника и Рыбина (да если бы только их опыт!), защиты не получают и те, кто согласился стать частичкой этой системы.

Вера Васильева – независимый журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG