Ссылки для упрощенного доступа

Пятьдесят лет назад поэт и правозащитник Наталья Горбаневская на титульном листе первого выпуска "Хроники текущих событий" напечатала: "Год прав человека в СССР". Именно "годом прав человека" был объявлен 1968 год Организацией Объединенных Наций. И как раз в тот год начался один из самых громких судебных процессов брежневского времени – процесс Гинзбурга, Галанскова, Добровольского и Лашковой, а на Красную площадь в знак протеста против ввода войск в Чехословакию вышли семеро диссидентов.

О том, что информация о нарушениях прав человека в СССР должна быть систематизирована, в диссидентской среде понимали многие. Но долгое время все оставалось на уровне разговоров. Начало этой работе было положено в ночь с 30 апреля на 1 мая 1968 года, когда поэт и переводчик Наталья Горбаневская напечатала первый выпуск "Хроники текущих событий".

– Почему я взялась за "Хронику"? – вспоминала позднее Горбаневская. – Все было очень просто. Разговоры шли все время: надо издавать какой-то бюллетень. Тем более мы познакомились с крымскими татарами, а они уже что-то подобное издавали… В конце концов, поскольку в начале апреля 1968 года я ушла в декретный отпуск, решила: теперь у меня есть время. Я поговорила с ребятами, разговор шел на Автозаводской, у Юлика Кима и Иры Якир, и присутствовали, насколько я помню, Павел Литвинов и Илья Габай. Я говорю: "Ребята, как, благословляете?" А поскольку после волны открытых писем я уже была известна как хороший редактор, они сказали: ну, конечно. И я стала собирать сведения.

Поехала в Ленинград, где я попала на окончание второго процесса ВСХСОН. (Сейчас уже никто не знает эту аббревиатуру – Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа.) Это была такая патриотическая организация, четыре лидера которой были осуждены осенью 67-го года по статье "За измену родине", потому что у кого-то из них нашли заржавленный пистолет. Я собрала сведения об этом процессе, проехала в Тарту, познакомилась с Мартом Никлусом, который недавно освободился, и с которым мы были уже знакомы заочно. Я получила от него сведения о заключенных Владимирской тюрьмы и о заключенных зоны особого режима мордовских лагерей. Кроме того у нас были какие-то сведения о процессе Гинзбурга и Галанскова, Добровольского и Лашковой, о первых внесудебных репрессиях. В общем, так я составила первый номер "Хроники".

Поскольку уж очень мне не нравилась дата 1 мая, то я датировала первый выпуск "Хроники" 30 апреля

На Спиридоновке, в доме, рядом с особняком Рябушинского, была квартира Павла Литвинова, он в это время жил у своей жены Майи Русаковской, вторую комнату занимала его сестра Нина, которая тоже в это время жила, по-моему, у родителей, поскольку у нее был маленький ребенок. У меня был ключ от этой квартиры, я приходила и там печатала на машинке. Почему там, потому что мы жили – я, моя мама и старший и пока еще единственный сын в одной комнате коммунальной квартиры, и я при маме не могла печатать все это. И вот там в ночь на 1 мая 1968 года составила и напечатала первую закладку "Хроники текущих событий". Но поскольку уж очень мне не нравилась дата 1 мая, то я датировала первый выпуск "Хроники" 30 апреля. И после этого раздала.

Наталья Горбаневская фрагмент фильма Н.Милетича "За успех нашего безнадежного дела"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:50 0:00

Я печатала семь экземпляров, шесть раздавала, один себе оставляла, чтобы печатать снова, и дальше каждый таким образом раздавала. На 26 мая, на мой день рождения, врачи назначили срок родов. Вторую закладку я печатала вечером 13 мая и почувствовала, что все случится раньше. Поэтому я ушла, оставив "Хронику" в машинке на той строчке, на которой остановилась. И 14 мая у меня родился сын Ося, – вспоминала Наталья Горбаневская.

26 августа 1968 года вместе с трехмесячным сыном Наталья Горбаневская вышла на Красную площадь с плакатом "За нашу и вашу свободу", протестуя против ввода советских войск в Чехословакию. В конце 1969 года Горбаневскую арестовали по обвинению в "распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй".

"Хронику" ни разу не уличили ни в клевете, ни в искажении фактов. Этим она задала очень высокую планку

Но "Хроника" уже выходила. И в ее создании и распространении принимало участие все большее число диссидентов и правозащитников. Татьяна Великанова, Сергей Ковалев, Александр Лавут, Габриэль Суперфин – это далеко не полный список тех, кто, так или иначе, был причастен к выпускам "Хроники". Вера Лашкова из того самого "Дела четырех", о котором "Хроника текущих событий" писала в первом выпуске, позднее участвовала в работе над бюллетенем.

– Вся информация в "Хронике" была подлинной. Слухов не было. Поэтому "Хронику" ни разу не уличили и в дальнейшем ни в клевете, ни в искажении фактов. Иногда бывали, конечно, ошибки: фамилия не так написана, дата, но суть событий, происшествий всегда была правдивой. Вот этим "Хроника", конечно, задала очень высокую планку.

Вера Лашкова о "Хронике"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:45 0:00

Многие советские политзаключенные говорили, что тот факт, что о них писала "Хроника", значил для них очень много. Об этом рассказывала и сама Наталья Горбаневская, как важно это было…

– Люди, сидевшие, о которых писали, они получали огромную подпитку моральную. Они понимали, что о них знают, о них говорят. Был, например случай Иры Ратушинской. Ее, по сути, освободил лично Рейган, если не ошибаюсь. Потому что до него донесли информацию о том, что молодая женщина, поэт, сидит за стихи! Он был потрясен. Ему перевели какие-то стихи Ратушинской, и он лично просил за нее. Иру выпустили и вовремя, потому что она погибала уже. Вот это случай, когда информация из "Хроники" пошла впрок. Кроме того, действительно, люди, сидевшие в лагерях, получавшие какие-то письма, они более уверенно себя чувствовали, – рассказала Вера Лашкова.

В 1972 году председатель КГБ Юрий Андропов предупредил, что в случае выхода нового номера "Хроники текущих событий" будут проведены аресты диссидентов вне зависимости от их причастности к выпуску бюллетеня. "Хроника" не выходила больше года. Вот как об этом вспоминает Сергей Ковалев:

– Посоветовавшись, мы решили, что не можем рисковать чужой свободой. Когда мы решили "Хронику" возобновить, то я обратился к Андрею Дмитриевичу Сахарову. Он никогда не был участником "Хроники", но мы с ним дружили, по многим вопросам советовались. Я спросил: Андрей Дмитриевич, как бы вы отнеслись к тому, что "Хроника" снова стала бы выходить? И он сказал мне: "Я считаю, что из всего, что делалось в последнее время в Советском Союзе, "Хроника" – это самое важное. Нет ничего важнее "Хроники".

Сергей Ковалев, Татьяна Великанова, Татьяна Ходорович, Григорий Подъяпольский, Анатолий Левитин
Сергей Ковалев, Татьяна Великанова, Татьяна Ходорович, Григорий Подъяпольский, Анатолий Левитин

Выход "Хроники текущих событий" был приостановлен после 27-го выпуска. К тому времени, когда было принято решение о возобновлении издания, к началу мая 1974 года, были готовы три новых выпуска.

Когда наши товарищи оказались в лагерях, мы узнали, что в России есть десятки тысяч политзаключенных

Интересно, что, не имея ни курьеров, ни других способов распространения, "Хроника" самым невероятным образом оказывалась в самых разных уголках СССР. География распространения информационного самиздатовского бюллетеня становилась понятна, когда во время обысков "Хронику" находили и в Прибалтике, и на Дальнем Востоке.

За 15 лет существования вышло 63 выпуска "Хроники текущих событий".

– Андрей Дмитриевич Сахаров назвал "Хронику" тем самым лучшим, самым важным, что создало правозащитное движение советского времени, – говорит глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. – Я, конечно, с ним полностью согласна. Потому что "Хроника" – это было первое независимое СМИ, которое создало общество, независимо от государства, для того, чтобы информировать не только людей, интересующихся этим, а вообще советских граждан о том, что происходит в стране, поставлять им ту информацию, которую от них или скрывают, или вводят в заблуждение. Например, мы все считали, что в России нет политзаключенных, поскольку нам об этом сообщил Хрущев, и мы поверили. Но когда наши товарищи оказались в лагерях, мы узнали, что в России есть десятки тысяч политзаключенных – это участники национальных движений, участники религиозных движений и наши товарищи правозащитники. О том, что происходит в лагерях, о протестных голодовках и болезнях заключенных, о новых арестах и о судах сообщала именно "Хроника". Информация нас распирала, мы узнали гораздо больше, чем знали сами раньше, и хотели поделиться этим с нашими согражданами. "Хроника" – первое независимое СМИ, которое существовало, несмотря на репрессии на территории Советского Союза и просуществовало дольше, чем герценовский "Колокол", который, как известно, привозился из Англии.

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева
Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева

Как известно, "Хроника" была источником информации для "голосов", в том числе и для Радио Свобода, которые пробивались к советским слушателям через "глушилки".

– Мы очень гордились тем, что то, что печатала "Хроника", потом звучало в эфире Свободы с анализом и комментариями, – отметила Людмила Алексеева.

"Хроника текущих событий" сегодня исторический документ, благодаря которому можно изучать историю диссидентского и правозащитного движения в СССР. И хотя полвека спустя технологии распространения информации ушли далеко вперед, наследие, оставленное самиздатовским бюллетенем, до сих пор внимательно изучают журналисты и правозащитники.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН
XS
SM
MD
LG