Ссылки для упрощенного доступа

"За Телеграм" или "Долой царя"? Соцсети о митинге за свободу Интернета


30 апреля в Москве прошёл митинг "за свободный Интернет".

Поводом для него, разумеется, послужили попытки блокировать Телеграм. Митинг при этом поддержали люди разных взглядов, даже вполне прокремлёвских. Вот несколько постов, написанных ещё ДО митинга.

Кристина Потупчик:

Это не просто акция в поддержку Телеграма, который тщетно пытаются заблокировать роскомнадзоровские неучи. Это митинг в поддержку прогресса и новых технологий. Это - наше требование к государству поддерживать талантливых граждан и перспективные разработки, которые рождаются в России, а не мешать им и уж тем более, не выдавливать их зарубеж. Это - наш протест против 282 статьи Уголовного кодекса, которая давно уже стала инструментом посадок за лайки и репосты в интернете.

Это - митинг против технологического и любого другого мракобесия на государственном уровне, против цензуры, против преследования граждан за интернет-мемы и сохраненные картинки. Это митинг за то, чтобы слова о необходимости технологического рывка, о котором говорил Путин, были не просто словами, а стали реальной повесткой российского государства.

Роман Попков:

Я примерно представляю себе настроение части активистов: "ну вот еще один митинг, ага, постоим на Сахарова в сто двадцатый раз, дофига мы изменили митингами в этой стране".

Еще раз повторю свою мысль по поводу всей этой телеграмовской движухи. На мой взгляд, главный адресат протестной работы тут даже не тупорылое российское государство. Наши усилия в первую очередь должны быть направлены на западные компании, от позиции который во многом зависит исход этой битвы - все эти Google, Amazon, Apple. Что такое западные компании мы себе представляем. Ну, примерно. Представляем степень их, уж извините, готовности продаться авторитарным режимам - если это будет выгодно и удобно. Они нас сдадут, и Телеграм сдадут гебушке - если будут думать, что Телеграм в России защищает лишь кучка гиков и фриков.

Но западный бизнес медиачувствительный. Он зависит от СМИ и от общественного мнения. И важно убедить компании, что ФСБ хочет добиться сотрудничества с ним не против Телеграма, а против общества.

Выйдет нас завтра пятьсот человек - ну ок, значит это вышли гики, фрики и "сотрудники Дурова". Так подумают дяди из западных корпораций, глядя новости своих англоязычных агенств. Выйдет нас много - и дядям придется принимать решения в совершенно другой психологической атмосфере.

Это в России митинги не работают. Но мы, борясь за Телеграм, за свободу интернета, за неприкосновенность личной информации, вступаем в поле западной общественной жизни (такова специфика этой битвы). А там уже другие правила.

Александр Морозов:

именно в период, когда ширятся обвинения против партизанских действий "русских хакеров", а Кремль их не признает своими - устроить публичную битву государственных киберструктур с крупной глобальной компанией, тем самым показывая всему миру, что "да, это мы - глобальная кибершпана" - это яркая идея.
То есть как бы "авторизовать" окончательно все утверждения о том, что именно русские атаковали сервера Демпартии и бундестага, а сейчас еще и обнаружены 6500 твит-аккаунтов, которые работали в Британии во время внеочередных парламентских выборов в 2017 году, и исследовательская группа считает, что они - русские.
Зная российскую политику, понимаешь, что атака на Телеграм и партизанская бот-война - не имеют единого центра принятия решений. Но тем не менее все складывается "удачно". Так как будто "все так и задумано".

Сталингулаг:

Главный итог двухнедельной «блокировки» телеграма – это, как оказалось, не огромные убытки бизнеса, нарушение привычной жизни граждан и парализованные платёжные и поисковые системы, а согласованный митинг, который состоится сегодня в 14:00 в Москве, на проспекте Сахарова.

Пропаганда любит пугать обывателей майданом, который коварный госдеп спит и видит как бы у нас организовать, мы же стали свидетелями того, как государственный орган, роскомнадзор, умудрился довести ситуацию до предела абсолютно на ровном месте. Вот, ничего не предвещало, а эти обрубки в рекордно короткие сроки не только научили миллионы людей анонимности в сети, но и натурально вывели людей на улицы. Народные волнения не поднимаются на иностранные деньги, почву для народных волнений власть создаёт сама, своими преступными, глупыми, абсурдными, бесчеловечными решениями.

Интернет должен быть свободным, и мы имеем полное право говорить об этом не только в сети

Николай Травкин:

-Владимир Владимирыч, сегодня в 13 час. москвичи грозятся на Маше Порываевой порвать Жарова за Дурова.
-Дим, не суетись, не гони пургу раньше времени, посмотрим сколько этих рвачей выйдет, Москва не Ереван всё-таки.
-Да и москвичи (хи-хи), Владимир Владимирыч, не армяне. Ну, а если не выйдут рвать за этот телеграм, то что дальше?
-А если не будут рвать - отключим Фейсбук.

Кто-то, конечно, поспешил рассказать всем, что сбор оказался малочисленным и жалким.

Но и организаторы, и сочувствующие вполне довольны.

Наталия Геворкян:

Более 12 тысяч людей на митинге за Телеграм!

Кирилл Мартынов:

На митинге за свободу интернета люди стоят с плакатом "Долой царя". Настоящий постмодернизм бывает только в России.

Кирилл Гончаров:

Отличный получился митинг в защиту интернета, жаль я не смог быть вместе с очень крутыми ребятами!

Вряд ли чиновники конечно, поймут, что произошло и признают собственную глупость, косность и анахронизм.

Увы,
- для страны не испытавшей влияния эпохи возрождения и реформации,

- для страны где банковская система начала развиваться под конец XVIII века ( для примера в Нидерландах она функционировала с XVII века),

- в стране отменившей крепостное право через 646 лет после «Великой хартии вольностей» запретившей рабство в английском законодательстве, вряд ли стоит удивляться тотальному нежеланию прогрессировать в ногу со временем.

Элиты в России любят такие эксперименты, и заканчиваются они плохо, в первую очередь для них самих, но и конечно, для страны: ее целостности и безопасности.

Будем наблюдать.

Борис Цейтлин:

Сейчас на митинге круто зажег рэпер Loqiemean:
Русские не знают, что делать с плохим президентом, но прекрасно помнят, что делать с плохим царём

Действительно, либертарианец и видеоблогер Михаил Светов оказался одной из звёзд митинга.

Андрей Кузнецов:

Посмотрел выступления со вчерашнего митинга в Москве - Навальный и Светов молодцы, других я правда и не видел. Ещё кто-то выступал? Вообще это был бы очень крутой расклад, если Дуров и Навальный объединятся, ведь понятно, что без слома нынешней системы никакого свободного интернета в России не будет, Павел должен это понимать. Короче, схема такая: Навального в президенты, вместо Клименко советником по развитию интернета будет Дуров, Светов пусть руководит люстрациями. А Белова назначить главой миграционной службы )

Олег Козырев:

МЫ - НАРОД-ЕВРОПЕЕЦ. Прекрасная речь Светова. Как же я был одинок в прошлом со своими статьями о люстрации. И хорошо, что теперь это мейнстрим. И хорошо, что у этой темы такие крутые спикеры, как Светов

Ксения Ларина:

На митинге «За свободу интернета» было много ярких выступлений, но речь Михаила Светова - блестящая. Слушала сейчас Михаила на Эхе - он был гостем утреннего эфира, с сорванным хриплым голосом, но столь же эмоциональный, страстный, непримиримый, каким вы его знаете)

Сергей Гуляев:

Самое толковое выступление на митинге Цифрового сопротивления.

Однако выступление прошло мимо некоторых независимых СМИ, например, "Дождя" и "Медузы". Это создало ещё одну, совершенно отдельную тему для обсуждения.

Татьяна Долматова:

Почему Светов так злит многих людей?
Потому что он фанат люстраций и разоблачитель "тусовочки". Делает видео про "тусовочку", нисколько не стесняясь, с именами и фамилиями. Мало того, он ещё и с лекциями везде ездит, и про все это молодым ребятам рассказывает.
Про "вискарик в мэрии" в декабре 2011 ну и т.д.
Эдакий разоблачитель всего и вся, включая Пархоменко и Немцова.

Прямо скажу, не мой герой.
При этом, конечно, и Удальцову от него досталось. Удальцов ведь тоже пришел позавчера на Сахарова, и ему не дали выступить. И не потому, что он политический противник, а потому что поддерживал спойлера Грудинина и этим "зашкварился".
Короче, если и есть у нас радикалы - то это вот Светов и его сторонники.

Особенно эта позиция впечатляет на фоне многолетнего хорового пения из всех утюгов мантры "оппозиция должна объединиться".
И многим молодым Светов нравится.
Чувак топил против "объединения" с Гудковым и Собчак, когда это ещё не было модно.
А потом были "выборы президента", и мы, что называется, насмотрелись. Как штабы Явлинского и Собчак срочно отзывали направления, выданные наблюдателям Навального. Как Собчак вышла с участка и сказала, что если и есть фальсификации, то незначительные. Ну и т.д. То есть, все себя проявили, включая Венедиктова.

И вся эта "многоходовочка" власти, которая предполагала выдавливание Навального как "радикала" из политического "мейнстрима" с помощью Собчак и Гудкова, которых бы дружно поддержали либеральные СМИ ( что мы, в общем-то, и наблюдали всю дорогу), вся эта конструкция рассЫпалась, когда Навальный отмежевался от Собчак и открыто обвинил её в спойлерстве. Вместе с Собчак туда же идёт Гудков, и, кстати, Волков тоже прямым текстом обвиняет Венедиктова в пособничестве власти.
Не знаю, что там будет дальше с проектом Собчак-Гудков, но мантра Светова про "тусовочку" отчасти подтвердилась, а планы АП задействовать "ручных" договороспособных "оппозиционеров" провалились.
И вот уже двенадцать тысяч молодых ребят встречают "радикала" Светова почти как Навального, а все, кто хоть как-то "сотрудничал с режимом", идут в пешее эротическое путешествие, как Удальцов.
А митинг либертарианцев против блокировок в интернете вместо грустного собрания пятисот очкариков превращается в многочисленную манифестацию, поддержанную Дуровым, на которой тысячи молодых ребят на вопрос Навального со сцены "Куда вы придёте пятого мая?" хором кричат "На Тверскую!", и где люди, ещё вчера мирно сидевшие у компа, громко скандируют "Путин вор".

А вот, например, большой пост о том, почему политизация митинга была провальной.

Станислав Яковлев:

I

Люди, самых разных политических убеждений, вышли на митинг в поддержку «Телеграм» и Павла Дурова, против цезурного идиотизма одного из надзорных российских ведомств. Но почему-то увидели на сцене махинатора Навального, который агитировал публику ругать Кремль самыми страшными и глупыми словами.

Чего Павел Дуров, между прочим, до сих пор себе не позволяет. Он наверное глупенький, этот Павел Дуров, а Навальный умный. Поэтому за Дурова выходят двенадцать тысяч человек, а за Навального полторы тысячи. Это все от большого ума, совершенно понятно.

Реакцию общественности каждый может оценить самостоятельно. Общественность стояла с постными лицами и мучительно скучала в ожидании, когда же этот <болтун> наконец заткнется.

II

Можно возразить, что корень всех российских проблем в Кремле, а значит для надежного избавления от проблем следует рубить их под самый корень. Но это <ерунда> и разводка.

В Кремле достаточно часто прислушиваются к народным инициативам, если тон этих инициатив адекватный, а смысл - здравый.

Екатерина Винокурова со своими коллегами полностью системным митингом на Проспекте Сахарова добилась важных и существенных поправок в законодательство о реновации. Это только самый простой, близкий и известный пример.

«Долой все» - это очень плохое начало для серьёзного и обстоятельного разговора. Которого, после такого захода, разумеется не будет и быть не может. И Павел Дуров, повторяю, прекрасно это понимает. Он агитировал граждан совсем за другое.

И граждане откликнулись именно на его призыв. Вовсе не ради того, чтобы всякие политические мошенники и самозванцы клевали им мозг «плохими царями».

К самозванцам граждане ходят куда менее охотно. А теперь и вовсе не придут. Навальный это типичный политический шулер и спойлер, постоянно стремящийся подменить своей лабудой любую более популярную и содержательную повестку. С шулерами играть западло, да и просто глупо.

III

Даже для самого революционно настроенного человека, десять лет - достаточный срок, чтобы понять, что профессиональный борец с режимом Алексей Навальный в реальности ни в какую борьбу не умеет, не понимает ее и не хочет.

Он обычный бизнесмен, впаривающий impressions «борьбы с режимом» всяким впечатлительным лохам.

Главный его интерес, чтобы этот товар [и, соотвественно, режим] подольше не заканчивался, поскольку лохи не закончатся никогда.

Что он с этого имеет: только на последнем хапке двести миллионов рублей, за которые нам организовали полностью провалившийся «бойкот» и пачку стикеров в фейсбуке.

И прекрасный средиземноморский загар.

Что с этого имеет режим: у него и так все есть. Стабильность своего положения он имеет. Что, возможно, и к лучшему.

Что с этого имеют сторонники Навального. Ничего, кроме проблем. И поименование «козлами», как с Капустиным, в тот момент, когда они начинают об этом догадываться.

«6 мая. Можем повторить». Навальный может, не сомневайтесь. Ему все понравилось. А вас, в общем-то, никто и не спрашивает. Козлов.

Есть у революции начало, нет у революции кончала. На колу висит мочало, начинаем все сначала. Главное, чтобы с каждого такого мочала по двести миллионов выжимать. Тогда модно очень даже неплохо жить.

А при такой жизни - <зачем> вообще нужна какая-то дурацкая революция. Вам бы сейчас двести миллионов прилетело просто так. Просто представьте. Вы тогда что, о революции бы думали?

IV

И последнее. Самое вопиющее. Если системные митинги никому не нужны и ничего не решают - зачем же Алексей Анатольевич так активно присасывается к чужим системным митингам?

А если нужны и решают, ради чего тогда заниматься пошлым рейдерством, не лучше ли проводить собственные митинги?

Сказал бы: через неделю, «если власть нас не услышит», снова собираемся здесь, на этом же самом месте, в ещё большем количестве. И так до тех пор, пока в Кремле не поймут, что либо они нам уступят, либо им и в самом деле придётся воевать с собственным народом.

В таких словах ещё была бы хоть какая-то логика.

Что мы услышали вместо этого? «Вявявя, наши права нарушены, бегите все на Тверскую, на ОМОН прыгать».

Нет, дядя. Твои нарушены, ты и прыгай. А мы все-таки за Дурова и родную Тележеньку активничаем, и таких указаний нам не поступало. Not your personal army, а по-русски выражаясь: соси <член>.

Потому что хорошо известно и неоднократно доказано на практике, что за Навального пятнадцать тысяч никуда не выйдут, и семь не выйдут, и пять, и даже три - не наверняка.

А когда разница между митингами про «Долой все» и про «Дураки, отстаньте от Дурова» получится как минимум пятикратная, все разумные люди будут очень громко смеяться.

Но если сперва поторговать <рожей> на чужом массовом митинге, а потом запустить остатки своего актива на центральную праздничную улицу, смешав их с ментами и простыми прохожими, тогда можно ещё какое-то время делать вид, что ты кому-то нужен, и востребован, и популярен, а весь твой позор временный и легко поправим.

Не нужен. Не востребован. Не поправим. Ещё с прошлого лета стало понятно.

Если ты ещё хоть что-то и можешь повторить, то только этот самый свой позор шестого мая.

То есть пятого, конечно. Извините, постоянно путаю.

И парочка о том, почему не была.

Иван Давыдов:

В течение недели перед митингом пачками появлялись в социальных сетях стоны — и от блогеров на зарплате, и просто от благонамеренных граждан: не надо политизировать протест против блокировки Telegram! А заодно — упреки в адрес Алексея Навального, который, оказывается, выступив в поддержку митинга, решил «оседлать чужую тему» и, конечно, «присвоить чужой успех». Как будто нормальный политик не должен быть там, где находятся сегодня его союзники и единомышленники, пусть даже ситуативные.

Просто так уж вышло, благодаря взвешенной и продуманной политике партии и правительства, что теперь у власти есть одна серьезная проблема, в рамках которой история с дуровским мессенджером — частный, хоть и заметный случай. Многолетняя, последовательная, и, чего уж там, довольно успешная работа власти по архаизации страны создала ситуацию, в которой протест даже при большом желании не получится «не политизировать», если дело касается столкновения государственной архаики с человеческим будущим.

Можно, конечно, долго, весело, а главное — заслуженно пинать несчастного Жарова и его криворуких подчиненных, которые весь интернет нам тут едва не поломали, пытаясь заблокировать Telegram. Кстати, в разных смыслах можно, — глядя, как главу РКН пинают в социальных сетях многие инкорпорированные в систему люди, трудно удержаться от предположения, что отмашка дана, что и правда — «уже можно», и что Жарова готовы принести в жертву, разменять, как пешку, ради выигрыша позиции.

Но еще труднее не провести короткую прямую линию — от неумелого исполнителя карательного закона до тех, кто закон вносил (это депутаты-единороссы Яровая и Озеров), а от них — к тем, кто закон писал (это мудрецы из ФСБ и Совбеза). А там и до того, кто закон подписывал, уже полшага. Знаете, чья подпись необходима, чтобы любой закон вступил в силу?

Чтобы этой нехитрой связи не заметить, надо встать в позицию напуганного страуса и поглубже спрятать голову в песок. Минус в том, что среди пользователей Telegram страусов не очень много, преобладают все-таки люди.

И поэтому митинг получился именно политическим, лозунги «Путин украл наш интернет» или даже «Путин — вор» шли на ура, Навальный со своим «Долой царя!» оказался не самым радикальным из выступавших ораторов. Редкие плакальщики, которые теперь в соцсетях страдают из-за того, что «нормальная акция интернетчиков» превратилась в антипутинское выступление с четким и внятным месседжем, выглядят, извините, просто дураками.

Архаичная политическая система, выстроенная бессменным президентом и его соратниками, запрограммирована на конфликт со свободной информационной средой. Да и вообще — с любыми инновациями, технологическими или социальными (а поди отдели одно от другого в цифровом мире), если, конечно, эти инновации не касаются производства ракет, летающих по непредсказуемой траектории. Да и то сказать, ракеты мы пока, по счастью, видели только в мультфильмах, причем довольно корявеньких.

Конфликт на самом деле вот сейчас и начинает развиваться — пришло время исполнять произведенные ранее в товарных количествах неисполнимые законы. Власть с голубиной почтой посылает депешу тем, кто успел прижиться в двадцать первом веке: «Может, вернемся куда-нибудь в уютные восьмидесятые? Двадцатого века, а то и вовсе семнадцатого». И в ответ получает телеграмму: «Нет, мы уж как-нибудь здесь, давайте без нас».

Президент в послании обещал, помнится, прорыв и повсеместную цифровизацию. Но как раз те, с кем можно было бы идти на прорыв, понимают, видимо, что перспектива прорыва требует другой политики. Требует, чтобы внутренняя политика была направлена не на ликвидацию гражданских свобод, а внешняя — не на конфронтацию с окружающим миром. Немного другие тут необходимы цели. Иначе вместо прорыва получится провал.

И дело тут, конечно, не только в тех, кто пришел на митинг.

Михаил Пожарский:

После вчерашнего мероприятия на Сахарова есть два типа людей, которым не позавидуешь. Первые - это, конечно, Жаров и сотрудники РКН, на которых нынче могут спустить всех собак (поделом). Вторые - анонимные труженики прокремлевских телеграм-каналов, которые призывали прийти на акцию против блокировки Телеграма (не потому, что они так радеют свободу слова, конечно, а потому что тут у них распильная кормушка). А в итоге получили 15-тысячный митинг, где кричали "Путин - вор!" и "Долой царя!", где говорили о люстрациях, где выступал Навальный.

Но неужели, кто-то всерьез думал, что могло быть иначе? Неужели кто-то думал, будто Россия Путина совместима с Россией Дурова? Будто страна, в которой пытают и бросают в тюрьмы, отнимают бизнес и имущество, может быть страной инноваций и высоких технологий? Нет, придется выбрать что-то одно: либо у вас телефонное право, беспредел силовиков и прочая "суверенная демократия", либо технологии, инновации, бизнес и прогресс. Павел Дуров как раз наглядный пример этой несовместимости. У человека отняли проект, которому он посвятил десяток лет своей жизни, вынудили стать эмигрантом, хотя он этого изначально не желал (см. "7 причин остаться в России"). Сейчас будет громкое сравнение, но быть "за Дурова и за Путина" - это примерно как "за Вавилова и за Сталина", "за Эйнштейна и за Гитлера". Натуральная шизофрения.

Поэтому любое выступление в поддержку бизнеса и инноваций в России по определению, автоматически будет выступлением против нынешней людоедской системы, вытаптывающей все вокруг себя: частную инициативу, честный труд, всякую тягу к созиданию. Общество построенное на насилии не будет обществом творцов. Система жуликов и воров не может породить ничего, кроме бардака и упадка. В основе всего - правила игры, подталкивающие либо созиданию, либо к насилию. Источник нынешних дурных правил игры один - он сидит в Кремле. Поэтому "За Телеграм!" и означает "Долой царя!"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG