Ссылки для упрощенного доступа

Чем окончится Родина. Андрей Остальский – о жизни и кино


"Мы в беде, наша демократия под угрозой и виновата в этом не Россия… а мы сами", – говорит в обращении к американскому народу президент США Элизабет Кин, ставя главную точку в седьмом сезоне американского телесериала Homeland ("Родина"). Это самая фальшивая сцена во всем многосерийном фильме, и, судя по рецензиям критиков и откликам в соцсетях, многим она подпортила впечатление от этого в целом блестящего произведения массовой культуры, ставшего событием для множества телезрителей по всему миру.

Фальшивой сцена кажется, прежде всего, потому, что заканчивается неправдоподобной отставкой президента. Но ведь очевидно, что только особого рода люди, движимые жгучим честолюбием, готовые горы свернуть на пути к Белому дому, достигают своей цели – никакой другой человек этого не выдержит. Но властолюбцы по определению не отказываются от власти, если только к этому их жестко не принуждают. Президент же из седьмого сезона "Родины", победив в жесточайшей схватке коварных врагов и фактически получив редкую возможность диктовать свою волю Конгрессу, вдруг отказывается от этой столь тяжело, с опасностью для жизни, доставшейся ему победы. Почему? А потому, что без нелюбимого половиной американцев президента в офисе им, дескать, легче будет "прекратить сжигать землю под ногами друг у друга", вместо этого они каждый день станут искать общую почву – то, что их может объединить, а не разъединить.

Жаль, что концовка так разочаровала. В середине сезона сериал показывал с убедительной, пугающей реалистичностью, как эпидемия фейковых новостей и ловкое использование (в том числе и российской разведкой) социальных сетей могут поставить демократическую страну на грань гражданской войны. Кровь стыла в жилах – казалось, вот именно так оно и может случиться. Британский актер Джейк Вебер блестяще сыграл лживого демагога-провокатора, которому удается поднять Америку на дыбы. Более чем убедительной была, вплоть до последней фальшивой сцены, и Элизабет Марвел в роли президента Кин. Такого страшного, испепеляющего, пронизывающего насквозь взгляда я не видел ни у одной женщины – ни в жизни, ни на экране. Начав как демократ, сторонник всяческих свобод и прав человека, либеральный президент очень реалистично превратилась на глазах зрителей в попирающего законы мстительного тирана. Невольно думаешь, что под давлением конфликтных обстоятельств нечто подобное вполне могло бы случиться и с реальной женщиной-политиком, да и не только с женщиной. "Условная Хиллари на глазах превращается в условного Трампа", – написал один из обозревателей. В такой эволюции виделась беспощадная правда.

И потом вдруг – психологически недостоверное, слезоточивое превращение! Самые разные критики согласились в том, что это прекраснодушие – на самом деле вопль отчаяния. Недаром последняя серия названа, вполне откровенно: "Пеан к народу". Слово "пеан" в Древней Греции имело немало разных значений. Но одно из них – форма коллективного моления по поводу чрезвычайного бедствия, воззвание к Богу с призывом отвратить беду. В данном случае роль целителя предлагается исполнить гражданам США…

На протяжении всего сериала немало было и "клюквы", и ошибок, демонстрации невежества, незнания или непонимания реалий чужих стран. Например, в четвертом, "иранском" сезоне. Но седьмой, "российский" сезон побил рекорды по нагромождению нелепостей. Кульминация, наверное – нападение спецназа СВР на штаб-квартиру военной разведки ГРУ, которое позволяет американцам выкрасть оттуда самого ценного агента и тем самым остановить государственный переворот в Вашингтоне. За полномасштабной битвой российских спецслужб в центре Москвы стояли хитроумные американские хакеры, состоявшие на службе у Белого дома. Они обнаружили 300 миллионов долларов, которые самый главный начальник российской разведки украл у собственного народа и спрятал в США. В это не так легко поверить, но совсем уже смехотворным выглядит следующий сюжетный ход: американский хакер не только обнаруживает эти деньги, но и мановением мышки похищает их, тем самым вынуждая начальника СВР двинуть свои отряды на штурм ГРУ. Психологически глубокий, затрагивавший серьезнейшие темы сериал опускается до уровня почти пародийного.

И все же все это можно было бы счесть мелочью и, посмеявшись, простить авторам. Но гораздо важнее понять, что стоит за уходом от реализма и правдоподобия в разрешении главного экзистенциального конфликта современных западных обществ. Под влиянием тревожной реальности авторы, видимо, решились пожертвовать художественной достоверностью. Исполнитель одной из главных ролей в сериале Мэнди Патинкин признал в недавнем интервью, что он, как и другие, уговаривал продюсеров и сценаристов воспользоваться возможностью призвать Америку опомниться. И вот президент в конце серии говорит о смертельно опасном кризисе, вызванном непримиримым спором об идентичности, расовым и культурным разобщением. "Если нужна женщина для того, чтобы произвести шок, который позволит Америке прийти в чувство, пусть будет так", – говорит вдруг помудревшая и подобревшая Элизабет Кин. Перефразируя эту цитату, можно сказать и так: "Если нужна платформа популярного сериала, чтобы заставить американцев задуматься, то…"

Можно спорить о том, стоило ли так поступать, но мотивы авторов понятны. На протяжении семи сезонов искусство отражало реальность – но часто бывало и наоборот, реальность словно копировала искусство. Сериал неоднократно оказывался пророческим, будь то проблемы исламского радикализма и терроризма, включая предсказанный авторами крупномасштабный теракт в европейской столице или шокирующие факты коррупции и предательства в западных спецслужбах, армии и институтах власти.

Вполне правдоподобным выглядит и новый виток российского кибершпионажа и психологического саботажа. Главный злой гений сезона – капитан военной разведки Евгений Громов (Коста Ронин) почти наверняка был назван авторами в честь "кремлевского повара", Евгения Пригожина, владельца и организатора "фабрики троллей". В реальности именно Пригожина американцы подозревают в том, что он, по наущению Кремля, сыграл центральную роль в активном российском вмешательстве в американские президентские выборы. Но в сериале роль российских спецслужб приобретает еще большие и зловещие масштабы, эти спецслужбы почти достигают своей цели – подорвать основы американской демократии, спровоцировать государственный переворот. Особенного накала противостояние в США достигает после того, как Громову удается распространить в социальных сетях фальшивую новость о смерти раненого сотрудником ФБР подростка, сопроводив твит ловко изготовленной поддельной фотографией.

Обнаружены 6500 российских аккаунтов, созданных или вновь активизированных перед выборами

В тот самый день, когда был показан последний эпизод сезона, в Великобритании были опубликованы результаты расследования, проведенного газетой Sunday Times совместно с университетом Суонси. И выглядели они как продолжение сериала "Родина". Проанализировав случайную выборку созданных в России аккаунтов Twitter, совпадающих по времени с последней предвыборной кампанией в Британии, исследователи обнаружили среди них весьма высокий процент ботов, пытавшихся помочь победе оппозиционной лейбористской партии во главе с радикалом Джереми Корбином. А тот известен своим отрицательным отношением к США, НАТО и политике сдерживания России.

Были обнаружены 6500 российских аккаунтов, созданных или вновь активизированных перед выборами. С этих аккаунтов распространялись твиты, в негативном свете изображавшие политику консерваторов и в позитивном – программу Корбина. Агитационные сообщения были прочитаны миллионами пользователей, причем исследователи утверждают, что это лишь верхушка айсберга, поскольку выборка была невелика, за четыре предшествовавших выборам месяца университет Суонси собрал 20 тысяч российских твитов. Среди них было много ботов, прятавшихся под английскими, почему-то в основном женскими, именами Никола, Гэбриелла, Лилиан и так далее. Среди типичных твитов, многократно усиленных и распространенных ботами, были такие высказывания, как: "Манифест консерваторов бросает на произвол судьбы стариков и ничего не предлагает делать по поводу неравенства". Или: "Консерваторы буквально убивают наших детей". Десятки таких аккаунтов, с фальшивыми именами, "выстреливали" одним и тем же сообщением на протяжении нескольких минут.

Многие в Британии скептически отнеслись к этой публикации, увидев в ней прежде всего попытку дискредитировать оппозицию и лично Корбина, помочь правящим консерваторам, чью политику поддерживает Sunday Times. Возможно, эти сомнения не лишены оснований. Однако вряд ли можно подозревать ученых из уважаемого британского университета в сознательной фальсификации. Критики в основном делают упор на недостаточной репрезентативности выборки и, главное, на утверждении: допустим, русские пытались вмешаться в выборы, но не может же быть, чтобы они в конечном итоге определили исход голосования!

У многих избирателей и без всякого подталкивания со стороны Кремля были серьезные причины для того, чтобы выступить против политики консерваторов, в частности, из-за сокращения расходов на социальные нужды и деятельность полиции, возмутиться разбродом и шатаниями по поводу Брекзита и неудачными выступлениями премьер-министра Терезы Мэй. И все же… Значение соцсетей в неожиданной и не предсказанной опросами мобилизации молодых избирателей вокруг Корбина и лейбористов трудно переоценить. Огонь вспыхнул внезапно, за считаные дни призывы голосовать против консерваторов словно пламя охватили Facebook, Twitter и прочие сети, явно повлияв на динамику голосования. Какую роль сыграла при этом капля бензина, подлитая в этот костер российскими троллями и ботами? Никто пока не понимает эти процессы до такой степени, чтобы точно ответить на вопрос.

На днях газета совсем иного направления, близкая к лейбористам Guardian, сообщила о другой попытке массированного воздействия на британское общественное мнение. Со ссылкой на правительственных экспертов газета пишет, что после отравления в Солсбери Сергея и Юлии Скрипаль на Британию обрушился поток фейковых "новостей" из России, число российских ботов и троллей в англоязычных соцсетях выросло на 4000 процентов. Даже члены Лейбористской партии были разочарованы позицией своего лидера Корбина, оказавшегося чуть ли не единственным членом Палаты общин, отказавшимся прямо признать причастность России к отравлению. Лейбористам приходится теперь оправдываться – по крайней мере косвенно. Они хотели бы показать, что их нельзя считать кремлевскими "полезными идиотами" – в седьмом сезоне "Родины" термин этот употреблялся часто, и теперь, видимо, широко войдет в обиход, ведь и в Британии сериал смотрели с неменьшим увлечением, чем в США.

Так или иначе лейбористы вместе с консерваторами только что дружно проголосовали в Палате общин за "поправку Магнитского", позволяющую накладывать санкции на лиц, виновных в нарушении прав человека. Межпартийное единодушие было продемонстрировано и во время недавних обсуждений проблем национальной безопасности в соответствующем парламентском комитете. Заявление, сделанное там советником британского правительства Марком Седвиллом, о том, что "Россия остается основной стратегической угрозой для Соединенного Королевства", не вызвало протестов оппозиции.

В седьмом сезоне "Родины", перед своим уходом в отставку, президент Элизабет Кин попыталась предупредить о коварной опасности не только своих сограждан. "Посмотрите, – говорит она, – что творится в Турции, Польше, Венгрии, Никарагуа и на Филиппинах – демократия погибает. Ее конец не приходит внезапно, и поначалу мы не замечаем изменений. Конец надвигается медленно, будто сумерки..." С некоторой натяжкой можно было бы добавить в этот список и Великобританию, переживающую невиданный по своей остроте и болезненности раскол вокруг Брекзита. С той лишь поправкой, что хоронить британскую демократию, конечно, пока рановато.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG