Ссылки для упрощенного доступа

"Мало им Магнитского": Рунет ужасается жестокости к Алексею Малобродскому


Дело "Седьмой студии" становится все более зловещим. Последние недели следствие и суд буквально издевались над бывшим директором "Гоголь-центра" Алексеем Малобродским, ходатайствуя о помещении под домашний арест и отклоняя эти просьбы.

Вчера во время судебного заседания Малобродскому стало плохо!

Марина Шимадина:

Это какой-то Кафка конечно. Прокуратура отказывает от рассмотрения ходатайства о переведении Алексей Малобродский под домашний арест по чисто формальному поводу - не прошло 10 рабочих дней со дня предыдущего заседания и решение суда еще не вступило в силу. В прошлый раз, 27 апреля, кстати, это никого не интересовало. Вчера одна отмазка, сегодня другая...
.
Малобродскому становится плохо в зале суда. Он держится за сердце и чуть не теряет сознание... Но врача к нему не пускают. Врач-кардиолог, который осматривал АМ на прошлой неделе, стоит в коридоре и готов оказать первую помощь. Он говорит, что больного человека в таком состоянии нужно транспортировать на носилках. Но Малобродского на ватных ногах ведут в наручниках вниз ждать скорой помощи.
.
Скорая не находит показаний для госпитализации и уезжает. Адвокаты с помощью врача уже сами вызывают кардиологическую реанимацию. Вместе с ней приезжает еще одна скорая. Они в конвойном помещении уже больше часа. Ни адвокатов, ни жену, ни врача туда не пускает. Что с Алексеем, никто не знает. На уши поставлены все возможные и невозможные врачи. Звонили министру здравоохранения. Боятся, что его отправят в 20-ку, куда обычно возят из СИЗО, но там нет нужного оборудования, а нужна коронография, которую могут сделать только в специализированном отделении, например, в 23-й больнице. Иначе это может окончиться вторым Магнитским...

Татьяна Лазарева:

На моих глазах убивают человека. В Басманном суде к больному не пускали врача. Сейчас там скорая и реанимация. Человека не выпускают из СИЗО под домашний арест. Кто мне объяснит, что мы все здесь делаем?..

Ксения Ларина:

#малобродский
Приехала скорая. Алексею плохо. Его вели по лестнице, Таня кричала «Леша, держись, пожалуйста!», Леша улыбался блуждающей улыбкой, голос его дрожал , «Таня, все будет хорошо», произнёс он заикаясь. Видеть это страшно.

Арина Бородина:

Скорая уехала из двора Басманного суда. Алексей Малобродский в машине «скорой»
Это лучшее, что случилось в этом аду с 12.00.
Несколько часов Алексей находится в тяжелом состоянии

Зоя Светова:

Уже стало банальностью писать: "Сегодня, мы проснулись в другой стране". Кажется, регулярно кто-то из нас такое пишет. Так вот, дорогие мои , история с Алексеем Малобродским, это как раз про это. Сегодня я о нашем суде узнало много нового. Ведь раньше , как было, судили в основном не по закону, а по понятиям. А по понятиям, это как? Следователь Лавров решает по какой-то причине изменить Малобродскому меру пресечения и выходит в суд. Но предварительно он договаривается с прокуратурой , с судом, что все будет чики-пики. А тут вдруг- облом. Он в суд выходит. А прокурор против, судья против. Второй раз выходит- прокурор против, судья против. Вы скажете, что это их игры, они типа договорились. Разыграть такую двуходовку и потом пытать Малобродского, чтобы он показания в СИЗО дал. Так нет, пытали Малобродского сегодня в суде. Судья Ленская и прокурорша Потычко. То есть, получается, что теперь судят и не по закону и не по понятиям. А как, по Путину это называется, "суд у нас независимый". А вообще это называется , "по беспределу". Да, скажете вы, и раньше "по беспределу судили, совсем ты Светова зарапортовалась ". "Да", -отвечу я, но раньше беспредел был по отношению к чужим, а к своим, кто с тобой в одной цепочке- прокуроры, следствие, судьи, там все было чики-пики. А теперь просто беспредел. А понятий нет.
Слава Богу, что Алексей Аркадьевич выжил. И слава Богу, что нет инфаркта миокарда.

Позицию комментаторов можно назвать вполне единодушной.

Александр Гнездилов:

Прямо сейчас в суде происходит фактическое убийство Алексея Малобродского.

На наших глазах, рядом с нами.

Человека снова привезли в суд обсуждать изменение меры пресечения. Судья возвращает ходатайство следствию - что по сути новый отказ.

Малобродскому становится плохо с сердцем.

Мы все современники. А это значит: минимум - свидетели, максимум - соучастники.

Кирилл Гончаров:

Алексея Малобрдского из зала суда доставили в кардиореанимацию в тяжелом состоянии. Инфаркт.

До этого, правда, не пускали к нему жену и адвоката, а когда стало плохо, волокли на ногах до реанимационной машины. Но это еще не все...казалось бы, хотя бы теперь боритесь за его здоровье и помогите человеку.

Но нет, его приковали наручниками к кровати. Мало ли, убежит, опасный преступник.

Думается мне, что если бы хотя бы один федеральных телеканал посвятил эфир не "фашизму на Украине", а произволу в России, мы могли бы жить совсем в другой стране.

Но разве она нужна кому-то? Вопрос риторический.

Александр Морозов:

Все это примеряешь на себя, на своих близких и думаешь: вот же гниды! Ведь и адвокаты, а потом и следствие - просили выпустить его из СИЗО под домашний арест по состоянию здоровья. И теперь он кардиореанимации.

Таня Белоновская:

Это какой-то ад просто. Хроники ада.

Евгения Абелюк:

Рядом с историей с Малобродским все наши остальные беды кажутся ерундой.

Виталий Манский:

Читаю новости из России. Какие же редкостные суки! #Малобродскийдай бог здоровья. Мы все запомним.

Аркадий Кайданов:

Мне достаточно параллельны "Седьмая студия" и ее мутное дело, но неужели те, кто сегодня измывался в суде над смертельно больнымМалобродским, не понимают, что если, не дай Бог, с ним что-то случится - это ляжет на их семьи родовым проклятием?
Неужели они не понимают, что при любых раскладах есть вещи недопустимые для человека?!

Анна Старобинец:

Интересно, сторонникам позиции "нет дыма без огня" и "вор должен сидеть в тюрьме" то, что происходит конкретно сегодня сМалобродским, кажется нормальным, уместным? Вот даже если допустить (допустить!), что это именно он - жулик и вор, а вовсе не те, которые над ним издеваются? Ну то есть - нормально, что с гипотетическим жуликом обращаются как с опасным серийным маньяком, которого даже с инфарктом страшно госпитализировать в больницу с хорошей кардиореанимацией, но без изолятора?

Дина Годер:

Будьте вы прокляты, мучители и убийцы.
На весь свой век денег и чинов не нажретесь. И не помогут они вам. И суд над вами будет, и умирать будете в муках, и не пожалеет о вас никто.

Сергей Талк:

"Подумаешь, довели до смерти режиссёра Малобродского. Или как его там. Мы таких режиссёров в 1937-м пачками расстреливали. Мейерхольд не даст соврать", - подумал Владимир Владимирович и уехал отдыхать в Сочи.
Диагноз страны: НКВД 4-й степени. Неоперабельна.

Андрей Мальгин:

Непонятно, что гестапо хочет от Алексея Малобродского. Ведь Масляева уже дала все нужные показания, чтобы посадить Серебренникова. Не хочется выпускать либерала и очкарика?

Карина Кокрел-Фере:

Очень наглядная демонстрация гуманизма, милосердия и ценности человеческой жизни. Памятники Сталину ставят не зря...Не зря.

Классические нквдшные методы устрашения, не раз описанные в книгах и документах 30-40-х: хватать случайных людей и "карать" непропорционально жестоко, чтобы остальным "неповадно было".

Это начало Большого Страха. Хотела бы ошибаться.

Антон Орехъ:

Судья не боится взять на себя смерть. Судья не боится, что ее имя будет проклято. Люди, которые на самом деле принимают решение по Малобродскому, не боятся получить второго Магнитского. На глазах у всех человека пытают – и почти никто не боится. Только в Следственном комитете, кажется, сообразили, что зашли слишком далеко. Не думаю, что там работают гуманисты – просто люди не хотят лишнего геморроя, которого и так уже немало с этим делом.

Мне кажется, я понимаю, что все это значит. У государства нет системы правосудия – есть только карательная система. Наш суд не должен судить – он должен наказывать! Любой оправдательный приговор – это чудо. Ведь пока Малобродский терял сознание в одном суде, в другом оставили в силе безумный приговор Никите Белых, который из молодого, сильного, радостного мужика тоже превратился фактически в инвалида. И это истории людей известных. Про которых мы говорим почти каждый день. А я знаю с полдюжины точно таких же историй совсем простых граждан. О них никто не шумит, не устраивает оваций в Каннах, не пишет Путину писем.

Ужас не только в том, что Алексея Малобродского пытают. Ужас в том, что для карательной системы суда в этом нет ничего необычного. Она безжалостна, как хирург, ампутирующий очередную ногу или руку и уже воспринимающий пациента, как объект, но не как человека. Наш суд, как патологоанатом, который вообще живых людей не видит, а видит только их тела. Тела и дела.

Виктор Шендерович:

Иосиф Бродский предлагал тестировать политиков на знание Достоевского и Диккенса.
Сегодняшний ужас, происходящий с Алексеем Малобродским(случайное сходство фамилий - лишняя рифма), - показательная иллюстрация к тезису поэта. Ведь Алексея продолжают мучить просто потому, что глава государства не читал Диккенса. И полагает милосердие - проявлением слабости, сдачей позиций. Поражением, а не победой.
Малобродский, в отличие от Немцова или Ходорковского - даже не личный враг Путина. Он просто приличный человек, попавший по несчастному случаю в веретена разборки между кремлевскими кланами. Но отпустить его после широкой огласки этой истории и давления либеральной общественности, - уже невозможно по блатным дворовым понятиям, царящим в голове человека, пожизненно правящего Россией.
И Путин убивает Малобродского, потому что не читал Диккенса.

Никита Алексеев:

И это не какой-то осознанный садизм (садизм это личностное качество), нет, это просто станок функционирует. Колесики крутятся, перемалывают. То есть эти гады -- даже и не люди.
Они служащие, вроде тех, что в Освенциме.
А страшно вот еще что. Про Малобродского мы знаем. Но наверняка то же самое творят сейчас с еще тысячами человек. Потому что станок работает по программе..

Катерина Гордеева:

Когда арестовывали Кирилла Серебренникова, его мама, Ирина Александровна, была жива, бодра и полна планов на будущее. Она умерла 16 февраля 2018 года, сгорев за несколько месяцев на глазах у близких.
Когда арестовали Алексея Малобродский, он был полным сил мужчиной в расцвете лет: планировал переехать в купленную в рассрочку квартиру в Одинцово, пожить, наконец, нормальной жизнью рука об руку с любимой женой Татьяной. Сегодня он потерял сознание в зале суда. К нему не подпустили врача. Это пытки. Это происходит рядом с нами, на наших глазах, с человеческой жизнью людей. И это — делают люди. Человекообразные, по крайней мере.
Это преступления против людей, против человечности. Будьте прокляты, палачи.
Я верю, в перед судом на этом свете, вы тоже обязательно ответите. Я буду свидетельствовать.

Тимур Олевский:

Даже не хочется ничего специально писать о том, что делали сегодня прокуратура, суд и кто-то там с Алексеем Малобродским в суде. Не хочется, потому что всем и так понятно, что зло есть зло. Важно, для нас то, что и мы начали программу с этой подлой истории издевательства над Алексеем Малобродским. Просто в счётчик тех СМИ, которые не прошли мимо. И поклон, всем, у кого есть силы про это писать.

Ольга Бакушинская:

Нуждаюсь в удовлетворительном объяснении. Многие из вас, лица с двойным гражданством, любят экстремальный туризм и ездят в Россию. Или просто живут там и работают, как Алексей Малобродский. Год его держат в тюрьме. Сегодня ему опять не изменили меру пресечения. Он нуждается в помещении в кардиореанимацию и в суде потерял сознание. Пока Биби вчера весь день ручкался с Путиным(в результате чего нас ночью посетили ракеты), он бы мог вставить пару слов о своем гражданине? Придумайте что-нибудь оригинальное. Например, он собирался, но тут пролетела птичка. Или - а откуда ты знаешь, что он ничего не сказал?
В общем, пока вы в России, можете себе свой даркон вставить сами знаете куда. Так и ходите - с цветком. Доктор, это вам.

Дмитрий Бутрин:

требование реального правосудия в любом конкретном деле - это поддержка идее правосудия в любом другом деле. интересы требующих могут быть частными, корыстными, групповыми, сословными, какими угодно. пока они требуют закона, а не решения в свою пользу - они работают на всех, и требовать от них поддержки правосудия для всех нерационально. в своих частных интересах они сделают для общего дела больше, нежели агитацией за все хорошее.

(дурно, конечно, так говорить - но малобродскому повезло в том, что инфаркт с ним случился в зале суда. если бы это случилось в камере, мы бы его послезавтра хоронили, а так есть шансы остаться живу.
и да - не обсуждая вопрос о чьей-либо виновности или невиновности, я уверен в том, что ненасильственные преступления никогда не должны быть наказуемы лишением свободы. в том числе и госизмена, и все то, чему мы так привыкли картинно ужасаться. нет насилия - наказанием может быть только разорение и нищета, ни о каком сизо не может идти речи. так рано или поздно будет, я надеюсь это увидеть.)

Александр Фельдман:

Всё-таки это поразительный талант — наступать раз за разом на одни и те же грабли. Магнитского им было мало, видимо, они хотят ещё и списка Малобродского? Думаю, мировая культурная общественность такое вполне может устроить...

Наталия Геворкян:

Басманный суд Москвы отказался рассматривать ходатайство следствия о переводе под домашний арест Алексея Малобродского. А Путин отказал МИДу Франции отпустить Серебренникова на Каннский фестиваль. Очень надеюсь, что Франция в дальнейшем откажет российским просьбам отпускать Керимова по любому поводу в Россию.

Между тем власть все-таки показала толику заботы. Песков сообщил, что в Кремле желают улучшения самочувствия Малобродского.


Между тем, фильм Кирилла Серебренникова "Лето" показывают в Каннах. В "Коммерсанте"репортаж Андрея Плахова:

Сегодня на пресс-конференции по «Лету» среди участников был указан Серебренников и в скобках добавлено: «пустое кресло». На вчерашней премьере картины зал приветствовал отсутствующего режиссера стоя. На открытии «Особого взгляда» арт-директор фестиваля Тьерри Фремо рассказал об официальной просьбе французского МИДа отпустить Кирилла Серебренникова в Канн, на что был получен отрицательный ответ со ссылкой на независимость судов в России. Убедительное подтверждение последнему было получено сегодня прямиком из Басманного суда, в очередной раз отказавшегося изменить меру пресечения Алексею Малобродскому. На открытии другой каннской программы «Двухнедельник режиссеров» экран украшала надпись: «Владимир Путин — президент России до 2024, Олег Сенцов — узник России до 2034».

Подобной чести — слыть страной узников-художников — уже не удостаиваются ни Китай, ни Иран.

Политическая составляющая всегда играла существенную роль в стратегии Каннского фестиваля, но ей никогда не удавалось заслонить художественную. Можно быть уверенным, что этого не произойдет и на сей раз. «Лето» — не самый простой фильм для зарубежной публики, почти не знакомой с историей молодежного рок-движения на излете советской империи. И, однако, сильный темперамент Серебренникова, глубокий лиризм и меланхоличное очарование его фильма способны воздействовать даже на неподготовленную аудиторию. В этом легко было убедиться как на официальном «фрачном», так и на особенно придирчивом пресс-показе. Это совсем не гарантирует приоритетных оценок жюри, однако можно уже сейчас сказать, что «Лето» войдет в историю фестиваля, а Серебренников станет одним из ее культовых героев.

В "Новой газете"интервью Ларисы Малюковой с продюсером фильма Ильёй Стюартом:

― В перерыве судебного заседания, когда уже было известно об участии фильма в каннском конкурсе, Кирилл сказал мне, что продолжает собирать компьютерную графику. Как фильм был отобран в Канны?

― У нас на тот момент образовалось французское партнерство. Мы с фирмой Kinovista вошли в сопродюсерство. Достаточно быстро состоялась сделка с Charades ― важным игроком на международном рынке. И в таком союзе начали фильм продвигать, показывать. Нас самих изумила первая реакция отборщиков, нам сказали, что они влюбились в картину.

― И немедленно по фейсбуку пошла гулять «утка» что фильм отобран исключительно по политическим соображениям, вряд ли отборщики его даже смотрели…

― Мне кажется, люди, которые об этом говорят, не понимают, как сложно, многоступенчато устроен процесс отбора кинофестивалей, особенно Каннского. Бывали случаи, когда отмечали политически значимое кино, но, как правило, в параллельныхпрограммах. Когда более чем из 2000 заявок со всего мира выбирают 21 лучший фильм, снятый в этом году, политическая конъюнктура отступает. Работы Серебренникова уже были в Каннах и Венеции, все, что он делает, имеет международный резонанс.<...>

― Тревожная, дикая ситуация, когда каннский номинант сидит, и мировая, и российская премьера проходят без его участия. Премьера фильма о свободе творчества, о воздухе, без которого нет ничего: ни рока, ни кино, ни «Лета».

― Мне трудно говорить на эту тему. До сих пор кажется, что это какое-то невероятное недоразумение.

Живу с мыслью, что весь этот морок ― чудовищная ошибка, которую так просто исправить. А ее не исправляют.

Надеюсь, что люди, которые принимают эти решения, поймут, что неправильно держать под арестом человека, который, очевидно ни в чем не виноват. Который представляет интересы России на крупнейшем фестивале мира. Мечтаю о том, что Кирилл Семенович скоро вернется к работе, и мы продолжим сотрудничество на его следующих картинах. И что мы вместе с его группой и командой единомышленников отметим окончания съемок «Лета».

Антон Долин:

У Михалкова был фильм "12", по мотивам "12 разгневанных мужчин" Люмета. Там была забавная модификация интриги. Если в американском фильме работала презумпция невиновности - присяжные посовещались и решили, что доказательств вины недостаточно, а потому подсудимого надо оправдать, - то в российском все случилось наоборот. Сначала присяжные, как заправские сыщики, доказывали невиновность подсудимого и даже находили настоящих виновных, а затем решали... оставить невиновного бедолагу в тюрьме, потому что там безопаснее, чем на свободе. То есть, в американской версии если ты не наверняка виноват, то ты свободен. А в нашей несвободен, даже если точно известно, что не виноват.

Канны сейчас и многие другие инстанции раньше бились и бьются за освобождение Кирилла Серебренникова и его товарищей по несчастью. Разумеется, фильм "Лето" замечателен и вне их судеб (встретил сегодня несколько заграничных критиков, которые серьезно впечатлены картиной, хотя про процесс Серебренникова ничего не знали), но у многих европейцев где-то фоном присутствует надежда на то, что участие в Каннском фестивале и возможная победа здесь - аргумент в защиту Серебренникова. В том смысле, что он все-таки крупный художник, а не мелкий вор (тех, кто сейчас захочет доказать сочетаемость двух этих понятий, сразу прошу искать убедительные примеры - а не найдя их, идти лесом).

И не понимают, бедные, что в России, как в михалковском суде, все наоборот.

В день объявления каннской программы - ни днем позже, ни днем раньше, - следствие просит увеличить срок содержания под арестом для Серебренникова и остальных. В день триумфа "Лета" в Каннах Малобродскому в очередной раз отказывают в переводе под домашний арест, что приводит к инфаркту.

Это не парадокс и не случайное совпадение. Здесь жесткая закономерность. Чем больше Европа взывает к здравому смыслу, справедливости и элементарному милосердию, тем беспощаднее действует наше "правосудие".

Сегодня глава каннской пресс-службы спросила меня: "Как вы думаете, успех "Лета" поможет Серебренникову или повредит?". Я честно ответил, что не знаю.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG