Ссылки для упрощенного доступа

Спасти товарища. Как в полиции избавляются от ненужных лошадей


В Москве бывшие кавалеристы 1-го оперативного полка полиции уже не первый месяц пытаются выкупить у государства своих лошадей. В этом году они впервые за 15 лет продаются законным путем – через официальные торги. Но, несмотря на готовность экс-кавалеристов заплатить за своих лошадей вдвое больше минимальной суммы, подведение результатов торгов уже запаздывает на полтора месяца. Кавалеристы и их адвокат подозревают, что лошадей хотят просто продать на мясо.

Последние 15 лет полицейские лошади, которые уже отслужили свое, исчезали в неизвестном направлении. МВД не проводило официальных торгов, поэтому отследить путь лошадей, их будущую судьбу и даже стоимость их продажи невозможно. На запрос адвоката Маргариты Гавриловой, которая представляет интересы бывших кавалеристов, Министерство внутренних дел ответило, что реализация имущества без торгов является нарушением законодательства. В то же время прокуратура Москвы написала, что до 2017 года реализация выбракованных лошадей осуществлялась силами МВД, и никакого нарушения в этом она не видит. Оба ответа есть в распоряжении Радио Свобода. Куда уходили лошади и деньги последние 15 лет, министерство адвокату не ответило.

Экс-кавалерист Мария Батурина хотела выкупить своего коня по кличке Бросок три года назад. Вместе с Броском Мария выступала на соревнованиях, и после увольнения она хотела забрать коня себе.

Мария Батурина с конем Броском, которого она не смогла выкупить. Фото 2012 года
Мария Батурина с конем Броском, которого она не смогла выкупить. Фото 2012 года

– Раньше кавалеристы приходили к начальству и договаривались о выкупе своих лошадей. Так хотела сделать и я, – рассказывает Мария. – Мне и другим кавалеристам тогда обещали, что мы сможем получить своих лошадей. Но однажды мне позвонили из полка еще действующие кавалеристы и сказали, что лошадей увезли на какой-то фуре. Сотрудники поехали за машиной и смогли сфотографировать госномер, после чего мы пробили, кому она принадлежит. Это была фура предпринимателя, который занимался переработкой конины.

По словам Марии, в полку ей удалось получить номер телефона того человека, который увез лошадей. Она звонила ему и просила продать ей Броска. Но после нескольких недель обещаний ей все же отказали.

– Лошадей из последнего списания явно увезли на убой. Их увезли на фуре, которая не приспособлена к перевозке лошадей. Это просто обычная фура: там не предусмотрено ни трапа для погрузки лошадей, ни стойла. В эту фуру затолкали 18 голов, в то время как в самый большой коневоз влезает только 9. В таких условиях они переломались бы по пути.

Фотография фуры, на которой увезли лошадей
Фотография фуры, на которой увезли лошадей

Сейчас Мария хочет выкупить самого молодого коня из списка, 11-летнего Парада, которого она тренировала еще жеребенком. Мария рассказала Радио Свобода, что в полку случались и другие махинации с лошадьми.

Были случаи, что на этих нетренированных лошадях разбивались кавалеристы

– Раньше лошадей продавали под заказ: в полк приезжали спортсмены, выбирали себе лошадей, которых потом списывало начальство. Спортсмены забирали лошадей, у которых были какие-то спортивные надежды. А на место полковых лошадей привозили других, порой совсем неподготовленных. Были случаи, что на этих нетренированных лошадях разбивались кавалеристы. Моя коллега разбилась на такой лошади и была комиссована. Дело в том, что с подмененной лошадью не работал профессионал, а по документам эта лошадь уже сдана в строй и должна работать. После подмены клички у лошадей оставались те же.

Хоть у Марии сейчас и нет возможности навещать Парада, она регулярно получает вести от действующих кавалеристов, которые неравнодушны к этой истории. По ее словам, многие из сотрудников тоже в будущем надеются выкупить своих лошадей и хотят иметь такую возможность. В следующее списание попадут много лошадей, которые всю жизнь работали с одним кавалеристом.

Как бы в полку ни говорили, что лошади уехали не на мясо, а показать они их не могут

– Нам, кавалеристам, хочется наконец-то прервать эту цепочку, – говорит Мария. – Чтобы каждый год лошади реализовывались по закону и чтобы мы могли участвовать в торгах. Сейчас у кавалеристов опускаются руки, потому что их лошади – это потенциальные смертники. В основном кавалеристы лечат лошадей за свой счет, покупают им подкормки, потому что полк не может обеспечить все необходимое. Они положили жизнь на этих лошадей и готовы отдать за них деньги. В конце концов, мы же не просим отдать их бесплатно. Для кавалериста лошадь – это настоящий напарник, и терять его очень тяжело. Я сама долго не могла оправиться, когда Броска увезли. Как бы в полку ни говорили, что лошади уехали не на мясо, а показать они их не могут. Конный мир хоть и большой, но мы все друг друга знаем. Если бы лошади были живы, мы бы хоть нескольких смогли бы найти.

Мария также отметила, что использовать полковых лошадей для переработки на мясо может быть опасно, потому что этих лошадей в течение всей жизни лечат различными лекарствами для поддержания их формы и здоровья. К тому же в полку служат лошади не мясных пород. Полковые лошади вполне могут использоваться для иппотерапии или обучения детей верховой езде. По ее словам, у полицейской лошади непробиваемая психика, она ничего не боится и ни за что не скинет седока.

Экс-кавалеристы и их адвокат Маргарита Гаврилова смогли добиться, чтобы в этом году реализация лошадей проходила по закону. В конкурсе на реализацию лошадей приняли участие ИП Антипенко (на тот момент уже год как ликвидированное) и ООО "Триксель-Н", которое на тот момент принадлежало Антипенко.

Обычно компании, которые полностью совпадают по названию, – это признак какой-то аферы

Анастас Антипенко сказал Радио Свобода, что он принимал участие в конкурсе не как ИП, а как частное лицо. Но потом понял, что "не потянет", и подал заявку от компании "Триксель-Н". Однако в протоколе итогов электронного аукциона, который опубликован на сайте госзакупок, он значится именно как ИП. Согласно протоколу, комиссия сняла его заявку, так как его организация прекратила деятельность в 2016 году.

В итоге "Триксель-Н" осталось единственным заявителем и выиграло контракт на 6 тысяч рублей на организацию продажи имущества МВД. Согласно информации из "Контур.Фокуса", вскоре Анастас Антипенко перестал быть учредителем и директором компании, и создал другую компанию с точно таким же названием "Триксель-Н", которой руководит Нина Антипенко.

– Обычно компании, которые полностью совпадают по названию, – это признак какой-то аферы, – считает адвокат Маргарита Гаврилова.

По результатам конкурса МВД заключило с компанией "Триксель-Н" договор на продажу 32 лошадей, где отдельно отмечено, что "использование лошадей для переработки сырья не предусматривается". В среднем лошади были оценены в 26 тысяч рублей за каждую. А оценивали их по следующей формуле: 1 килограмм мяса на кости умноженное на общий выход мяса на кости по среднерыночной цене мяса. Формула оценки указана в ответе из прокуратуры г. Москвы на запрос адвоката Гавриловой.

Я думаю, что они хотели сорвать торги и договориться с начальством, чтобы забрать лошадей бесплатно

Несмотря на то что экс-кавалеристы все же добились официальных торгов, им еще пришлось побороться за возможность принять участие в этих торгах. По словам Марии Батуриной, им стало известно о приеме заявок менее чем за 24 часа до конца их приема. Получить какую-либо информацию по телефонному номеру из объявления они не смогли, и поэтому поехали по указанному адресу, чтобы оставить свое коммерческое предложение. Однако в офисе не оказалось ни одного человека, который мог бы принять у них документы. Антипенко в офисе тоже не оказалось. Вскоре одна из лошадей в лоте пала, и была объявлена повторная подача ценовых предложений. По словам Марии, информация об этом вновь появилась на сайте компании менее чем за 24 часа до окончания приема заявок.

– Все, кто хотел, успели подать заявку, – рассказал Радио Свобода Анастас Антипенко. – Группа кавалеристов или зоозащитников приехали в офис без предварительного звонка и предупреждения. Во второй раз эти люди пришли за пять минут до конца приема. Это была явная провокация, чтобы их заявки не приняли. Но, несмотря на это, я принял заявки от всех желающих и передал их заказчику. Я подозреваю, что действующие и бывшие сотрудники МВД не заинтересованы в покупке лошадей по оценочной стоимости. Я думаю, что они хотели сорвать торги и договориться с начальством, чтобы забрать лошадей бесплатно.

Антипенко отметил, что лошади в любом случае не пойдут на переработку, так как он сам отбирал заявки на покупку лошадей. По его словам, никто из заявителей не имеет отношения к переработке конины.

Мы подсчитали затраты, которые несет МВД на содержание списанных лошадей: они потратили уже больше, чем получат в итоге от продажи

– Все участники имеют отношение к миру лошадей: занимаются разведением и так далее, – сказал Антипенко. – Лошади попадут в хорошие руки. А зоозащитники своими действиями привели к тому, что МВД не может продать лошадей уже долгое время, несколько из лошадей уже пали. Из-за жалоб, которые они писали, ведомство не может их быстро продать. К тому же мы подсчитали затраты, которые несет МВД на содержание списанных лошадей: они потратили уже больше, чем получат в итоге от продажи.

Результаты торгов должны были объявить полтора месяца назад, но экс-кавалеристы до сих пор не получили никакой официальной информации о победителе. По словам адвоката Маргариты Гавриловой, на днях всем желающим выкупить лошадей позвонила женщина, которая представилась победителем торгов. Она сказала, что купила лошадей по 70 тысяч рублей за каждую и предложила перекупить у нее за 80 тысяч. Параллельно с этим из полка пришли вести о том, что у лошадей недавно взяли кровь на анализ. Как пояснила Маргарита Гаврилова, это делается перед вывозом лошадей, чтобы внести эти данные в медицинские справки перед продажей.

За деньги кавалеристов они выкупят всех лошадей, передадут кавалеристам только двадцать, а десять получат фактически бесплатно

– Конечно же не было никакого победителя за 2,2 миллиона рублей. Это запредельная стоимость, потому что половина конского состава – это лошади в очень плохом состоянии. К тому же нигде не было результатов торгов. Как минимум они должны были известить участников. Я предполагаю, что они хотят сначала подобрать покупателей за 80 тысяч. Допустим, они найдут покупателей на 20 лошадей из 30. В то же время они дадут за весь лот тысяч на тридцать больше, чем предлагали мы. Например, мы предложили 1,5 миллиона, а они дадут 1,53. В итоге за деньги кавалеристов они выкупят всех лошадей, передадут кавалеристам только двадцать, а десять получат фактически бесплатно. Я пока что не рекомендовала соглашаться на это предложение.

Радио Свобода отправило запрос в МВД России, но на момент публикации ответ не был получен.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG