Ссылки для упрощенного доступа

О том, как изменится рынок труда, выпускники каких вузов недовольны своими навыками и почему активные не всегда эффективные

  • Через 20—25 лет значительная часть молодежи не сможет найти работу.
  • Больше половины выпускников лучших российских вузов не удовлетворены качеством полученного образования.
  • 91% работодателей отмечают нехватку практических знаний у молодых специалистов.
  • Увереннее всех на российском рынке труда себя ощущают сотрудники, занятые в сфере продаж, услуг гостеприимства, индустрии красоты и спорта. Наименее уверенно - представители высшего менеджмента, банковской сферы и занятые в добыче сырья. (Исследование HeadHunter)

Тамара Ляленкова: Конец учебного года, как обычно, связан с поиском будущей профессии - как для тех, кто заканчивает девятый класс, так и для тех, кто покидает школьные стены навсегда. Учитывая скорость изменений на рынке труда и известный консерватизм системы образования, мы решили поговорить о том, куда не надо поступать молодым людям, чтобы не оказаться на профессиональной обочине.

Арман Туганбаев: Начнем с профессий, некоторые из которых рискуют устареть еще до того, как молодой человек закончит бакалавриат, а какие-то возникают в процессе его учебы. Об этом подробно расскажут основатель портала Superjob Алексей Захаров и руководитель направления программ развития подростков в компании MAXIMUM Ирина Гришина. Как оценивают выпускники российских университетов полученные ими знания и навыки, и что такое практикоориентированное образование мы поговорим чуть позже – с руководителем аналитического департамента Changellenge Еленой Песоцкой и тьютором "Новой школы" Федором Орловым.

Тамара Ляленкова: Ирина, образование в России так устроено, что молодым людям в 15 лет, когда они определяются с профильными предметами в школе, уже приходится выбирать будущую сферу деятельности. Вы им как раз в этот момент пытаетесь помочь. Скажите честно, в чем именно: пережить этот выбор, или действительно найти дело по душе?

Ирина Гришина: Есть несколько основных направлений, с которыми мы работаем в рамках этого возраста. Первое, что мы хотим донести до ребят - выбор, который они делают, зависит от них самих. Очень часто в этом возрасте они надеются, что кто-то решит за них и снимет этот груз. Ведь система давит - кем ты будешь?! А как выбирать из того, в чем ты совершенно не разбираешься? К тому же средний подросток может назвать только 15-20 профессий.

Арман Туганбаев: Алексей, вы говорили о том, что через 15-20 лет большая часть молодых людей вообще не смогут найти работу, многие профессии вымрут. Вы можете сказать, к чему им готовиться? Что делает ваш рекрутинговый портал?

Алексей Захаров: У Superjob есть огромная программа профориентации для школы и для ВУЗов. Мы начинаем с того, что приходим в 9-11-е классы и задаем вопрос: "А сколько тебе нужно денег в месяц, чтобы с голоду не сдохнуть?" Выясняется, что для большинства это сумма, которая нужна для того, чтобы сходить в кино с девушкой, то есть столько, сколько родители дают на развлечения. Дальше мы объясняем, что, на самом деле, все не совсем так. Семейный бюджет делится на несколько основных позиций - питание, одежда, транспорт, здоровье и пр.(их меньше 10). Домашнее задание: вместе с родителями посчитай, какая доля семейного бюджета приходится на тебя, любимого.

На следующее занятие ребята приходят с открытыми глазами, потому что выясняется, что большинство родителей никогда, во-первых, не знали, какая доля семейного бюджета на что приходится. Второе, молодой человек вдруг выясняет, что, оказывается, основная доля семейного бюджета приходится на него, потому что у него выпускной класс, ему нужны новые красивые шмотки, вышла последняя модель мобильного телефона, требуются репетиторы. И по факту на его существование и развлечения тратится больше, чем на папу с мамой и на все остальное вместе взятое.

Тамара Ляленкова: Но это понятная история, когда родителям некуда больше вкладываться, потому что нет других надежных вещей в будущем, и они вкладываются в ребенка в надежде, что потом он их поддержит. Но мы-то с вами знаем, что через 20 лет он может их и не поддержать, потому что рынок труда так изменится, что он окажется безработным…

Алексей Захаров: Да, мы про это им говорим. Но основная задача профориентации - включить мозг, а уже потом этот включенный мозг ориентировать.

Тамара Ляленкова: Ирина, мотивация по поводу работы у ребят связана с деньгами? Ведь исследование Сбербанка показывает, что они больше нацелены на какие-то вещи, связанные с личностным ростом, с удовольствием, в том числе с удовольствием от работы.

Ирина Гришина: Про деньги говорит пятая часть ребят, те, кто при выборе профессии учитывает это первым пунктом. В основном, да, говорят, что работа должна приносить удовольствие, должна быть интересной, нужен гибкий график, только бы не в офисе, хочу быть свободным и счастливым.

Арман Туганбаев: Ирина,как вы находите смелость предсказывать ребятам в 9-м классе, что их ждет после выпуска из ВУЗа?

Ирина Гришина: Во-первых, мы говорим о том, что выбирать в течение жизни придется много раз. Когда они заходят к нам в программу, то говорят: "Сделайте так, чтобы я выбрал один раз и на всю жизнь, чтобы больше меня это не коснулось". Мы отвечаем: "Выбирать - это здорово! Ситуация будет меняться, будь готов каждый раз адаптироваться. И ты сам будешь меняться: твои амбиции, интересы". А когда они уже выбирают какое-то профессиональное направление, мы начинаем исследовать, что с ним будет дальше в будущем, чтобы не порекомендовать им те профессии, которые вскоре устареют.

Арман Туганбаев: Кто будет учить этих ребят? Потому что, кажется, что благодаря хорошему курсу на Coursera любой человек может стать разработчиком на "Питоне", и после этого спокойно чувствовать себя в мире информации, знать, что этот заработок ему гарантирован.

Алексей Захаров: И да, и нет. Действительно, люди в сфере информационных технологий очень востребованы. Сегодня ты можешь просто сказать, что разбираешься в блокчейне, ничего в этом не понимая, и тебя сразу возьмут на работу. Понятно, что из хорошей компании тебя через неделю выкинут с позором, в плохой - месяца через три, но в резюме появится строчка, что ты занимался блокчейном, делал какую-нибудь новую криптовалюту.

математика сегодня в приоритете

Так происходит в любой новой отрасли: часть самых талантливых за три месяца разбираются и двигают отрасль дальше, а остальные остаток жизни ищут работу, чтобы платили как в стартапе, и была халява. Информационные технологии дальше будут развиваться опережающими темпами, так что математика сегодня в приоритете.

Тамара Ляленкова: С другой стороны есть профессии вечные, которые не устареют. Хотя они, может быть, и не так хорошо оплачиваются – врачи, педагоги. Кроме того, человек может не оказаться таким талантливым или успешным, как емухотелось бы, плюс рутина, о которой редко кто на этом этапе вспоминает.

Ирина Гришина: Мы ребят предупреждаем, что не каждую секунду ты будешь радоваться до глубины души тому, что происходит. Важно понимать - зачем ты это делаешь. И если это действительно твое, то ради этого можно и поработать. Мы рассматриваем ряд вопросов, ответы на которые ребята должны обязательно получить перед тем, как выбирать.

Арман Туганбаев: Мы продолжаем разговор о том, куда не стоит поступать выпускникам этого года, если они хотят работать по специальности и быть востребованными на рынке труда, что не всегда совпадает. Возможно, российские стандарты высшего образования отстают от профессиональных. Как показывают исследования, главной причиной неудовлетворенности обучением стала нехватка практики, на это указали больше половины опрошенных выпускников из двадцати пяти ведущих университетов России.

Тамара Ляленкова: Подробнее о результатах этих исследований расскажет руководитель аналитического департамента Changellenge Елена Песоцкая, а с ожиданиями на входе и выходе из университета нас познакомит тьютор "Новой школы" Федор Орлов. По образованию Федор антрополог, окончил Российский государственный гуманитарный университет, учился в магистратуре.

Федор учился в РГГУ, поменял специальность. Как это произошло?

Федор Орлов: Я учился в физмат лицее. И все поступали в МИФИ. Для меня же самое гуманитарное, что было в физмат лицее -экономика. Поэтому я пошел на мировую экономику, а через полтора года, когда вся веселуха типа культурологии, мировой истории и прочего закончилась, я вдруг понял, что есть еще более гуманитарные вещи, и тогда уже перевелся на антропологию. Среда, наверное, здесь сыграла роль. У тебя вокруг просто нет таких примеров – классных филологов, историков, фольклористов, антропологов.

Арман Туганбаев: Елена, меньше половины выпускников 25-ти топовых университетов довольны тем, что они получили в процессе обучения, и только 20% полностью довольны. С чем это связано?

Елена Песоцкая: Вообще, неудовлетворенность студентов качественным образованием достаточно распространенная проблема. В нашем исследование, которое мы провели в начале 2018 года приняли участие более 5 тысячи студентов. Удовлетворенных образованием 46%, но те 54%, которые не удовлетворены, назвали ряд веских причин.

разделяем понятия активного ВУЗа и эффективного

Например, 53% назвали нехватку практики. На втором месте, 36%, студенты отметили несоответствие вузовской программы и потребностями рынка. Существует разрыв между тем, что хотят компании, которые ждут этих выпускников, и что дает ВУЗ. Дальше идут проблемы слабых преподавателей и устаревших программ. Так что, здесь, скорее, проблема комплексная, всей образовательной системы.

Арман Туганбаев: Когда мы говорим о 25-ти лучших ВУЗах, все равно остается некоторая градация. Куда не поступать?

Елена Песоцкая: Конечно, надо поступать в топовые ВУЗы. В нашем исследовании мы разделяем понятия активного ВУЗа и эффективного ВУЗа. Есть такие ВУЗы, например, РЭШ, где количество активных студентов небольшое, но все эти студенты настолько крутые и замечательные, что они выигрывают во всех мероприятиях, что поднимает РЭШ на первый уровень.

И есть активные ВУЗы. Например, Высшая школа экономики, Финансовый университет, РЭУ Плеханова - замечательно активные ВУЗы. Там студенты открыты, активны, но у них не всегда получается. Не сказать, что они плохие, просто участвует много, но результаты не очень высокие.

Арман Туганбаев: Насколько я понимаю, студенты«активных» ВУЗов больше других недовольны качеством образования?

Елена Песоцкая: Да, да.

Тамара Ляленкова: Но, может быть, дело в студентах или в репутационных мифах? Если посмотреть ваши данные, то только 63%из опрошенных выпускников МГИМО считают, что получили нужное образование, МГУ - 69%. А ведь это были самые престижные университеты, и туда до сих пор стремятся поступить.

Елена Песоцкая: Большое количество студентов поступают по рекомендации родителей, знакомых, по тому, какую репутацию завоевал

у ребят завышенные ожидания к образованию

ВУЗ. С другой стороны, если мы говорим о поколении Z, то они очень активно потребляет информацию. Они следят за тенденциями на Западе в образовании и, возможно, у ребят возникают завышенные ожидания к образованию. Сегодня студенты - это клиенты, потребители. Если мы говорим о платном образовании, то они за свои деньги просто хотят максимум и на лучшем уровне. Поэтому, возможно, неудовлетворенность связана, в частности, с тем, что у студентов завышенные ожидания.

Арман Туганбаев: Федор, на основе этого исследования можно сказать, что за последний год изменились претензии к высшему образованию у студентов. Раньше третьим пунктом стояло умение представлять себя. То есть теперь ребята знают, чего хотят?

Федор Орлов: Ребята не всегда знают, чего они хотят, и это нормально. Есть такое понятие в тьюторстве, в педагогике - профессиональные пробы, когда ребенок пробует. Например, вместе с тьютором в течение суток находится рядом с врачом. Но у нас такого, к сожалению, нет.

Есть дети, которые чуть больше уверены в том, чего они не хотят, и очень часто задают эти вопросы: "Зачем мне эта математика? Что я с ней буду делать?" И это тоже неплохо - ты ограничиваешь себе поле с какой-то стороны и идешь на остальные дорожки.

Арман Туганбаев: Елена, я так понял, что один из способов оценивать эффективность ВУЗа - посмотреть на то, насколько успешны его студенты в этой профессии. Как это делаете вы?

Елена Песоцкая: Мы нашли, на наш взгляд, один из эффективных способов оценки с помощью кейс-чемпионатов. Мы предлагаем студентам, начиная с первого курса, решить реальную бизнес-задачу. Причем, мы взаимодействуем с настоящими компаниями-заказчиками. И студенты смотрят, как они могут применить свои знания и навыки, то есть данные, полученные в ВУЗе, для решения конкретной задачи. Нередко компания-заказчик оценивает нестандартность мышления, новые креативные идеи, которые не может получить внутри со своими сотрудниками. Такие кейсы - хороший способ оценить то, насколько ВУЗ дает качественное образование

Тамара Ляленкова: Сейчас как раз идет речь о том, что надо как-то мерить знания студентов, чтобы аттестовать университет. Есть предложение - проводить экзамены выборочно студентам.

С другой стороны, разочарование выпускников, возможно, связано, не столько с качеством обучения, сколько с состоянием российской экономики. Просто нет производства того уровня, на котором они готовились работать.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG