Ссылки для упрощенного доступа

Брежнев как наркоман разрядки. Новая книга о советском лидере


Леонид Брежнев

В Германии вышла новая большая биография Леонида Брежнева ("Брежнев – государственный деятель и актер в тени Сталина"). Автор – немецкий историк, профессор, директор исследовательского центра Восточной Европы при бременском университете Сюзанна Шаттенберг. Перевод книги готовится к изданию в России. Она должна выйти к концу нынешнего года в издательстве "Политическая энциклопедия" (РОССПЭН) под названием "Леонид Брежнев. Величие и трагедия человека и страны".

Работа над книгой началась примерно семь лет назад с интереса автора к диссидентскому движению в СССР и реагированию на него руководства КПСС и Советского государства. Сюзаннa Шаттенберг работала в российских архивах и с большим архивом самиздата в Бремене – ее интересовало, чего именно опасалось советское руководство со стороны инакомыслящих и какие меры были предприняты против диссидентов.

Постепенно фокус интереса Сюзанны Шаттенберг смещался на фигуру Брежнева и на феномен его столь долгого пребывания у власти. Она обнаружила, что в России нет до сих пор научной биографии Брежнева, вообще мало серьезных текстов о нем. "Мне было интересно разобраться, что это был за человек, каковы были его идеи, а также в том, что было самым важным для развития позднего Советского Союза", – говорит Сюзанна Шаттенберг.

– Книга по-немецки называется "Брежнев – государственный деятель и актер в тени Сталина". Брежнев для вас действительно и актер, и в тени Сталина?

– Я считаю, что он вышел из тени Сталина. И я описываю сталинское время в первых главах. Оно важно для понимания фигуры Брежнева. Все, что он пережил во времена Сталина, отзывалось в нем потом, когда он был генеральным секретарем. Я считаю, что он всю жизнь боролся с влиянием тени Сталина и освободился от нее в конце концов…

А в формуле "государственный деятель" мне было очень важно подчеркнуть, что он не был ни идеологом, ни серым аппаратчиком, а стремился произвести впечатление, что он государственный деятель, как все его коллеги на Западе. И он на самом деле был воспринят собеседниками на Западе, как один из них, из их круга, так что они в течение первых 4–5 лет контактов начали видеть в нем политика, а не врага, и это было очень важно. Я назвала его в заголовке и актером. Я была удивлена, что он в детстве мечтал стать актером, потом юношей он вместе с братом и сестрой участвовал в театрализованных представлениях "Синей блузы". А еще позднее он подрабатывал статистом в курском театре. И далее, в 30-е годы, когда он работал директором рабфака и далее техникума в Днепродзержинске, он всегда открывал кружки танца, театра и так далее. А его сотрудники более поздних, уже послевоенных времен утверждают в своих мемуарах, что в 60-е и 70-е годы, когда они работали в Завидово или на госдачах над текстами докладов Брежнева, он вечерами часто любил встать на стул и почитать наизусть его любимого поэта Есенина. И все в один голос утверждают, что он это просто очень хорошо умел.

– В чем вы видите причины такого долгого пребывания Брежнева у власти?

Сюзанна Шаттенберг
Сюзанна Шаттенберг

– Некоторые из его соперников убеждены, что он случайно стал генеральным секретарем и что это был несчастный случай, что он остался на посту так надолго. Мне же представляется, и это утверждают его сотрудники (те, которые его поддерживали и даже некоторые, которые впоследствии стали его врагами), что он от природы был весьма демократичным человеком, что он умел просто слушать, что он действительно интересовался проблемами людей и проблемами страны, что он задавал собеседникам очень много вопросов, никогда не делал вид, что он уже все знает. И что он был просто симпатичным открытым человеком. И что это было очень важно после Хрущева, который в последние годы всех вокруг терроризировал, часто сильно и публично ругал буквально последними словами, неожиданно снимал с постов и ломал карьеры, одним словом, держал всех в страхе. Его боялись все члены Политбюро, о которых он говорил, что это просто куча стариков и что их всех надо разогнать…

И хотя про Брежнева и поговаривали, что он не лучший кандидат на этот пост, он был избран, несмотря на то что у него, как говорили, не было внешности вождя, не было ничего яркого, особенного, не было, например, интеллекта, как у Суслова, не просматривалась сильная воля, необходимая для властвования. Такую видели у Шелепина и у Шелеста…

В результате личностные качества, характер Брежнева и стиль его работы постепенно завоевывал уважение окружающих

Но, хотя Федор Бурлацкий утверждает, что он, Брежнев, вовсе не был первым среди организаторов путча против Хрущева, все остальные участники событий говорили, что это был именно Брежнев, который вместе с Подгорным тихой сапой секретно уговаривал всех участвовать в снятии Хрущева. Возможно, некоторые и думали заменить после путча Брежнева Шелепиным или Шелестом, но и Шелепина тоже боялись, как человека КГБ. И в результате личностные качества, характер Брежнева и стиль его работы постепенно завоевывал уважение окружающих. Брежнев даже, когда смещал людей с постов, всегда пусть формально, но спрашивал их согласия, а затем обеспечивал другими хорошими должностями, беспокоился о том, чтобы у них и у их детей были квартиры… И таким образом он избегал настроя людей против себя, и избегал предпосылок для нового возможного путча.

– Есть ли подтверждения, что Брежнев предлагал после смещения Хрущева его устранить физически?

– Подтверждений нет, есть только утверждение Семичастного в его мемуарах, записанных с помощью чешского журналиста. Я в эту версию не верю, потому, что это только один источник, а у остальных мемуаристов нет даже намеков на нечто подобное. А еще потому, что это вовсе не типично для характера Брежнева, который, кажется, очень страдал при Сталине. И хотя на Западе многие говорили в те годы, что Брежнев – сталинист и что он снова поднимает Сталина на пьедестал, он вовсе не хотел и не намеревался реабилитировать Сталина. Он несколько раз говорил, что, слава Богу, времена Сталина закончились, и к ним нет возврата. Он считал то время просто бесчеловечным, и считал, что тогдашними методами управлять нельзя…

– Каковы были, на ваш взгляд, его отношения с Андроповым? Опасался ли он его, видел ли в нем соперника? В одном российском документальном фильме утверждалось, что Брежнев усиливал МВД во главе со своим другом Щелоковым в противовес КГБ.

Он не разбирался и не хотел разбираться в том, что происходило в головах этих инакомыслящих

– Трудный вопрос, так как существуют очень противоречащие друг другу высказывания разных людей. Мне кажется более правдоподобным, что Брежнев Андропова не боялся и не считал его соперником. Он уважал его интеллект. И можно предположить, что, когда в 1967 году он назначил его на пост председателя КГБ, он заключил с ним пакт, согласно которому они разделили власть. И Андропов занялся диссидентами. Брежневу не хотелось этим заниматься, он не разбирался и не хотел разбираться в том, что происходило в головах этих инакомыслящих. И он был рад, видел в этом логичность и практичность, что есть такой человек, как Андропов, который взял это на себя и занимается так сказать "грязью".

С другой же стороны, Андропов стал, так сказать, архитектором западной политики Брежнева. И это очень важный факт, что идея такой политики исходила именно от Андропова, который вовсе не был человеком КГБ, органов, а пришел из отдела ЦК по работе с европейскими странами, а до того он был послом в Будапеште, то есть был специалистом по внешней политике. Это его идея и идея его мозгового центра, кружка людей вокруг него. Это были хорошо образованные люди, которые знали и понимали Запад, владели иностранными языками. Вместе с ними Андропов и разработал курс на сближение с Западом. И то, что Брежнев начал в 1969 году, было в принципе реализацией идеи Андропова. Зять Брежнева свидетельствовал, что если Брежнев даже как-то и опасался Андропова, то совсем немного, и пакт между ними действовал и просуществовал до смерти Брежнева. Никто его не пытался сместить, наоборот, Брежнев два раза предлагал свою отставку, но члены Политбюро оба раза ее отвергали.

Это привело в итоге к политически ошибочному решению СССР 25 декабря 1979 ввести войска в Афганистан

Свою роль государственного деятеля на международной арене Брежнев долгое время играл убедительно. Он действительно установил неформальные дружеские отношения с канцлером ФРГ Вилли Брандтом, президентом США Ричардом Никсоном, с президентом Франции Жоржем Помпиду. Ранняя смерть Помпиду в апреле 1974-го и практически в это же время отставки Никсона и Брандта стали для Брежнева большой травмой. После этого он начал быстро физически и психически сдавать, и одновременно начала рушиться его политика разрядки. Это привело в итоге к политически ошибочному решению СССР 25 декабря 1979 ввести войска в Афганистан. Якобы из опасения, что там, если этого не сделать, вскоре будут орудовать американцы (были сведения, что афганцы обратились к ЦРУ и готовы отвернуться от СССР). Сыграло свою роль и принятое в те же дни так называемое двойное решение НАТО по ракетам в Европе. Это решение в Политбюро рассматривали как враждебный акт.

Само же решение о вводе войск СССР в Афганистан вырабатывалось уполномоченной Политбюро "тройкой", состоявшей из Андропова, Громыко и маршала Устинова, оно обсуждалось в середине декабря с участием Брежнева, а потом было подписано всеми членами Политбюро (кроме Косыгина, его подпись под протоколом почему-то отсутствует), и Брежнев его тоже завизировал. Интересно, что за два года до решения сама проблема многократно обсуждалась на Политбюро, и все выражали свое понимание, что нельзя вводить войска, хотя об этом многократно просили руководители афганской революции… Руководители СССР долгое время понимали, что это окончательно торпедирует политику разрядки. Но они восприняли решение НАТО так же, как знак окончания разрядки. Руководителям СССР представлялось, что уже все разрушено и решение ввести войска уже ничего в отношениях с Западом не меняет. И тогда это трагическое решение было принято. Брежнев же, по словам его сотрудников, в это время уже мало что понимал…

Он часто находился в стрессе, и это было для него тяжело

Что касается здоровья Брежнева, то интересно, что у него не было никаких инфарктов или инсультов, как полагали на Западе. Но он был, можно сказать, наркоманом, потому что он принимал очень много снотворных, а также расслабляющих, успокоительных препаратов. Проблемы со сном у него возникли еще в относительно молодые годы. Но все его эти проблемы обострились в годы, когда он стал активно заниматься внешней политикой. Он часто находился в стрессе, и это было для него тяжело. Первый такой стресс возник при переговорах с Александром Дубчеком в 1968 году, и далее стрессы продолжились при первых контактах с западными лидерами. Брежнев считал для себя необходимым убеждать всех – как в Политбюро, так и на Западе, что он умеет вести такую политику и что разрядка полезна для Советского Союза и принесет больше пользы СССР, чем ущерба, о котором говорили некоторые члены Политбюро. Эта работа требовала много сил, и стрессы в этот период были у Брежнева регулярно. Да, он добился успехов в достижении взаимопонимания с Никсоном, Брандтом, Помпиду. Но прием препаратов постепенно разрушал его здоровье.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG