Ссылки для упрощенного доступа

Репортаж Владимира Морозова

Александр Генис: Война с памятниками, которая проходит по всему миру – от Украины до американского Юга, – идет и в Нью-Йорке, где протесты вызывает монумент Христофора Колумба, но – не памятник Ленину...

У микрофона – Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Нью-йоркский район Ист-Виллидж. Небольшой парк на перекрестке широченной улицы East Houston и узенькой Norfolk. В теплый выходной день тут полно народу. Статный мускулистый папа с крохотной дочкой. Они соревнуются, кто быстрее разгонится на самокате. Она лет на 30–40 моложе его, и он остановился перевести дыхание. Его зовут Дэйв, ее Анна.

– Дэвид, вы знаете, чья скульптура стоит на крыше вон того здания, дом №178 по улице Norfolk?

Дэйв: Это Ленин. Я ведь живу рядом, так что привык к статуе. Что я могу о ней сказать? Ее перенесли сюда с дома номер 250 по улице East Houston. Дом так и называется Red Square (Красная площадь). Владимир Ленин был лидером русского государства. И это, пожалуй, все, что я о нем знаю.

Владимир Морозов: А вы в курсе – хорошим он был лидером или плохим?

Дэйв: Я не думаю, что он был хорошим лидером. Почему? Да, потому что большинство лидеров ни к черту не годятся. (Смех.) Вы говорите, что многие американцы до сих пор обожают покойного президента Джона Кеннеди? Да, я об этом знаю. Но я его не люблю. Бабником он был и плевал на конституцию. Люблю ли я Трампа? Тоже нет. О нем я даже и говорить не хочу. Я за Трампа не голосовал.

Владимир Морозов: Такой же точно энтузиазм отрицания и ниспровержения охватил сегодня не одного только моего собеседника. Сейчас по Америке пошла мода убирать с площадей скульптуры исторических лидеров. Один только Новый Орлеан отделался недавно от четырех статуй.

– Дэйв, как вы думаете, такое легкое прощание со своим прошлым – это хорошо или плохо?

Дэйв: Я думаю, не стоит оставлять статуи там, где они стоят. Вот, в том же Новом Орлеане. Это были фигуры генералов-южан. Они воевали на стороне южных штатов и были за сохранение рабства. Их, как и другие такие же монументы, можно перенести в музей или на какую-то специальную аллею исторических деятелей. А там оценку их деятельности давали бы экскурсовод или специальная табличка. Ведь часто эти лидеры пролили много крови, и они не достойны того, чтобы их статуи стояли на площади, чтобы мы их почитали.

Владимир Морозов: Волна негодования который год угрожающе плещется и у ног Христофора Колумба, скульптура которого пока еще стоит на площади его имени у юго-западной оконечности Центрального парка. Мало того, что Колумб покинул открытую им Америку в кандалах. Преступником считают его и многие нынешние американцы. Жестокий колонизатор убивал и унижал местных жителей. Стоит ли убирать с площади статую Колумба, спрашиваю я программиста Гленна, который гуляет по улице со своим лабрадором?

Гленн: Я против. Потому что все в нашей стране началось с Колумба. Да, я знаю, его обвиняют в жестокости. Но такой была тогдашняя жизнь. В те времена все были жестоки. И местные индейцы, и открыватели новых земель. А Колумб – факт нашей истории.

Владимир Морозов: А мало ли таких фактов снесли с лица земли новые поколения граждан, которые, как обычно, отвергают ценности родителей! Теперь на месте Бастилии – голая, как стол, площадь. Сколько таких случаев знает и русская история. Помните Александра Галича?

Помню, глуп я был и мал,

Слышал от родителя,

Как родитель мой ломал

Храм Христа Спасителя.

В наше время храм восстановили, и не только знаменитый – Христа Спасителя. Наверное, то же самое видел вокруг себя тысячелетия назад и предвидел в будущем Экклезиаст (или, как считается, написавший книгу Экклезиаста царь Соломон). Мол, есть время насаждать и время вырывать посаженное, время разрушать и время строить, время разбрасывать камни и время их собирать. При этом между разрушать-строить и снова разрушать человек иногда не успевает и глазом моргнуть.

Отречемся от старого мира,

Отряхнем его прах с наших ног!

Нам враждебны златые кумиры,

Ненавистен нам царский чертог.

Так называемая "рабочая Марсельеза" в 1917 году была принята в качестве гимна России уже через 5 дней после отречения от престола Николая II. А кто помнит, сколько продержалось утвердившее этот гимн временное правительство!

Интересно, разделяет ли мысли царя Соломона вот эта независимая девушка, щебечущая с подружками возле отеля “Гетсби”?

Эмма: Меня зовут Эмма, я немного играю в театре и пишу кулинарные книги. Как быть с Христофором Колумбом? Да, пожалуй, я за то, чтобы убрать его с площади. Для коренного населения он принес с собой страшное угнетение. Это не та история, которой можно гордиться.

Владимир Морозов: У Эммы, как положено, продранные на коленях джинсы и, кроме них, большущая дыра на левой ягодице. Наверное, это было бы и пикантно, если бы девушка успела малость загореть.

К перекрестку East Houston и Norfolk подкатывает такси, и я тут же кидаюсь к его пассажирам. Как позже выяснилось, их зовут Джейн и Марк.

– Вы знаете имя человека, скульптура которого стоит на крыше вон того дома?

Джейн: А мне и не видно его из такси. Вот посмотрим с другой стороны улицы. Да, теперь я узнаю его, это Ленин. Надо ли убирать статую с крыши? Нет, не надо. Эту скульптуру надо сохранить. Да и все другие тоже. Я художник-дизайнер, люблю искусство. А как быть со статуей генерала Ли? Да, она может оскорблять многих людей. Но это напоминание о нашей истории, когда люди считали нужным ставить такие памятники, которые нам кажутся безвкусными.

Владимир Морозов: Джейн, я родом из России. Для меня, эта статуя Ленина – настоящее оскорбление. Он убил миллионы ни в чем не повинных людей. Что вы на это скажете?

Джейн: Но ведь мы же не смотрим на его изображение с мыслью о том, как здорово, что он убил миллионы невинных людей...

Владимир Морозов: Но, Джейн, для меня затащить этого истукана на крышу, все равно, что поставить там скульптуру Гитлера?

Джейн: Да, это интересный подход. Мне не доводилось посмотреть на вопрос под таким углом. Конечно, я против статуи Гитлера. А про российскую историю мы просто маловато знаем.

Владимир Морозов: Тут муж Джейн, бизнесмен Марк, становится на мою сторону.

Марк: Я могу понять, почему многих людей оскорбляют статуи или просто исторические имена. Мы живем в городе Хьюстон, в штате Техас. И там много школ, которые названы в честь генералов Гражданской войны, которые воевали на стороне южан. То есть защищали рабство. Сейчас школы переименовывают. Чтобы устранить это пятно позора.

Владимир Морозов: Марк! Устранить пятно позора или исторический памятник?

Марк: И то, и другое.

Владимир Морозов: Вставить свою реплику успевает и Джейн.

Джейн: Я думаю, что когда речь идет о зданиях школ, то это пятно позора и клеймо. Назвать школу чьим-то именем, значит оказать честь и школе, и этому персонажу нашей истории.

Владимир Морозов: Тут надо признаться, что, хотя я и задаю вопросы, но ответа на них часто не знаю сам. Когда-то всех своих российских гостей я водил на улицу West к дому номер 410 в нью-йоркском районе West Village. Там располагалось издательство Pathfinder Press, которое выпускало “Коммунистический манифест” и другие подобные работы. На глухой стене шестиэтажного здания красовалась огромная красочная фреска. По стене маршировали колонны трудящихся с красными знаменами и присутствовали Лев Троцкий, Фидель Кастро, Роза Люксембург и другие известные товарищи. К сожалению, фреска продержалась всего несколько лет, как и многие другие итоги деятельности социалистов. Краска стала осыпаться, по фреске пошли трещины. И тогда всю стену закрасили в светло-серый цвет. Так погиб исторический памятник, который в свое время вызывал немало споров и прямых конфликтов. Однажды кто-то обезобразил часть фрески, бросив в нее пару бутылок с черной краской. Потом, ближе к полуночи, привозя своих гостей к знаменитой фреске, я встречал возле нее дежурных добровольцев – они ее охраняли.

...Время насаждать и время вырывать посаженное, время жить и время умирать...

Кстати, доводы за то, чтобы вырывать посаженное, могут быть самые разные.

Джина: Я за то, чтобы его убрать. Почему убрать этого Колумба? Потому что не он первый открыл Америку.

Владимир Морозов: Так считает студентка-химик афроамериканка Джина.

А что, если так дело и дальше пойдет, то разбрасыватели камней могут добраться до статуи Свободы. Пока она, не подозревая ничего дурного, все еще приветствует мореплавателей при входе в Нью-йоркскую бухту. Но знатоки истории утверждают, что первоначально эта дама должна была носить вуаль, как положено мусульманке, и стоять возле Суэцкого канала. Однако его строителям показалась слишком высокой цена этого современного Колосса Родосского. В итоге дама утратила вуаль и преребралась к берегам Земли Обетованной. А ну как жители этой Земли вдруг решат, что белая женщина с открытым лицом оскорбляет чувства прибывающих к нам национальных меньшинств! И сносить Колосс Родосский, то есть Нью-йоркский, не надо. Просто на лицо снова набросят вуаль.

Последнее интервью состоялось в моем бруклинском доме. В кабине лифта со мной оказался незнакомый парень.

– Давно ли переехали к нам?

– Месяц назад, – был ответ.

– Как вы относитесь к движению за снос статуй?

– Отрицательно. Мне кажется, что это осложнение после болезни, которая называется политической корректностью.

– А в какой сфере вы работаете? – продолжал я свое интервью.

– В бизнесе.

– Значит, вы голосовали за республиканцев?

– Да!

– Я тоже.

И мы пожали друг другу руки. Надеюсь, другие жильцы нашего дома не устроят ему бойкот. Парень еще не знает, что он всего лишь второй после меня республиканец в этом пятиэтажном здании. Но ко мне уже привыкли и, видимо, считают – ну, чего ждать от выходца из этой таинственной России.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG