Ссылки для упрощенного доступа

"Банда фармацевтов": как ульяновские больницы остались без лекарств


Игорь Тихонов

В Ульяновской области развивается коррупционный скандал, в который вовлечены местные высокопоставленные чиновники: областной депутат-единоросс, региональный министр здравоохранения и руководство крупной лекарственный фирмы, принадлежащей государству. Речь идет об организации закупок медикаментов на бюджетных торгах по особой схеме, в результате чего областному бюджету мог быть нанесен многомиллионный ущерб, а больницы надолго остались без многих, даже самых обычных лекарств. Наблюдатели уверены, что коррупционная схема работала не один год и глава региона Сергей Морозов должен был о ней знать.

Депутат Законодательного собрания Ульяновской области, глава комитета по социальной политике Игорь Тихонов заключен под стражу до 27 августа в связи с расследованием уголовного дела о мошенничестве при закупках лекарств для бюджетных учреждений области. Решение об аресте принято 2 июля Басманным судом Москвы. Три дня в ожидании решения суда Тихонов провел в пересыльной камере тюрьмы "Матросская тишина". Депутат просил суд освободить его под залог в 10,5 млн рублей, но суд ходатайство отклонил.

Ранее суд применил такую же меру пресечения к заместителю гендиректора АО "Ульяновскфармация", начальнику управления лекарственного обеспечения этой фирмы Евгению Когану, а гендиректор "Ульяновскфармации" Ольга Кузнецова, пока идут следственные действия, будет находиться под домашним арестом. Всех троих доставили в Москву в ночь с 28 на 29 июня на самолете. Фигурантом того же дела является и министр здравоохранения Ульяновской области Рашид Абдуллов, но тот после начала следственных действий почувствовал себя плохо и лег в больницу.

В четверг, 28 июня, в кабинете Тихонова в Заксобрании, в региональном министерстве здравоохранения и в офисе "Ульяновскфармации" прошли обыски. Обыски состоялись и по месту жительства всех четырех фигурантов. Обыски и задержания проводили сотрудники ФСБ по поручению федерального органа Следственного комитета РФ. Тот факт, что расследованием уголовного дела занялось Главное следственное управление СК РФ, а подозреваемых переправили в Москву, говорит о значимости дела: фигурантов дела географически удалили и от региональной власти, и от местного правосудия.

Игорь Тихонов
Игорь Тихонов

Уголовное дело в отношении Тихонова, Абдуллова, Кузнецовой и Когана возбуждено по статье о мошенничестве, совершенном организованной группой либо в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). В постановлении о возбуждении дела говорится, что эти четверо вместе с неустановленными лицами объединились для совершения хищения денежных средств в особо крупном размере. Механизм хищения следствие видит так: пользуясь служебным положением, Тихонов и Абдуллов препятствовали тому, чтобы больницы самостоятельно закупали медикаменты, и оказывали давление на руководителей лечебных учреждений, чтобы те заключали контракты на поставку с "Ульяновскфармацией" (это государственная компания, осуществляющая закупки лекарств и управляющая сетью аптек). По версии следствия, подозреваемые организовывали аукционы по совместным государственным закупкам в соответствии с некими обязательными перечнями сразу для 64 больниц, затем деньги "под личным контролем Тихонова И.В." выводились со счетов госпредприятия на счета трех фирм, подконтрольных Когану, и обналичивались.

В постановлении СК речь идет о причинении имущественного вреда бюджету Ульяновской области на сумму около 10,5 млн рублей, а событие преступления отсчитывается с середины мая 2017 года. Однако депутат Госдумы Алексей Куринный считает, что коррупционная схема по централизованной закупке лекарств применялась последние три года, в результате на закупки потрачено 3,5 млрд рублей, а ущерб для бюджета мог составить до 300 млн рублей.

Жалобы на отсутствие лекарств по льготным рецептам, а также необходимых медикаментов и расходных материалов в больничных стационарах области поступали давно, но в последние месяцы ситуация обострилась. Тот же Куринный написал 12 июня в Фейсбуке: "Посетили в субботу Ульяновскую областную больницу – ведущее медицинское учреждение региона. Лекарств по-прежнему нет. Пациенты вынуждены покупать все за свой счет. Министерство здравоохранения Ульяновской области вновь реализует коррупционную схему закупок медикаментов: торги затянуты, лекарства по завышенной цене, пациенты лечатся за свой счет". В больницах, как пишут люди в соцсетях, не хватает даже таких элементарных вещей, как физраствор для внутривенных вливаний – его врачи просят приносить с собой. Причина – огромное недофинансирование отрасли областного здравоохранения, которое составляет более 2 млрд рублей.

Но и при таком дефиците бюджетные деньги расходуются неэффективно – именно из-за проведения совместных торгов по схеме, описанной в постановлении СК. В день, когда прошли обыски, руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы России по Ульяновской области Геннадий Спирчагов сказал, что на протяжении нескольких лет его управление выявляло многочисленные нарушения в сфере закупок в системе регионального здравоохранения, причем материалы проверок передавались в том числе и губернатору области. В частности, в 2017 году управление получило жалобы на совместные торги по закупке медицинских изделий для более чем 60 больниц на 587 млн рублей. Смысл совместных торгов – в едином объекте закупок, однако на аукционе одновременно разыгрывались сразу 3,5 тыс. позиций, что не позволяло производителям тех или иных изделий участвовать в торгах. "Если завод делает шприцы, он же не может поставить халаты, бахилы, иглы", – прокомментировал Спирчагов. По его словам, такая схема привела к ограничению конкуренции, он допускает, что это было сделано умышленно. Кроме того, больницам были не нужны все 3,5 тыс. наименований: какой-то больнице нужно 200 наименований, какой-то – 40, сказал глава регионального УФАС. Другая лазейка при закупках – указать изделие для закупки, не уточняя его вида. Например, на рынке есть тонометры полутора десятков видов по цене от 300 до 20 тысяч рублей.

Ту же ситуацию в апреле 2018 года описал руководитель региональной Общественной палаты Александр Чепухин в своем обращении к председателю Счетной палаты Игорю Егорову, когда пошли массовые жалобы на нехватку медикаментов. В письме говорится, что процедура совместной закупки громоздка и не только не приводит к снижению цены, на чем настаивает руководство минздрава, но и приближает цену закупок к предельно высокой. Совместные торги проваливаются, сроки поставки сдвигаются на конец года, больницы работают без лекарств, пациенты вынуждены покупать их за свой счет.

Большинство медицинский учреждений, особенно в сельской местности, и в настоящее время испытывают ярко выраженный дефицит лекарственных средств

"Эксперты заявили, что если бы медицинские учреждения самостоятельно осуществляли закупки необходимых лекарственных препаратов, то тогда можно было бы с уверенностью говорить о реальной экономии бюджетных средств, а также о личной ответственного главного врача конкретного учреждения в случае недостатка того или иного препарата […] Абсолютное большинство медицинский учреждений, особенно в сельской местности, и в настоящее время испытывают ярко выраженный дефицит лекарственных средств и расходных материалов все по той же причине – не проведены совместные торги", – говорится в документе.

УФАС аннулировал крупные торги в пользу "Ульяновскфармации", о которых рассказывал Спирчагов, по жалобе других участников аукциона. Региональный Минздрав оспорил действия антимонопольщиков в арбитражных судах, но в марте 2018 года окружной арбитражный суд подтвердил правоту УФАС. В июне в программе "Дежурная часть" на канале "Россия 24" вышел сюжет, где говорится, что некие предприниматели обвиняют Спирчагова и его ведомство в срыве аукционов, из-за чего в домах не проводятся капитальные ремонты и не поставляются медикаменты в больницы. В этом сюжете сам Спирчагов утверждает, что заказчиком съемок является "Ульяновскфармация". Что касается капремонтов, то ульяновское антимонопольное ведомство на самом деле многократно аннулировало результаты торгов на право проведения капремонтов и штрафовало руководство регионального Фонда реформирования ЖКХ за то, что фонд как организатор торгов незаконно укрупнял лоты в пользу отдельных фирм, тем самым препятствуя конкуренции в сфере капитального ремонта.

Реакцию руководства области на коррупционный скандал, который в Ульяновске окрестили делом "банды фармацевтов", можно описать так: признать все, что можно признать, попытаться найти в ситуации позитив, анонсировать новые антикоррупционные меры.

"Мы считаем недопустимыми любые нарушения в сферах исполнения государственных закупок, использования государственного имущества и расходования бюджетных средств", – заявил председатель правительства Ульяновской области Александр Смекалин. От имени правительства он гарантировал "всестороннее содействие следственным органам для проведения полного и объективного расследования для исключения коррупционных факторов".

"Очень для нас неприятные, печальные, позорные, по сути, события, конечно, никого равнодушными не оставили. Будто сам к этому имеешь какое-то отношение. Крайне неприятно, – сказал председатель Законодательного собрания области Анатолий Бакаев с трибуны региональной партийной конференции "Единой России" 30 июня, где утверждались списки кандидатов на выборы в Заксобрание, которые пройдут в сентябре. – Но с другой стороны, все должны помнить, что с коррупцией реальная борьба развернулась сегодня […] Мы идем по пути очищения нашей партии. Новый состав выдвиженцев – это те, кто прошли неоднократные проверки". В тот же день региональный политсовет "Единой России" приостановил членство в партии Рашида Абдуллова и Игоря Тихонова. Кстати, с 2007 по 2011 год Тихонов был секретарем политсовета Ульяновского регионального отделения "Единой России".

Сергей Морозов и Алсу Балакишева
Сергей Морозов и Алсу Балакишева

"Партия очищает свои ряды" – эта фраза звучит каждый раз, когда правоохранители ловят на взятке очередного чиновника-единоросса. То же самое говорилось два года назад, когда зампредседателя ЗСО, заместителя регионального политсовета ЕР Алсу Балакишиеву обвинили в получении взятки в размере 4,5 млн рублей. По данным следствия, она получила их от одной из ульяновских строительных компаний за содействие ее победе в конкурсе на выполнение госконтракта. По ее собственному признанию, это был спонсорский взнос в региональный фонд поддержки ЕР, который ранее использовался для финансирования предвыборной кампании партии. Суд признал Балакишиеву виновной, но она осталась на свободе: суд лишь назначил ей штраф в размере взятки.

С официальным заявлением выступил и региональный уполномоченный по противодействию коррупции Александр Яшин. В нем сказано, что отрасль здравоохранения по объективным причинам является наиболее "коррупциогенноемкой": проведенный в мае 2018 года социологический опрос показал, что жители региона считают медицину лидером по частоте коррупционных проявлений. В остальном заявление Яшина напоминает отчет о проделанной работе, причем эта работа, судя по отчету, настолько обширна и разнообразна (круглые столы, соцопросы, лекции, заседания комиссий и общественных советов, тестирование госслужащих на знание этики, установка видеокамер, распространение брошюр), что возникает вопрос: как при таком обилии мероприятий еще возможна какая-то коррупция.

Каждый из нас испытывает чувство стыда

Самый ожидаемый комментарий поступил от главы региона. "Каждый из нас испытывает чувство стыда в связи с той ситуацией, которая сложилась в сфере здравоохранения, – написал в Фейсбуке губернатор области Сергей Морозов. – Я глубоко извиняюсь перед нашими земляками за произошедшее. Это опозорило власть и весь регион. Уверен, будет проведено самое тщательное расследование данного факта".

Морозов напомнил, что сегодня при приеме чиновников на работу используется полиграф, что, по его словам, "позволило исключить трудоустройство в органы власти людей с сомнительной репутацией". Губернатор пообещал применять полиграф не только при поступлении сигналов о коррупции и при проведении служебных проверок, но не реже одного раза в три года. Кроме того, все чиновники будут проходить психофизиологическое тестирование.

Вы все знали. Вы не вмешались – как минимум. Как максимум – поощряли действия своих подчиненных

В комментариях к покаянному посту Морозова блогер Евгений Карманов написал: "Сергей Иванович, эта ситуация не какой-то сюрприз, она не свалилась на голову из ниоткуда. Проблемы начались в 2015 году, когда начала реализовываться схема объединенных закупок. В "Ульяновскфармацию" были наняты новые менеджеры с сомнительной репутацией. Война минздрава с ФАС длилась больше года – и это только в активной фазе. Нарушения в работе "Ульяновскфармации" и минздрава обнаруживались систематически. Г-н Спирчагов неоднократно лично вам отправлял письма, в которых сигнализировал о коррупционной составляющей этой истории. Он писал вам и правоохранителям. Правоохранители отреагировали, а вы нет. Я уже молчу о той чудовищной ситуации, когда в результате войнушек минздрава с ФАС больницы остались без лекарств. Вы все знали. Вы не вмешались – как минимум. Как максимум – поощряли действия своих подчиненных. Сегодня произошло то, что произошло – да, это позор на всю страну. Вам не кажется, что вы должны понести политическую ответственность за произошедшее?"

Четыре года назад Морозов возглавил список ЕР на выборах в Заксобрание. Среди людей, которых он привел в представительную власть, несколько человек проходили по уголовным делам, поэтому вопрос о политической ответственности закономерен.

Руководитель регионального исполкома "Единой России" Константин Долгов считает, что губернатор не может быть нянькой для взрослых людей, которые понимают, где лежат грани допустимого, за которые нельзя переходить, поэтому возлагать на него ответственность за преступления других он считает неправильным.

– Негатив прошелся и по партии, и по региональной власти, какую еще мы можем ответственность нести? – сказал Долгов в телефонном интервью. – Политическая ответственность наступает сама по себе – она выливается в негативное восприятие в глазах населения.

– Нести политическую ответственность губернатор должен обязательно, – считает ульяновский политолог, доктор политический наук Нина Дергунова. – Мы же знаем механизм отбора: не партия как независимая организация производила отбор и предложила этих кандидатов губернатору, а этот список утверждал, проверял, контролировал губернатор и управление внутренней политики. Это были его люди уже на стадии первичного отбора. Балакишиева – та с 2003 года депутат ЗСО, возглавляла ключевой бюджетный комитет, постоянно сотрудничала с правительством. Тихонов – это друг по работе еще c Димитровграда (с 2000 по 2004 год Сергей Морозов был мэром этого города. – РС).

Дергунова считает, что на этом основании Морозов несет персональную ответственность за людей, которых привел во власть.

– Как опытный человек, он должен понимать, что люди, облеченные полномочиями, которые долго находятся рядом с ним, считают, что губернатор им доверяет, и психологически теряют контроль над собой. У них возникает ощущение вседозволенности. И мы можем сказать, что опосредованно такое ощущение есть и у губернатора, оно передается тем, кто вокруг него, входит в поле его окружения: "Губернатор меня защитит". Часто его именем прикрываются: "Мы выполняем волю губернатора". Так что политическая и общегражданская ответственность за произошедшее на Морозове есть.

Константин Долгов говорит, что идеального рецепта против коррупции нет, а если бы он был, его бы все применяли. К идее развития политической конкуренции как профилактике коррупции партийный функционер отнесся скептически:

– Да "Единая Россия" уже сама вынуждена создавать конкуренцию политических платформ, проводя предварительное голосование! – говорит он. – Мы же не можем сами себе взращивать политических соперников. Ну где они, политические конкуренты? Пусть выходят! Очень часто наши конкуренты делают громкие популярные заявления, не имеющие под собой экономического обоснования.

Любые ростки возникающей конкуренции "Единая Россия" уничтожает на корню

– "Единая Россия" делает все, чтобы конкуренция не возникла, – считает Нина Дергунова. – Да, партия не может сама себе создавать конкурентов, но любые ростки возникающей конкуренции она уничтожает на корню, практикуя латентные механизмы давления на людей, особенно на селе. Если врач или библиотекарь захочет баллотироваться от другой партии, у него тут же начнутся проблемы на работе. Малейшая самостоятельность пресекается. Поэтому – ничего кроме ЕР, голосовать – только за ЕР, а нам преподносят конечный результат – ну вот, смотрите, народ же сделал выбор…

Развивая тему ответственности губернатора за свои кадры, местные наблюдатели предлагают присмотреться к фигуре Павла Дегтяря, который с 2014 по 2017 год занимал должность министра здравоохранения, когда и начались объединенные торги в пользу "Ульяновскфармации". Позднее Дегтярь стал заместителем губернатора по информационной политике, затем – главврачом областной клинической больницы, но проработал там недолго и был уволен в апреле 2018 года по требованию губернатора из-за срыва аукциона по закупке лекарств для облбольницы на 60 миллионов рублей. В интернете вскоре появилась петиция в поддержку Дегтяря, где его называют "отзывчивым, чутким и открытым профессионалом". Без работы он оставался недолго, и с 1 июня получил повышение: теперь он министр семейной, демографической политики и социального благополучия в ранге заместителя председателя правительства. Наблюдатели полагают, что усиление Дегтяря и ослабление Тихонова могут быть связаны, во всяком случае, для губернатора характерно разделение сфер влияния между приближенными, что порой приводит к подковерным "схваткам бульдогов".

В связи с делом "банды фармацевтов" ульяновская пресса задается еще одним вопросом: почему крупнейшую ульяновскую бюджетную фармацевтическую компанию "Ульяновскфармация" несколько лет возглавляют выходцы из одной и той же самарской коммерческой фирмы – ОАО "Фармбокс"? Эта фирма в начале 2000-х годов стала монополистом на самарском рынке лекарственных поставок благодаря связям члена ее руководства с тогдашним министром регионального здравоохранения. И Ольга Кузнецова, и Евгений Коган, фигуранты возбужденного уголовного дела, – выходцы из "Фармбокса". А бывший гендиректор "Фармбокса" Владимир Ежков, который возглавил совет директоров АО "Ульяновскфармация", в мае 2015 года был найден мертвым в своей машине: по основной версии, это было самоубийство в связи с тяжелой болезнью, по другой версии, смерть была связана с его профессиональной деятельностью. В 2014 году "Фармбокс" и другая компания Ежкова (ООО "Фармбокс интернешнл") вошли в процедуру банкротства, тогда же вся компания самарских фармацевтов с подачи Сергея Морозова оказалась в руководстве "Ульяновскфармации".

По информации депутата ГД Алексея Куринного, в ближайшее время в Ульяновскую область прибудет комиссия Минздрава РФ, чтобы выяснить причины отсутствия лекарств в больницах области. Для самого депутата эти причины ясны – "тотальная коррупция и воровство на высоком региональном уровне".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG