Ссылки для упрощенного доступа

Сюрпризы и прогнозы: победители и проигравшие чемпионата мира в России


Прогнозы на подходящий к концу чемпионат мира по футболу в России делали футбольные эксперты и финансовые аналитики, букмекеры и эрмитажный кот Ахилл. Самые большие сюрпризы турнира, самые точные предсказания и роль случайности в футболе – обсудим это с футбольным аналитиком, автором портала Sports.ru Вадимом Лукомским и редактором сайта “Рейтинг букмекеров” Николаем Соловьевым.

Ведущий – Сергей Добрынин.

Видеоверсия программы

Сергей Добрынин: Сегодня мы подведем предварительные итоги чемпионата мира по футболу, который завершается в это воскресенье. В финале сыграют Франция и несколько неожиданно сборная Хорватии. Как раз неожиданности и сюрпризы мы сегодня будем обсуждать. Еще одна тема – это прогнозы, предсказания, результаты, кто и как их делает, кто на этом зарабатывает, кто теряет на этом деньги. Итак, финал Франция – Хорватия. Франция один из фаворитов. Насколько предсказуемо было, что Хорватия выйдет в финал?

Вадим Лукомский: То, что в финал, – конечно, большой сюрприз, но то, что Хорватия будет одной из команд, которые вроде как не принято ассоциировать с топ-сборными, но могут выстрелить, – это было очевидно. Я помню, на Евро-2016 другой тренер был, но та же команда, сборную Хорватии называли "темной лошадкой", уже тогда они, во-первых, играли зрелищнее всех, во-вторых, уже тогда было видно, что это очень классная команда.

Сергей Добрынин: Это сбалансированный состав? В Хорватии почти в каждой линии есть звезда, не одна самая главная звезда впереди, а в каждой линии есть свои сильные игроки. В этом сила Хорватии?


Вадим Лукомский: Я бы сказал, что их сила в полузащите, где играют Ракитич и Модрич, футболисты топ-уровня оба, Модрич входит в пятерку лучших полузащитников мира, Ракитич в двадцатку. Хорватия сильна в первую очередь этим. Сейчас у них появился тренер Златко Далич, который в каждом матче использует их по-разному, схема очень хорошо варьируется в зависимости от соперника. Интеллект этих футболистов, которые буквально по ходу мачта прямо на поле могут изучить соперника и начать бить в самую болезненную его точку, по сути вытащил Хорватию.

Сергей Добрынин: То есть выигранный матч с Англией – это не случайность?

Вадим Лукомский: Случайным там было только то, что англичане дотянули так долго, хорваты могли это и в основное время решить. Тяжело на штрафной закладываться, особенно на то, что такое исполнение будет, хорошо очень Трипье пробил. Если не считать этого отдельного эпизода, то хорваты играли намного лучше, полностью заслуженно победили.

Сергей Добрынин: При этом хорваты сыграли три мачта плей-офф по 120 минут, плюс еще серия пенальти – это очень большая физическая нагрузка. Сборная не очень молодая, как вы думаете, сил хватит на финал?

Вадим Лукомский: Мы слышали, что говорил Модрич после Англии, эти все высказывания экспертов, в первую очередь английских, что такую Хорватию уставшую, да еще менее звездную, чем наша команда, мы точно обыграем, только мотивировали их. Даже физически в полуфинале Хорватия оказалась намного лучше готова. К сожалению, у нас нет достаточной выборки, нет таких случаев, чтобы команда играла по три матча по 120 минут на одном турнире, чтобы посмотреть, как это влияет, насколько это вредит. Даже если было, то очень ограниченное число раз, исследования никак не проведешь. Поэтому можно только на ощущениях говорить, а ощущения – то, что снова это как-то мотивирует Хорватию скорее, чем навредит им.

Сергей Добрынин: Николай, что ожидали букмекеры от финала, кого можно было увидеть по их прогнозам?

Николай Соловьев: Во-первых, надо сказать, что появление Хорватии в финале – это, конечно, неожиданность. Потому что до начала турнира хорваты были десятыми в списке по коэффициентам из всех команд, которые могут выиграть чемпионат. То есть коэффициент на Хорватию давался 35, у англичан было чуть побольше, даже было больше у португальцев, Хорватия делила 10–11-ю строчку с колумбийцами. Соответственно, Францию в финале ожидали. Франция была в списке примерно на третьем-четвертом месте, потому что первое-второе были Бразилия и Германия. В целом появление Франции в финале – это, наоборот, то, чего ожидали как букмекеры, так многие игроки. Хорватия прибавляла в течение турнира, уже к моменту, когда мы подошли к финальным играм, когда осталось только четыре команды, хорваты, тем не менее, были четвертой командой по шансам выиграть чемпионат. Первые были, разумеется, французы, потом были бельгийцы, потом англичане, и хорваты замыкали эту четверку.

Сергей Добрынин: То есть англичан ставили выше хорватов, несмотря на то, что, как мне кажется, хорваты показывали более яркую игру?

Николай Соловьев: Англичан ставили выше, наверное, за счет общего куража, еще за счет того, что англичане изначально были чуть более явными фаворитами на долгосрочном уровне, нежели хорваты.

Сергей Добрынин: Ставки на финал: я так понимаю, Франция безоговорочный букмекерский лидер?

Николай Соловьев: Да, на данный момент, по моим данным, если мы говорим о распределении ставок на победителя матча, включая основное только время, без учета добавленного времени, пенальти, то на победу Франции приходится примерно 80% объема ставок. Соответственно на хорватов и ничью – 20%. Если мы говорим о ставках на победителя матча в целом, то на французов приходится примерно 65%, хорватов – 35%.

Сергей Добрынин: Вы считаете, это адекватно, Франция действительно настолько сильна, что она безоговорочный фаворит?

Вадим Лукомский: Я считаю, что букмекеры абсолютно правы, что Францию делают фаворитом, но, наверное, не до такой степени.

Сергей Добрынин: Расскажите про Францию немножко. Насколько она сильна, насколько она заслуживает стать чемпионом в этом году?

Вадим Лукомский: Она не заслуживает совершенно. Эта команда, можно сказать, позорная, учитывая, какие игроки у них есть и в какой футбол они играют. В двух из трех матчей плей-офф они явно давали сопернику мяч, что в принципе было эффективно, но, наверное, с таким составом, самым звездным составом на турнире, французы могут играть намного лучше. Конечно, это все можно было бы проигнорировать, если бы они прямо в каждом матче были явно лучше соперника по созданным моментам. Но такого доминирования нет. Они либо чуточку лучше, либо наравне, либо уступают. Ни в одном матче Франция не доминирует. Только с Уругваем они выиграли больше, чем в один мяч. Так что Франция точно не лучшая по качеству игры команда. Наверное, такой командой была Бразилия. Мне кажется, что в очном матче было бы очень мало шансов у французов против Бразилии. Сейчас, конечно, из оставшихся двух команд Франция фаворит.

Сергей Добрынин: Неужели Франция и в финале отдаст мяч Хорватии?

Вадим Лукомский: Я думаю, будет близко к 50 на 50. Плюс еще на такие вещи играет ход матча, если кто-то забьет быстро гол, то понятное дело, что, скорее всего, эта команда сядет в оборону, и это выльется в высокий процент владения другой командой. Но если Франция окажется с мячом, она толком не знает, что делать с ним. У них есть игроки, которые могут индивидуально что-то решить, одним пасом создать моменты. Но в целом команда Франции не умеет владеть мячом.

Сергей Добрынин: Это, видимо, означает, что будет не очень яркий финал.

Вадим Лукомский: У меня такие ощущение.

Сергей Добрынин: Мы с вами хвалили Хорватию, хотя Хорватия только в серии пенальти обыграла сборную России. Россия достаточно неплохо оборонялась и атаковала, намного более активно играла, чем со сборной Испании. Николай, как вам Россия на этом чемпионате вообще?

Николай Соловьев: Совершенно прекрасно и тоже неожиданно. Потому что, наверное, никто из нас не ожидал такого результата сборной России. В том числе букмекеры, игроки, которые делают ставки, тоже не ожидали изначально, все изменилось после первых побед сборной России над Саудовской Аравией и Египтом. После этих матчей игроки поверили в то, что, возможно, мы чего-то добьемся на этом чемпионате. Наверное, было важно показать, что важно было одержать первую победу, после чего мы увидели ту самую сборную, которую готовили к чемпионату. Делать выводы по матчу с Австрией и по другим товарищеским матчам было бы нецелесообразно. Команду вводили к первым матчам на пик, мы это и увидели. Россия отлично перемещалась по полю, довольно хорошо выглядела, смотрелась довольно здорово.

Сергей Добрынин: Мне кажется, что по матчу с Испанией что-то сложно сказать о сборной России, потому что она действительно отчаянно на зубах оборонялась. Или там была гениальная тактическая схема, а не просто психология и желание?

Вадим Лукомский: Там была неожиданная тактическая схема – на игру в три центральных защитника перешел Черчесов, он это отрабатывал два года перед турниром, но на самом турнире постоянно играл с четверкой защитников. И это скорее навредило сборной России. Испания очень стерильно владела мячом, но из-за того, что на одного атакующего игрока меньше стало у России, Россия не могла проводить контратаки. На самом деле в том матче Акинфеев вытащил Россию. Когда вратарь так часто тащит – это говорит о везении. Даже с Испанией неубедительной России потребовалось очень много везения, чтобы пройти дальше.

Сергей Добрынин: Раз уж мы заговорили об отдельных игроках, давайте обсудим не только Акинфеева. Александр Головин, от него ожидали, что он станет одной из самых главных звезд России. Он оправдал эти ожидания?

Вадим Лукомский: Да, оправдал.

Сергей Добрынин: В групповом турнире было где развернуться, в матче плей-офф его роль была ниже, потому что команда скорее оборонялась, и он был не так заметен.

Вадим Лукомский: Да, это абсолютно так. При этом он по пробегу, если брать в целом за матч, то лучший игрок вообще на турнире, так что это тоже значимое достижение, особенно если мы не ассоциируем его просто с беготней, он один из самых умных, самых техничных игроков сборной России. Все очень здорово для него сложилось. Он олицетворяет, наверное, всю сборную России, он начинал турнир слева в полузащите, наверное, так у него была бы меньше значимость, меньше роль для команды, там он себя проявил в полной мере и в плане самоотдачи, и в плане созидания, в плане умного движения.

Сергей Добрынин: Я вчера читал довольно забавную новость, что в связи с переходом Криштиану Роналду в "Ювентус" Головин заявил, что он теперь тоже предпочитает перейти в "Ювентус", а не в "Челси". Николай, вы верите, что Головин перейдет в заграничный клуб в этом межсезонье?

Николай Соловьев: Я в это верю, я думаю, что это вполне возможно. Более того, если мы обратимся к коэффициентам, можно поставить на то, какой российский футболист перейдет в заграничный клуб до конца этого лета. Головин очевидный лидер этого рейтинга, потому что поставить на его переход можно по коэффициенту 1,1 – это очень низкий коэффициент. Для примера, вторым идет Федор Смолов, коэффициент на его переход равен 2,4.

Сергей Добрынин: Неудивительно, я бы ожидал, что он должен быть еще ниже.

Николай Соловьев: Я думаю, повыше после этого чемпионата, учитывая то, что Смолов в итоге не забил. Насчет Головина очень много слухов, очень много рассуждений о том, где ему лучше играть. Я думаю, что все-таки велика вероятность, что он действительно уедет. Наверное, так будет лучше для него.

Сергей Добрынин: Для меня это станет сюрпризом, если честно. Мы спросили людей на улицах Москвы, что стало главным сюрпризом чемпионата мира для них.

Что стало для вас самым большим сюрпризом на чемпионате мира?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:10 0:00

Сергей Добрынин: Мне кажется, здесь самый интересный последний ответ, потому что действительно, если вдуматься, один из сюрпризов – это то, что сборная вылетела без всеобщего отчаяния и посыпания головы пеплом. Многие люди скорее, кажется, рады. Николай, вам кажется, что Россия могла добиться большего?

Николай Соловьев: Я думаю, сборная Англии не тот соперник, которого можно было бы опасаться. В принципе, учитывая то, как сборная России до победного играла с каким характером, думаю, Россия на данном отрезке чемпионата была бы способна на большее.

Сергей Добрынин: То есть если бы не промах Смолова, то, возможно, мы были бы в финале?

Николай Соловьев: Насчет финала очень сложно говорить. По крайней мере, я уверен, что в полуфинале мы бы сыграли со сборной Англии достойно.

Сергей Добрынин: Вадим, все говорят о том, что сюрприз – это вылет сильных сборных. Я думаю, что многие имеют в виду в первую очередь Германию, которая не вышла из группы. Это было ожидаемо, если сейчас задним умом вспоминать, как они были готовы к турниру?

Вадим Лукомский: Нет, это было не ожидаемо. На самом деле Германия просто не заслужила вылететь. У них было достаточно проблем, у них не было ширины атак. Моменты основные, которые они создавали, они создавали после навесов, а навесы намного менее эффективный способ вскрытия глубокой обороны, чем какие-то комбинации с пасами в штрафную. Так что проблем было достаточно, но даже со всеми этими проблемами немцы были в достаточной степени лучше соперников, с которыми они играли, кроме Мексики, чтобы набрать те шесть очков, которые вывели бы их уверенно в плей-офф. Грубо говоря, вратарь сборной Кореи, то, что он сделал, вот это определило провал Германии. Они бы все равно, наверное, не выиграли, вылетели бы достаточно рано в плей-офф, но именно из группы они не вышли чисто из-за не фарта.

Сергей Добрынин: Хотя мне, честно говоря, кажется странным говорить, что эта была случайность, учитывая, что они проиграли матч Мексике на последних секундах, благодаря голу Тони Кросса обыграли Швецию и проиграли 0:2 Южной Корее. Это сразу три случайности получается?

Вадим Лукомский: Это необязательно три случайности, просто Германия, чтобы вы понимали, на конец группового этапа была лидером по количеству ударов с большим отрывом. То есть можно исследовать это более глубоко, говорить, что не все удары одинаковые, что много дальних ударов у них было. Но там такое количество, 73 удара было за три матча, даже если бы все они были дальними, Германия должна была забить больше, чем в итоге забила. Два мяча они забили на этом турнире. Это какое-то вопиющее несоответствие, оно возможно только на таких краткосрочных турнирах, где три матча решают судьбу команды.

Сергей Добрынин: Николай, как вам игра Месси и Роналду на этом турнире? Если не ошибаюсь, они вылетели в один день.

Николай Соловьев: Конечно, от них ожидали большего. То есть от Месси ожидали большего, от Роналду все-таки нет, потому что он был основная ударная сила Португалии, он забил четыре гола. То, что Португалия попала на очень крепкую команду Уругвая – это предопределило то, что результат закономерен и вылет Португалии случился тогда, когда он случился.

Сергей Добрынин: Особенно при здоровом Кавани.

Николай Соловьев: Особенно при здоровом Кавани, который шикарный матч тогда провел. Что касается Месси, наверное, это проблема сборной Аргентины. Сборная Аргентины вызывает очень много вопросов. Потому что когда один футболист решает за тренера, кого брать в команду, кого нет – это нездоровая ситуация. Соответственно, получилось то, что получилось. Если честно, сборную Аргентины даже не жалко.

Сергей Добрынин: Вадим, вам кажется, это правда, что в сборной Аргентины было непонятно, кто тренирует ее – Месси или Сампаоли? Или это журналистское преувеличение?

Вадим Лукомский: Я думаю, что это давно тянется, каждый тренер Аргентины должен советоваться с Месси. Это сильно преувеличивается, но это есть. Сампаоли это даже на публику выносил, он говорил, может, немножко эти слова тоже преувеличивали, слишком широко тиражировали, но он говорил, что "это команда Месси в большей степени, чем моя команда". Мне кажется, он имел в виду не то, что Месси решает, кто будет выходить, а то, что когда команда находится на поле, Месси на нее влияет больше, чем сам тренер. По ходу турнира был определенный раскол. Мне кажется, до конца это было коллективными решениями, не было такого, что Сампаоли просто смотрит матч, а Маскерано и его друзья принимают решения. Конечно, даже публично, если читать между строк, прослеживалось, что есть огромное влияние Маскерано, еще группы игроков.

Сергей Добрынин: Есть еще третий человек – это Неймар. Его, кстати, упомянули среди неожиданностей как человека, который слишком много падал. Вообще он всегда много падает, для меня это не было сюрпризом скорее. Что вы скажете про выступление Бразилии?

Вадим Лукомский: Бразилия абсолютно лучшая команда этого турнира. Единственная сбалансированная команда, единственная команда, которая не затерялась бы на уровне топ-клубов. Если изучать вопрос, то можно заметить, что и в тактическом плане, и по цифрам, и субъективно сборные выглядят намного хуже, чем клубы, даже те сборные, у которых состав не уступает ведущим клубам. Это в принципе легко объяснимо, многие тренеры подчеркивают, что банально не хватает времени, чтобы наладить футбол, как в некоторых клубах. Бразилия исключение, этим она порадовала. В принципе, возможно, не было какой-то очень яркой игры, но в каждом матче Бразилия намного больше моментов создавала, чем соперник. Это можно назвать доминированием или максимально близким явлением к доминированию на этом чемпионате мира.

Сергей Добрынин: Вам не кажется странным, что один из основных игроков сборной Бразилии Паулиньо переходит из "Барселоны" в китайский клуб?

Вадим Лукомский: Мне кажется это очень странным, настолько же странным, как и когда он прошлым летом из китайского клуба перешел в "Барселону". Там запутанный трансфер, я еще сам до конца во всех деталях не разобрался. Насколько я понимаю, там не только футбольные причины.

Сергей Добрынин: Неймар скорее помогает этой сборной или его статус мешает ей?

Вадим Лукомский: Мне кажется, что помогает в большей степени, чем мешает. Он в целом достаточно дисциплинирован, особенно если сравнивать с ролью Месси, дисциплинированно выполнял то, что требовал от него тренер. Он провел на самом деле хороший турнир. Если плюс или минус, то у Неймара в этом турнире плюс.

Сергей Добрынин: Сборная Бразилии была фаворитом букмекерским снова, уже не первый чемпионат мира. С каким отрывом делали ставки на сборную Бразилии как на победителя турнира?

Николай Соловьев: На Бразилию было сделано наибольшее количество ставок перед началом турнира. В пользу того, что Бразилия фаворит, говорило очень многое, по игре и по всему Бразилия была главным фаворитом, наверное, наравне с Германией до начала чемпионата. На Бразилию и Германию давался один и тот же коэффициент, он был примерно равен пяти. Игроки верили в то, что Бразилия, скорее всего, выиграет этот чемпионат, объем ставок заметно превосходил другие команды. В начале турнира примерно 20% от всего объема ставок на чемпиона приходилось на Бразилию. Бразилия в этом плане опережала вторую по выбору игроков Аргентину процентов на 7–8 – это довольно большое различие в объеме ставок. До последнего на Бразилию ставки только росли, Бразилия занимала первое место примерно до того момента, когда Россия прошла Испанию, тогда случился нереальный бум, только тогда после этого матча перед матчем с Хорватией внезапно Россия опередила Бразилию по объемам ставок на чемпиона мира.

Сергей Добрынин: Мы поговорили о сюрпризах чемпионата мира, давайте поговорим о том, кто и как пытался делать прогнозы, кто и как делал предсказания победителей отдельных матчей и всего чемпионата. Насколько в принципе можно предсказать итог футбольного матча? Есть разные составляющие, есть тактическая схема, есть физическая готовность футболистов, все это можно рассчитать, узнать заранее, но есть еще психология, есть еще настрой. До какой степени можно предсказать, что получится в итоге?

Вадим Лукомский: Всегда дикий риск, что ты ошибешься. Мне кажется, реальнее всего предсказать, какая команда сыграет лучше. Но футбол такая игра, особенно в рамках одного матча, что команда, которая играет лучше, не всегда побеждает – в этом главная загвоздка. Даже когда мы на основании, супердетально изучив все имеющиеся данные, мы предсказываем только, кто из этих команд сыграет лучше, если они будут придерживаться той же тактики, того же стиля, в матче не случится чего-то экстраординарного, вроде случайного быстрого гола. Когда ты дико уверен в ответе на этот вопрос, а твою дикую уверенность не разделяют букмекеры, тогда можно сделать хорошую ставку и предсказать. В остальном ты неизбежно закладываешься очень сильно на удачу, в долгосрочной перспективе проиграешь.

Сергей Добрынин: Тем не менее, букмекеры зарабатывают на этом деньги, на предсказаниях. Я так понимаю, что есть две части, отчасти коэффициент складывается из того, как люди ставят деньги, отчасти есть какой-то базовый коэффициент, который букмекеры делают на основе экспертной оценки.

Николай Соловьев: Для начала ведется очень большая работа. В каждой букмекерской компании есть своя команда аналитиков, которые изучают все возможные выкладки, они изучают вплоть до того, в каком состоянии находится команда сейчас, как эти команды играли друг с другом ранее. Учитывается все, учитывается прогноз погоды в день матча. Это изначально то, что закладывается в коэффициенты. Что касается ставок игроков – это уже влияет опосредованно потом. Например, если мы видим, что идет какой-то массив ставок на определенную команду, то букмекер корректирует коэффициенты и понижает коэффициент на эту команду при условии, что массив ставок позволяет это делать.

Сергей Добрынин: Главная часть – это то, что изначально сделали эксперты?

Николай Соловьев: Да, безусловно. Именно футбольные аналитики, трейдеры, математики, которые вычислили тот или иной коэффициент на основании тех данных, которые они изучили.

Сергей Добрынин: А как вообще можно учесть, например, прогноз погоды?

Николай Соловьев: Это хороший вопрос, наверное, для аналитика. Но в целом я так полагаю, что наверняка есть статистика, которая говорит о том, как та или иная команда при какой погоде как играет. Я полагаю, что это как раз один из тех элементов, который букмекерские аналитики тоже учитывают и изучают.

Сергей Добрынин: Вадим, я читаю ваши материалы с разборами разных матчей, у меня есть ощущение, что за последние годы футбольная аналитика чисто технологически сделала большой рывок. Если раньше было больше взятых с потолка оценок, кто хорошо, кто плохо играет, то сейчас вы ориентируетесь на большое количество фактических показателей, тактических, состояние здоровья и так далее. Это действительно революция в футбольной аналитике?

Вадим Лукомский: И да, и нет. Потому что, конечно, появилось намного больше цифр, чем было раньше, появился интерес писать не какие-то водянистые тексты, а именно по сути, по делу. Но в то же время любые цифры требуют контекста. Если ты дашь цифрам неверный контекст, то и текст у тебя будет глупым. По-прежнему определяющим фактором является то, как ты смотришь футбол, как даешь свои оценки. Только сейчас ты можешь это подтвердить какими-то цифрами объективными.

Сергей Добрынин: Откуда берутся эти данные? Я знаю, что один из важных параметров – это хG. Что это такое?

Вадим Лукомский: Это ожидаемые голы. По сути, каждому удару в матче присваивается коэффициент в зависимости от того, насколько он был опасным. Понятное дело, что главный фактор удара – это его позиция, с двух метров забить проще, чем с 50. Есть еще другие факторы, была ли обводка перед ударом, какой частью тела он наносился, засчитали это как явный голевой момент. Факторов очень много, иногда чуть ли не до сотни достигает. В итоге мы получаем к каждому удару коэффициент от 0 до 1. Совокупные опасности каждого удара складываются, и мы видим, сколько голов, исходя из своих ударов, должна была забить каждая команда. Иногда команда наиграла по этой системе на три гола, но забила только один – это означает, что ей сильно не повезло. Иногда команда забила четыре гола, наиграла только на один – это означает, что в отдельном матче им сильно повезло. Когда есть такие большие расхождения, можно сразу говорить слово "удача/ неудача". Но если более мелкие, иногда надо углубляться в систему, смотреть, может быть, где-то она не идеальна, сбивает с толку.

Сергей Добрынин: То есть, грубо говоря, у Германии очень большой хG был?

Вадим Лукомский: У Германии большой, но за счет количества. То есть если разделить все их удары, то получится не самая большая цифра. Средняя острота ударов у них была одной из худших на турнире. При таком уровне исполнителей, при таком количестве ударов они должны были забить больше, цифры это подтверждают, и от этого мы никуда не денемся. То, что средняя острота ударов была такой маленькой, – это еще один показатель проблем.

Сергей Добрынин: Прогнозы делают не только футбольные аналитики, не только букмекеры, не только животные, но и финансовые корпорации. При этом почти всегда банковские аналитики ошибаются, то есть их прогнозы не оправдываются. Я не очень понимаю, какие данные они учитывают, возможно, не такие глубокие, как это делают букмекеры и футбольные аналитики. Можно ли в идеале собрать всю имеющуюся информацию о команде, все данные о погоде, все остальное и сделать какую-то идеальную схему, которая улучшит возможности этого прогнозирования?

Вадим Лукомский: Я думаю, единственный вариант фантастический, никогда такого не случится – это если все турниры футбольные начнут разыгрывать по достаточно справедливой формуле. Чтобы все наши данные работали, нужно, чтобы каждая команда примерно по одной и той же тактике, в одном стиле играла все это время. Это гипотетическая ситуация, никогда такого не случится. Текущая формула чемпионата мира не выявляет лучшую команду, она выявляет хорошую команду, для которой обстоятельства сложились максимально хорошо. Это не претензия – это непредсказуемость, это добавляет драмы, это делает чемпионат мира таким турниром, который продается лучше любого другого в мировом футболе. Если мы говорим о справедливости, справедливом результате, эта форма розыгрыша просто не идеальна. Даже в национальных чемпионатах проще предсказывать, чем в турнире, который разыгрывается по схеме плей-офф.

Сергей Добрынин: Если не ошибаюсь, в этом году банки предсказывали победу сборной Германии с вероятностью 18%, получается, что если бы мы сто раз провели чемпионат мира при тех же начальных условиях, то 18 из них выиграла бы сборная Германии – это был бы итог справедливый.

Вадим Лукомский: Если мы считаем, что банки учли все факторы правильно, то это правильное трактование их прогнозов. Но мне кажется, что если максимальное количество раз переиграть, то выиграла бы Бразилия, они были фаворитами.

Сергей Добрынин: Я знаю, что одна из самых крупных ставок в этом году была связана с матчем Германия – Южная Корея, Николай, это так?

Николай Соловьев: Это скорее самый крупный проигрыш, который пока был на этом чемпионате. Игрок поставил 4 миллиона 300 тысяч рублей на то, что Германия победит, коэффициент был 1,22. Игрок считал, что это ставка, которая точно принесет ему несколько тысяч рублей сверху его четырех миллионов. Что касается выигрышей, самый крупный выигрыш тоже мог стать большим провалом, потому что игрок поставил в начале второго тайма матча Англия – Тунис на то, что Англия в итоге победит, 5 миллионов рублей, коэффициент был 1,59. Как мы знаем, все могло закончиться для него неудачно, для Англии тоже. Игроку повезло. Игроки любят создавать экспрессы, когда вы добавляете в один купон два матча, перемножаются коэффициенты, но если что-то одно не сыграет, то вы деньги теряете. Игрок поставил 900 тысяч рублей на то, что Россия обыграет Саудовскую Аравию, а Иран обыграет Марокко. Игроку повезло, он выиграл 5 миллионов рублей. Кроме того, есть другие крупные ставки, когда игроки выигрывали 3 миллиона или когда они проигрывали 3 миллиона. Недавно игрок проиграл 3 миллиона из-за того, что Англия не вышла в финал. Но ставки таких размеров все-таки занимают меньше процента всех ставок.

Сергей Добрынин: Какая средняя ставка ставят?

Николай Соловьев: Средняя ставка на матч зависит от того, насколько матч популярный, если как матч Россия – Испания, то средняя ставка равна 1000–1500 рублей. Если это матч другого уровня, менее интересный нашим игрокам, то примерно 500–600 рублей на этом чемпионате.

Сергей Добрынин: Можно отследить уже сейчас, сколько примерно людей делали ставки на чемпионат мира, сколько всего выиграли, сколько всего проиграли, сколько заработали букмекеры?

Николай Соловьев: Пока сделать этот анализ довольно сложно, нам нужно дождаться результата конечного, когда мы узнаем, кто стал чемпионом. Могу точно сказать, что количество игроков, которые играют, заметно выросло – это было ожидаемо, потому что это большое событие, букмекеры к этому готовились. По оценке наших экспертов, общий объем ставок, которые должны были сделать российские игроки на чемпионат, примерно должен был составить 300 миллиардов рублей. Получится это или не получится, мы надеемся узнать уже скоро. Что касается того, кто кого переиграл, букмекеры или игроки, на данный момент букмекеры игроков немножко переиграли, пока что по итогам всех матчей получили небольшую, но прибыль.

Сергей Добрынин: А разве букмекеры не всегда получают прибыль?

Николай Соловьев: Если мы говорим о долгосрочном каком-то моменте, если мы имеем очень много неожиданных результатов, то игроки могут каким-то образом букмекера переиграть. Но это очень редко.

Сергей Добрынин: Вадим, а вы делаете ставки?

Вадим Лукомский: Нет.

Сергей Добрынин: Вам кажется, это этичный бизнес – букмекерство? Я имею в виду, что люди разоряются, люди иногда ставят последние семейные деньги, это приносит много горя.

Вадим Лукомский: Это прозвучит немножко жестко, но это проблема этих конкретных людей. Единственное, не все букмекерские конторы легальные – нужно уважать законы государства, в котором ты ведешь дела. Но в остальном с точки зрения этики я не вижу здесь ничего предосудительного.

Сергей Добрынин: Николай, как внутри этого бизнеса относятся к этике?

Николай Соловьев: Этика – это очень важный момент для букмекерского бизнеса. Репутация для букмекеров очень важна. Мы понимаем, что сейчас отношение населения к букмекерскому бизнесу, мягко говоря, пока еще остается негативным. Разумеется, букмекеры хотят с этим бороться. Они пытаются в том числе с этим бороться при помощи законодателей, потому что бизнес букмекерский сейчас довольно жестко регулируется, он легализован. Все идет к тому, чтобы репутацию букмекеров немножко повышать. В той же Англии, в других странах, где уже давно люди играют на ставках – это не является проблемой серьезной. Разумеется, везде случаются истории, когда кто-то очередные деньги проиграл – это неизбежно. Но в целом, что касается этики, в букмекерском сообществе принято повышать репутационную составляющую и не заставлять игрока свои деньги проигрывать. Более того, есть такая история, когда игрок может обратиться в букмекерскую контору и сказать: ребята, я, наверное, игроман, давайте порежем мои счета, мои лимиты или как-то меня ограничим.

Сергей Добрынин: А, наоборот, со стороны конторы разве не видно, что один и тот же игрок все время приходит, тратит огромные суммы – и поэтому можно было бы как-то его ограничить?

Николай Соловьев: Скорее все-таки букмекер будет ограничивать игрока, если он будет постоянно выигрывать и при этом реально большие суммы.

Сергей Добрынин: В чем, в сущности, это отличается от казино?

Николай Соловьев: В том, что игрок, который делает ставку, он так или иначе может обладать какими-то знаниями. На основании своих знаний он может выиграть деньги. Казино – это генератор случайных чисел. Букмекерство – это очень много удачи, но еще и элемент знаний, элемент состязательности.

Сергей Добрынин: Хотя, как мы обсудили до этого, в футболе тоже сюрпризов много, предсказать что-то, даже зная всю экспертизу, не всегда получается.

Николай Соловьев: Но при этом в казино ты вообще ничего не можешь предсказать.

Сергей Добрынин: Кто занимается этой экспертизой? Какие-то специальные люди, которые проходят обучение или такие люди, как Вадим Лукомский, например?

Николай Соловьев: У букмекеров есть свой состав футбольных аналитиков, футбольных трейдеров. Как правило, это люди, которые закончили те или иные математические факультеты, люди, которые работают с математическими моделями и так далее. Они могут, допустим, не любить футбол, но они могут в этом разбираться с точки зрения какого-то анализа цифр. Что касается спортивных журналистов, то они по сути не участвуют в создании коэффициентов, они могут давать лишь свои прогнозы.

Сергей Добрынин: Вадим, вас не привлекали к такой работе букмекеров?

Вадим Лукомский: Немножко пытались. Я сам не ставлю и не буду рекомендовать.

Сергей Добрынин: Давайте поговорим про другие сюрпризы, неожиданности этого чемпионата. Вчера ФИФА просила свои съемочные группы меньше показывать футбольных болельщиц, чтобы меньше было проявления сексизма. В то же время ФИФА сказала, что в России очень мало было проявления расизма, что для меня скорее было неожиданно. Как вы считаете, это неожиданно, что не было расизма? Многие думали, что будет много выкриков на полях и так далее.

Вадим Лукомский: Нет, меня это не удивило. Я был практически уверен, что Россия проведет турнир на образцовом уровне. Не в том смысле, что в российском футболе нет расизма, а в том, что сделают так, что на чемпионате мира его не будет. По-моему, неплохую систему с паспортами болельщиков сделали, в том числе для этого, поэтому меня это нисколько не удивило.

Сергей Добрынин: Возможно, одна из причин в том, что больше расизма мы видим на матчах клубов, куда приходят болельщики, фанаты, ультрас и так далее, которые больше склонны к таким жестам.

Вадим Лукомский: Насколько я знаю, все сделали, чтобы именно от таких болельщиков избавиться любой ценой. Это получилось.

Сергей Добрынин: У нас остается финальный матч и матч за третье место. Все-таки, кто победит в финале, кто победит в матче за третье место?

Вадим Лукомский: В финале, я думаю, Францию справедливо делают фаворитом, пускай не настолько явным, процентов 45 я бы отдал Хорватии, буду болеть за Хорватию, но называю Францию. В матче за третье место еще более трудно. Потому что совсем непонятно, будут ли основные составы, либо полурезервные, либо полностью резервные. Наверное, упрощенный прогноз я сделаю, сказав, что Бельгия как команда намного сильнее Англии. Я считаю, что Бельгия тут явный фаворит.

Сергей Добрынин: Вы думаете, что у Англии не будет мотивации бороться за третье место?

Вадим Лукомский: Возможно, и у Бельгии не будет. Если сравнивать Бельгию как сборную по качеству игроков, по составу, по глубине состава, мне кажется, Бельгия сильнее Англии.

Сергей Добрынин: Жалко, что они не в финале.

Вадим Лукомский: С одной стороны да, с другой им очень сильно повезло против Бразилии. Франция их по делу переиграла. В этом конкретном матче очень сильно перемудрил тренер, который до этого буквально тащил команду, очень хорошо себя показывал. Мне нравится стиль. Мне нравится команда, но два матча подряд, где они явно играют хуже соперника. Наверное, они не заслужили финала.

Сергей Добрынин: Может так получиться, что матч за третье место будет ярче, чем финал?

Вадим Лукомский: В любом случае матч за третье место, даже если там будет хорошая феерия, к нему просто будет такое отношение, что на расслабоне команды хорошо покатали мяч. Болельщики к этому отнесутся как к нормальному явлению. Все равно за счет эмоций финал будет главным матчем, лучшим матчем из двух оставшихся.

Сергей Добрынин: Николай, за кого будете болеть в финале и в матче за третье место?

Николай Соловьев: Я буду на матче Бельгия – Англия, буду болеть за Бельгию, потому что я считаю, что эта сборная больше заслужила выиграть бронзовую медаль, нежели сборная Англии. Наверное, более справедливый финал был бы Бразилия – Бельгия. Жалко, что этот матч не случился именно в финале. Мое ощущение, что бельгийцы должны выиграть в этой конкретной встрече. Наверное, этот матч будет поярче, чем финал, финал будет тяжелее и тягуче. В финале буду болеть за Францию, потому что это моя вторая команда после сборной России. Так что для меня все сложилось хорошо.

Сергей Добрынин: Итак, чемпионат мира по футболу в России подходит к концу. Турнир, кажется, получился и по уровню футбола, и по качеству организации. Россияне в основном показали себя радушными хозяевами, а гости принесли в российские города атмосферу невиданной свободы. Теперь праздник заканчивается, а мы остаемся с огромными стадионами в городах, где на команды не ходят, с российской премьер-лигой, с новым пенсионным возрастом, с голодовкой Олега Сенцова. Будем следить, будем надеяться, что что-то изменится в российском обществе к лучшему.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG