Ссылки для упрощенного доступа

Три сестры: социальные сети о девушках, убивших отца-садиста


Жуткая история в Москве: три совсем юных девочки зарезали своего отца!

Вот что говорит об этом сухой пресс-релиз на сайте Следственного комитета:

Следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство).

По данным следствия, вечером 27 июля 2018 года в межквартирном холле подъезда жилого дома, расположенного по улице Алтуфьевскому шоссе в городе Москве, было обнаружено тело 57-летнего мужчины с множественными колото-резаными ранениями в области шеи и груди.

На следующий день по подозрению в совершении указанного преступления были задержаны трое дочерей в возрасте 17, 18 и 19 лет.

В ходе допроса девушки признали вину и пояснили, что у них сложились личные неприязненные отношения с отцом ввиду причинения им на протяжении длительного времени моральных страданий.

Агентство городских новостей "Москва" делится данными своих источников:

Как рассказал собеседник агентства, убийство произошло вечером 27 июля в трехкомнатной квартире на Алтуфьевском шоссе, д. 56. «В ходе работы на месте преступления специалисты установили, что 17-летняя ученица 11 класса Мария Хачатурян нанесла 57-летнему отцу не менее 35 ударов ножом в область шеи и тела, 18-летняя Ангелина Хачатурян нанесла не менее 10 ударов по голове, а 19-летняя Кристина Хачатурян распылила в лицо Михаилу Хачатуряну содержимое перцового баллончика, после чего взяла из рук Марии нож и ударила мужчину в сердце», - пояснил источник.

Кроме того, впоследствии в столичную больницу обратилась К.Хачатурян, которая заявила, что отец ранил ее ножом. У девушки диагностировали колото-резаную рану бедра, ушибы бедра и предплечья.

Из квартиры следователи изъяли нож, четыре сотовых телефона, блок видеорегистратора из автомобиля, шкатулку с таблетками, молоток, арбалет, 16 дротиков, травматический пистолет, сигнальный револьвер «Наган», охотничье ружье, 16 патронов, пневматический пистолет и пневматический револьвер.

"Комсомольская правда" публикует интервью с подругой одной из девочек:

– А девушки жаловались на избиения со стороны отца? Может, рассказывали о сексуальных домогательствах?

– О домогательствах не рассказывали. И, думаю, понятно почему. Разве какая-нибудь девушка будет о таком рассказывать? Тем более об отце. А вот об избиениях постоянно. Я, помню, мы встретились с Марией, а она была вся в синяках. Говорит, что отец достал оружие и бил ее прикладом. Я удивлялась, почему они не найдут управы на это чудовище. А сестры отвечали, что среди родственников он первый авторитет. Никто не осмелится сказать что-то против.

– А участковый?

– Ну какой участковый? Если бы девушки только попробовали пойти в полицию, он бы их уничтожил. Да и с такими связями, какие были у Михаила, разве можно было что-то сделать?

Телеканал 360° сообщает, что родственники девушек отказались нанимать им адвоката:

По словам подруги сестер, никто из родственников не предпринимал никаких действий для помощи девушкам, но все знали об издевательствах отца над своими дочерьми.

«Никто ничего не делал. Все это знали. Двоюродный брат их знал. И сейчас он называет их мразями и говорит, какие они, нельзя было так поступать. Никто из родственников не хочет помогать, потому что отец помогал им деньгами. Сказали, что даже адвоката не будут искать. Им настолько все равно они покинули девочек», – рассказала Ника, подруга девушек.

Life со ссылкой на телеграм-канал Mash (фактически со ссылкой на себя же) пишет, что сестрам не верит их старший брат, который в семье последние несколько лет уже не жил.

А "Московский комсомолец" даже взял интервью у атлета и шоумена Брюса Хлебникова, который внезапно оказался другом погибшего:

– Сестры утверждают, что не могли больше теперь издевательств отца, поэтому и решились на убийство?

– Хачатурян, как любой армянин, был строгим, но не деспотом. Он души не чаял в своих дочерях, всегда говорил об этом. А как он их баловал, вы даже представить не можете. Все, что могло быть у золотой молодежи – у девушек было. Недавно он звонил мне, советовался, какую машину купить старшей дочери. Знал, что я разбираюсь в машинах. Он не жалел денег им на шмотки и побрякушки. Девочки носили самые модные вещи, покупали новые айфоны, у них были все гаджеты, какие только хотели. Они не знали ни в чем отказа. Сами же сестры по отношению к отцу вели себя потребительски. Дома они палец о палец не ударяли, жили в свое удовольствие. Когда Михаил захворал, они даже ленились за ним ухаживать. Хачатурян жаловался, что ни одна даже стакан воды не поднесла. А еще он переживал, что они к жизни совсем не приспособлены. Боялся: если останутся вдруг одни, на что жить будут?

– Почему Хачатурян выгнал свою жену из дома?

– Поймите, он был очень правильный человек. Его раздражало, что сейчас время изменилось, и женщины стали менее покорными, что ли. Его супруга – молдаванка – была более свободных нравов, непокорная, постоянно перечила мужу. Он с ней и расстался. Не мог уже терпеть ее выходки.

– Дочери Хачатуряна утверждали, что отец их бил.

– Это смешно. У Михаила слабое здоровье. Он часто лежал в больницах. У него тяжелая форма сахарного диабета. Он из машины еле выходил. По лестнице один проем поднимался, а потом стоял и отдыхал. Ну как он мог их бить? Эти три девушки сами по себе крепкие барышни, и не робкого десятка. Они бы ему дали отпор в случае чего. По своему характеру Михаил был вспыльчив. Но не более того. Максимум на что его хватало – это покричать. Если бы он кого-то из них пальцем тронул, они могли бы запросто дать ему отпор, заявление в полицию написать, заступиться друг за друга, уйти из дома в конце концов, пожаловаться брату. Но ничего подобного не происходило.

Зато "Комсомолка" снова рушит образ старого любящего отца и приводит аудиозапись, отправленную сестрам самим Михаилом Хачатуряном, когда он был в отъезде (расшифровка и замены отдельных выражений сделаны редакцией КП):

Мне плохо, я просто не могу… (уматывайте на фиг!). Он в квартиру не заходил, он на улице стоял – да, говоришь? А теперь он уже в комнате, да? Я твой мама …. (насиловал)! …, уматывайте по-хорошему. До моего приезда чтоб вас не было! Я вас публично в групповую … (изнасилую). Вы деньги хотели заработать? У вас денег не было, он вам … (клиента) привез! А Кристине до этого, когда я в отъезде был, уже привозили … (клиента). Да буду говорить еще много, еще прибавлю! Ангелин, ... будешь беспрерывно, поняла, Ангелина? Если не уйдешь. А если уйдешь, я тебя найду. Шлюхи вы конченые! Мужиков приводите, да? Он привел, да? Для вас привел, да? Сутенером уже стал, барыжничать невыгодно? И вы втроем вместе, с ним вместе? Сережка ждал в комнате, когда он вас … (занимался сексом)? За сколько, цена какая была?

Скажите всю правду, буду бить за все… Убивать буду, уйдите, уйдите, уйдите, не доводите до греха. Вы шлюхи были – шлюхами сдохнете. Если рискнете, пожалеете – ваша мать не рискнула. Даже не успеете пожалеть. Хочешь, чтоб я сегодня приехал? Ай тварь. Ах ты сукина дочка, ай проститутка маленькая четырнадцатилетняя. Что ты хочешь, запись хочешь? Да я могу всем видео показать, что ты делала! И бога имя не давай, бога имя не давай, мразь! Мужик чужой у нас в доме! Я сказал: пусть придет за собакой, привезет – увезет. Но не оставаться, не ночевать у нас!

Самсон Шоладеми:

Сюжет шекспировского «Короля Лира» на новый лад разыгрался в пятницу вечером в квартире на Алтуфьевском шоссе. Три сестры-погодки, 19, 18 и 17 лет. не выдержав издевательств отца, вынесли ему смертный приговор. Едва ли у них был другой выход: глава семьи первым нанес удар ножом и, скорее всего, на этом не остановился бы.

Аркадий Пасерба:

Три сестры.
Отцы и дети.
Преступление и наказание.

Карина Руденко:

Что известно на данный момент:
1. Отец наркоман
2. Криминальный (?) авторитет
3. Барыга
4. Есть куча оружия
5. Есть куча куча чистейшего героина
6. Выгнал сына в 16 лет из дома
7. Жена сбежала
8. Дочерей воспитывал в строгости (а что удивительного? У семьи фамилия Хачатурян. Кавказские женщины воспитываются под контролем отцов)
9. Некоторые подружки сестер говорят о том, что отец приставал к девочкам.
10. Родственники погибшего проклинают дочек и отказываются нанимать им адвоката.
11. Девочки прогуливали школу, так как отец запрещал им выходить из дома. Младшую вообще не допустили до ЕГЭ
12. Сестер избивал отец, ходили в синяках.

Друзья, а не кажется ли вам странным то, что девочки так свободно рассказывали о приставаниях отца своим подругам, но никогда не говорили об этом матери/брату?
Огромный вопрос к органам опеки, к школьным учителям, дирекции школы. Неужели никто не видел синяков, кроме подруг? Неужели, девочка, которую насилует собственный отец будет жизнерадостной? Не закроется в себе? Будет как ни в чем не бывало рассказывать об этом подругам? Странно это все. Нестыковок - куча!
Как говорит Венедиктов: будем наблюдать

Ольга Маховская:

40 ударов родному отцу можно нанести только в состоянии приступа мести, накопленной годами агрессии, с подростковым чувством правоты и справедливости. Среди каменных джунглей мегаполиса не родится любовь, она впитывается стенами вожделенных квартир, напичканных оружием, которое у нас запрещено. Запреты действуют за периметрами жилищ. А то, что внутри, пресловутое насилие членов семьи друг над другом, кто кого, так и осталось за фасадами. Главное, чтобы вокруг была свежая плитка, местами переходящая в могильную. Качество жизни - это качество отношений между людьми, а не чистота мертвого тротуара, хочу заметить в связи с нарастающей компанией выбора старого мэра, тоже отца дочерей.

Марина Ахмедова:

Читаю: по предъявленной трем сестрам, зарезавшим отца, статье предусмотрено наказание вплоть до пожизненного заключения. Вчера в сеть попала запись телефонного разговора этого отца с дочками. И если судить по ней, то ясно - с самого рождения эти сестры итак находились в пожизненном заключении. В плену у нездорового человека, которому всецело принадлежали, и, который, судя по записи, видел в них не дочек, а женщин - коварных, подлых "проституток" и "шлюх". Ни у одного человека не было бы шансов выйти здоровым из таких взаимоотношений с отцом. Суд присяжных бы девушек оправдал. Прежде всего потому, что в нашей стране им некуда было пойти. Полиция вернула бы их домой - к тому же папе-тирану. Ведь трупа - нет. А любая семья - святыня за закрытыми дверями.
И что теперь делать суду? Проявить мягкость к девочкам-убийцам? Но в таком случае общество решит, что убийство может быть чем-то оправдано. Разве государство решится вступать на такой опасный путь? Ведь люди тогда начнут убивать, подыскивая для себя оправдания. Выходом бы стало предотвращение домашнего насилия в семьях. Но тоже нет - вмешательно разрушит святые семейные ценности. И вот государство - в тисках между неоправданием убийств и неразрушением семейный ценностей. И чем-то придется ему - государству - жертвовать. А чем? Милосердием. Не побудешь особо милосердным, когда в тисках.
Но лично для меня есть в этой истории один важный аргумент в пользу милосердия. Девочки - сестры. Терпеть издевательства в отношении себя одного не так страшно, как видеть мучения и унижения своей сестры, особенно младшей сестры. Тогда срабатывает не только желание отомстить, но и остановить мучителя, защитить того, кого любишь, того, кто слаб. Я думаю, что суд просто обязан учесть этот аргумент. Тем более, что в нашей великой спортивной державе насилие уже сочится изо всех щелей.

Аглая Топорова:

Посмотрела на Первом канале репортаж про трех сестер, обвиняемых в убийстве отца. Несмотря на то что рассказывают о сложной атмосфере в семье, тон все равно обвинительный: типа сестрички-убийцы, а какой там был отец, еще предстоит разобраться. А чего разбираться-то? Что нужно сделать и делать на протяжении многих лет, чтобы три совсем юных девушки обезумели от ужаса до такой степени, что младшая, по словам журналистов, нанесла родителю 35 ножевых ранений? Главный вопрос репортажа: почему соседи не жаловались, если все это видели? Странный, кстати, вопрос. Кто полезет в чужие семейные разборки, у большинства своих проблем хватает, кто будет со всем этим связываться? А сколько вообще тиранических ублюдков живут в каждом буквально подъезде и годами издеваются над своими близкими? и ведь сделать с ними ничего нельзя - видимо, только убить. Результат: мало того, что три совсем юных девушки долгие годы прожили в аду, так теперь и будущего у них не будет. Очень грустно

Анна Иванова:

Читаю про вопиющий случай убийства тремя сестрами собственного отца - и думаю о грустном.

Во-первых, девчонок посадят, как пить дать, причем будут упорно тащить их под "умышленное убийство группой лиц по предварительному сговору" или как там эта статья правильно формулируется. Как, собственно, обычно и происходит всё - есть труп, должна же быть и посадка. Самооборона? Убийство в состоянии аффекта? Это только для американских сериалов.

Во-вторых, еще раз хочется взять всех этих тревожных товарищей, голосящих про "мы не позволим лезть в дела семьи, мы не позволим её разрушать!", и потыкать их в это все - вы, вы, вы, истерящие-голосящие, доводите до того, что у пострадавшей стороны нет никакого другого выхода, кроме как либо терпеть и дать себя убить, либо убить самой. Вы, то ли терзаемые страхом потерять свою крошку властишки над домочадцами, то ли мучимые паранойей, что вы там кому-то нужны, кому-то интересны. "А если государство решит?..." - безо всяких законов о профилактике домашнего насилия у государства есть на выбор сотня инструментов, как кому-то заткнуть рот. У него в принципе безо всяких законов, любых, эта возможность есть.

В-третьих, вот что за мерзость - вот сколько знаю любителей "кулаки почесать" об жен и детей - добрая половина из них и в церковь ходит, и крест на пузе в полпуза, и житие "по понятиям", и разговоры о вечном. А потом после разговоров о душе и борьбе с грехом человек идет и лупцует ребенка за то, что он что-то там не сделал или не так на батю посмотрел. И ничего в человеке не вздрагивает в этот момент. Полные душевные и моральные инвалиды, абсолютные.

В целом - хоть в болотах с комарами жить и оставайся, чтобы этой мерзости не видеть.

Алёна Попова:

Государство жертв домашнего насилия НЕ ЗАЩИЩАЕТ с логикой: дела семейные-сами разберутся-нельзя лезть в семью. Соседи не лезут с такой же логикой, потому что со всех утюгов пропаганда: нельзя лезть в семью. В семье могут насиловать, бить, унижать, истязать, но НЕЛЬЗЯ ВЕДЬ ЛЕЗТЬ В СЕМЬЮ. Противники нашего закона (закон против домашнего насилия) регулярно нам кричат, что мы пытаемся разрушить семьи, потому что предлагаем как раз превентивно реагировать на насилие и не допускать того, чтобы жертвы должны были убивать насильника, чтобы самим не быть убитыми.

Что сейчас будет с девушками? Скорее всего, им вменят убийство группой лиц по предварительному сговору. Так называемое квалифицированное убийство. Это убийство при отягчающих. Потому что тут группа лиц. Есть виды убийств при смягчающих, но тогда надо будет доказать, что отец напал первым, а все остальное происходило, допустим, так: одна-та, которая наносила удары- была в состоянии аффекта, например. Плюс надо, чтобы не было сговора и вообще он напал, вторая увидела, впала в аффект, а третья увидела, что жизнь сестер под угрозой и защищала их жизнь, свою жизнь. И что все трое так боялись, потому что знали, что он их реально сам может убить. Плюс надо будет учесть, что он их истязал, издевался, унижал, бил. И что же им грозит? Тем, кого, я вот уверена, он реально истязал и наносил вред здоровью? Условно им не грозит. И это кошмар. Кошмар, потому что сколько можно делать в нашей стране так, чтобы жертва должна была убивать насильника защищая свою жизнь! Сколько можно? Сколько можно упекать за решетку женщин за то, чтобы они не хотят жить в ужасе и страхе. Сколько надо еще случаев, чтобы пропал этот бред: "НЕ НАДО ЛЕЗТЬ В СЕМЬЮ"? Да, не просто надо, а необходимо! Необходимо защищать от насилия, а не подставлять под насилие.

История сестер Хачатурян перекликается с другой историей, совсем недавней: подмосковный священник убил свою жену за то, что она хотела с ним развестись.

Александр Волков:

Чудовищная новость о том что священник Николо-Угрешского монастыря Дионисий Горовой зарезал свою супругу, к сожалению, подтверждается. Конечно, нужно дождаться всех выводов расследования, но понятно, что это преступление закрывает для священника возможность дальнейшего служения. Нет никаких оправданий, тем более, что он сознался в содеянном, но очень больно и горько, ведь идёт речь о нашем собрате. Господи, помилуй его, дай сил на покаяние и упокой душу убиенной рабы Твоей Анны. Патриарху доложено об этом преступлении.

Дмитрий Ларешин:

Когда муж до смерти забивает жену — это шокирует. Когда батюшка убивает матушку — и вовсе вводит в ступор.

Вячеслав Осетров:

Попы РПЦ смертельно опасны
Совершенно дьявольская история случилась на днях под Москвой. Там священник убил свою жену из-за того, что она хотела развода.

Анна Данилова:

Такое никогда не забывается. Прямо лед в крови, когда начинаешь думать о всем том кошмаре, в котором жила матушка.

Семейное насилие - страшнейшая вещь и теперь все знают, что и в православных семьях это тоже случаетс. Гарантий нет - нельзя наверняка сказать, что вот, раз этот человек православный, значит, он никогда не. Никогда не ударит - никогда не разведется - никогда не напьется - никогданикогда-никогда. Никаких внешних стопроцентных ГАРАНТИЙ не существует. Как с пилотом Germanwings, который направил самолет в гору и убил 150 человек - все справки были, все осмотры перед полетом прошел, вроде бы был в стабильном состоянии - и вот так вот...

Пишут, что, дескать, всему виной то, что священники не могут разводиться - нет. Дело не в этом, если бы развод решал проблему, не было бы всех остальных убийств. Дело в серьезной психиатрии. Можно ли было что-то изменить, прописать таблетки, назначить лечение - пока неизвестно.

Татьяна Краснова:

Честно говоря, для меня не существенно, что убийца в сане.
Мог быть слесарем, танцором, безработным.
Двое детей.
Раздавленные трагедией бабушки-дедушки.

Андрей Десницкий:

Некий человек в священном сане взял и зарезал жену. Его, несомненно, признают безумцем и лишат сана.
Другой (и не он один таков) тоже в сане проповедует в СМИ, что баб-шалав надо по мордасам и об колено. Ему навесят очередных орденов и пригласят выступить по всем каналам, тоже несомненно.
А ведь это взаимосвязанные вещи, разве нет?

На сайте "Православие и мир" безжалостная колонка психолога Натальи Скуратовской:

“Священник убил жену” – это ужасает, но увы, не удивляет. Семейное насилие встречается в священнических семьях (да и просто – в “глубоко воцерковленных”) чаще, чем “в среднем по больнице”. Причины просты: психопатов среди священников, мягко говоря, не меньше, чем среди прочих граждан, но распространенные представления о браке и супружеских отношениях таковы, что фактически легитимизируют насилие и препятствуют выходу из кризисной семейной ситуации. (Причём основаны эти представления на ложном понимании и Евангелия, и канонов – ещё одна подмена, калечащая, а подчас – и отнимающая жизнь).

Мне доводилось общаться и с совсем юной матушкой, избитой до синевы своим столь же юным мужем (отпрыском маститой священнической семьи “с традициями” – да, в том числе – и с традицией “смирять” жену побоями), и со страдающими от семейного насилия многодетными матушками постарше, пережившими за годы семейной жизни не один перелом, с отбитыми почками, но не решающимися изменить ситуацию. Что, как правило, слышат они от духовника? “Терпи, смиряйся, это твой крест, это для твоей же пользы, развод – смертный грех, жена да убоится мужа…”

И там, где в обычной семье женщина преодолела бы страх и созависимость, добралась бы до кризисного центра и получила поддержку и убежище, многие матушки будут терпеть до последнего – и не только из-за вышеперечисленных “назиданий”, но ещё и потому, что стыдно “опорочить” мужа, уронить его священнический авторитет, “навлечь хулу на Церковь” (к слову сказать, очень часто эти священники-абьюзеры на приходе ведут себя совершенно иначе – и прихожане их считают “добрыми пастырями”).

И возвращаясь к сестрам Хачатурян: девушки пока остаются под стражей, но суд еще не принял решение о мере пресечения.

Георгий Бовт рассуждает о своем отношении к трагедии на сайте Business FM:

В итоге получилось как в дурной притче. Что, бьет? Угрожает, говорите? Ну вот, когда уже убьет, тогда и приходите. Убили, правда, его, а не он, но сути дела это не меняет. К тому же у нас недавно вообще декриминализировали домашнее насилие. Зачем действительно занятым полицейским разбираться в домашних скандалах? Зато приходится разбираться с последствиями.<...>

У нас любят описывать ужасы западной ювенальной юстиции, когда садисты-ювеналы детей забирают у родителей, если заметят синяки на теле ребенка в школе или еще какие-то признаки неблагополучия, которые у нас порой не что иное, как норма жизни. Российские органы опеки иногда проявляют неумеренную прыть, когда та или иная семья объявляется неблагополучной не столько за жестокое обращение с детьми, сколько за конфликты с местным начальством. В этом случае раз жалоб от самих Хачатурянов не поступало, то и не возбудился никто.

Конечно, если бы девушки все же обратились в органы опеки, то, возможно, какая-то реакция была бы. Однако есть ли гарантия, что была бы? И что делать в случаях, когда речь идет о патриархальной семье, где не принято выносить сор из избы? Закон молчит на сей счет. Полиция тоже ждет, пока кого-нибудь убьют. Что-то в этой системе явно не так.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG