Ссылки для упрощенного доступа

Карающая рука санкций рубит голову рублю


Рубль ответил за Скрипалей. Есть ли дно у пропасти? Обсуждают экономист Слава Рабинович, предприниматель Дмитрий Потапенко и журналист Константин Смирнов.

Елена Рыковцева: Когда наступает август, все начинают думать, кто будет этой августовской жертвой. Но тут жертвой стал не кто, а что – это рубль. Он обвалился так, что мало не покажется, давно такого не было. Мы обсуждаем, что теперь делать, с нашими гостями: Дмитрий Потапенко, предприниматель, Константин Смирнов, журналист. С нами на связи из Санкт-Петербурга финансовый аналитик Слава Рабинович. Нас уверяли, что подушки безопасности, научились приспосабливаться к санкциям, нам не страшно. Но теперь последний человек, который сказал, что нам не страшно, – это Карен Шахназаров. Мол, слава богу, санкции, мы снова расцветем. Но больше таких людей нет. Как получилось, что опять не готовы, опять все плохо и все сначала?

Полная видеоверсия программы

Дмитрий Потапенко: Начнем с базового: не случилось того, что не должно было случаться. Мне не очень хочется заниматься самоцитированием, по-моему, в конце июля была программа на канале "Россия-24", журналисты мне задавали вопрос, какой будет курс, я им сказал, что курс будет 67.

Елена Рыковцева: Чем мотивировали?

Дмитрий Потапенко: Мотивация очень простая. Разговор о цене доллара, привязанного к нефти, – это все разговор ни о чем. Разговор о долларе, особенно о курсе рубля к доллару, может идти только в рамках, насколько своим парням сверху нужны деньги. А поскольку им деньги нужны достаточно серьезно, им было бы неплохо, чтобы наши сограждане скинули денежку и посушили так называемую денежную массу. Они скинули 6 триллионов не обеспеченных ничем рублей, печатный станок работает по полной, для этого нужно сделать схему осушения. Схем осушения несколько, одна из них банальная девальвация рубля и все остальное. Вот слушатель Валентина Евдокимова задает вопрос: зачем вам доллары, если вы все получаете в рублях? В принципе вы правы, задавая этот вопрос, с одной только маленькой ремаркой: у вас большая иллюзия, что вы покупаете товар за рубли, а не за доллары. Потому что товар у нас либо импортный, либо квазиимпортный. Поскольку наши власти замечательно отрапортовали, что мы заместили все, рекомендую ознакомиться, из чего изготавливается так называемая псевдороссийская курица. Ознакомьтесь, откуда поступает племенное яйцо, откуда поступает оборудование, на котором выращивают этих курочек, кормят. Возникнут такие фирмы, как "Монофло" и все остальное. Как видите, названия абсолютно русские, чувствуется, что где-то в Саратове у нас производится. Ознакомьтесь с комбикормами, из чего они состоят, какие ингредиенты туда входят, не упаковочка, которая, может быть, наша зафасованная. Ознакомьтесь, какими лекарствами лечат курочек. В промышленном производстве, к сожалению, так уж получилось, что нужно применять лекарства. Поэтому товар у вас либо импортный, либо квазиимпортный. Получаете вы резанные бумаги в ваши дотации, либо пенсии, все остальное. Поэтому все это делает наша власть, Минфин осознанно отошел в сторону и ждет. Он правильно поддерживает панику среди людей, потому что люди начинают скидывать и рубли, и валютные сбережения. Задача сделать так, чтобы у людей не было валюты никакой. Делают правильно, прагматично, но для себя, конечно.

Елена Рыковцева: То есть вы хотите сказать, что еще в июле понимали, что им нужно все это устроить, и эти санкции только предлог для них?

Дмитрий Потапенко: Санкций никаких не было, то есть санкции еще не объявлены.

Елена Рыковцева: Они нарисованы очень хорошо, объявлены, проанонсированы, особенно которые 22-го, а следующие могут быть еще отложены.

Дмитрий Потапенко: Анонс фильма не сам фильм. Поэтому даже прорекламированные нашим телевидением санкции санкциями не являются.

Елена Рыковцева: То есть во всей этой свистопляске от санкций нет ничего?

Дмитрий Потапенко: Это обычное обувание вас, любимых, вашими же руками.

Елена Рыковцева: То есть когда они рассказывают, что во всем виноваты санкции, они просто нас обманывают?

Дмитрий Потапенко: У них работа такая. Ведь нельзя же сказать экспертам и правительству: вы знаете, товарищи жители, мы уроды, мы не умеем управлять, все беды ваши от нашего неумения управлять. Представляете такое выступление премьер-министра? Это будет треш. А так будет: а я-то не смогла, смотрите, это же он, это же проклятый Дональд Иванович. Если бы не Дональд Иванович с Ангелой Федоровной, я бы тут эге-ге.

Елена Рыковцева: Константин, как вы относитесь к этой идее, что это все запланировано, а тут очень кстати им подвалили санкции американские, они воспользовались, теперь все сваливают на них, а на самом деле он бы так и так рухнул?

Константин Смирнов: Помните, как Черномырдин говорил в свое время: не было никогда, да вдруг опять случилось. Это очень похоже на нашу действительность. Помните письмо Белоусова, ставшее достоянием гласности? Андрей Белоусов, как известно, это помощник президента России по экономике. Раньше он был министром экономического развития, до этого крупным ученым. Кстати, отец его был крупным экономистом. Он действительно написал письмо президенту и правительству, даже записка это называется, буквально неделю-другую назад о том, что за счет падения рубля, который заметен был в апреле, когда рубль падал на 10% к доллару, иногда больше, потом немножко укрепился, но не так сильно, экспортеры – нефтяники, газовики, металлурги, производители удобрений, им всегда выгоднее, чтобы рубль был слабее. Но они на этом заработали, и как он считает, полтриллиона рублей незаконно.

Дмитрий Потапенко: Чисто по-пацански: мы вам устроили, так будьте любезны, занесите в кассу.

Константин Смирнов: Вчера в интервью "Россия-1" первый вице-премьер финансов Силуанов пояснил ситуацию, что не надо напрягаться, мы же обещали налоги не трогать. НДС увеличили на 2%, уже все, но остальное трогать не будем. Поэтому мы предложим – а вот давайте вложите деньги в инвестиции. У нас инвестиций нет, с Запада уже точно их не будет из-за санкций, а давайте инвестиции со своего производства. Мы это учтем и от вас отстанем. Поэтому еще раз опустить рубль, конечно, для власти выгодно, и для Минфина, чтобы больше оказалось денег в бюджете, и в целом для крупного бизнеса.

Елена Рыковцева: То есть вы хотите сказать, что это все плановая история российской власти, что они все это придумали и осуществляют, а все остальные дураки?

Константин Смирнов: Я не до конца согласен с Дмитрием, не способно наше правительство на такого рода планы. Они не умеют так мыслить, как вы, например. Поэтому тут, конечно, совпали две вещи: с одной стороны объявлены Госдепом санкции, они перечислены. Здесь уже некая паника, валютные спекулянты всегда стараются на панике отыграть. Здесь опасность санкций важнее иногда, чем сами они. Опасность санкций важна, особенно тех, которые могут объявить в конце ноября. Ясно, что на те условия, которые Госдеп выставил, а именно покаяться в химической атаке в Солсбери, этого не будет. Заметьте, как поступил Минфин в этой ситуации, чтобы рубль не сильно опускался, такая паника регулируемая, регулируемый хаос. Минфин не стал покупать валюту для Фонда национального благосостояния. Это закосило ситуацию, она сейчас не такая, как была в среду, четверг, пятницу, рубль стал падать меньше, остановился.

Елена Рыковцева: Что-то у нас с вами разные данные, на 2 рубля упал за сутки. Если вы считаете, что в этом падении рубля на 10% не присутствует никаких санкций, то когда они случатся 22 августа, объективно будет ли продолжаться падение в связи с введением первого пакета санкций?

Константин Смирнов: Я думаю, вряд ли, потому что они уже отыграны.

Новый виток падения рубля
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:58 0:00

Дмитрий Потапенко: Ни санкции 22-го, ни санкции через 90 дней, никакой существенной содержательной фишки там нет. Под эту сурдину наши власти много что сделают, но содержательной нет. Международная политика – это такое торжище, похуже базара где-нибудь на Привозе. Есть демократы, есть республиканцы, товарищ Дональд Иванович Трамп не очень аккуратно то ли засветился, то ли не засветился, но ему приписали русский след. Теперь его будут этим русским следом пороть, пороть и пороть. Потому что это нормальная борьба за власть. Одной из партий удалось выкатить, что есть дело Скрипалей, оно реальное или его надо было выдумать, с точки зрения обсуждения экономического не имеет никакого значения. Они его выкатили, ему надо как-то оправдываться или отмазываться. Поэтому он принимает какие-то шажки, которые шажками по-хорошему не являются. Первый так называемый пакет 22-го – это продукция двойного назначения. У нас уже практически никакого товарооборота с этими проклятыми "пиндосами" нет, физически нет, и никакой продукции двойного назначения. У нас товарооборот семь миллиардов – это разговор ни о чем. То, что вступит 22-го, самое мощное, что разговор идет о том, что "Аэрофлоту" запретят летать.

Елена Рыковцева: А запрет пяти банкам на долларовые операции?

Дмитрий Потапенко: Это договорняк, четкий договорняк. Я выступал в Европарламенте, местным политикам сказал: ребята, если бы у вас было минимальное желание повлиять на Россию, то студент второго курса экономического вуза назовет вам пять простых действий, которые приведут к серьезным изменениям в экономике России. Вам это не надо, не морочьте голову. Если здесь будет четвертование, повешение на лобном месте, вы, конечно, соберетесь и где-нибудь выпустите ноту протеста, даже нахмурите левую бровку, даже скажете: ай-ай-яй, как это нехорошо. Но давайте будем честны, вам нужны две вещи – дешевый углеводород, который вы получаете, и чтобы по ядерной кнопке вот так не мацал. Существующий режим все это вам делает, и вам по фигу абсолютно, что происходит на территории одной шестой части суши. Поэтому так называемые санкции – это договорняк. А наши власти под эту сурдину сделают правильно. Я бы на их месте догнал доллар до 74 как минимум. Второе, я бы максимально перевел валюту у наших сограждан и отобрал бы максимальное количество кеша, высушил бы денежную массу, чтобы у людей не было денег физически. Поверьте, по этому пути, чтобы перейти в современную работорговлю, они идут.

Елена Рыковцева: Слава, я слушаю наших гостей, понимаю, что это очень утешительный эфир для нашей аудитории, потому что, получается, по щелчку родной российской власти то падает рубль, то поднимается. Они же нас любят, думает избиратель, они нас ценят, уважают, жалеют, и не дадут нам помереть с голоду с долларом в сто рублей. Захотят, и он опять будет хорошенький, 50-60. Короче говоря, они этим занимаются совершенно безотносительно к тому, что с ними выделывают американцы?

Слава Рабинович: Прежде чем проанализировать то, что происходит, я предлагаю не копаться в мелочах, а посмотреть на большую картину с самого начала. Во-первых, Россия и ее экономика – это ресурсоориентированная экономика. Какова она, капиталистическая или же она уже перепрыгнула в ту стадию, куда Путин и его ОПГ ведут в разряд бандитского неофеодализма, – это другой вопрос. Соответственно, чтобы оставаться у власти чисто политически, необходимо, чтобы эта экономика не имела полного коллапса, после которого начнутся не просто социальные протесты, а бунты с революцией на улицах. Соответственно, чем ниже рубль, тем выгоднее путинской ОПГ. Такого рода формула действует хорошо для удержания власти, но такая формула абсолютно ничем не полезна российским массам народонаселения. К сожалению, нельзя сказать, что у России есть народ в понимании "нация", но массы народонаселения не будут богатеть, а будут беднеть. Я прошу учесть, что в отличие от акций или облигаций любая валюта любой страны может падать бесконечно, у нее нет никакого дна. Это легко проверить на примерах валюты Зимбабве или Венесуэлы. Во-вторых, что влияет на рубль. То, что уважаемые коллеги в студии уже назвали, – это какая-то часть из факторов. Я думаю, что примерно один миллион факторов влияет на рубль, они назвали, может быть, два, три, пять. Нам надо назвать, возможно, первую сотню главных факторов. Конечно, цена на нефть влияет. Но давайте посмотрим на цену на нефть и ее динамику, сравним с уровнем рубля и динамикой курса рубля, мы видим, что рубль по большому счету отвязался от нефти. Теперь я скажу, к сожалению, самый большой фактор на сегодняшний день. Представьте себе, что условные российские танки вводятся в условный Будапешт. Давайте представим себе, что химическая, биологическая или радиоактивная атака происходит не против Литвиненко в 2006 году и не против Скрипалей в 2018-м, а происходит на большом масштабе с массовыми жертвами, в этом обвиняется совершенно справедливо Россия. В таких сценариях рубль будет не на 68 и не на 100 рублей за доллар, он прекратит свою функцию в качестве платежного средства, как внутри страны, так и в международной торговле, на черном рынке он будет стоить 500 рублей за доллар. Я говорю о гипотетическом сценарии. Те сценарии, которые уже материализовались, они не были, конечно, массовыми террористическими атаками при помощи биологического, химического и радиоактивного оружия, но они были на территории суверенного государства Великобритания, против американской демократии совершены преступления, вмешательство в американские выборы, в самое сердце американских демократических институтов. Совершаются другие преступления на международной арене. Соответственно, чем больше это будет происходить, тем больше российская ОПГ имени Путина будет иметь против нее санкции, тем дешевле будет стоить рубль.

Елена Рыковцева: Все-таки вы напрямую увязываете отношение к России и эти санкции с курсом рубля. У вас есть в этом смысле с коллегами разногласия, потому что вы считаете, что политическая сторона дела и давление экономическое играет роль, они считают, что большую роль играет само желание или нежелание руководства России поддерживать или не поддерживать рубль.

Дмитрий Потапенко: Если говорить о динамике курса рубля, бочка по рублю за баррель, то объективный курс должен быть в районе 52-55. Они делают все очень правильно – это одна из схем осушения денежной массы. Есть еще несколько схем, одна схема через недвижимость, а третья схема через банки.

Константин Смирнов: Здесь есть ограничения. Нельзя опускать рубль до безобразия, потому что мы можем развернуть инфляцию. Наряду с повышением пенсионного возраста резкое повышение цен на квазиимпортные продукты – это ни к чему для власти.

Елена Рыковцева: Вы оба считаете, что это абсолютно вручную регулируемые вещи, рубль регулируется в ручном управлении. Низкий курс рубля российскому руководству выгоден. Но при этом где та грань, за которую они не могут перейти, чтобы не вызвать народного негодования?

Дмитрий Потапенко: Есть пять групп, которые можно назвать населением или народом, – пенсионеры, вояки, медицина, учителя, условно говоря, службисты. Это приблизительно 70% работающих. Расскажите мне, кто выступит? Генпрокуратура, например, выйдет стройными рядами? Я прямо так и вижу демонстрацию сотрудников Генеральной прокуратуры. Или военные на какой-нибудь военной базе выйдут и скажут: нам не дают своевременно пайки.

Константин Смирнов: Потребительский спрос упадет, а это значит, упадет средняя и мелкая промышленность.

Дмитрий Потапенко: Упадет, и ничего страшного. Мы как бизнес в целом математическая погрешность в экономике России. Нас держат по одной простой причине – кому-то нужно ботинки протирать. В целом мы на фиг не упираемся. Мы, конечно, шумим, что блокируют счета, сажают – это все происходит, отнимают, рейдерство. Кого это волнует?

Елена Рыковцева: Мы пошли на улицу спрашивать сегодня, почувствовали ли люди на себе падение курса рубля.

Елена Рыковцева: Правда состоит в том, что те люди, которые собираются на отдых за границу, их очень мало.

Дмитрий Потапенко: 3% выезжают — это ничтожно малое количество. Курс, который сейчас изменяется, вы его почувствуете, если он будет достаточно долго продолжаться.

Елена Рыковцева: Как только они его почувствуют, партия и правительство вернут на место.

Дмитрий Потапенко: Ничего подобного. Как раз партия и правительство регулярно делают различные действия, когда вы уже не можете понять, от чего оно повышается. Когда говорят: я не почувствую, потому что я покупал все в рублях. Только есть маленькое «но»: раньше вы, дорогой мой, про импортозамещение кто-то рассказывал, раньше вы покупали твердый сыр, сейчас вы покупаете сырную замазку. Якобы так называемые российские сыры сырами являются с очень большой натяжкой. То есть, если вы забыли, как твердый сыр выглядит, как он на вкус и сколько, главное, он стоит, потому что приличный сыр, извините, в лучшем случае за рубежом стоит 600 рублей. А я вам напомню, если вы не знаете, за российскую так называемую свинину, хотя поросенок тоже прилетает черт знает откуда, оборудование приезжает черт знает откуда, соответственно, ему в попку колют тоже черт знает откуда, поэтому если это российская свинина, то флаг вам в руки, барабан на шею, возглавить колонну людей, ничего не понимающих. Так вот свинина в России стоит на 25% дороже, чем в Польше. Еще напомню одну цифру, которую вы забываете. Я очень люблю яблоко «Ред чиф» красненькое. Раньше был пятый так называемый формат, он стоил 54 рубля, сейчас так называемый третий формат — это сортовое яблоко, его раньше на корм отдавали, оно стоит 156 рублей. Поэтому, конечно, вы ничего не почувствовали, если не смотреть, то можно и дальше сварить. Я вам скажу, что в целом, чтобы человек не сдох, ему достаточно пяти товаров, а тараканы питаются водой и сахаром, растворенным в воде. Поверьте, тоже как-то выживают. А еще есть соцпайки. Представляете, какой простор, куда нам шагать и шагать. Можно и пальтишко одно через пять лет носить.

Елена Рыковцева: Слава, чем опасны эти санкции, которые будут через три месяца? И почему Российская Федерация превентивно не сделает так, чтобы их не было, ведь им же дают такой шанс?

Слава Рабинович: Те санкции, которые будут введены 22 августа, они во многом дублируют то, что уже было введено. Я думаю, что более, чем дублируют. Фактически вся высокая технология будет запрещена, практически всю высокую технологию можно определить как технологию двойного назначения. Что же касается второго этапа этого пакета, который, как вы правильно утверждаете, будет введен через три месяца после первого, он зависит от того, будет ли Российская Федерация идти на условия, которые даны в этом пакете, а именно о юридической международной гарантии того, что Российская Федерация больше не будет использовать химическое, биологическое и другое оружие массового поражения и допустит инспекторов на свои объекты, на которых, возможно, это оружие производится. Конечно, путинская ОПГ никогда не выполнит эти условия абсолютно ни при каких обстоятельствах, поскольку это будет равнозначно тому, что, пожалуйста, заходите и убедитесь в своих подозрениях, действительно мы производим это оружие, и это все будет доказано. Соответственно, второй этап будет введен. Здесь полеты «Аэрофлота» в Нью-Йорк вам покажутся цветочками по поводу того, что может произойти. Введение санкций против российского банковского сектора, возможное ограничение по использованию валют, санкции против таких банков, как «Сбербанк», ВТБ, ВЭБ, «Промсвязьбанк», «Россельхозбанк» и так далее, те, которые являются государственными, с мажоритарным государственным участием — это будет, наверное, не однодневный, но многодневный коллапс, хаос, поскольку, что говорить, один «Сбербанк» держит порядка 41, если я правильно помню, миллиардов долларов депозитов в валюте от российского народонаселения, которое может прийти в «Сбербанка» и попросить эти деньги. У «Сбербанка», конечно, таких денег нет. Если будет происходить набег на банк, «Сбербанк» прокредитовал плюс-минус половину всей российской так называемой экономики, соответственно, огромная часть этих кредитов выдана в валюте, в том числе в долларах. Я, честно говоря, не знаю, что будет, мы можем только предполагать, потому что такого уровня санкции никогда не вводились против экономики, которая является экономикой такого типа, с таким размером в триллион долларов. Санкции подобные вводились против Ирана, против Северной Кореи, но это совершенно другие экономики. Плюс закредитованность населения, закредитованность компаний, закредитованность банков.

ПРОГРАММУ ЦЕЛИКОМ СМОТРИТЕ НА ВИДЕО И СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG