Ссылки для упрощенного доступа

Живков против Дубчека. Никола Крастев – о Болгарии-68


Воспоминания о событиях 1968 года в Чехословакии почти автоматически зажигают в сознании красную лампочку "советская оккупация", хотя на самом деле на территорию страны вторглись войска пяти государств Варшавского договора – Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и СССР. Львиная доля участия, разумеется, пришлась на советский контингент. Тем не менее, каждому из четырех "союзников" выпала своя доля драмы, ответственности и горя.

Коммунистическое руководство Болгарии во главе с Тодором Живковым заняло в первые недели Пражской весны выжидательную позицию. Еще в начале марта всем болгарским СМИ поступило распоряжение предоставлять информацию о событиях в Чехословакии только по сводкам партийной газеты "Работническо дело" и Болгарского телеграфного агентства. К тому времени все болгарские студенты в Чехословакии были отозваны на родину.

Болгарские студенты в Праге. 1968 год. Фото из семейного архива Стефана Чакырова
Болгарские студенты в Праге. 1968 год. Фото из семейного архива Стефана Чакырова

По воспоминаниям Стефана Чакырова, который в то время только начал учебу в одном из пражских вузов, сразу после Нового года – 68 к студентам явился болгарский посол и в дружелюбном тоне посоветовал сворачивать дела в Праге и возвращаться обратно на родину: "Я приехал в Прагу осенью 1967 года после жесткого отбора в Болгарии. Можете себе представить – выиграл конкурс, молодой, самоуверенный, самооценка до небес. Тут я впервые увидел в галерее настоящего Пикассо, у меня прямо ноги подкосились... Чехи, когда узнавали, что мы болгары, держались несколько настороженно, поскольку было известно, что Болгария – самый верный союзник СССР. Проучились семестр, а потом к нам в институт пришел посол и объявил, что все болгарские студенты – нас было не так уж много – должны в обязательном порядке вернуться домой. Он заверил нас, что не будет никаких проблем с зачетами и экзаменами, все нам будет зачтено, но мы обязательно должны вернуться на родину как можно скорее. Видимо, в Софии понимали, что происходит, и не хотели, чтобы болгарские студенты оставались в Чехословакии. Я уехал обратно в начале марта".

К моменту начала Пражской весны Болгарию и Чехословакию связывали не только студенческие обмены и славянское родство, но также крепкие экономические и культурные узы. Чешские и словацкие предприниматели, ученые, деятели культуры активно участвовали в становлении новой Болгарии после освобождения от власти Османской империи в конце 1870-х годов. Чех Константин Иречек написал первую научно обоснованную научную работу об истории болгарского народа, внес весомый вклад в развитие болгарской образовательной системы, стал первым министром народного просвещения получившего независимость княжества. Чех Иван Мырквичка – основатель и первый директор Государственной рисовальной школы в Софии, ныне Национальной художественной академии, признан крупнейшим мастером болгарской живописи. Чешский инженер Иржи Прошек работал над строительством первой болгарской железной дороги и первого современного морского порта в Варне. Вместе со своим братом Богданом Иржи Прошек основал первую типографию в Болгарии и построил первый пивоваренный завод. Чешский клуб в Софии (он существует и сейчас) издавна стал излюбленным местом болгарской интеллигенции, единственным рестораном в социалистической Софии, где можно было утолить жажду кружкой охлажденного "Старопрамена".

Александр Дубчек встречает Тодора Живкова в аэропорту Праги. Апрель 1968 года. Фото из архива БТА
Александр Дубчек встречает Тодора Живкова в аэропорту Праги. Апрель 1968 года. Фото из архива БТА

К середине апреля 1968 года события в Праге вызвали переполох не только в Москве, но и в "братских" столицах. Утром 23 апреля Тодор Живков вылетел в Прагу на правительственном лайнере. В аэропорту Рузине Живкова встречал сам Александр Дубчек, над входом в здание крупными белыми буквами было написано на болгарском языке "Добро пожаловать, дорогие болгарские друзья!". Несмотря на то, что встреча двух коммунистических лидеров имела совещательный характер, к тому времени у Живкова уже сформировалась позиция в связи с Пражской весной. Еще 29 марта на закрытом заседании ЦК БКП Живков недвусмысленно высказался за применение силы в Чехословакии: "Мы очень надеемся, что до этого не дойдет, но вы прекрасно понимаете, что если придется – мы задействуем наши войска. У Дубчека нет ни опыта, ни интеллекта, ни воли для того, чтобы вести партию".

Всем солдатам, участвовавшим в подавлении Пражской весны, было предоставлено право поступить в вузы без вступительных экзаменов

Дубчек был ровно на 10 лет моложе Живкова – высокий, спортивный, подтянутый мужчина интеллектуального склада. Выросший в советской Киргизии, чехословацкий лидер говорил по-русски без акцента. Летом 1968 года в чешских журналах появились фотографии первого секретаря компартии, прыгающего с 5-метровой вышки в бассейн. Выходец из крестьян Живков, наоборот, в свои 56 лет олицетворял классический облик коммунистического аппаратчика: строгий костюм, грузная фигура, размеренные движения, руки за спиной. Живков не злоупотреблял тяжелой пищей и алкоголем, не курил, на публичных мероприятиях его лицо выражало здоровый оптимизм прощелыги, которому удалось обвести мир вокруг пальца. Перечитав 28-страничную стенограмму встречи двух лидеров, я понял: попытки обоих – Дубчека и Живкова – убедить друг друга в чем-либо были заранее обречены на провал. Дубчек к тому времени, возможно, уже понимал тщетность своих усилий, а Живков только утвердился в убеждении, что с Пражской весной следует завязывать как можно скорее.

Для граждан европейского соцлагеря отдых на болгарском черноморском побережье в 1960-е годы являлся чем-то вроде путевки в Сочи для советского обывателя. Чехи и словаки занимали первое место среди заграничных гостей Болгарии. Они также были известны тем, что почти все необходимое привозили с собой в прицепах и в багажниках "Шкоды", вплоть до полуфабрикатов, спирта и примусов. Чешские девчонки загорали нагишом на публичных пляжах. Однако чехи тратили очень мало, регулярно собирали стеклотару на курортах и сдавали в пункты приема.

Днем 21 августа из новостных выпусков радио Свободная Европа и Би-би-си стало известно о том, что произошло в Праге и Братиславе. По словам очевидцев, среди чехов и словаков на черноморском побережье Болгарии наступили замешательство и паника. Никто не мог дозвониться домой (обычная телефонная связь с Чехословакией была прервана), многие не знали, как быть дальше. Новость о том, что болгарские подразделения тоже входят в состав оккупационных войск, повысила уровень напряженности между отдыхающими чехами и местным населением, хотя рядовые болгарские граждане все еще пребывали в неведении относительно драматических событий в Чехословакии.

Болгарские солдаты в города Банска-Бистрица (Словакия). 1968 год. Фото из архива Министерства обороны Болгарии
Болгарские солдаты в города Банска-Бистрица (Словакия). 1968 год. Фото из архива Министерства обороны Болгарии

Хронология участия болгарских военных подразделений в подавлении Пражской весны отлично представлена в документальном фильме режиссера Найо Тицина "Пражская весна, софийское лето, 1968", где вдобавок показано влияние чешских событий на прошедший в июле – августе в Софии IX Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Фильм был подготовлен в 2008 году, многие из участников тех событий были все еще живы. В середине июля началась подготовка двух болгарских военных частей для учений войск Варшавского договора. 12-й мотострелковый полк из города Елхово был переправлен по морю в советский порт Ильичевск, а оттуда поездами до закарпатского города Мукачево. 22-й мотострелковый полк из Харманли советским военно-воздушным транспортом перебросили в Коломыю. Пребывание двух болгарских полков в течение месяца на западе Украины сохранялось в тайне. Советская армия обеспечивала болгарские воинские части оборудованием, горючим и питанием. Здесь болгарские солдаты впервые отведали советскую "сгущенку" в банках с синими этикетками, в Болгарии такой не производили.

В конце июля советский генерал Геннадий Обатуров поставил перед командирами двух болгарских полков, полковниками Александром Генчевым и Иваном Чавдаровым, задачу занять стратегические объекты на территории Чехословакии. Задачей 12-го мотострелкового полка численностью 1206 штыков был захват казарм, милиции и радио словацкого города Банска-Бистрица, а также расположенного рядом с ним аэропорта Зволен. Полк подняли по боевой тревоге в ночь с 20 на 21 августа, в 4 часа утра болгарские солдаты пересекли государственную границу Чехословакии. Задачей 22-го мотострелкового полка был захват и охрана пражских аэропортов Рузине и Водоходи. Операция прошла успешно, без единого выстрела, хотя, по воспоминаниям участников, командир полка Чавдаров, бывший партизан, чуть ли не с пеной на губах призывал рядовой состав "раздавить чешскую контру".

Во время пребывания на территории Чехословакии болгарские военнослужащие получали жалованье в чешских кронах: рядовой состав – от 60 до 100 крон в месяц. Сводки командиров отражают довольно унылые будни болгарских солдат, которые регулярно сталкивались с недружелюбным отношением местного населения. Были отдельные попытки дезертирства, зарегистрирована одна попытка самоубийства. Болгарским солдатам не хватало привычной еды, командиры жаловались на нехватку сладкого перца, помидоров, винограда. Однако больше всего, оказывается, не хватало родных сигарет. Как отмечает в донесении полковник Чавдаров, "советские "Беломорканал" и "Север" слишком жестки для болгарских солдат". Общее число болгарских военнослужащих, принявших участие в подавлении Пражской весны, составило 2177 человек.

Единственной жертвой среди болгарских военнослужащих стал младший сержант Николай Николов, убитый под городом Кладно 9 сентября, в день коммунистического праздника Болгарии. По словам его сослуживцев, Николов затеял ссору с пассажирами проезжавшего мимо чешского автомобиля. Тем удалось отнять у сержанта автомат, в итоге в Николова попали три пули. Один из обвиняемых, Иржи Балоус, сказал, что это месть за болгарское участие в оккупации, однако трое других заявили, что это был несчастный случай. Все четверо получили по девять лет тюрьмы.

К концу октября болгарские подразделения стали сворачиваться, и 29 октября последний болгарский военнослужащий покинул территорию Чехословакии. В Болгарии их встречали как героев. Всем солдатам, участвовавшим в подавлении Пражской весны, было предоставлено право поступить в вузы без вступительных экзаменов.

Никола Крастев – болгарский журналист, живет в США

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG