Ссылки для упрощенного доступа

От слов к делу. Юрий Федоров – о вооружении Вашингтона


Об экономических санкциях говорят много и подробно. Однако новые неприятности для России санкциями не ограничиваются. Принят военный бюджет США на 2019 финансовый год. В Конгрессе его поддержали не только республиканцы, но также две трети конгрессменов от Демократической партии и 40 из 47 сенаторов-демократов. Несмотря на острейшие разногласия по внутренним вопросам, обе партии согласны с необходимостью укрепления национальных вооруженных сил.

Законодатели добавили к запрошенной правительством сумме еще 30 миллиардов долларов. В итоге на оборону США выделено 716 миллиардов долларов, и это без учета расходов на пенсии ветеранам, военную помощь зарубежным странам по линии Государственного департамента и так далее. "Базовые оборонные расходы", не включающие средства на военные операции за рубежом, возросли на 115 миллиардов долларов и достигли рекордных 639 миллиардов долларов. Именно эта часть бюджета определяет состояние и боеспособность вооруженных сил.

Остается в прошлом ослабление американской армии, происходившее при администрации Барака Обамы. Ведь в 2009–2016 годах оборонные расходы США в реальном выражении сократились почти на 25 процентов. Взят курс на гарантированное сдерживание России и Китая на основе военного превосходства США, причем речь идет не столько о количественном наращивании вооруженных сил, сколько об их качественном совершенствовании. ВС модернизируются и оснащаются современным оружием. В будущем году будет закуплено, например, 75 многоцелевых истребителей пятого поколения F-35. На это ассигновано 7,6 миллиарда долларов. Дорого, но эти самолеты того стоят.

Американский флот получит три эсминца, две многоцелевые атомные подводные лодки Virginia и так далее. Создаются организационные структуры и материальные средства для борьбы в киберпространстве и космосе. Но, пожалуй, самое главное в том, что более 90 миллиардов долларов выделено на научные исследования и разработки. Речь идет о разработках гиперзвуковых устройств, боевых лазеров, новых средств связи, разведки и целеуказания, искусственного интеллекта и квантовых информационных систем военного назначения. Для сравнения: в 2016 году Россия израсходовала на все НИОКР, как гражданского, так и военного назначения, менее 40 миллиардов долларов.

Некоторые журналисты назвали принятие нового американского военного бюджета началом новой гонки вооружений. Это не так. Гонка вооружений предполагает, что стороны могут соперничать друг с другом, наращивая количество оружия и повышая его качество. Однако соревноваться с США Россия не в состоянии. В июле 2018 года Юрий Борисов, вице-премьер правительства России, отвечающий за военно-промышленный комплекс, сообщил: "Нет смысла форсировать массовое производство" российского истребителя пятого поколения Су-57. В переводе на понятный всем язык это означает, что проект Су-57 провалился. Между тем этот самолет рассматривался как российский ответ американским истребителям F-35 и F-22, на него возлагались большие надежды и выделялись колоссальные средства. Неожиданно выяснилось, что на эту роль отлично подходит истребитель предыдущего поколения Су-35С.

Если поверить российским генералам и авиастроителям, то возникает вопрос: зачем понадобилось тратить огромные деньги на разработку Су-57, если можно было обойтись уже имеющимся Су-35? Но верить им не стоит. Возможно, Су-35 неплохой самолет, но он слишком хорошо заметен на экранах радаров, тогда как F-35 и F-22 построены по технологии невидимки "стелс". Российские комплексы ПВО и летчики Су-35 увидят их в самый последний момент. Танки намного проще, чем истребители. И тем не менее новейший российский танк "Армата" повторяет незавидную судьбу Су-57. В конце июля 2018 года тот же Борисов как бы между прочим заметил, что вместо закупок "Арматы" в России будут модернизировать старый проверенный танк Т-72.

В отношении путинской России и демократы, и республиканцы в большинстве своем занимают единую позицию: разговаривать с ней можно только языком силы

Эти и подобные решения объясняют в России нехваткой денег. Создавать и производить новые вооружения, действительно, намного дороже, чем модернизировать старые, но на самолеты и танки в Кремле денег никогда не жалели. Дело в другом: в России еще могут модернизировать оружие советского времени, но создать новые вооружения, сопоставимые с американскими, уже не в состоянии. Нет ни технологий, ни ученых, ни квалифицированного промышленного персонала. Владимир Путин и его окружение этого не понимают и верят, что вот-вот появятся гиперзвуковые "Авангарды" и чудовищные суперторпеды "Посейдон". Генералы, скорее всего, догадываются, что если эти ракеты и торпеды и построят, то они полетят и поплывут совсем не туда, куда их нацелят. Но доказывать Путину, что он ошибается, никто не рискует. Во-первых, себе дороже. Во-вторых, он все равно не поймет. Ему очень хочется верить, что у него в руках некое чудо-оружие.

Кремлевские пропагандисты и политологи из среды "системных либералов", скорее всего, объявят новый военный бюджет США результатом внутриполитической борьбы в американских верхах, подобно тому, как они объясняют введение против России экономических санкций. Разумеется, такая борьба, и очень острая, происходит. Но в отношении путинской России и демократы, и республиканцы в большинстве своем занимают единую позицию: разговаривать с ней можно только языком силы. И не случайно.

Постепенно приходит осознание того, что Кремль руководствуется не политическим, пусть циничным расчетом, а алогичными инстинктами. И поэтому попытки найти компромисс, договориться "по-хорошему" воспринимаются российским руководством как слабость противника и подталкивают его на все более агрессивные жесты и действия. Мало кто сомневается, что, закрыв глаза на вторжение в Грузию, Запад открыл путь к аннексии Крыма и войне в Донбассе. Оставив без должного ответа агрессию против Украины, Запад поставил под удар страны Балтии. Отсюда обращение к военному сдерживанию. Его логика проста: если Москва рискнет начать войну, она проиграет. Для этого, собственно, и наращиваются военные расходы США и, следовательно, американская военная мощь. Стратегия, бесспорно, рискованная, но в нынешних условиях, на мой взгляд, единственно возможная.

Вопрос в другом: способны ли Путин и его окружение понять, что Соединенные Штаты всерьез намерены остановить российскую военную экспансию? Ответа на него нет. И поэтому новый американский военный бюджет – это предупреждение не только Путину, но, прежде всего, российскому генералитету. Суть проста: США от слов переходят к делу. Хочется верить, что профессионалы поймут друг друга.

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG