Ссылки для упрощенного доступа

Новые путинисты. Анатолий Стреляный – о русской утробе


Они все-таки заслуживают внимания, новые путинисты. Они любят и уважают Путина, хотя делают ему замечания, порой очень резкие при внешней сдержанности, и люто ненавидят правящую верхушку, говоря "наша элитка". Вроде бы старо, как Русский мир: царь хорош, бояре плохие, но есть важные отличия. Царя все-таки не боготворят, как сказано, и Партию новых путинистов (ПНП) составляют не простецы, а люди вполне грамотные. Ее заметные ячейки есть, например, на кафедрах и в академсреде. Погуживают и в сети, и в эфире.

Послесоветские дела они понимают примерно так. Московские птенцы ельцинского гнезда, ставшие хозяевами страны со всеми ее потрохами, надеялись, что Запад, раз они решили плясать под его дудку, возьмет их в свой общак и все у них будет о'кей. Но в 1998 году из-за испортившейся мировой погоды и их неумелости страна оказалась на мели. Под ними зашатались кресла. Тогда они стали более щедро делиться властью, а значит, и благами с местными князьями, дабы те держали население в узде. Тут всем крупно повезло: на мировом рынке подорожала нефть.

Россия стала получать бешеные бабки и с азартом принялась их проедать. Точнее, так: население – проедать, а сами – объедаться. Наплевали на промышленность. Объявили, что нам лишь бы догнать и чуток перегнать Португалию, чтобы до конца времен спокойно кайфовать в таком более-менее сытом состоянии. Страну, но не этих ей сынов и дочек, отрезвил 2014 год. ВВП хватило "ума и мужества" взять Крым и зайти в Донбасс в порядке рассчитанного на годы восстановления "исторической России". В ответ Запад накинул удавку и стал потихоньку ее затягивать.

Пятясь от Запада, Россия только оттягивает неизбежное: свою вестернизацию

Это вынудило "нас" не только крутиться, но и осознать, что жить можно и расплевавшись с Западом, и без больших нефтебабок – надо только поднять промышленность и смело нацелиться на рынки Востока. Правда, придется как-то поступить с элиткой. Лучше бы поместить всю ее за колючую проволоку, но это вряд ли возможно. Остается чистка и суровое перевоспитание, и здесь медлить нельзя: правительство – как плоть от плоти этой элитки – живет, под собою не чуя страны, не зная, что ему делать, кроме глупостей вроде пенсионной реформы. Она, кстати, могла бы быть даже более жесткой, но только в ряду богатого и грамотно составленного букета других.

Ждать этого букета от президента, может быть, и не бесполезно, но от его бояр с Димоном во главе – нечего и думать. Таков катехизис ПНП. Как видим, это партия утопистов. Они мечтают о несбыточном и мечтают очень сурьезно, что делает их смешными в глазах русских западников, да и продвинутой части самой элитки. Те и другие понимают, что, пятясь от Запада, Россия только оттягивает неизбежное: свою вестернизацию, по крайнее мере, известную часть своего нынешнего пространства. Ну, а насчет элитки… Русская утроба, конечно, безразмерна, но даже она не в состоянии вынашивать две элитки: одну – действующую и потому порочную, другую – запасную и потому беспорочную. Так было всегда и не может быть иначе по природе вещей.

Могла ли элитка 90-х не красть, когда все валялось бесхозное и подбирать можно было без особой опаски? Могла ли она все нахапанное употреблять ("инвестировать") на родине к своей и общей выгоде? Краденое ведь нужно прятать, и всегда есть от кого. Заграница сказала: "Что ж, так и быть, включайтесь в нашу финансовую и не только финансовую жизнь, но за это у себя и в мире что скажем – делайте, а чего не скажем – не делайте, тем более что плохого мы не посоветуем". Делай, негодник, что барин велит.

Особого дела до этого негодника барину не было и нет: "Не желаешь по-моему – и не надо, обходись без меня, а будешь безобразить – будет тебе окорот". Тот, кто сегодня попытается перевоспитать/обновить эту братву, много на себя возьмет. Другое дело, если бы он, весь из себя безгрешный, оказавшись во главе или в составе некой благотворной общественной силы, вступил с миллионнопалым негодником в борьбу, чтобы самому стать у кормила. Такой силы в России пока нет, но мы знаем, что она будет собою представлять. Это будет собственник, буржуазия. Она, буржуазия, уже имеется, но еще слаба. Вот почему тот, кто не одержим бредом реформаторства, сводит свои пожелания к одному: к благу собственника. Чтобы частнику в России становилось все легче и легче… А благо собственника – свобода и сто раз свобода, хозяйственная, политическая, культурная.

Это партиям путинистов – что старых, что новых – не приходит и не может прийти в голову. Для них это все слишком просто и общо, либеральный, западнический популизм. К тому же требовать свободы и ликовать: "Крым – наш!" невозможно по чисто, так сказать, техническим причинам. В России, к слову сказать, лучше всех возможности свободного собственника понимали Ленин – Сталин, но они, по известным соображениям, искореняли этого поганца и его частнособственническую, буржуазную психологию. На свой лад их чувства и усилия разделял, как известно, Серебряный век, а потом – его остатки, дающие знать себя до сих пор. По-ученому это называется антикапиталистической ментальностью, по-простому – умонастроением голытьбы, декаданса и юродивых-народолюбцев.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, ведущий программы Радио Свобода "Ваши письма"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG