Ссылки для упрощенного доступа

Паническая атака Кремля в канун протестов


Алексей Навальный и Сергей Собянин, Москва, коллаж

Сергей Собянин (из мэрии) готовит город к своей победе на выборах. Алексей Навальный (из СИЗО) готовит город к своим протестным акциям. Силовые структуры (на улицах и в квартирах) уже сейчас нейтрализуют потенциальных активистов. Откуда паника перед протестом? Чем он навредит выборам? Обсуждают политик Дмитрий Гудков и активист ФБК Николай Ляскин.

Елена Рыковцева: Я считаю, что на фоне исключительно скучных выборов, которые нас ждут, самое главное событие – это наши гости: Николай Ляскин и Дмитрий Гудков. Давайте устроим сегодня снова выборы между Собяниным и Навальным: вы идете на выборы Собянина или вы идете на акцию Навального? Прошло столько лет, и снова они конкурируют на выборах 9 сентября, к кому придет больше народу. Что же это такое происходит, когда людей хватают накануне, приходят в квартиры, к Милову приходили, ребенка маленького будили. Что за паника такая?

Полная видеоверсия программы

Николай Ляскин: Это показатель того, как тема пенсионной реформы, протеста против пенсионной реформы, протеста против повышения пенсионного возраста сильно бесит власть. Бесит, что это организовано по всей стране. У нас в воскресенье планируется более 80 городов. Власти идут на разные методы, в Краснодаре уже 9 человек задержано. Что будет к воскресенью – неизвестно. Они борются с хорошими штабами, у которых классная организация. Многие люди говорят, что шествия устроят, и они правда сделают. В Санкт-Петербурге власти сказали – вот вам площадь Ленина. Мы хотели Дворцовую площадь, дали площадь Ленина, бог с вами. Начинаем большую кампанию по привлечению людей. И тут у них беда – труба не выдержала жабы, которая на ней сидела, она сломала трубу, пошел фонтан. Власти говорят: нет, мы теперь не можем вам согласовать площадь Ленина, потому что нельзя. Мы на карте видим, что прорыв трубы далеко от места проведения. Но что самое страшное – власти признали, что за три дня они не смогут эту дыру залатать.

Дмитрий Гудков: Знаете, почему не могут залатать, потому что на 16 сентября объединенный митинг в Санкт-Петербурге именно на этой же площади, причем санкционированный, уже есть разрешение, в том числе наша Партия перемен активно участвует в этом протесте. Сегодня я переписывался с Андреем Пивоваровым: и что же теперь? По закону они нам должны дать любое из перечисленных нами мест. То есть лопнувшая труба – это не против одного митинга, а сразу против двух митингов, на которые я собирался ехать.

Елена Рыковцева: Вам парк дали с таким прекрасным названием – Удельный. Вы не хотите в парке погулять в воскресенье?

Николай Ляскин: Этот парк для Санкт-Петербурга то же самое, как гайд-парк в Сокольниках для москвичей. Это заасфальтированная площадка посреди парка, где не бывает людей никогда. Если агитировать, то белочек, птичек, только для них можно проводить пикеты.

Елена Рыковцева: Мало того что предложили этот Удельный парк, так еще предупредили строго, что если вы попретесь все равно туда, где была труба, вам несдобровать – это будет считаться злостным нарушением.

Николай Ляскин: 9-го числа люди, которые придут в 14 часов на площадь Ленина, они не будут нарушать закон. Нет такого понятия, как отзыв согласования. Поэтому все согласовано, все пусть приходят в 14 часов в Санкт-Петербурге на площадь Ленина, в Москве в 14 часов –Тверская.

Елена Рыковцева: Я уже представляю этого сотрудника мэрии питерской, который с гаечным ключом ковырялся ночью с этой трубой. Горожане должны сказать вашему фонду спасибо. Вы почаще назначайте митинги в разных местах, там, где особенно плохо с мостовыми, с трубами, так и починят город. Помните, как Маяковку отремонтировали – из-за Лимонова.

Дмитрий Гудков: Когда я в Госдуму баллотировался в округе Северо-Западном, у меня было 250 встреч, во всех дворах были встречи, к моему приезду косить начинали, технику включали. После того, как я проехал весь округ, детские площадки появились, все было вылизано, вычищено.

Елена Рыковцева: Вы как Путин практически, еще заборы начнут красить.

Дмитрий Гудков: Такое сравнение мне не нравится.

Елена Рыковцева: Хорошо, я не буду вас этим сравнением обижать. Тем не менее, мы должны разобраться, что происходит, что за психоз такой перед этими акциями с учетом того, что недавно было такое счастье, умиротворение, все взяли зонтики, пошли несогласованно на Пушкинскую площадь, мамы, папы, выступили за эту девочку несчастную, которую никак не выпускали из заключения. Главное, что удалось ее вытащить под домашний арест из тюрьмы. Почему нельзя повторить этот прекрасный передовой московский опыт еще раз?

Николай Ляскин: Потому что боятся. Было бы совсем ужасно, если бы они начали задерживать матерей. Они пошли на небольшую уступку, но глобально проблема не решена. Во-первых, есть ребята, которые сидят. Во-вторых, с них никто обвинения не снял. Они исправили свою чудовищную ошибку, когда 18-летнюю девочку отправили в СИЗО, сами поняли, что что-то сотворили страшное, им надо было отыгрывать назад. Но дело не закрыто, обвинения не сняли.

Дмитрий Гудков: Она под домашним арестом, но юноша продолжает находиться в СИЗО. Наверное, они боятся не столько акций, хотя и их тоже, они боятся фундаментальных изменений в общественном мнении. Это ощущается не только в Москве, но и во всех регионах. Потому что когда-то был общественный договор между властью и обществом: да, мы у вас забираем свободы, но взамен вы зарабатываете деньги, мы вам повышаем пенсии, растет уровень благосостояния. То есть, грубо говоря, колбаса вместо свободы. Сейчас ни свободы, ни колбасы, ни пенсий, ни зарплаты. По сути в одностороннем порядке власть меняет этот общественный договор. Совершенно очевидно люди понимают, что за всем этим стоит Путин, не "Единая Россия", не Медведев со своим правительством, а именно Путин. И впервые, обратите внимание, он берет ответственность, он говорит – это я. Да, не на 8 лет повысим женщинам, а на 5 лет. Но это мало кого волнует, потому что все прекрасно помнят, что на протяжении 18 лет он гарантировал, что пока я буду президентом, никакого повышения пенсионного возраста не произойдет. По сути он нарушил свое обещание. Все прекрасно понимают, особенно после президентской кампании, которая была никакими не выборами, а просто референдум о доверии вождю, люди пришли, сказали: да, доверяем Владимиру Владимировичу Красно Солнышко. Он приходит и меняет общественный договор. Почему он взял на себя политическую ответственность? Потому что в Кремле поняли, что если они будут отмалчиваться, если он не признается, что именно он берет эту ответственность, еще хуже будет.

Елена Рыковцева: Почему хуже будет?

Дмитрий Гудков: Потому что президент мало того что фактически стоит за этой реформой, которая на самом деле никакая не реформа, так он их еще обманывает. Он выставляет козлами отпущения Медведева, депутатов. Люди прекрасно сейчас поняли, что за любыми решениями в нашей стране стоит президент. Никакая Государственная дума, никакое правительство, никто не может пойти против президента. Поэтому он был вынужден взять на себя эту ответственность, но пойти на некие послабления. Общество эти послабления не приняло – это очевидно. Этим объясняются падения рейтингов президента, Думы, правительства и так далее. Причем серьезные падения рейтинга, с 2011 года такого не было. Я не очень верю и не хочу, чтобы мы здесь шапкозакидательством занимались, что выйдет сейчас больше на митинги, чем на выборы. Конечно, у нас больше аудитория людей молодых, до кого можно достучаться в наших фейсбуках, твиттерах и так далее. Это люди, которым до пенсии еще очень далеко, с другой стороны, наша аудитория – это люди, которые на государство не очень сильно рассчитывают. Не очень мы рассчитываем на пенсии через 30 лет, мы в это не верим. Поэтому пока для этой аудитории пенсионная реформа не суперактуальна. Но все это начинает работать как "сарафанное радио". Вышла, например, тысяча человек – это значит, что десятки тысяч узнают об этой реформе, и информация потихонечку доходит до ядерной аудитории Путина. Поэтому любые акции протеста, даже если они сейчас не будут супермассовыми, они, очевидно, повлияют на общественное мнение по всей стране. Вот чего они боятся.

Николай Ляскин: В наши штабы по всей стране приходят люди сильно в возрасте. У нас ролики выходят, где людей предпенсионного, пенсионного возврата записывают с призывами приходить на эти акции.

Елена Рыковцева: То есть аудитория ваших акций повзрослеет, вы считаете?

Николай Ляскин: Она расширилась. Во-вторых, люди начали понимать, что произошло. Не просто людей заставили работать на пять лет больше, людей ограбили. Даже если бы каждый человек получал по 10 тысяч в месяц пенсию, каждый год 120 тысяч, взяли и украли. Об этом надо говорить всем. Когда люди старшего поколения осознают, в регионах на пенсию живут семьями, у них нет работы, часть людей живет просто физически на пенсию.

Елена Рыковцева: Я вас обоих рассмешу, потому что я видела сегодня программу "Доброе утро" на канале "Россия", ведущая села и сказала: "Мы сейчас поговорим о совершенствовании пенсионной реформы". Садится депутат Исаев и так празднично говорит: "Женщины будут выходить на пенсию на три года раньше". Действительно этому народу будет казаться, что они раньше теперь выходят на пенсию.

Николай Ляскин: Я вообще негодую, где же эти митинги полиции, прокуроров, военных. Всем сказали, что выход на пенсию попозже на 5 лет приносит молодость, здоровье и румянец. Полицейские должны негодовать – их обидели, в 45 лет они выходят. Когда мы увидим разъяренные митинги полиции, тогда, может быть, мы поверим Исаеву. Пока их нет, пока прокуроры будут штамповать "липовые" дела, как "Новое величие", пока полиция будет избивать или задерживать неправомерно людей, то, конечно, это все не так.

Елена Рыковцева: То есть ваш ответ на вопрос, почему у них такое превентивное винтилово началось, истерика началась, что действительно они ощущают, что настроения плохие, и они действительно ждут, что они могут вылиться на улицах во что-то такое, что лучше этих инициаторов сразу скрутить, чтобы другим было неповадно?

Николай Ляскин: Очень боятся широкой акции общероссийской. Когда в один день порядка ста городов будут принимать участие, для них это – осознать, что вся Россия встала против пенсионной реформы. Почему люди выходили на протест против монетизации? У них отняли их что-то. Здравоохранение – это что-то мифическое. Образование – сами научим читать. Свобода слова – да плевать. Когда человек понимает, что кровные деньги забрали, тут тумблер срабатывает. Почему дольщики так люто борются за свои квартиры, потому что отняли их квартиры. Сейчас пенсии, люди понимают, что их обманывают. Кто-то не до конца понимает что, на какие суммы, каждый понял, что его обманули.

Дмитрий Гудков: Я уверен, что аудитория Радио Свобода прекрасно понимает, что с пенсиями происходит. Очевидно, что назрела пенсионная реформа. Но что делает власть – она отнимает у самых слабых. Понятно, что деньги заканчиваются, нагрузка на Пенсионный фонд будет расти. Представьте себе, что глава семьи половину зарплаты тратит на алкоголь, остальное тратит на ЖКХ и на еду для детей и супруги. Потом он их собирает и говорит: вы знаете, у меня теперь зарплата меньше стала, давайте вы будете меньше есть. Папа, может быть, ты будешь меньше пить? Нет, это вы будете меньше кушать. Здесь то же самое происходит – несправедливость. При всем понимании сложности этой проблемы и необходимости серьезной пенсионной реформы они отнимают у пенсионеров, себе оставляют, тот же возраст выхода на пенсию для силовиков, депутатов, чиновников и так далее; они продолжают тратить огромные деньги на Сирию, внешнеполитические авантюры. Они рассорили нас со всем миром, в результате экономика у нас в кризисе, потому что мы в изоляции находимся. Вы будете ужиматься, мы нет, мы будем продолжать тратить деньги на яхты, на все что угодно, воровать, а ужиматься будете вы.

Елена Рыковцева: Я скептически отношусь, что этот комплекс негодования, который должен быть вызван в каждом человеке, вот так осмысленно и сознательно существует. Мне кажется, что им удается запудрить мозги.

Дмитрий Гудков: У людей это интуитивно, на подсознании. Они, может быть, деталей не знают, но они понимают, что это все несправедливо.

Елена Рыковцева: Я хотела обратить ваше внимание на еще один момент, которым жестко мотивированы эти люди, относящиеся к этой акции предстоящий, может быть, это все еще выборы. Может быть, они хотят сделать выборы чем-то таким праздничным, с шариками. Николай вот рассказал, что собираются перед каждой школой поставить лоток с вареньем. Они хотят варенья, а им портят праздник эти отщепенцы. Им не хочется, чтобы опять напортили этот праздник. 26 регионов страны отмечают праздник выборов, и вы хотите запустить в огород их выборный.

Николай Ляскин: Наших кандидатов всех зачистили, где хоть чуть-чуть есть риск, что за серьезный пост может бороться человек. Действительно на этих выборах бороться против пенсионной реформы... Ни одного вопроса не было к Собянину, как он относится к пенсионной реформе. Если бы он сказал, что я хочу, чтобы люди работали подольше, еще бы меньше людей пришло на участок. То есть будет самая низкая явка, они нагонят максимально своих бюджетников, а люди не хотят идти, потому что непонятно, что выбирать.

Дмитрий Гудков: Они хотят праздника, варенья – нет никаких проблем. Дайте людям площадку в центре Москвы или в любом другом городе, люди придут, цивилизованно проведут митинг, выступят, соберут подписи. Митинг закончится, на избирательных участках они могут продолжать раздавать свое варенье. Никакого скандала, никаких проблем не будет. Это наше законное право. Вместо этого они как раз создают проблемы для себя, потому что люди в любом случае пойдут на эти акции. Если будут какие-то задержания, то они себе испортят праздник, хуже себе и сделают. Могли бы дать какую-то площадку, и никаких проблем не было бы. А то у них трубы, видите ли, лопаются за три дня до акции.

Елена Рыковцева: Я специально позвонила эксперту по выборам: ну хоть где-то интрига, могут где-то выбрать не того, кого надо выбрать? Он говорит: в трех регионах – Хабаровск, Хакассия и Владимирская область, есть шанс, что это будет не губернатор. Но это не потому, что конкуренты сильные, а потому что очень слабый губернатор. Возможно, что будет интрига в трех. Мы с Николаем перед эфиром читали совершенно шикарный текст "Урал.ру" про то, как в Ямале готовят инаугурацию, потом они все пойдут в какой-то дом приемов. Он отменил благородно световое шоу за пять миллионов, будут только пить водку, сэкономят бюджету пять миллионов рублей.

Дмитрий Гудков: Я думаю, что есть интрига на ряде муниципальных выборов. В Новой Москве обязательно придите и поддержите независимых кандидатов, там есть шансы на муниципальных выборах. За Собянина не голосуйте, голосуйте только за муниципальных.

Николай Ляскин: Мне кажется, если приходить, то только голосовать за муниципальных депутатов, а бюллетень даже не брать.

ПРОГРАММУ ЦЕЛИКОМ СМОТРИТЕ НА ВИДЕО И СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ

Опрос на улицах Москвы

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG