Ссылки для упрощенного доступа

"Осквернили Ленинку": неожиданный скандал в главной библиотеке страны


Ингеборга Дапкунайте

Целый шквал возмущения у интеллигентной публики вызвала фотография из Инстаграма актрисы Ингеборги Дапкунайте.

Вот она.

Дело происходило в Российской государственной библиотеке, где предприниматель Михаил Куснирович устроил показ модной одежды, да еще и с фуршетом, да еще и со скандальной фотосъемкой Дапкунайте.

Российская интеллигенция была задета за живое!

Рустем Адагамов:

Компания владельца ГУМа Михаила Куснировича устроила в Ленинской библиотеке показ мод, куда пришла вся прикормленная Bosco тусовка. Жрали и пили прямо на письменных столах и книжных полках, предварительно закрыв библиотеку для читателей. Актриса Дапкунайте забралась на стол в туфлях на каблуках в знаменитом читальном зале №3, который ремонтировали пять лет и недавно открыли. Я в этом зале провел половину своей студенческой жизни и помню какая прекрасная там была атмосфера. Шелест книжных страниц, свет зеленых ламп, склонившиеся над книгами головы — сказка! До сих пор сердце замирает, когда вижу эти столы. Ну ладно, актриса не обязана быть умной и тактичной, ей пофигу эти наши библиотеки, читальные залы, раз заплатили за съемку. Но там же много другого народа, неужели никого не покоробила эта пошлость?

Сергей Медведев:

Помнится, чтобы записаться в Ленинку, я собрал кучу бумаг из аспирантуры, чуть не справку из парткома, и долго оформлял читательский билет в отделе записи, крохотном полуподвальном помещении. Все было таинственно, в полумраке, как первая ступень ининциации в тайную религию.

Второй стадией был обмен читательского на дневной пропуск в каптерке перед вахтой, которая была уже на уровне земли, чуть светлее и просторнее, но все равно женщина за конторкой долго записывала твои данные в гроссбух.

Затем была сдача сумок, портфелей, всех печатных материалов в камеру хранения и наступал самый важный, четвертый, этап: проверка службой безопасности -- совместно сотрудниками библиотеки и милиционером на посту на предмет вноса (не выноса даже!) запрещенных материалов. Так, однажды я был пойман с пачкой обороток для заметок (знает ли молодежь, что такое оборотки? в условиях дефицита бумаги мы писали на тыльной стороне использованных машинописных листов), потому что старая машинопись тоже считалась печатным материалом и была запрещена ко вносу, в связи с чем была неукоснительно сделана заметка в моем читательском билете, и повторное нарушение грозило отлучением от библитеки, кажется, на месяц.

Пройдя эти стадии инициации, очистив душу, тело и карманы, со стопкой девственно чистых листов бумаги ты начинал восхождение по царской лестнице к просторному залу с каталогом, слева предметный, справа авторский, и по мере подъема прибывало света, силы, радости, словно из тьмы невежества ты поднимался к солнцу знания в этой мистерии Просвещения, полной символов и тайных знаков.

Найдя нужные карточки, ты заказывал книги у библиотекарей, и в ожидании заказа, минут двадцать, можно было пойти покурить, выпить кофе, и наконец, наступал долгожданный, почти эротический, момент встречи с книгой, ощущение шершавости или гладкости обложки, выпуклости букв на колонтитуле, волнующий момент открывания -- какой там шрифт? удобная ли верстка? -- и с этим сокровищем в руках и с трепетом в груди ты переступал порог Третьего Зала.

А там была храмовая полутьма и благоговейная тишина, подобно лампадам горели зеленые лампы над столами, а наверху, в недосягаемой вышине, сквозь окна струился свет, как под куполом храма, и казалось, ангелы поют аллилуйю декартовскому богу знания, и ты, неофит, робко присаживался в свободную клетушку, как за молитвенный пюпитр, и включал светильник.

И вот сегодня актриса Дапкунайте попрала каблуками священный алтарь Третьего Зала, -- но почему-то я не оскорблен. Вечеринка с <проститутками> на "Авроре", секс-оргия в Биологическом музее, панк-молитва в храме, чемодан на Красной площади, Стас Михайлов в Кремле -- мы давно уже прошли все стадии десакрализации, и для меня не осталось священных пространств и ритуалов, да и сама идея священности чего-либо, существования запретных зон, табуированных слов и оскорбленых чувств невыносимо смешна. Мне нисколько не стыдно за библиотеку, но мне почему-то неловко за любимую актрису, которая оказалась в нелепой позе, в безвкусном пальто и в неизгладимо пошлой истории.

Впрочем, Куснирович всегда был королем пошлости.

Иван Курилла:

Интересный кейс десакрализации пространства. В самом большом читальном зале РГБ устроили закрытый показ мод. Фотографии читального зала, в котором поют, едят, пьют и танцуют (по ссылке ниже на сайте ГУМа) оскорбляют, конечно, чувства ученых, привыкших относиться к читальному залу и к книгам с особым трепетом. Понятно, что чувства у нас в стране могут быть только у верующих (ср. танец Пусси Райот в ХХС), - но смотреть на вот это неприятно, - как будто твою квартиру (ладно, не квартиру - твое рабочее место) вдруг кто-то сдал под бордель.

Игорь Попов:

Любите книгу - источник знаний! Теперь вот и Ленинку осквернили... Империя эпохи разложения.

Юрий Самодуров:

Господи, а актриса Дапкунайте просто ДУРА ОКАЗЫВАЕТСЯ!

Мария Дегтерева:

Оказывается, российский бомонд проводил время примерно как я (пока меня не было в фб): ходил ногами по столам, пил, хохотал, питался насыщенно.
Только российский бомонд, в отличие от меня, делал это в главном зале РГБ.
То есть, натурально, Энгиборга Дапкунайте, пляшущая на столе в главной библиотеке страны, приветствовала меня сегодня в ленте.

Ну что могу сказать.
Я бы еще предложила в Эрмитаже устроить музыкальную вечеринку "Малявы, предъявы, разборки", а в Пушкинском музее мог бы с удобством расположиться бордель.

Татьяна Толстая:

Очень смешное прочла предположение, что наличие книг на заднем плане может воздействовать на гламурную публику, и она потянется к культурке и знаньицам.

То есть увидит переплет: о, а это что?! да это, вроде, книга! а ну-ка, заглянем! точно, гляди, буковки!

А между прочим, это все уже было: есть такие люди, которые заказывают себе муляжи библиотек, корешки красивые, кожаные, внутри пустая коробка. Есть те, что заказывют фолианты из кожи кенийского козла, а сверху изумрудики. Пробиваются к культурке нелегким путем. Непросто им.

Вот еще один шаг. Оказывается, бывают библиотеки. На нервной почве и перекусить можно. Обо что руки вытирали?

Наталья Завьялова:

Так, тема уже за сутки протёртая, как суп-пюре блендером для Беззубик-улитки... но для меня важная. Ингеборга Дапкунайте сочла возможным станцевать (походить) по столам легендарной Ленинки. Это чудовищно и вызывает омерзение. И эта актриса считает себя культурным человеком? Играет классиков (не уточняла, но наверняка Чехова играет и обличает "пошлость"). А в дорогих шмотках ходить по столам в отечественном храме книги - не пошлость?'скоро уже в старейшей библиотеке страны - в РНБ в Питере - наверное, в кабинете Вольтера будут танцевать канкан. Надеюсь, там вменяемый директор и он не поведётся на такую дешевку. Ах, да. В Москве в РГБ ещё и жрали! На дорогостоящем фуршете! Прямо в историческом читальном зале! Нет слов. Позор всем организаторам, всем причастным и участникам. Как хорошо, что я ушла с рубрики новости книг на ТК "Культура". А то пришлось бы периодически давать их новости. А вот интересно, новость про Дапкунайте в Ленинке в модных туфлях и пальто на читальном столе спонсоры проплатили на "Культуре" или как? Намеренно не ищу, намеренно заостряю вопрос. Если не дать отпор, скоро в Больших Вяземах вместо вручения лит премии по осени будут жарить шашлычки! Из нас, уважаемые коллеги! Гитлер тоже начинал с уничтожения книг и публичного унижения литературы.

Андрей Медведев:

Вакханалия в Российской государственной библиотеке, в Ленинке, на мой взгляд, весьма ярко отражает происходящее в отечественной культуре.
Кто не в курсе было вот что. 7 сентября состоялся показ модного дома Ermanno Scervino. В библиотеке. Ну и конечно, был фуршетбанкет в одном из читальных залов. Еду разложили на письменных столах, на книжных полках, а некоторые, особо продвинутые гости, даже залезли с ногами на столы.
Но ведь это всё очевидные живые метафоры. Чад кутежа у нас не только в библиотеках. В музеях устраивают модные показы, свадьбы, детские праздники. В Пушкинском, сваленные в кучу дрова, выдают за произведение современного искусства.
Бутерброды на книжных полках - это как модные режиссеры в театрах. Явление бессмысленное и противоестественное, как и их спектакли, которые, опять же, выдаются за новое веяние в культуре.
А выпивка на библиотечных столах. "Как вы не понимаете? Ну это же так современно, это разрыв шаблонов, мы так видим, мы даем новое представление об обычных вещах". Вот примерно так же комментируют свои унылые и нелепые фильмы (почти все сняты в стиле "смотрите, я почти Тарковский") моднейшие творцы, и толпа прикормленных критиков, когда люди справедливо спрашивают - что это за <чушь> снимается на государственные деньги?
Кстати, РГБ тоже финансируется государством. Но когда это волновало прогрессивную культурную тусовочку?
Ну и актриса Дапкунайте, делающая фото для Инстаграмма, забравшись с ногами на стол - как вишенка на торте. Дурновкусие в красивой обложке. Разгулявшееся хуторянство. Вполне себе символ ситуации в целом. Модная тусовка, фальшак, выдающий себя за культуру, попирает ногами подлинную русскую культуру, с ее тысячелетней литературой, языком и смыслами. С её трудным путем к людям, с выстраданными через личный опыт, образами.
"Слово о полку...", Достоевский, Лесков, Бабель, Толстой, Пушкин, Тургенев, одним словом, все придавлены и каблуком модной туфли, ради красивого фото.
С нетерпением жду новых модных мероприятий. Например, в Мавзолее или на Мамаевом кургане. Можно устроить перформанс в деревне Петрищево. С плясками на той самой скамье. Не удивлюсь. Они все и на это способны.

Елена Панфилова:

Поскольку когда-то провела там миллион человеко-часов, позволю себе высказаться. Книги - это наше всё. И книги - это круто. Тут точка.

Но помещение, где книги находятся, не превращаются в объект спец-культа только потому, что они там живут. Кстати, в зале, что на фото - и не живут они вовсе. У них там зал свиданий. Живут они в хранилищах, где не очень-то с красотой разгуляешься.

Так вот, в мои древние восьмидесятые в разных уголках того помещения мнооооого чего происходило. Да, смотрительницы роптали. Но как минимум три семьи из РГБ я знаю. Но и не это главное.

Главное - когда я там дописала диплом, мне хотелось сделать ровно то, что делает на фото Ингеборга. Дописала. Закрыла тетрадь. Залезла и - йеееееее!!!! Жаль, не было возможности. Но теперь я знаю, как бы оно могло выглядеть.

И про морализаторство. Каким-то образом тот факт, что героиня Муравьёвой на глазах у всей страны уже почти сорок лет регулярно ходит в РГБ исключительно, чтоб клеить мужиков, никого почти сорок лет не задевает. А тут, вдруг - бух!. Забавно.

Но внимательный взгляд утреннего исследователя не может не заметить сходство фасонов и рисунка тканей на Муравьёвой в фильме и в коллекции. Так что, два раза хе-хе.

Лиана Гаврилова:

По обыкновению, ткнула пальцем в кнопку на телевизионном пульте. Попала на канал "Россия 24" и вновь умилилась 😉 Ведущие новостей и некие люди с общественным мнением пеняют Ингеборге Дапкунайте за то, что она посмела а туфлях да еще на каблучищах залезть на стол в Ленинке. Дескать, надо было ей, если уж захотела сделать в этом зале фотосессию, взять за основу образ героини из "Москва слезам не верит". Дескать, оскорбила она чувства читателей. Как бабки на лавке, честное слово... Не скажу за всех, но я за свою жизнь несметное количество часов просидела в читальных залах, изучая вещи весьма высокие и почтенные. И ничего худого я в действиях актрисы не усмотрела. Снято изящно, да и актриса прекрасна, как всегда

Сергей Минаев:

Российская интеллигенция в лице Т.Толстой, рвёт Дапкунайте за то, что та ( внимание) на фотосессии для журнала ВСТАЛА НОГАМИ НА СТОЛ В БИБЛИОТЕКЕ

Как по мне, это не сильно отличается от православных активистов врывающихся в театры, потому что на сцене <задницу> показали.

И тут и там ревнители морали употребляют словосочетание ЭТО ЖЕ ХРАМ знаний/ культуры.

Ханжество нас связало

Миша Козырев:

Цитата дня:
"Я понимаю, что малый объем мозга украшает актрису, но не до такой же степени?"

Татьяна Толстая об этом снимке Ингеборги Дапкунайте, сделанном в Российской Государственной Библиотеке.

Только мне кажется, что подобная реакция отдаёт ханжеством?

Je suis Дапкунайте

Николай Подосокорский:

Люблю актрису Ингеборгу Дапкунайте, с ней и этот снимок кажется произведением искусства. А вот если бы какая-нибудь Волочкова сфотографировалась как типичная посетительница библиотеки, с книгой и в очках, то все равно вышла бы пошлятина...

Светлана Колосова:

Красивая она, Ингеборге. (Больше к прочтённым за утро десяткам холиварных FB-постов: как это ногами на стол да ещё и в главной библиотеке страны, добавить нечего)...Завидовать будем

Сергей Кальварский:

Совершенно не удивлюсь, если больше половины гневно порицающих Ингеборгу Дапкунайте за осквернение "храма знаний", сами и в библиотеке то были пару раз в жизни, а скорей всего и вовсе никогда не были. В соцсетях же главное казаться, а не быть. Ну и немного фирменного ханжества и фарисейства.

Александр Гаврилов:

Вибрация телефона будит меня в Сапсане. Встревоженный голос: «Александр, это радио "Москва-што-то-там". Прокомментируйте нам главное событие недели, скандал в Российской Государственной Библиотеке! Там произошла фотосъёмка!»
В ситуации невозможности говорения о политике (bene aut nihil) средства так называемой массовой информации кудрявятся совсем уж нереальными метастазами.

Анна Желнина:

Вопрос дня: Ингеборгу поставили на библиотечный стол, чтобы отвлечь нас от митингов против пенсионной реформы?! (сарказм). Пожалуй, это закономерно, что вопросы культуры и около нее вызывают больше эмоций у сограждан, чем политика.

Галина Ульянова:

Комментаторов можно условно разделить на две группы.

Первая группа - читатели РГБ (ленинской библиотеки, как по старинке ее многие называют). Которые возмущаются. Ведь для многих это основное место работы и сбора информации в последние 10-20-30-40 лет.

Вторая группа - люди, никогда не посещавшие крупных научных библиотек и не понимающие, что это институция со своими жесткими правилами, соответствующими международным нормам хранения культурного наследия. Мнение этих комментаторов гласит, что ничего страшного, стол после Дапкунайте и банкета можно протереть тряпкой, а изнеженная интеллигенция зря возмущается.

Многих интересует вопрос о первоисточнике информации. Отвечаю:
Первоисточник - пост Марии Лобановой из ивент-агентства, в котором она всю эту информацию и фотографии поместила.

Пост Лобановой вызвал вчера в фейсбуке множество негативных комментариев (я увидела у подруги, тоже увлеченного читателя РГБ, эту информацию). Люди писали, что банкет в читальном зале - дурновкусие и пошлятина, так же, как и fashion-сессия на столе.

Я на своей странице написала свое личное мнение, выражая позицию читателей, прежде всего, своих коллег - историков и филологов.
Я продолжаю после всех дискуссий считать, что банкет-фуршет был проведен с нарушением сразу нескольких основных правил регламента библиотеки.
А уж фото актрисы Дапкунайте на столе не лезет ни в какие ворота - ни по части эстетики, ни по части этики.

Я не понимаю, почему этот вопрос вызвал такой резонанс?
Но предполагаю, что людям не нравится такое открытое хамство.

Галина Анни:

У Татьяны Никитишны наблюдаю феерию комментов в духе "ачотакова". Ну Ленинка. Ну Иоанн, ну Грозный. Что уж, и не пожрать, и на столах не потоптаться на фэшн-съемке? Косные вы фофудьисты, а вот в прогрессивной Еуропе!
Люди эти, я так понимаю, никогда в Ленинке не были. У меня буквально колени дрожат, когда я туда захожу, это же волшебство какое-то, машина времени. Я бы вообще оттуда не выходила, только поспать и поесть (а поесть можно и в нижнем буфете), но РГБ не круглосуточная, да и жизнь пока не позволяет. Но вы хотя бы один раз туда сходите, заведите билет, поколдуйте над магическим электронным каталогом. Для начала можно в онлайне, там оцифровано уже дофига из сорока шести миллионов единиц хранения, восхититесь.
А залы эти умопомрачительной красоты, лампы зелёные, мониторы на столах, пишите ваши дипломы, диссертации и научные работы. Книжку вам любую за час доставят из хранилищ, только учитесь, только работайте, и все это совершенно бесплатно, национальное достояние, храм книги.
Ладно дефиле на галерее, это еще можно посчитать современным искусством, но что в головах у людей, которые защищают свое право жрать и ходить по столам в читальных залах, не понимаю.

Олег Лекманов:

Есть такие люди (опытные рассказыватели анекдотов меня поймут), которые, после того, как все отсмеются, спрашивают: «А в чем смысл этого анекдота?»
Так вот: объясняю смысл вчерашнего анекдота.
Дело, разумеется, не в попрании святынь библиотеки, а в том, что большинство каждодневных посетителей и работников ее ведет трудную, почти нищенскую жизнь. А устроители презентации (и артистка Д в качестве главного ее символа) в ситуацию не врубаются (как девушка из анекдота) и устраивают в библиотеке праздник лака и глянца. И получается, по-моему, пошло и стыдно.
Всё.

Марина Ахмедова:

Что-то меня останавливало от всеобщего возмущения Ингеборгой Дапкунайте на столе в Ленинской библиотеке. Оскорбленные люди пишут, что ей и тем, кто устроил в Ленинке банкет и показ мод, плевать на наши библиотеки, на наши книги, им неведомо, мол, как отзывается в сердце шелест страниц в тишине, и как блики от зеленых ламп ложатся на склоненные над бумажными страницами головы.
Друзья мои, можно я вам кое-что скажу? Уже некоторое время мы тихо боремся за то, чтобы толстые литературные журналы продолжили жить. Тихо потому, что тема эта никому неинтересная. Громко за литературу бороться, ну, просто невозможно. Знаете ли вы, что журнал "Октябрь" покинул старейшее помещение редакции навсегда потому, что не смог за него платить? Знаете ли вы, сколько денег нужно на издание этого журнала, зарплату сотрудникам? Всего лишь шесть миллионов в год. Уверена, гражданин Куснирович (устроитель банкета в Ленинке) потратил на мероприятие значительно больше. А государство не может изыскать для журнала всего лишь шесть миллионов рублей. И нет таких богатых людей в нашей стране, которые готовы были бы дать на журнал, в котором публиковались Шолохов и Булгаков. Которому 95 лет. Который - национальное достояние. Почему люди, сердцу которых столь дорог шелест бумажных страниц, не борются за литературные журналы? Потому что на самом деле на книги и библиотеки давно плевать не только Дапкунайте с Куснировичем. Книги и библиотеки вызывают лишь ностальгию. А люди сейчас шумят по совсем другому поводу - социальному. Бесит, что вот эти прорвавшиеся к деньгам неграмотные, нечуткие богатеи устраивают пиры на наших книгах и на нашей ностальгии. Их надо было щелкнуть по носу и указать им их некультурное место. Что мы и делаем. И это - правильно.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG