Ссылки для упрощенного доступа

Мегапожары


Книжное обозрение Марины Ефимовой

Александр Генис: Что бы ни говорили скептики от экологии, которые заняли важные посты в нынешней администрации Белого дома, начиная с самого президента, всемирное потепление реальность уже не завтрашнего, а сегодняшнего дня. Каждое лето становится жарче предыдущего. Неизбежное следствие – лесные пожары, которые в этом году особенно мучили западные штаты Америки. Ведущая “Книжного обозрения” Американского Часа Марина Ефимова подготовила обзор новых книг, посвященных этому бедствию.

Марина Ефимова: Лето – сезон лесных пожаров. И сейчас в Америке этот сезон длится на два с половиной месяца дольше, чем в 1970-х годах, а площадь пожаров – вдвое больше. В 2018 году только в первую декаду июля по стране полыхало 29 больших пожаров, которые не удалось вовремя взять под контроль. 5 человек погибло.

Леса горят по всему миру. В России и Канаде самые большие потери от пожаров несут так называемые boreal forests – "северные леса" (boreal – от слова "борей" – северный ветер). Вот что пишет Эдвард Струзик, автор книги "Огненная буря. Как лесные пожары отразятся на нашем будущем":

Диктор: "Мы вступили в эпоху МЕГАпожаров, то есть таких, когда за один пожар выгорает больше сорока тысяч гектаров леса. И не только леса. Сейчас значительная часть населения (во всяком случае, в Америке) живет в поселках на границе с лесами, а иногда и в окружении леса. Их число неудержимо растет, и вероятность пожаров особенно высока именно для них. Причем отчасти – из-за них".

Марина Ефимова: Словом, горим!.. Когда и почему лесные пожары стали такой серьезной проблемой? В книге "Горящая планета. История пожаров" ее автор историк Эндрю Си Скотт начинает с 1910 года, с трагедии, получившей название Big Burn – "большой ожог". "В этом пожаре, – пишет он, – превратились в золу и пепел 1 миллион 214 тысяч гектаров леса в штатах Айдахо, Монтана и Вашингтон. Погибло 79 человек, в основном пожарные". Big Burn потряс Америку, и тогдашний президент Теодор Рузвельт создал специальную пожарную службу – Forest Service – "Службу леса" (которая с годами превратилась в министерство). Скотт так ее характеризует:

Диктор: "Стратегией "Службы леса" было полное избавление от лесных пожаров. Главным принципом стало так называемое "десятичасовое правило" – 10 AM rule. Это значило, что после вызова пожарных любой лесной пожар должен быть потушен до десяти часов следующего утра. Правило неукоснительно исполнялось (в пределах возможного), и система прекрасно работала. Площадь выгоревших лесов сократилась на 90%. Все были счастливы... кроме специалистов лесного дела".

Марина Ефимова: Эксперты считали, что небольшие очистительные лесные пожары не только полезны, но необходимы. Историки отмечали, что индейцы еще до прихода белых выжигали небольшие участки леса – под посевы кукурузы или чтобы иметь открытое пространство вокруг поселений, или чтобы расчистить себе безопасную дорогу. При этом взрослые, большие деревья легко переживали лесные пожары.

Другую принятую стратегию Служба леса выработала совместно с Национальной службой парков (и в не очень афишируемом содружестве с лесозаготовительными фирмами). Это касалось обновления лесов. Те участки леса, которые вырубались, сразу засаживались молодыми саженцами, чтобы площадь лесов не уменьшалась. Разумно. Но... Вот что рецензент Уильям Финнеган пишет в статье "Горящая Калифорния", опубликованной в New York Review of Books:

Диктор: "Лесозаготовительные фирмы вырубали старые, могучие деревья, а заменяли их другими породами – быстро растущими, но не достигающими размеров вырубленных деревьев. К тому же новые леса сажали слишком тесными делянками. Такие леса удобнее и выгоднее для лесозаготовителей. Леса стали мельче и гуще. Известный эколог Пол Хессбург называл такие насаждения "эпидемией деревьев". Как такой лес реагировал на огонь? Старые могучие великаны легко переживали пожары. Срезы столетних деревьев показывали, что дерево без особых потерь переживало пожар каждые 20–30 лет. А новые густые леса (в сочетании с политикой отказа от очистительных выгораний) превратились в топливо для мегапожаров".

Марина Ефимова: Изменение климата подбавило жару. В июле 2018 года, когда начались пожары в Калифорнии, температура воздуха там была за 40 по Цельсию. Участились засухи, а с ними – атаки насекомых, убивающих деревья, – вроде жука-короеда, клещей, жуков-долгоносиков и прочей твари. Последняя атака жуков-короедов (самая большая за обозримый период истории) убила миллиарды (!) деревьев в 14 западных штатах Америки и в Канаде. А для мегапожаров сухие деревья – это даже не топливо, а растопка.

Изменения климата создали благоприятные условия для многих растений и даже деревьев, которые превратились в захватчиков – стали стремительно и агрессивно самораспространяться. В Испании некоторые леса, где росли разные породы деревьев, теперь стали только эвкалиптовыми. В американских прериях традиционную полынь вытеснила трава, напоминающая дикий овес (американцы называют ее cheat grass – трава-обманщица). Она быстро делается сухой и только что не самовоспламеняется. А сгорев, тут же снова вырастает на любом пожарище.

К концу 1960-х годов руководство Службы леса все же согласилось признать пользу так называемых "управляемых" пожаров, но проводить их становилось все трудней и трудней. Финнеган пишет:

Диктор: "Жители комфортабельных поселков в красивых лесистых пригородах энергично возражают против того, чтобы рядом с ними горели лесные пожары, хоть и управляемые. К тому же одни чиновники соглашаются с новой методой борьбы с мегапожарами, другие – нет. В 1988-м засушливом году в знаменитом парке Йеллоустоун началось несколько сотен лесных пожаров. Пожарники Службы леса советовали следить за этими пожарами, локализовать, но дать догореть. Президент страны – тогда Рональд Рейган – назвал это "тактикой балбесов" и дал распоряжение бороться со всеми пожарами. Стоила эта борьба 125 миллионов тогдашних долларов (по нынешним ценам – 250 млн). Йеллоустоун тушили 4 месяца 9 тысяч пожарных, но погасили пожар не они, а осень и ранний снег. Борьба между сторонниками двух стратегий тушения лесных пожаров идет до сих пор, но стратегия немедленного и тотального подавления любого возгорания всегда получает большее финансирование".

Марина Ефимова: Отчасти – потому, что политики и местная администрация неохотно поддерживают непопулярную и до некоторой степени рискованную стратегию "очистительных пожаров". Раздраженные жители близлежащих поселков жалуются на дым, на то, что им приходится лишний раз мыть окна и отдавать в химчистку занавеси. Пожарные, боясь нареканий, неделями ждут то пасмурного неба, то нужного направления ветра, то понижения температуры. В таких условиях политики и администраторы предпочитают развить бурную деятельность лишь тогда, когда пожар уже начался. Журналистка Хезер Нэнсен пишет в книге "Лесной пожар. На линии огня с командой №8":

Диктор: "Авиация играет важную роль в тушении лесных пожаров, но не всех и, в основном, на самой ранней их стадии. Однако чиновники Службы леса хорошо знают, что в любом случае необходимо организовать для губернатора или конгрессмена эффектный вылет с эскадрильей С-130 – каким бы дорогим и бесполезным он ни был. Пожарные называют эти вылеты "воздушными шоу".

Марина Ефимова: Эдвард Струзик – автор книги "Огненная буря" – канадский публицист. Он сосредотачивается на мегапожарах Севера – тайги и торфяников тундры. Книга написана в стиле репортажей, но дух ее апокалиптический:

Диктор: "Мегапожары давно перестали быть исключительно калифорнийским ужасом. Теперь это ежегодные явления на Севере. Зола и пепел регулярно затемняют поверхность глетчеров и ледников, ускоряя их и без того заметное таяние. Тайга – склад угарного газа, и мегапожары высвобождают его в атмосферу. А когда горят торфяники, выделяется еще и ртуть. Нижние слои стратосферы в Арктике – ближе к земле, и когда туда попадает дым от мегапожаров, это становится глобальной проблемой. Уже не раз обнаруживали, что дым канадских пожаров путешествует по всему миру".

Марина Ефимова: Авторы всех новых книг о лесных пожарах сходятся во мнении, что последствия мегапожаров приводят к таким серьезным ухудшениям состояния воздуха и воды, что это заметно сказывается на здоровье людей. Совместное исследование канадских и австралийских экологов показало, что от последствий мегапожаров гибнет во всем мире от 250 до 500 тысяч человек ежегодно.

Заметив, что выводы авторов книг носят чересчур апокалиптический характер, рецензент Финнеган смягчает собственные выводы: "Нет, это, конечно, не конец света, – пишет он. – Человечеству еще предстоит пережить многие исторические и даже геологические периоды. Но надо помнить, что наш собственный период становится все более огнеопасным".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG