Ссылки для упрощенного доступа

"Я не верю в правосудие". Матери Волгодонска против пыток в полиции


Телесные повреждения, обнаруженные у Сергея Мурашова

В городе Волгодонске Ростовской области матери несправедливо осужденных объявили о создании общественной организации "Матери Волгодонска против пыток в полиции". Татьяна Мурашова и Валентина Рахманова надеются общими усилиями защитить детей от произвола силовиков.

В Волгодонске зафиксированы и обнародованы три случая, когда сотрудники отделения полиции №2 выбивали признательные показания, избивая задержанных. Однако прокуратура Ростовской области отказалась возбуждать уголовное дело в отношении оперативников. Двое заявивших о фактах издевательств – Григорий Рахманов и Иван Сопкин – осуждены сроком на 8,1 и 3,5 года. 18 сентября суд вынес решение в отношении третьего фигуранта, Сергея Мурашова: 2,5 года общего режима. Его родители и адвокаты готовятся к апелляции.

Рахманов, Сопкин и Мурашов утверждают, что не совершали преступления, в которых их обвинили, но подписали самооговор, так как не выдержали побоев и пыток. Ростовским журналистам они заявили, что сотрудники отделения полиции №2 силой выбивали признательные показания ради плана по раскрываемости.

Татьяна Мурашова и Валентина Рахманова
Татьяна Мурашова и Валентина Рахманова

Со всеми тремя "работали" одни и те же оперативники. Их фамилии – Хажаинов А. А. и Борисов С. С., Шалда Е. А., Делидон. Их пострадавшие указывают в своих заявлениях, они также фигурируют в материалах проверки региональным Следственным комитетом. Названы еще имена других сотрудников, так или иначе причастных к событиям: Сопотов А. В., Линьков В. В., Мамедов, Шарипов А. М., Сердюков А.

Похож на грабителя

Сергея Мурашова задержали сотрудники ППС 24 мая 2017 года в десять вечера, когда он шел на автобусную остановку после встречи с приятелем. Сказали, что он подходит под описание человека, совершившего преступление, предложили проехать в отдел полиции для разбирательства.

Сергей Мурашов
Сергей Мурашов

– Он спокойно сел, не пытался скрыться, сопротивляться, сказал: "Это ваша работа", – рассказывает его мама Татьяна Мурашова. – В тот вечер у девушки украли на улице сумку, в ней были телефон, деньги – общий ущерб составил 11 тысяч рублей, и она написала заявление в полицию. Ночью нашего сына били шесть оперативных сотрудников и вынудили написать явку с повинной. Обвинили в грабеже с применением насилия – грабитель пнул девушку ногой. Мы ничего не знали, позвонить родителям ему позволили только в 12 часов следующего дня, адвоката не предоставили. Более того, в ту ночь его вынудили подписать еще две явки с повинной – за ограбление 12 мая 2017 года. Позже эти эпизоды убрали, так как свидетель ограбления на опознании его не назвал.

Пока велось следствие по этому делу, Сергей находился под домашним арестом. Следы издевательств – ссадины, синяки, кровоподтеки – зафиксированы и отражены в двух экспертизах. Первую, по словам мамы, сделали сами полицейские 25 мая, когда поняли, что следы останутся. В объяснительной они написали, что Мурашов не хотел садиться в тюрьму, поэтому упал, бился головой об пол и сам наносил себе телесные повреждения.

Следы от пыток на теле Сергея Мурашова, материалы экспертизы
Следы от пыток на теле Сергея Мурашова, материалы экспертизы

Сергей Мурашов рассказывал свою версию о тех событиях: "Оперативные сотрудники отвели меня в свой кабинет. В кабинете меня поставили лицом стене, накинули капюшон на голову. Руки подняли кверху и заставили опереть о стену. Ноги поставили на ширину плеч, затем стали бить по внутренним поверхностям голени и растягивать мои ноги, пока я не почувствовал сильную боль в области промежности. Как только я жаловался на сильную боль в промежности, мне говорили, что сейчас будет еще больнее. При этом били в затылок, и я ударялся в лицом о стену. Также наносили удары по голове в разные стороны. Избиение продолжалось 20–30 минут, пока я не сказал, что напишу явку с повинной".

Вторую экспертизу проводил региональный Следственный комитет после того, как родители написали заявление. В ней зафиксированы повреждения, которые на момент проведения первой экспертизы еще не проявились: синяки на внутренней стороны бедер. Это следы так называемого "шпагата-растяжки". Они располагаются симметрично, так же как и синяки на коленях и голени, что, как говорит экспертиза, свидетельствует о невозможности нанести их самостоятельно. Эксперт волгодонского отделения ГБУ РО "БСМЭ" Виталий Куликов сделал вывод о том, что травмы, причиненные тупыми твердыми предметами, могли быть нанесены в момент нахождения задержанного в отделе полиции №2. Однако уголовное дело в отношении Мурашова закрыто не было.

Следы от пыток на теле Сергея Мурашова
Следы от пыток на теле Сергея Мурашова

Алиби ни к чему

Почти стопроцентное алиби Сергея Мурашова полицейские проверять не стали, рассказывает его мама. Главным козырем обвинения стало признание, а к нему уже подтягивались доказательства. Например, в момент совершения преступления Сергей был на встрече с товарищем, и это было зафиксировано камерами видеонаблюдения. Но видеозапись никто проверять не стал, и со временем улика просто затерлась последующими записями. Свидетельства товарища тоже не были приобщены к делу – следствие считает, что они могли сговориться, рассказывает Татьяна Мурашова.

Зато на место его задержания, по мнению родителей, были подброшены "вещественные доказательства", вещи потерпевшей: деньги с надписью, сделанной ее рукой, банковская карта и ключи. Татьяна Мурашова утверждает, что в тот день был сильный ветер – деньги никак не могли пролежать на газоне четыре часа.

Татьяна и Сергей Мурашовы, родители пострадавшего
Татьяна и Сергей Мурашовы, родители пострадавшего

Невиновность Сергея может подтвердить биллинг (комплекс процессов от оператора связи), который показал бы, что телефоны его и друга были рядом. А информацию о нахождении телефона потерпевшей, как говорит мама Сергея, следствие запросило только через пять месяцев.

– Тогда по запросу биллинга был обнаружен телефон ограбленной девушки у Виталия Филатова, который внешне похож на моего сына, – говорит Татьяна Мурашова. – Он сказал, что нашел его в мае на улице без сим-карты. Более того, его, как выяснилось, 25 мая его задержали за грабеж в том же районе, где было совершено ограбление, которое инкриминируют нашему сыну. Но в отношении Виталия уголовное дело прекратилось за примирением сторон. Известно, что помимо этого он привлекался за кражу и в 2016 году, но дело было закрыто также из-за примирения сторон. Мы предполагаем, что все преступления он и совершил. Сейчас Филатов уехал в Челябинск на ПМЖ, по нашему делу он проходил свидетелем, и его допрашивали по видеоконференции. Исчезла и потерпевшая, ее не смогли найти даже для судебного заседания.

Сергея Мурашова осудили по ст. 161 "Грабеж" на 2,5 года общего режима, забрали в СИЗО из зала суда, где он будет находиться до тех пор, пока апелляция не подтвердит или не опровергнет это решение.

Жертвы 2-го отделения

После того как родители Сергея подняли шум в прессе, родственники еще двух парней решили предать гласности их истории.

Как рассказала жительница Волгодонска Валентина Рахманова, ее сына Григория 29 марта 2017 года пытали в отделении полиции №2, выбивали явку с повинной за не совершенное им преступление. Его оговорила девушка – сначала обвинила в побоях, а почти два месяца спустя добавила обвинение в изнасиловании. Григорий получил за несовершенное преступление 8 лет и 1 месяц тюрьмы.

Иван Сопкин – еще одна жертва произвола оперативников. 23 мая 2017 года его с другом арестовали в машине возле подъезда после употребления наркотиков. Полицейские в гражданской одежде выскочили к ним из подъехавшей машины, не представились, не предъявили документы, разбили стекло автомобиля и выволокли запершихся в нем ребят. В отделении над Иваном издевались больше пяти часов. Он утверждает, что ему периодически предлагали подписать чистые листы, а когда он отказывался, били, применяли "шпагат-растяжку".

Иван Сопкин
Иван Сопкин

Иван, который также находился под домашним арестом, рассказал, что его пытались склонить к "сотрудничеству", чтобы он подбрасывал людям наркотики. Когда отказался, провели еще один обыск в машине и снова "нашли" наркотики. Супруга Сопкина утверждала, что на пакетике не было его отпечатков пальцев, но это не смутило полицейских. Дело было заведено не за употребление, чего он не отрицал, а за хранение наркотиков (ст. 228 УК РФ), по ней 14 июня 2018 года Иван Сопкин был осужден на 3,5 года, которые сейчас и отбывает в заключении.

Назло провинциальным страхам

Не исключено, что фактов издевательств было намного больше, а люди просто молчат из-за боязни. Городок небольшой, все на виду, никто не хочет огласки из-за родственников, особенно если есть маленькие дети.

– Я не верю ни в какое правосудие и бороться ни с кем не буду. Думаю, супруг полностью согласен с моей точкой зрения, – отрезала Наталья Сопкина, жена Ивана.

Мы хотим жить в городе, где полицейские защищают горожан, а не пытают невиновных ребят

Родители Мурашова и Рахманова решили отстаивать честь сыновей до конца. Матери осужденных записали совместное заявление, в котором рассказали, как сыновья пострадали от пыток в полиции.

"Если такой произвол не будет наказан, обвиняемым в один момент может стать любой законопослушный гражданин. Если признания вины в полиции будут получать побоями, люди в погонах станут просто карающим органом, который сможет по своему усмотрению назначать виновных, не тратя время на поиск истинных преступников", – заявили матери.

Татьяна Мурашова с сыном Сергеем
Татьяна Мурашова с сыном Сергеем

Мурашовы пытаются добиться наказания людей в погонах, участвовавших в пытках. Но, по словам Татьяны, следственный отдел СУ СКР по городу Волгодонску уже пять раз отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции.

– Мы писали заявление – получали отказ, обжаловали, потом опять писали и получали отказ, последний – 27 августа этого года, – утверждает мать обвиняемого.

Прокурор Волгодонска Николай Вихтинский поддержал позицию полицейских: "Данное решение прокуратурой города признано законным и обоснованным... поскольку не получено объективных и достоверных данных о совершении в отношении Мурашова С. С. преступления".

В сентябре 2018 года Татьяна Мурашова и Валентина Рахманова через соцсети обратились ко всем неравнодушным с призывом поддержать их инициативу о создании общественной организации "Матери Волгодонска против пыток в полиции".

"Мы хотим жить в городе, где полицейские защищают горожан, а не пытают невиновных ребят, выбивая из них признательные показания. Нам страшно жить в городе, в котором любого человека могут схватить на улице и пытать в отделении полиции. Поэтому мы решили создать общественную организацию "Матери Волгодонска против пыток в полиции" и будем бороться за то, чтобы в рядах нашей полиции служили не истязатели, а добропорядочные полицейские", – говорится в заявлении женщин.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG