Ссылки для упрощенного доступа

"Проиграли трехлитровой банке": соцсети о поражениях единороссов на выборах


Светлана Орлова, потерпевшая поражение на выборах губернатора Владимирской области

В воскресенье в России прошли два вторых тура губернаторских выборов: в Хабаровском крае и Владимирской области (в Хакасии он был отменен).

Новости, по вполне понятным географическим причинам, первыми пошли из Хабаровска, где правящему губернатору Шпорту противостоял кандидат от ЛДПР Сергей Фургал.

Скоро стало понятно, что шансов переизбраться у Шпорта практически нет.

Сергей Шпилькин:

вот тебе бабушка и Юрьев день.
Тут уже МЧС не обойтись, как минимум войска химзащиты понадобятся.

Михаил Дегтярев:

Это заслуженная победа. Народ свое слово сказал. Народ показал, что снобизм и самоуверенность начальства вызывают обратную реакцию. С людьми надо работать, разговаривать, помогать! Много лет Фургал шел к победе, уже набирал 20% в 2013 году, и вот результат.
Поздравим и нового губернатора, и народ Хабаровского края с победой!
Доктор Фургал всех вылечит

Александр Пожалов:

У Шпорта в первом туре было 126 тысяч голосов.
После обработки 75% протоколов УИК их 100 тысяч. Видимо, во втором туре действующий губернатор получит в абсолютных числах не намного больше, чем в первом туре, хотя явка выросла на 11%.
То есть в третий раз подряд на вторых турах губернаторских выборов после их возвращения (Иркутск, Приморье с оговорками на странные протоколы из 30 УИКов, Хабаровск) основной прирост явки во втором туре - это протестное голосование тех, кто не верил в возможность через выборы что-то изменить. Лучшее подтверждение тому, что выборы укрепляют общую легитимность институтов, даже несмотря на единичные поражения власти

Фёдор Крашенинников:

Судя по итогам выборов, Шпорта не то что не любят, а прямо-таки ненавидят.
Это как надо руководить, чтоб люди к тебе вот так вот относились? Чтоб даже жалкий жириновец вызывал энтузиазм?

Глеб Черкасов:

Вполне возможно, что губернатора Шпорта прикопала изящная двуходовочка с приглашением соперника в правительство после окончания выборов.
Ну то есть описанная в анекдоте технология - мы медленно спустимся с горы и отымеем все стадо - хороша при некоторой непубличности.
Но объявление о том, что по фиг как вы там и чего голосуете да и о чем думаете, тут все порешали - наверное у тех, кто ходит на выборы, это не могло вызвать приступ оптимизма и доверия.

Сергей Пархоменко:

Конечно, этот «оппозиционер» через две минуты сдастся московскому начальству с потрохами. Собственно, уже много раз заранее поклялся в верности.

Но это не важно.

Оплеуха все рано получилась увесистая. И урок - наглядный.

Елена Лукьянова:

ЛДПРовский Фургал набирает больше, чем великий Пу в регионе во время президентских выборов. Неполиткорректно как-то для системной оппозиции. И да, задумалась, когда уже мы научимся голосовать не просто против плохого, а за хорошее?

Иван Жданов:

Очень важно, что едрос потерпел очередное поражение на выборах губернатора. Сокрушительно проиграл такому же жулику из ЛДПР, но это очень показательно. Уже можно делать какие-то быстрые выводы.

1. Это не ошибка, это действительно коренной поворот в настроениях граждан.
Необратимая перемена настроений. Им уже не могут помочь фальсификации, нет никакой поддержки. Было бы круто, если еще во Владимирской области прокатят Орлову. Но и без этого понятно, что 4 вторых тура и два поражения едроса (+ снятие едроса с выборов в Хакасии) – не совпадение.
2. То, что в Хабаровске побеждает кандидат от ЛДПР лишь подтверждает, что это именно протестное голосование против действующей власти, а никакой не «левый поворот».
3. Мы явно переходим в новый этап. Путин и так «хромая утка», а при такой быстрой смене настроений им придется что-то придумывать.
Этот этап может продолжаться очень долго и вреда для страны эта власть может принести еще очень много.
Требование допуска независимых кандидатов и регистрации независимых партий – сейчас главное политическое требование.

В Орловской области получилось немного сложнее. Вечером пошли многочисленные сообщения о том, что результаты усиленно фальсифицируются в пользу губернатора Светланы Орловой, а ЛДПР нарочно отзывает с участков своих наблюдателей.

Кирилл Гончаров:

Итак, по данным Центризбиркома, в настоящее время на выборах губернатора Владимирской области Сипягин набирает 58,56% голосов, а олимпийский чемпион по прыжкам через этику Светлана Орлова - 36,73%.

Мое уважение жителям 👏

Правда, есть и плохие новости, пишут, что тот самый Сипягин делает все, чтобы проиграть, даже наблюдателей своих вывел с участков.

Мистика.

Лада Юрьева:

О, прикольно. Сипягин (ЛДПР) настолько боится победить Орлову (ЕР), что начал отзывать своих наблюдателей.
ПС. В комментариях справедливо указывают, что не сам Сипягин, а координатор его штаба. Самому Сипягину было бы совсем палевно так подставляться, хотя он очень старался проиграть)).

Екатерина Винокурова:

Сипягин пропал со связи, где он и что хз.
А вообще, кажется, мы наблюдаем безумную историю, когда кандидат делает все, чтобы не выиграть.
(Я понимаю, как это странно звучит, но не могу не высказать эту мысль)

Константин Добрынин:

Выборы, где кандидаты выигрывать не хотят. Сюрреализм.

Владимир Милов:

Казалось бы, ну что им эта Орлова? Сумасшедшая алкоголичка, какая разница, будет губером она или 100% лояльный ЛДПРовец. Но на самом деле третье подряд разгромное поражение партии власти на губернаторских выборах - это немыслимый удар по всей их системе власти и "легитимности"

Алексей Шляпужников:

Владимирцам, конечно, не дали самостоятельно выбрать губернатора. Муниципальные фильтры, прочие фильтры, да и вся политическая система сегодняшнего государства как один огромный фильтр.

Но прямо сейчас, вот прямо в эти минуты они, при поддержке огромного количества сограждан из других регионов, пытаются отстоять свое право УВОЛИТЬ не устраивающего их главу региона.

Граждане, уволившие губернатора в таких условиях, это победители, конечно. Присмотритесь к ним сейчас - в мыле и пене, носятся по участкам, вытаскивают наружу все попытки фальсификаций и вбросов. Они воюют, они борятся за свой регион. Они отстаивают своё решение, которое звучит четко, просто и ясно: "Орлова, пошла вон!"


И, похоже, коса нашла на камень. Победа ЛДПРовца Сипягина оказалась настолько убедительной, что была признана официально.

Максим Дбар:

История с участием Орловой в выборах напоминает анекдот. Когда на ипподроме старая кляча просит мужика поставить все деньги на ее победу, мужик при виде говорящей лошади от удивления соглашается, кляча приходит последней и, шепелявя из-за отсутствия зубов, виновато говорит: "Ну не шмогла я, не шмогла".

Словом, вторые туры "Единой России" точно не зашли.

Валерий Соловей:

Ситуация типологически все больше напоминает 1989-1991

Тогда готовы были проголосовать за кого угодно - хоть за утюг, лишь бы против коммунистов. Но, мне вспоминается, коммунистов все же ненавидели меньше.

Пётр Милованов:

Учитывая Левченко в Иркутске, ЕР не может выиграть второй тур в пятый раз подряд.

Сергей Жаворонков:

Главный враг оппозиции - не обвинения в работе на Америку, а всепропальные настроения народа "Вы хорошие ребята, но у вас ничего не получится". Второй тур - отличное средство их исцелить.

Леонид Волков:

Ну вот и все.
Технические кандидаты победили путинских назначенцев.
Теперь пропаганда будет пытаться рассказать, как плохо стало в регионах, проголосовавших «не как надо», но вы не ведитесь. Вся вина за будущие косяки кандидатов-табуреток — на тех, кто убил конкурентные выборы.

Да и кроме того, что-то подсказывает, что даже табуретки будут губернаторами лучше, чем Шпорт и Орлова (просто потому что хуже некуда). Понятно, что оба сейчас вступят в ЕР и вылижут пятки вождю.
Это все не имеет значения.
Имеет другое: тефлон облетел.

Теперь девиз такой: где Путин — там поражение.

Именно этот урок выучили за эти две недели все региональные (и федеральные) политические элиты. Что надо от Путина держаться подальше, как от прокаженного. Именно это изменит страну (а, конечно, не сама по себе «победа» двух ЛДПРовских клоунов над двумя единороссами).

С чем всех нас и поздравляю.

Иван Преображенский:

Хабаровск все же оказался самой интересной аномалией, как изначально и предполагалось. Даже Приморский кейс его не переплюнет, похоже. Договор Кремля с региональными элитами распадается на глазах. Сам же Кремль в пылу борьбы радикализует марионеточную оппозицию, в среде которой появятся реальные борцы за власть. И все это будут пытаться подавить.

Александр Шмелёв:

Кириенко на заметку.
Недостаточно проводить выборы в самом начале осени без яркой и заметной кампании, равного доступа к СМИ и наблюдения, но с безумным количеством вбросов, каруселей и переписываний протоколов.
Недостаточно не пускать на эти выборы никого из реальных оппонентов действующей власти, но только никому неизвестных спойлеров.
Недостаточно даже того, чтобы эти спойлеры всю кампанию несли человеконенавистническую чушь и умоляли избирателей ни в коем случае за них не голосовать, но только лишь за дорогого и любимого губернатора.
Надо еще заранее заставлять их подписывать заявления, датированные следующих днем после выборов, о том, что я, такой-то такой-то, снимаю свою канидатуру и прошу передать отданные за меня голоса занявшему последнее место кандидату от действующей власти!
Потому что ненависть народа к Путину и членам его ОПГ настолько сильна, что какие бы отвратительные спойлеры ни предлагались в качестве "альтернативы", и как бы они ни упрашивали за них не голосовать, четверо из пяти россиян все равно предпочтут поставить галочки напротив их фамилий, лишь бы высказаться против тех гадов, которые ими сейчас управляют.
Так что впереди у Сергея Владиленовича еще очень много работы.
Чтобы стать дважды героем России, придется как следует потрудиться.

Мария Снеговая:

1) Уже даже самые яростные сторонники бойкота стали говорить, что "иногда-таки на выборы ходить надо". Считаю это успехом сторонников хождения на выборы. Надо признать, что выборы-таки (даже такие, косые, и кривые и совершенно нечестные) имеют значение. И это не банальность, а политологический феномен, который характерен для большинства электоральных автократий. Наличие выборов лучше их отсутствия, любая конкуренция лучше ее отсутствия, и при этом часто НЕ ВАЖНО, что за конкурент реально участвует в гонке против кандидата от власти. При наличии достаточного недовольства в обществе, даже самый ничтожный кандидат идущий против кандидата от власти выстреливает. Конечно, выстрелить может что угодно (например, самоподжег уличного продавца), но выборы в этом смысле служат удобной точкой фокализации протеста и успешнее решают проблему коллективного действия.

2) Однако, факт обозначенный выше никак не свидетельствует о демократичности или гибридности режима, это обычная электоральная автократия, поскольку выборы абсолютно нечестные и власть на них не сменяется.

3) Однако, именно поэтому автократы выборов боятся, стремятся снизить их количество (см. увеличение сроков правления ВВП и Думы и отмена выборов губернаторов). Верный путинист Жириновский уже призвал снова отменить выборы губернаторов на прошлой неделе. И, боюсь, АП сейчас всерьез задумается над этим вопросом.

4) Выборы даже в этих условиях - очень важный индикатор уровней социального недовольства и протеста. А также способ показать кукиш действующей власти. Параноидальные попытки отмены и фальсификации выборов со стороны властей - показатель того, что цель в этом смысле достигнута. Возможно, еще какие-то шаги со стороны властей в этом направлении мы увидим в ближайшее время. Надо бы внимательнее изучить вопрос, почему в текущей ситуации протесты против повышения пенсионного возраста не достаточно популярны, а напротив выстрелили именно выборы. Это функция от репрессий, разочарования в протестах, недоверия несистемной оппозиции или чего-то еще?

5) Да, выборы не всегда выстреливают. Но я бы очень хотела увидеть детальный анализ успешности стратегии бойкота на последних выборах с оценкой ее результативности.

Андрей Колядин:

При Суркове внутриполитическая система модерировалась и обновлялась ежедневно. Он легко мог позвонить в любое время суток и сказать - такой-то закон несовершенен: иди к Брычевой, согласуй с депутатами, переговори о поддержке изменений с Громовым - через сутки о результатах доложишь.
При Володине были сделаны существенные правки сразу после белоленточных событий 2011 года. Самарский тогда еще мэр Дмитрий Азаров выдвинул идею муниципального фильтра, которая позволили вернуть выборы губернаторов в 2012 году по сути ничего не вернув. Выборы губернаторов вроде возобновились. Но ни один случайный человек в них попасть не мог. Фильтр отсекал всех конкурентов.
Плюс включили на полную катушку так называемые межэлитные договоренности. Это когда несколько групп на территории определяют кто будет депутатом, кто мэром, кто сэром и кто пэром. А все остальные идут лесом. Их либо не согласуют на праймериз. Либо просто не регистрируют. По самому дикому поводу или без повода. То есть, межэлитные договоренности - это форма картельного сговора с целью захвата и удержания власти в стране.
Все эти «фишечки» легко позволили так отформатировать внутриполитическое пространство, что в каждой думе, от муниципалитетов и до государственной, не осталось ярких, незаурядных, вменяемый и самостоятельных политиков. За редчайшим исключением.
Жиреющие в условиях отсутствия конкуренции партии и народ, который со все меньшим интересом смотрел за шулерством вверху. Кручу-верчу-обмануть всех хочу поднадоело.
Хотя кормили все еще не плохо, работа была, зарплаты росли, египетско-турецкие пляжи оставались доступны. Поэтому люди наблюдали, вздыхали, обреченно махали рукой на внутриполитические игрища и шли заниматься своими делами.
И вот пришло время непростых перемен. Санкции, снижение уровня жизни, рост цен, пенсионные преобразования, рост налогового бремени, введение платы за все - дороги, парковки, каждый чих...
Народ стал хмуриться. А вариантов выразить свое «фи» не было. Независимых политиков не осталось. Выборы только в пользу власти.
Но есть голосование...
Часть людей просто перестали ходить на выборы. Часть стали голосовать за кого угодно, только не за власть.
Единая Россия стала набирать все меньше. Главы регионов ласково избегать ее услуг в ходе выдвижений. Самой главной форой стало одобрение Путина. Однако бездарная подготовка и проведение пенсионной реформы привела к снижению эффективности и этого фактора.
Результат на лице Тарасенко, Шпорта, Зимина, Орловой.
Они с позором отправлены народом на покой.
И это только начало.
Если не произойдут существенные изменения во внутриполитической жизни, количество сюрпризов для власти будет только увеличиваться.
Впрочем, изменения могут быть разные. Одни - закрутить гайки, арестовать смутьянов, намотать на гусеницы танков недовольных, сажать, штрафовать и лупить за любое инакомыслие.
Это отчасти стабилизирует ситуацию, но любви к власти не добавит. И любая неожиданность может привести к кровавому бунту, где пострадают все: власть, народ и целостность страны.

Тимофей Шевяков:

Очевидно, что голосовали не за чистых техников Фургала и Сипягина, а против - причем не против ЕР или имеющихся губеров, а против действующей власти в целом. "Нас <обманули>" - это вполне четко прослеживающийся лейтмотив всей этой истории. И это даже не звоночек, а набат - потому что негатив идет уже в сторону Господина Дракона, которому в марте доверились, а тут опа - и _изменения в пенсионном законодательстве_, а равно прочие замечательные вещи типа строительства школ в Сирии и позолоты купола Капитолия в Гаване. Ну и Золотов, куда без него. Если раньше понимание, что система пошла вразнос, имелось у узкого круга ограниченных людей, то теперь оно затронуло и ширнармассы, что чревато десакрализацией власти с понятными последствиями.

Константин Рыков:

Красота! В чистую проиграть 4 региона (Приморье, Хакасия, Хабаровский край и Владимирская область) коммунистам и ЛДПР в ситуации когда все кандидаты были согласованы на берегу. Это нужно было хорошо постараться. Мои "поздравления"!

Предлагаю увеличить пенсионный возраст мужчинам до 70 лет, а женщинам всё-таки подтянуть планочку до 65.

Для того, чтобы умудриться за три месяца развалить внутриполитическую машину, которая строилась 18 лет - нужен реальный талант. С такими "друзьями" врагов не надо.

А ведь мы с вами понимаем, что в других регионах губернаторов выбирали избранные даже не вчера депутаты местных парламентов от партии власти, как в Дагестане, а в регионах типа Москвы отсутствовала конкуренция и избирателя завалили миллиардными благоустройствами и разнообразными ништяками.

Представляете, если бы выборы в Госдуму были завтра? Сколько бы получила "Единая Россия"? Вопрос риторический.

Всё лето мы говорили о том, что пресловутая пенсионная реформа утащит за собой мёртвым грузом гигантский электоральный пласт и полностью поменяет политическую систему координат. Никаких госдепов и майданов не нужно будет. Чёрный лебедь собственными руками.

Алексей Шабуров:

В двух регионах единороссы проиграли выборы, и в провластных информресурсах можно наблюдать всхлипы - как же так, теперь губернаторами стали случайные люди!

Вся ирония в том, что ведь и проигравшие губернаторы тоже были случайными людьми. Что, Орлова для Владимирской области - не случайная? Или недавний Тарасенко для Приморья - не случайный разве?

В том-то и дело, что губернаторами у нас уже много лет становятся случайные люди. В какой регион не ткни - почти везде они случайные. Да тот же Носов в Магадане - абсолютно ведь случайно туда попал. И так почти везде, за очень редкими исключениями.

Вот и получается, что одни случайные люди проигрывают другим таким же случайным. Разницы никакой вообще.

Анастасия Миронова:

Однако то, что плоды протеста пожинает именно ЛДПР, воспринимается неоднозначно.

Александр Морозов:

не прошло и 25 лет, как вдруг начало сбываться предсказание историка Александра Янова 1993 года о "веймарской России": после "демократов" страной будет править ЛДПР.
(*шучу).

Николай Храмов:

Наконец-то! Революция, свобода, демократия! В Хабаровском крае вместо губернатора от ЕР взбунтовавшийся электорат избрал губернатора от ЛДПР. Вот теперь заживем, наконец.

Дмитрий Аграновский:

Терпеть не могу ЛДПР, но теперь власти будут ее воспринимать тоже как оппозицию и тоже давить, а не давать всегда и везде зеленую улицу, как прежде. Сами на свою голову приключений нашли.
А что касается результатов выборов, так я всегда говорю - без административного ресурса вес "Единой России" процентов 10-12, не больше.

Аркадий Бабченко:

Я вам говорил, что на первых свободных выборах царем в Мордоре выберут Жириновского?
Где там мой любимый стикер-то...

Виктор Корб:

Даже если во всех регионах России губернаторами в результате «выборов» станут назначенцы из филиалов единой ПЖиВ с аббревиатурами, отличными от ЕР, это вряд ли хоть немного сдвинет систему от имитационной — к реальной демократии. Скорее даже наоборот...

Если, конечно, граждане продолжат играть в навязанную им игру, в которой власть задает и контролирует правила, удерживает игровое поле и выступает судьей, а не начнут жить и обустраивать страну по собственным правилам.

Дмитрий Гудков:

Россия, ты одурела? - Да нет, просто привычно обманута. В Хабаровске и Владимире избрали оппозицию! (И в скобочках - парламентскую.) Администрация президента весело, по-марсиански ухает, башни Кремля колеблются от утробного смеха.

Вон, сокол Жириновского Фургал уже проклекотал, что в широком смысле поддерживает политику уважаемого Владимира Владимировича. Подождем, когда он признается, что и в узком смысле тоже.

Второй сокол, из Владимира, пока молчит, никак не способный смириться с победой, но дайте ему пару часов, надо только дождаться звонка из Москвы.

Эх, кольцевая линия метро, кто тебя выдумал!

Кирилл Шулика:

Между тем ЛДПР сделала еще один шаг, чтобы стать второй партией в стране. Если Зюганов будет таким же унылым, а он будет, то к выборамв Думу сей факт можно будет считать свершившимся.

Кирилл Рогов:

На ночь глядя отметим вот что по итогам этого анти-кремлевского ралли. Главным его героем стала ЛДПР. Это значит, что эра КПРФ как партии "альтернативы-советской-ностальгии" ушла в прошлое. В 1990 и 2000е ослабление "партии власти" под влиянием конъюнктурных факторов вело прежде всего к усилению КПРФ. Теперь коммунист больше не герой. Потенциальный герой - человек, занимавшийся челночным бизнесом в 90е, металлоломом, терками с властью и прочей мутной фигней в 2000е. И сегодня, в принципе, ему пришло время подняться. Но ему не дают. И он голосует против.
Второе. В принципе, такого разгрома я, конечно, как и все, не ожидал. Впечатляет вот это: как только люди увидели в первом туре, что это можно, они просто рванули в образовавшуюся расщелину, чтобы сказать, что они на самом деле думают.
Спокойной ночи и хороших снов.
Главная интрига впереди - это суровая разборка внутри кремлевских. Борьба будет жесткой и с неожиданными жертвами.

Илья Красильщик:

с выборами, конечно, классно вышло: кандидаты от единороссов, как только случаются вторые туры, проигрывают вчистую. с другой стороны, к 2018-му году мы наконец достигли состояния, когда практически радуемся победам лдпр. россия таки одурела.

Борис Грозовский:

Вопрос для викторины по российской политике 1990-2018: то, что очень расстраивало российских демократов в 1993 ("Россия, одумайся, ты одурела"), весьма радовало их в 2018: что это? Вопросы не для викторины: что не так с российской политикой? А с демократами?)

Василий Жарков:

Что нового во внутренней повестке осени 2018? Мои друзья российские либералы перестали бояться победы на выборах "красно-коричневых", впервые года наверное с 1992-го.

Иван Бабицкий:

Помню, незадолго до президентских выборов 2012 я опубликовал в «Большом городе» статью о том, что против действующей власти нужно голосовать даже за Зюганова, если он окажется во втором туре. И многие либеральные оппозиционеры, разумеется, говорили, что за красных - никогда, нельзя в борьбе против зла поддерживать ещё большее зло, и так далее.
Но жизнь устроена так, как она устроена - как мы видим, в Хабаровске тех либеральных оппозиционеров, к счастью, не спросили, а проголосовали против власти за что было. И в Москве будет так же, когда здесь станет так же плохо, как сейчас там. Проголосуют хоть за Пол Пота, Явлинского не спросят.
Это не значит, что власть проиграет выборы - скорее она просто де-факто отменит наблюдение на выборах или каким-нибудь другим путём уничтожит всякую возможность официально оспаривать нарисованные цифры. А может быть, ещё что-нибудь придумает - дело нехитрое. Но вот с мифологией «население голосует за власть» в обозримое время всё будет совсем печально. Системным либералам придётся отступить на позицию «народ не голосует за Путина, но поддерживает его трансцендентно», а крылу Аркадия Бабченко - на позицию «как бы ни голосовали россияне, они поддерживают Путина, потому что в России все - часть соборного Путина». Вторая линия обороны у них будет общей: «ну да, между нами - про поддержку Путина мы не всерьёз, на самом деле русский народ сердцем хочет фашизма, так что хватит про эти выборы», и это будет неизменно весело.

А кроме того, есть все основания предполагать, что Кремль этой вспышки свободолюбия не забудет и не простит.

Виталий Шушкевич:

После этих вторых туров в стране просто целенаправленно усилят и ускорят политическую архаизацию, примерно как в Москве после 30% Навального на выборах мэра.

Почему-то нигде не встречал такого мнения. Все пишут как обычно про какой-то очередной "цугцванг для Путина".

Глеб Кузнецов:

Чем бы дела сегодня на вторых турах не кончились, полагаю, что важным выводом станет пересмотр принципов заключения сделок и компромиссов в российской политике.

Что такое компромиссная стратегия на примере так называемых "парламентских партий"? Представление о неком общем деле, которым занимается ЕР вместе с парламентской оппозицией. Если называть это общее дело романтично, то получится - "развитие страны", "принятие ответственных и профессиональных решений о будущем". Если попроще - то "сохранение системы с закрытым списком бенефициаров".

За участие в обороне, за выполнение роли в партнерстве партнеру полагались награды. Места в ГД, в частности. ЕР не выдвигалась в 2016 году во многих округах, так подарили Фургалу Комсомольский округ за номером 70. И - надо понимать - не просто дарили. Москва требовала от местных, чтобы "согласованные" депутатики любой ценой прошли. То есть избирались они не просто в "зачищенном" округе с созданными "условиями", а благодаря тому самому административному ресурсу не в последнюю очередь.

Последней попыткой заключить что то похожее на сделку была череда разговоров про то, что кандидаты второго тура будут приглашены для работы в администрациях регионов, и не просто приглашены, а типа согласились.

Практика же показала, что те люди, которые охотно принимали депутатские мандаты из рук администраций, выпрашивали и получали политические позиции и имущество, вспомнили - вдруг - что политика это игра с нулевой суммой.

И ожесточенно борются за победу, звонят главам районов, агитируют в день тишины, подвозят избирателей и так далее и тому подобное. Позиция "младших партнеров власти", "единой россии light" давала возможность ЛДПР и КПРФ чувствовать полную безнаказанность на самом деле. Авторам компромиссных конструкций и в голову не могло придти, что дорогие друзья будут реализовывать наработанные навыки ("нас снимать нельзя, мы партнеры!", "вы нам должны по жизни, вперед собирать нам фильтр, а еще дайте денег и здание вон на Ленина очень нам нравится!") в борьбе за всю полноту власти.

Реальность показала правильность старых максим. Партнерство возможно только между равными. В любой другой ситуации ты не заключаешь сделку, а кормишь врага - шантажиста в лучшем случае.

Я искренне надеюсь, что после того, что мы видим в последние две недели, отношение к дому престарелых "друзей системы" - КПРФ\ЛДПР\СР (на троих лидеров больше 200 лет) будет пересмотрено. Тем более, что одним из важных (но практически необсуждаемых) результатов ЕДГ 2018 стал успех малых партий, получивших представительство в ЗАКСах практически во всех регионах, где проводились выборах.

Тем более, что этим мыслям подпевают прокремлевские комментаторы, у которых просто Путин всех снова переиграл.

Ирина Алкснис:

Я уверена, Путин выбрал оптимальный путь вытаскивания страны из катастрофы 90-х, и это было действительно наименьшее зло из возможных. Я убеждена, что все эти замечательные политические звезды 90-х обрекли бы Россию на окончательный крах, если бы им дали волю.

Но... И тогда - в 2000-х, в первоначальный период наведения порядка в стране, и по сей день я, все понимая и даже по уму соглашаясь, что это было необходимо, чувствовала, что меня просто разрывает изнутри, когда я слышала фразу, ставшую символом той эпохи: парламент - не место для дискуссий.

А к концу 2000-х стало очень заметно, что эта зажатая, строго контролируемая система (реально спасшая страну) исчерпала свой потенциал и все чаще начинает сбоить, работать в холостую. Что административная система стала слишком жесткой и не эффективной. Что в системе наблюдается все более острый кадровый дефицит. Были заметны и другие признаки деградации.

И общая атмосфера в стране становилась все более затхлой. Я, кстати, уверена, что именно она стала главной причиной Болотной.

Но система, к счастью, услышала общественный сигнал, осознала проблему и начала реагировать.

И среди множества изменений последних лет больше других меня радует возвращение в российскую политику свежего воздуха и реально работающих демократических процедур.

Именно поэтому для меня нынешние выборы являются поводом не тревожиться, а радоваться. Российская система созрела до того, чтобы отпустить до некоторой степени вожжи в региональной исполнительной власти.

И да, ни какой опасности проигрыш в четырех из 22 регионах кандидатов от власти не несет. Ни сейчас, ни в дальнейшем для системы.

Зато нынешние события привносят в систему инновации, которые сделают ее более гибкой, живой и, я уверена, эффективной.

Я убеждена, что Россия созрела для того, чтобы перейти на новый уровень демократии - без того, чтобы нести в себе угрозу государственности (как это было в 90-х). И судя по тому, что мы наблюдаем, государственная система придерживается аналогичного мнения.

В общем, я считаю, что есть все основания для сдержанного оптимизма.

Игорь Коротченко:

Причина относительно низкого результата Вячеслава Шпорта - «почивание на лаврах» краевых властей. Сегодня политическое время идет быстрее, оно ускоряется. У общества есть очевидный запрос на обновление, а команда Шпорта оказалась неспособна его не только прогнозировать, но и преодолеть, когда он стал очевиден после результатов первого тура. Расчет на то, что «Москва за нас все решит» не работает - и больше не будет работать впредь.

Российская политическая система только выигрывает от такого результата. Во-первых, сам факт проведения вторых туров показывает, что утверждения в «абсолютной недемократичности» политической системы не выдерживают критики. Несистемная оппозиция со своим излюбленным тезисом об отсутствии свободы явно села в лужу.

Во-вторых, опытный политик Фургал победил на выборах другого опытного политика Шпорта. Да, он кандидат от ЛДПР, но это старая системная партия, у которой уже есть, например, губернатор в Смоленской области и при нем небо не упало на землю. Системных рисков локальная победа либерал-демократов не представляет.

Но настоящих оптимистов с толку не собьешь!

Юлия Галямина:

Люди не хотят больше голосовать за тех, кого ставит Кремль. Не хотят голосовать за партию жуликов и воров. То есть то, что они могут не хотеть и настаивать на этом - это важный итог нынешней избирательной кампании, чем бы она ни кончилась.

Некоторые политологи , особенно живущие за границей, начинают рассказывать, что всесильный Кремль опять всех переиграет. Но такие разговоры основаны на его демонизации, на приписывании каких-то всесильности. Ну ещё на пессимизме (политические оптимисты не уезжают). Но главное - на предположении, что изменения возможны только сверху, только сразу и радикальные, а любая постепенная эволюция общества - это игра в бирюльки.

На мой взгляд, такой дискурс очень вреден. Но, конечно же, я признаю за его носителями право на него.

Ирек Муртазин:

Понятное дело, что прокремлевские политологи и прочие специалисты по выборам сейчас нам доходчиво все объяснят, что победа кандидата от ЛДПР – это победа демократии, что никакого разворота с курса «за все лучшее против всего плохого» не будет, что новоизбранный губернатор впишется в вертикаль власти, потому что он – опытный политик, отмотавший в Госдуме не один срок. И вообще, для Кремля и лично Путина нет никакой разницы с кем выстраивать отношения, кого народ выбрал, с тем и выстроят…

На самом деле разница есть. Не для того отменяли губернаторские выборы, а потом, когда выстроили жесткую вертикаль власти, вернули. Но вернули, обложив уже само выдвижение претендента муниципальным фильтром. Чтобы на губернаторский выборах не мог победить претендт, не согласованный в Кремле. А там, похоже, руководствовались принципом «на выборную должность, кого попало не назначим»…

Доназначались. Хабаровск, Владивосток, Хакасия - это регионы, где жесткая вертикаль власти оказалась не такой уж и жесткой, не сработала. И это никак не победа демократии и народовластия. Это поражение Кремля… Очередное. И уже привычное…

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG