Ссылки для упрощенного доступа

Популяризатор в эмиграции. Памяти Евгения Муслина


Евгений Муслин (фото: Иван Толстой)

Писатель, журналист, ветеран радио скончался в Нью-Йорке.

Иван Толстой: Наш коллега, ветеран радиостанции, писатель и журналист Евгений Салимович Муслин скончался после долгой болезни в Нью-Йорке 12 сентября. Ему было 88 лет.

Поверх барьеров с Иваном Толстым. Памяти Евгения Муслина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:55:00 0:00
Скачать медиафайл

Скромный интеллигентный человек, он проработал в нью-йоркском бюро Свободы с 1976 года до закрытия в 1994-м, а затем и после формального закрытия, приходя на службу регулярно – записывать интервью и готовить передачи к эфиру.

Евгений Муслин был составителем, редактором и ведущим двух основных программ – "Наука и техника наших дней" и "По следам Эскулапа" – о достижениях современной медицины. Есть два типа ведущих у микрофона: эссеисты, сочиняющие собственные тексты, и журналисты, готовящие к эфиру гостей студии. Первые выражают себя напрямую, вторые – через собеседников. Муслин был таким вторым.

Когда углубляешься в профессию редактора, начинаешь понимать, что подготовить собеседника, выстроить тему и вопросы, отсечь чужое многословие и уложить мысль и аргументы в отведенное время бывает труднее, чем сформулировать это самому. Но законы радио требуют многоголосия. И собеседник становится порою акустической необходимостью.

Вспоминая нашего коллегу, мы отобрали его программы разных лет, но начнем с небольшого биографического интервью, которое я записал с Евгением Салимовичем Муслиным 17 лет назад, в Нью-Йорке, 10 апреля 2001 года. За окном нашего манхэттенского бюро еще стояли – совсем близко, рукой подать – две стройные башни Всемирного Торгового Центра.

Евгений Муслин: Родился в Харькове в 1930 году, 8 сентября.

Иван Толстой: Что вы закончили?

Евгений Муслин: Московский авиационный технологический институт. В 1953 году.

Иван Толстой: Где вы провели годы войны?

Евгений Муслин: Год войны был в эвакуации в городе Кирове, в Вятке, а в 1942 году вернулся в Москву. Родился я в Харькове, а в Москву мои родители переехали в 1938 году.

Иван Толстой: Судьба родителей?

Евгений Муслин: Отец умер в Москве в 1973 году, мать приехала в Нью-Йорк и умерла здесь в 1990 году. Отец был инженер-теплотехник, почти всю жизнь проработал в московском отделении Института Теплоэлектропроект – основного института по проектированию электростанций. В конце жизни был заместителем главного инженера Фрунзенской ТЭЦ в Москве. Мать – химик по образованию – преподавала в Институте стали.

Иван Толстой: Ваше увлечение наукой, писанием когда началось?

Евгений Муслин: После окончания института. В принципе, я всегда стремился к журналистике. После МАТИ работал три года на заводе "Стальмост", а потом в авиации, в конструкторском бюро генерального конструктора Архипа Люльки, проектировавшего турбореактивные двигатели. Я кончил тоже по двигателям.

Иван Толстой: А журналисткой вы начали заниматься попозже?

Евгений Муслин: Научной, технической журналистикой я начал заниматься еще будучи инженером, и потом все больше писал в такие журналы, как "Наука и жизнь", "Знание – сила" "Техника – молодежи".

Иван Толстой: Вы писали под своим именем?

Евгений Муслин: Да.

Иван Толстой: Какие книги вы выпустили?

Евгений Муслин: У меня был соавтор Борис Зубков, он несколько лет назад умер. Мы с ним выпустили сборник научно-фантастических рассказов "Самозванец Стамп". Мы печатались в сборниках научной фантастики, пару маленьких научно-фантастических сценариев сделали. А книги я писал, в основном, научно-популярные. У меня была довольно большая книга "Металл меняет форму" о разных экзотических видах металлообработки, "Машины ХХ века". С десяток книг.

Иван Толстой: Где вы работали параллельно с выпуском книг?

Евгений Муслин: Когда я писал книги, я уже перешел в журналистику, и с 1960 по 1975 год работал в журнале "Изобретатель и рационализатор", заведовал отделом техники. В 1975 году эмигрировал, приехал в Нью-Йорк и начал работать на "Свободе".

Иван Толстой: Ваш мотив к эмиграции был какой?

Евгений Муслин: Персональных неприятностей у меня особенных не было, все обстояло хорошо: я жил на Калининском проспекте в трехкомнатной квартире с женой и сыном, у меня была машина, то есть все признаки советского благополучия. Но при заполнении анкеты в американском посольстве в Риме я написал, и это было искренне, "удушающая атмосфера". Невозможно было ничего ни читать, ни писать, что хотелось.

Иван Толстой: Вы эмигрировали в 1975-м?

Евгений Муслин: В сентябре 1975 года. А в Нью-Йорк приехал 20 января 1976 года.

Иван Толстой: И как вы попали на радио? Сразу же?

Евгений Муслин: У меня был московский товарищ Леонид Финкельштейн, который остался в Англии в 1966 году. И когда мы из Москвы приехали в Вену, а из Вены в Рим, он в это время был в командировке в Израиле, где собирал материалы для новой научно-технической программы, которую задумал на "Свободе", сделал несколько интервью. Он узнал, что я в Риме, приехал в Рим и сказал, что в Нью-Йорке меня будет ждать письмо, чтобы я пришел в нью-йоркское отделение Радио Свобода. Я пришел туда через несколько дней после приезда, они мне дали письмо и отправили в командировку в Лондон, где Финкельштейн заведовал лондонским отделением Радио Свобода. Он меня подучил, потому что я раньше не имел дела с радио, если не считать передач на московском радио, для которых я просто письменный текст готовил, никогда не читал перед микрофоном.

Мы с ним по тем интервью, которые он сделал в Израиле и в других странах на французском, немецком и английском языке, сделали несколько программ. После этого я поехал в Мюнхен, там поработал месяц, и начальство меня отправило обратно в Лондон еще на месяц. Таким образом я там проболтался месяца три, будучи внештатником и делая программы. В апреле я прилетел в Нью-Йорк и меня зачислили на Радио Свобода. И с тех пор я здесь – с начала эмиграции и до сегодняшнего дня.

Иван Толстой: Вас зачислили в штат?

Евгений Муслин: Да.

Иван Толстой: Прервем здесь интервью. У нас есть возможность послушать старую запись. В архиве "Свободы" сохранилось самое первое выступление Евгения Муслина у нашего микрофона. Лондонская студия, ранняя весна 1976 года. Муслин в гостях у Леонида Владимирова. Дадим послушать эту запись с самого начала.

Леонид Владимиров: В сегодняшней программе "Наука и техника наших дней" не один, а два ведущих. Как вы услышите в ближайшие минуты, рядом со мной в студии работает большой специалист научного репортажа, более того, я уверен, что имя моего партнера хорошо известно многим из тех, кто сейчас слушает эту передачу. Ведь безусловно, что научные передачи по радио слушают главным образом те, кто регулярно читает или хотя бы просматривает такие журналы, как "Наука и жизнь", "Техника – молодежи", "Знание – сила", "Юный техник", "Изобретатель и рационализатор". А во всех этих журналах регулярно до середины 1975 года печатались статьи и отрывки из книг Евгения Муслина. Что касается книг, то благодаря таким популярным работам, как "Машины ХХ века", "Металл меняет форму" и многим другим, Евгений Салимович Муслин давно заслужил международную известность. Его книги выходили на немецком, английском, испанском языках, широко переводились в Восточной Европе. Выступления Евгения Муслина по проблемам современной науки и техники перепечатывали иностранные журналы, в том числе, например, лондонский New Scientist. Сейчас Евгений Салимович Муслин живет в Америке.

Хорошо зная ограничения, налагаемые на советских популяризаторов, он намерен рассказывать по радио о таких событиях и дискуссиях в науке, о которых в СССР либо совсем не пишут, либо пишут недостаточно и односторонне. С такой именно темы он и начинает сегодня свое первое выступление.

Евгений Муслин: В американском журнале Newsweek появилась недавно подборка статей под общим названием "Техническое отставание России". Вот начало подборки, чтобы ввести вас в курс дела.

Диктор: "Ныне происходит грандиозная передача знаний в мире. В последние несколько лет руководители Советского Союза истратили миллиарды на покупку западной техники и технологий. От электронно-вычислительных машин до процесса производства удобрений, от технологии гальванических покрытий до формул ветеринарных лекарств. Цель Москвы состоит в том, чтобы вдохновить технический ренессанс в Советском Союзе, избегая в то же время каких-либо серьезных реформ жестко централизованной советской экономической структуры.

Имеются, однако, ясные признаки того, что западная технология не пускает корней в русской почве. Во всяком случае, она не чувствуется на рядовых предприятиях, в колхозах или в домах людей. Казалось бы, столь мощный приток иностранной техники должен был бы оказать быстрое и глубокое воздействие на развитие Советского Союза. Россия в техническом смысле отнюдь ведь не пустыня, народ там живо интересуется наукой, во многих сложных технических областях есть внушительные достижения, более трех миллионов советских граждан работают в научно-исследовательских и конструкторских институтах, а выдающиеся советские ученые относятся к числу лучших в мире. Тем не менее, к XXV Съезду КПСС Россия пришла с далеким экономическим отставанием от остальных промышленно развитых стран, с уровнем жизни населения ниже, чем даже у большинства ее восточноевропейских союзников. Предметы потребления по-прежнему дефицитные и низкого качества, с жильем трудно, а последние статистические данные, опубликованные в Москве, свидетельствуют, что темпы роста национального дохода сократились вдвое по сравнению с темпами двадцатилетней давности".

Евгений Муслин: Удивление корреспондентов Newsweek более чем оправданно. Каждый, кто бывал на советских заводах и в научно-исследовательских институтах, знает, что энтузиастов технического прогресса там великое множество. Известно, что у советской науки и техники немало значительных достижений. К тому же успехам должно способствовать четкое и целеустремленное планирование. Предполагается, что на Западе его нет и быть не может. И все же техническое отставание продолжается. Как в известном печальном анекдоте: "Если все так хорошо, так почему все так плохо?" Анализ зарубежной практики показывает, что, в отличие от СССР, главная роль там отводится знающему, инициативному и свободному в своих действиях человеку, творцу новой техники, организатору производства. Вы только послушайте, как об этом сказал нашему вашингтонскому корреспонденту Наталье Павловой известный специалист по координации науки из Исследовательской службы американского Конгресса доктор Лэнгдон Клейн:

Лэнгдон Клейн: Пусть толковые люди, знающие свое дело, занимаются исследованиями в своей области так, как считают для себя оптимальным. Вся наша система базируется на индивидуальных ученых, которые сами решают, что им хотелось бы делать дальше. Именно ученые, а не чиновники федерального ведомства решают, какие научные направления самые важные. Конечно, ученые должны убедительно обосновать свой выбор, если хотят получить денежную поддержку от государства.

Евгений Муслин: Кстати, американский механизм распределения денег на науку с советской точки зрения тоже совершенно необычен. Этим занимается так называемый Национальный научный фонд, созданный в 1950 году по специальному закону, подписанному президентом Трумэном. Причем в законе нет почти никаких конкретных указаний для ограничений. Единственное указание заключается в том, что правление Фонда должно состоять из 24 выдающихся ученых, возглавляемых председателем. Они сами, по-своему усмотрению набирают штат и распределяют средства по научным лабораториям и университетам. В общем, передовые наука и техника – это не просто ящики с оборудованием и инструкцией по эксплуатации, это сложнейший комплекс и технологических данных, и опыта, успешно растущие только в среде, благоприятствующей такому росту.

Советский Союз охотно импортирует машины, но отнюдь не проявляет традиционного российского гостеприимства к представителям того общества, которое эти машины создает. Советские власти, как правило, не склонны приглашать западных администраторов или менеджеров. Между тем их таланты и передовые методы работы зачастую ценнее самого оборудования. Подготовке менеджеров на Западе придают колоссальное значение. В Америке их выпускает, например, Высшая школа управления при Массачусетском Технологическом институте. Руководит школой профессор Френсис Паундз. На вопрос нашего корреспондента Леонида Владимирова (он недавно разговаривал с профессором в Бостоне о принципах отбора кандидатов в будущие менеджеры) Паундз сказал:

Френсис Паундз: Мы придаем очень большое значение экономико-математической подготовке в качестве предпосылки для изучения нашей программы. Мы также придаем большое значение успеваемости студента во время его обучения в колледже. Конкурс у нас доходит до восьми человек на место, поэтому отбор приходится делать очень строгий. Мы опрашиваем будущих студентов, интересуемся их мотивами, будущими планами, целями. Наконец, к отбору наиболее подходящих кандидатов мы привлекаем и самих студентов.

Евгений Муслин: Курс обучения в школе (все студенты, конечно, уже имеют высшее образование, а у некоторых есть и опыт работы в промышленности) составляет два года. Он очень насыщенный. Студенты изучают такие математические дисциплины, как теория вероятности, статистика, методы оптимизации, программирование, такие экономические дисциплины, как экономика общества, экономика фирмы, студенты занимаются правом, международными торговыми операциями, стратегией корпораций. Почти двадцать пять процентов программы приходится на человеческие дисциплины – психологию, социологию, профсоюзное движение. Потом студенты играют в так называемые "деловые игры". Каждый представляет какую-то фирму, ему выдаются деньги (конечно, условно), сообщается обстановка на рынке, спрос, предложение. Потом в существующую ситуацию вносятся изменения. Что делать? Поднимать цену или снижать? Может, увеличивать средства на рекламу? Менять технологию? Все это надо очень быстро решать, а решения вводятся в компьютер, и он их оценивает. Выполняют студенты исследования и для промышленности. Конечно, бесплатно, в качестве составной части обучения. И многие фирмы этим очень довольны. Кстати, в школе обучаются не только американцы.

Френсис Паундз: В нашей школе обучаются и советские студенты. Они находят преподавание экономики вполне понятным для них. Правда, их у нас всего четыре-пять человек. Практически они ничем не отличаются от обычных студентов.

Евгений Муслин: Как видите, несмотря на все многословные декларации об органической порочности буржуазного менеджмента, советские власти все же не упускают случая воспользоваться его достижениями. Как говорится, пропаганда – одно, а дело – другое. Но, то ли студентов чересчур мало, то ли их отбирают чересчур тщательно, а особенных успехов в советском менеджменте пока не заметно.

В статье американского журнала Newsweek, которую я цитировал в начале передачи, между прочим, говорится:

Диктор: "Как в сельском хозяйстве, так и в промышленности главное – это план. Высший орган планирования – Госплан, а под ним – целые слои всевозможных комитетов и прочих организаций. Из этого комплекса исходят детальные планы с указанием количества продукции, зарплат, цен и большинства других позиций, которые в рыночной экономике заранее не устанавливаются. Одно из самых резких отличий советского планирования от других систем состоит и в том, что план дается в единицах выпуска, а не в стоимости произведенной продукции. Подобная система часто наносит большой вред.

Несколько лет назад московские плановые органы решили заняться изготовлением пластмассовых мешков. Эти мешки нужны были для хранения удобрений, которые выпускаются круглый год, а вывозятся на поля только в сезон. Советские внешнеторговые администраторы купили технологию производства мешков в Западной Германии и построили под Москвой завод, причем план ему дали по количеству мешков. Однако сырья не хватало и, чтобы выполнить план, пришлось делать мешки немного тоньше. В результате они начали лопаться, а удобрения рассыпаться. В общем, хотя в теории производственные планы должны помогать быстрому экономическому развитию, отсутствие гибкости, а иногда простого реализма часто делает их палками в колесах".

Евгений Муслин: Подобные соображения для многих советских ученых очевидны. Только в Советском Союзе их не очень безопасно высказывать. Недавно в США эмигрировал крупнейший советский специалист, доктор экономических наук профессор Каценелинбойген. Еще недавно он заведовал сектором в ЦИМИ – Центральном экономико-математическом институте Академии наук СССР в Москве. Сейчас Каценелинбойген читает лекции в университете в Филадельфии.

Диктор: "Советская система планирования, – сказал профессор, – не соответствует больше современным условиям. Взять, например, производство пластмасс. Номенклатура их быстро меняется, и во всем мире сейчас планируют только исходные полупродукты. А в СССР, где привыкли к жесткому плану, даже на далекую перспективу планируется все конкретно, все "до ясности", как говорится. Значит, если появилась новая, даже лучшая пластмасса, надо ее пробивать, надо ломать плановые задания. План становится настоящим тормозом на пути технического прогресса. Сама действительность говорит за то, что более гибкие, более демократические методы составления плана это не просто пожелание либерально настроенных экономистов, а абсолютно необходимое условие всякого научно-технического прогресса".

Евгений Муслин: Мне воспоминается любопытный факт, в какой-то степени характеризующий советскую систему планирования. Несколько лет назад я интервьюировал одного профессора-экономиста из ВПШ, Высшей партийной школы в Москве. Он мне рассказал такой случай. Когда составлялась последняя программа КПСС в 1960 году, понадобились контрольные цифры по промышленной продукции на 1980 год. Пришло срочное задание самого Хрущева подсчитать. Экономисты с ног сбились, день и ночь считали и представили: стали – 180 миллионов тонн, электроэнергии 2–2,5 тысячи миллиардов киловатт-часов. Хрущев посмотрел, буркнул "мало" и свой рукой тут же исправил: стали – 250 миллионов тонн, электроэнергии – 3 тысяч миллиардов киловатт-часов. Кстати, хотя программу КПСС никто не отменял по сей день, по последнему пятилетнему плану на 1980 год намечены более реалистические цифры, примерно вдвое меньше.

К этим цифрам тоже не следует относиться слишком серьезно, ведь пятилетние планы, как известно, всегда корректируются, обычно в сторону уменьшения. Заканчивая подборку о техническом отставании Советского Союза, авторы статьей в американском журнале Newsweek делают такой вывод:

Диктор: "Чтобы лучше усваивать иностранную технику и технологию, советским руководителям пришлось бы внедрять те самые реформы – свободный рынок, большую самостоятельность руководителей на местах, систему повышенного стимулирования – которых они намеревались избежать, заменить импортом зарубежной техники. Глядя в такой перспективе, легко понять, что неумение Советского Союза эффективно создавать и усваивать большие дозы новой техники есть результат сознательного решения жертвовать быстрым техническим прогрессом в угоду политической власти. Руководители России полагают, что децентрализация экономической власти неминуемо приведет к рассредоточению власти политической, а это, как они боятся, может закончиться распадом советского общества. А пока советская экономика, быть может, и не очень эффективна, но она, тем не менее, отвечает двум основным намерениям Москвы – позволяет наращивать военную силу и оставляет власть прочно внутри кремлевских стен".

Евгений Муслин: Мы ничего не будем добавлять к этим словам, пусть наши слушатели сами решат, справедливы они или нет.

Иван Толстой: И еще один фрагмент из моей беседы с Муслиным, которую я записал в нашей студии на Манхэттене 10 апреля 2001 года.

Вы сейчас штатный сотрудник?

Евгений Муслин: Нет, сейчас нет. В 1994 году, когда закрыли наш нью-йоркский офис, мне было 64 года, а всех, кому было больше 62 лет, отправили на пенсию, а кому меньше, тот просто вынужден был уйти. И с тех пор я продолжаю делать свою программу как фрилансер.

Иван Толстой: Какие программы делали вы за все время работы на радио?

Евгений Муслин: Когда я был в штате, я делал и обычные политические программы, но чаще всего, по возможности, имеющие научно-технические аспекты. Например, с самого начала Чернобыля фактически все передачи о Чернобыле я делал, начиная с самого первого факта обнаружения радиоактивного облака шведскими наблюдателями. В основном все материалы по Чернобылю были мои. Материалы по противоракетной обороне с элементами космического базирования, начиная с того момента, когда Рейган высказал эту идею, и до конца штатной службы. Когда уже я стал работать внештатно, то я на 99% просто свои программы медицинские и научно-технические делал.

Иван Толстой: Передача "Наука и техника наших дней" возникла до вас или при вас уже была?

Евгений Муслин: Она возникала одновременно со мной. Финкельштейн или высшее начальство задумало, но он начал подготовку, и первые программы мы сделали в Лондоне, и с тех пор с перерывами они шли.

Иван Толстой: Кто еще, кроме вас, эту передачу вел?

Евгений Муслин: По-моему, никто.

Иван Толстой: А медицину?

Евгений Муслин: Тоже никто. Медицина возникала позже, в конце 1980-х годов. Раньше медицинские материалы частично входили в научно-техническую программу. Кто-то из руководства в 1980-х годах пришел к выводу, что целесообразно сделать отдельную медицинскую программу, потому что она очень популярна у широкого круга слушателей, и тогда программа моя расщепилась на медицинскую и на науку и технику.

Иван Толстой: И теперь предлагаем еще одну архивную пленку с записью медицинской программы. Эфир 12 сентября 98 года.

Евгений Муслин: Вы слушаете передачу "По следам Эскулапа. Современная медицина и здравоохранение". Новые исследования о генетических механизмах возникновения рака грудной железы, психопатология преследования, а также последние медицинские новости – вот темы нашей сегодняшней передачи.

О раке грудной железы известно, казалось бы, очень многое, тем не менее, это заболевание остается чемпионом и по частоте возникновения, и по числу фатальных исходов среди других злокачественных новообразований женского организма. В этой связи новые сведения о возможностях предотвратить это заболевание на основе сведений об особенности регуляции особых генов привлекают всеобщее внимание. Мы попросили рассказать об этих данных профессора Голубева. Пожалуйста, Даниил Борисович.

Даниил Голубев: Крупнейшим достижением молекулярной онкологии в последние годы явилась идентификация отдельных генов, в той или иной степени связанных с процессом злокачественного перерождения клеток определенных органов. Стали известны гены, активность которых связана с возникновением рака грудной железы. Однако до самого последнего времени оставалось неясным, как можно использовать эти сведения для реального воздействия на опухолевый процесс. И вот, по всей вероятности, в этой сложной и весьма актуальной проблеме наметился существенный сдвиг. Речь идет о только что опубликованных данных научных сотрудников Университета Северной Каролины под руководством молодого ученого доктора Лори Оуэна.

Они выяснили, как именно дефекты в одном из двух генов, связанных с раком грудной железы, повышают риск возникновения опухоли этого органа. Эти сведения существенно дополняют и уточняют сведения о том, как рак возникает и что нужно предпринять, чтобы предотвратить такое развитие. Ген, о котором идет речь, носит название BRCA-1 и относится к категории так называемых генов супрессоров, то есть генов, подавляющих активность злокачественного перерождения клеток. Ученым удалось выяснить, как этот ген, несмотря на свои охранительные функции, тем не менее, вовлекается в канцерогенез.

Евгений Муслин: Какой же именно механизм этого явления?

Даниил Голубев: Установлено, что нормальной функцией гена BRCA-1 является репарация, то есть восстановление тех повреждений в структуре ДНК, которые постоянно возникают под влиянием различных окислителей в процессе нормального метаболизма, а также под действием таких воздействий, как радиация. Естественно, что это важнейшая биологическая функция, лежащая в основе защиты клеток, а следовательно, и организма в целом от возникновения различных патологических процессов и, в первую очередь от злокачественного перерождения. Само собой разумеется, что если ген BRCA-1 дефектен, то репарация повреждений ДНК не происходит, и в ней накапливаются мутации, которые приводят к развитию патологических процессов. Группой доктора Оуэна установлено, что дефектность этого гена обусловливает возникновение не менее пяти процентов от всех случаев рака грудной железы из числа тех женщин (а также, кстати, и мужчин), которые имеют наследственную предрасположенность к этому заболеванию.

Евгений Муслин: Каким образом эти интересные научные сведения могут повлиять на практику борьбы с раком грудной железы?

Даниил Голубев: Во-первых, совершенно необходима разработка специального теста для определения характера функционирования указанного гена. Повторяю, ген BRCA-1 – это нормальный ген любого организма, выполняющий важнейшие защитные функции. Выявлять этот ген как таковой нет никакой необходимости, он есть в любой клетке, но вот характер его функционирования определить надо. Если ген оказывается дефектным, то это означает, что организм имеет дополнительный шанс возникновения рака грудной железы, а если это организм человека с отягощенной наследственностью, то вероятность возникновения заболевания еще более увеличивается.

Евгений Муслин: Ну, хорошо, путь дело обстоит именно так. Что же из этого следует?

Даниил Голубев: Из этого следует, что такая женщина с момента обнаружения такой дефектности, даже если это произошло в самом юном возрасте, должна регулярно и особенно тщательно обследоваться, в частности, делать маммографию, с тем, чтобы не пропустить самые первые симптомы заболевания. Это очень важный элемент активной профилактики рака грудной железы. С другой стороны, сведения о характере функционирования этого гена должны приниматься во внимание при проведении всех видов лечения рака грудной железы и корректироваться под влиянием сведений о наличии или отсутствии в нем дефектности.

Евгений Муслин: В какой степени открытый механизм возникновения и прогрессии рака грудной железы является универсальным?

Даниил Голубев: Об универсальности говорить рано, но известно, что возникновение некоторых других опухолей происходит аналогичным образом. Например, передозировка солнечным облучением может приводить к развитию рака кожи за счет подавления репарационных возможностей клеток и накопления необратимых изменений в структуре ДНК. Сходная картина имеет место при избыточном проникающем облучении, приводящем к развитию рака щитовидной железы. Важно подчеркнуть, что этот механизм возникновения опухоли за счет подавления активности клеточных репарационных систем имеет место как при наличии наследственной предрасположенности к тем или иным опухолям, как при раке грудной железы, так и тогда, когда наследственная предрасположенность к опухоли определенной локализации выражена слабо. Последнее относится к раку толстого кишечника. И в том, и в другом случае в основе возникновения опухоли лежит утрата способности клетками восстанавливать повреждения молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты. Раскрытие молекулярных механизмов такого рода взаимоотношений в клетках, при наличии нормальных или дефектных генов, в значительной мере обусловлено работами известного ученого, доктора Берта Фогельстайна.

Евгений Муслин: Как оценивают другие специалисты эти новые данные о механизмах возникновения рака грудной железы?

Даниил Голубев: Как и всегда при появлении новых данных и новых концепций, в этом случае есть и свои скептики. Так, доктор Генри Линч, эксперт по проблемам наследственного рака из Университета Крейтона в Омахе, не отрицая открытых доктором Оуэном закономерностей, полагает, что это открытие в известном смысле является новым Дамокловым мечом, нависшим над женщинами. По его мнению, если, например, в возрасте 25 лет у женщины выявлен дефектный ген, то это означает, что она должна в течение всей последующей жизни постоянно подвергаться диагностической маммографии, а это резко увеличивает суммарную дозу рентгеновского облучения, что само по себе может индуцировать злокачественный рост.

Другой специалист, доктор Стивен Лиден, также работающий в Университете Северной Каролины, считает, что ген BRCA-1 настолько велик и многофункционален, что выявленные в нем мутации не всегда могут иметь отношение к тому механизму, который интересует исследователя. Однако, несмотря на все эти соображения, необходимо отметить, что в учение о механизмах развития самого частого у женщин злокачественного новообразования – рака грудной железы – внесены новые и важные моменты, которые бесспорно будут способствовать совершенствованию методов диагностики, лечения и профилактики этого тяжелого и опасного заболевания. Надо только постоянно иметь в виду, что дефектность того или иного гена, как это было обнаружено в данном случае, является не стопроцентно причинным, то бишь этиологическим фактором возникновения рака грудной железы, а предрасполагающим фактором, повышающим риск возникновения болезни.

Евгений Муслин: По данным Министерства юстиции США, ежегодно один миллион женщин и четыреста тысяч мужчин подвергаются разного рода преследованиям. Преследователи изводят их, угрожают их жизни и нередко приводят свои угрозы в исполнение. Независимые исследования показывают, что каждая двадцатая американка хоть раз в жизни станет жертвой преследования. В прошлом году при обследовании колледжа в Западной Вирджинии 34% женщин и 17% мужчин заявили, что подвергались или подвергаются преследованиям. С распространением компьютеров, электронной почти и интернета возможности преследователей умножились, появился даже термин "киберпреследование".

Диктор: "Стремительный рост числа преследований поражает даже самых невозмутимый исследователей и побуждает их требовать от законодателей строгих мер, которые могли бы юридически защитить жертву, даже когда нет еще прямой угрозы ее жизни. По сути дела речь идет о профилактике преследования. Хотя преследование старо как мир, общество склоняется считать его преступлением. По крайней мере, это следует из законов, принятых в 1990 году в Калифорнии, а затем и в других штатах. С другой стороны, недвусмысленные определения преследований открыли широкую дорогу для их изучения. Первые результаты опубликованы в сборнике "Психология преследования. Клинические и судебные перспективы". Сборник вышел недавно в издательстве Academic Press.

Из этих работ видно, что половина преследователей угрожает нанести вред имуществу своих жертв или домашним животным. Даже когда отсутствует физическое насилие, эти угрозы вредят здоровью и социальному положению жертвы. Жертва может потерять работу, если преследователь будет постоянно появляться на ее рабочем месте. Ей, быть может, придется переехать в другой город и поменять имя и наружность. Кроме всего прочего, это беспрерывный стресс".

Евгений Муслин: Пол Муллен, профессор психиатрии в одном из австралийских университетов, руководит клиникой, где лечатся как преследователи, так и их жертвы. Он говорит, что две трети жертв страдают от болезней типа посттравматического стресса, для которых характерны возбудимость, депрессия и нарушение сна. Каждой четвертой жертве, по его наблюдениям, приходят мысли о самоубийстве, но только половина жертв жалуются в полицию на преследования. Они знают, что полиция не придаст никакого значения жалобе, пока преследователь не нанесет жертве телесных повреждений или не узнает, что он разгуливает с оружием.

Диктор: "Дорис Холл, специалист по криминалистике, рассказывает в сборнике "Психология преследования" о женщине, которую бывший муж преследовал больше тридцати лет. Сколько она ни жаловалась в полицию, все было тщетно, но как только он приобрел дробовик, его арестовали. Фильм "Студент", в котором преследователь подавляет сопротивление женщины, или фильм "Роковая страсть", в котором потерявшая контроль над собою женщина преследует своего мимолетного любовника, или случай с Джоном Хинкли, пытавшимся убить президента Рейгана только затем, чтобы привлечь к себе внимание актрисы Джуди Фостер, все эти истории создают о преследователях превратное представление, рисуя их хотя бы отчасти романтическими героями. Все это далеко от истины".

Евгений Муслин: Еще недавно в основе подавляющего большинства преследований лежало стремление либо насолить тому, кто порвал отношения с преследователем, либо вернуть его, что, как правило, не удавалось. Теперь в сферу преследования вовлекаются знакомые партнеры по бизнесу; начальники, отказавшие в какой-нибудь просьбе; соседи, не так поздоровавшиеся при встрече, словом, все без исключения. Сегодня каждый может стать жертвой преследования. Если речь идет о таких знаменитостях, как певица Мадонна или телевизионный комик Дэвид Леттерман, публика узнает об этом, но тысячи и тысячи случаев остаются без огласки. Анализируя эти случаи, психиатры приходят к выводу, что первопричиной или катализатором поведения преследователя чаще всего служит психическое расстройство.

Диктор: "Преследование одного партнера другим после разрыва отношений – этот сюжет преобладает в статистике преследований. Но очень часто преследователь выбирает жертву наугад, вымещая на ней все свои чувства, вызванные разрывом с другим. Он отождествляет ее с действительным обидчиком, и это, по мнению врачей, не что иное, как паранойя".

Евгений Муслин: Доктор Кристина Кинлин, психиатр из Сент-Питера в штате Миннесота, рассказывает о 30-летнем мужчине, который после развода с женой начал преследовать 13-летнюю девочку, дочь своих знакомых. Сначала он писал ей письма с непристойными предложениями, но когда по прошествии четырех лет он понял, что цели не добьется, он стал проникать в ее дом и красть из ее спальни разные вещи. Однажды он утащил ее фотоальбом и в течение года возвращал его содержимое постепенно, в неделю по фотографии.

Диктор: "Доктор Кинлин, которая оценивает попадающих к ней преследователей по степени их опасности для общества, рассказывает много подобных историй. Вот, например, история женщины, которая была владелицей небольшой фирмы в штате Миннесота. Один из ее служащих стал названивать ей, а потом и всем женщинам фирмы домой, докучая им бессмысленными и, разумеется, непристойными речами. Владелица фирмы уволила его, но он обзавелся оружием и продолжал ее преследовать. Суд предписал ему держаться от нее подальше. Она, женщина решительная, на всякий случай тоже обзавелась оружием. К счастью, его арестовали прежде, чем началась дуэль. Но самое интересное, что когда она после всех событий полистала его личное дело, то обнаружила своеобразную рекомендацию. Глава фирмы, где преследователь работал раньше, сообщал, что уволил его за преследование двух женщин".

Евгений Муслин: Когда мужчина преследует женщину, она еще может рассчитывать на помощь со стороны полиции и суда, но когда, наоборот, женщина преследует мужчину, всерьез это воспринимают очень редко. Доктор Холл обследовала шестнадцать мужчин, бывших жертвами преследований. Семерых из них преследовали мужчины, девятерых – женщины. По наблюдениям Холл, когда женщина преследует мужчину после разрыва отношений, она часто делает жертву и из его новой пассии, и даже переключается, в основном, на нее. Возможно, потому, полагает Холл, что запугать женщину легче, чем мужчину.

Диктор: "Бывает, конечно, наоборот. Одного молодого человека преследовала его бывшая возлюбленная, да так, что он стал добиваться от судьи предписания, запрещающего ей приближаться к нему на определенное расстояние. Судья пошутил что-то насчет того, что она просто хочет привлечь внимание истца. Тем не менее, предписание оформил. Но что для безумной женщины предписание? Спустя несколько недель он убила своего бывшего друга".

Евгений Муслин: Ничто так не травмирует человека, толкая его на путь преследования, как потеря работы и разрыв с любимым человеком, – замечает доктор Холл, – но тот, кто делает из мухи слона, может переживать с не меньшим трагизмом сущие пустяки. Одна женщина семидесяти лет сообщила, что ее преследует другая женщина, ее сверстница, причем повод для преследования они обе назвать не могли.

Диктор: "В книге "Психология преследования" помещены статьи двадцати трех экспертов, изучавших всевозможные виды преследования и лежащую в их основе психопатологию. Общее мнение выразила доктор Кинлен: не существует типичного преследователя, есть широкая гамма мотивов поступков и психологических черт. Многие преследователи – явные пациенты психиатра. У одних обнаруживается шизофрения, эротомания, депрессия, у других – расстройство личности, например, нарциссизм или неспособность поддерживать близкие отношения. Те, кто преследуют незнакомого человека, вообразив, что перед ними виновник их несчастий, эти люди, вне всякого сомнения, обладают более расстроенной психикой, чем те, кого толкают на преследование сексуальные мотивы, – считает доктор Кинлин. Эти люди часто еще и тяжелые алкоголики и наркоманы".

Евгений Муслин: Доктор Кинлин беседовала с двадцатью четырьмя преследователями и пришла к заключению, что у половины из них расстройство психики или личности, особенно неспособность к нормальным отношениям с другими людьми, коренятся в тяжелом детстве, когда они были лишены настоящей родительской заботы, становились свидетелями неподобающих сцен или жертвами насилия. Кинлин и другие специалисты считают, что подобные нарушения психики, если их и нельзя считать полноправными психическими заболеваниями, являются важным фактором, не позволяющим подобным больным установить с кем-либо близкие дружеские отношения.

Диктор: "Кинлин сообщает, что ей пришлось столкнуться с тремя типами таких расстройств среди преследователей. Люди первого типа стараются привлечь к себе внимание, их самооценка низка, но других они оценивают положительно, без устали стараются заслужить общее одобрение, чтобы почувствовать собственную ценность. Если их отвергают, они стремятся сделать все, чтобы восстановить свое реноме в глазах других, так как от этого зависит и их самооценка. Представитель второго типа оценивает себя так же низко, как и предыдущий, но на других смотрит как на людей ненадежных, от которых никакой поддержки не дождешься. Его поведение – порочный круг. Он хочет, чтобы кто-нибудь помог ему улучшить представление о самом себе, но едва лишь цель достигнута, он тотчас отвергает этого человека как не заслуживающего доверия и пускается на поиски другой жертвы. У преследователя третьего типа самооценка чересчур высока. Все люди вокруг служат достижению его цели, заводить нормальные отношения ему не удается, но в этом он винит не себя, а других, он легко впадает в гнев и проявляет жестокость по отношению к жертве".

Евгений Муслин: И в заключение нашей передачи – интересное сообщение о магнитотерапии. Магнитотерапия, то есть использование магнитов для ослабления болей, известная еще в древнем Китае и Египте и столетиями вызывавшая ожесточенные споры между медиками, сегодня вновь получает широкое распространение в США.

Диктор: "В двух словах принцип действия магнитной терапии заключается в воздействии магнитными полями на болевую зону. Считается, что такое воздействие усиливает кровоснабжение и кислородное питание этой зоны и тем самым способствует ослаблению боли. Такая болеутоляющая терапия пока не одобрена американскими медицинскими властями, но и не запрещена ими. Дело в том, что еще нет достаточно строгих научных данных, доказывающих ее эффективность. Такие данные, однако, начинают появляться в научной литературе, и они уже частично убедили доктора Уильяма Джарвиса, президента Национального совета США по борьбе с медицинским жульничеством. Приверженцы магнитотерапии не утверждают, что она приносит полное излечение, но доказывают, что она заметно облегчает боль. И лучше всего носить магниты постоянно, тем более что превысить дозировку магнитной энергии невозможно, – говорит доктор Альвин Бакст, – возглавлявший недавно отделение кардиохирургии в одном нью-йоркском госпитале, а сейчас переехавший в Калифорнию и полностью посвятивший себя магнитотерапии. Ведь человек за десятки и сотни тысяч лет эволюции хорошо приспособился к жизни в магнитном поле земли, постоянно воздействующем на организм. Кстати, как говорит доктор Бакст, когда пятнадцать лет назад впервые была высказана идея магнитной диагностики, все над этим смеялись, а сейчас магнитно-резонансный метод стал основным диагностическим инструментом медиков.

Магнитная терапия противопоказана больным с электронными ритмоводителями сердца и с хирургически имплантированными металлическими штырями и винтами, а также беременным женщинам. Американские магнитотерапевты чаще всего пользуются искусственными постоянными магнитами китайского производства, которые изготовлены в виде браслетов, стелек для обуви и различных подушечек и накладок. Наиболее убедительный аргумент приверженцев магнитотерапии – это действительно резкое сокращение количества болеутоляющих медикаментов, потребляемых больными, пользующимися магнитами.

Иван Толстой: И на этом мы заканчиваем передачу, посвященную памяти нашего коллеги, писателя и журналиста Евгения Салимовича Муслина, скончавшегося в Нью-Йорке после продолжительной болезни 12 сентября этого года.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG