Ссылки для упрощенного доступа

Тактика выживания


Толстый журнал с 160-летней историей

Толстые журналы США

Александр Генис: Новость о приостановлении работы “Журнального зала”, бесценного сайта, который позволял миллионам русскоязычных читателей во всем мире следить за отечественным литературным процессом, привел в отчаяние всех любителей российской словесности. В условиях мизерных тиражей “толстых” журналов интернет остается залогом их существования. А ведь без них русская культурная жизнь кажется если не невозможной, то уж точно неполной.

Однако сам феномен “толстых” журналов только кажется сугубо национальным феноменом. На самом деле такие издания есть и в США. Как и всюду, им сегодня трудно найти свою нишу. Они борются и с крикливыми еженедельниками, и с оперативными книгоиздательствами, и, конечно, с самым опасным конкурентом – интернетом.

Как с этой ситуацией справляются серьезные американские ежемесячники, которые играют в США ту же роль, что "толстые журналы в России? В поисках обстоятельного ответа на этом вопрос "Американский час" обратился к опыту чрезвычайно успешного в коммерческом отношении и лучшего, на мой взгляд, в творческом отношении печатного органа страны – "Atlantic Monthly".

Наш корреспондент Ирина Савинова побеседовала об этом с заместителем главного редактора журнала Тоби Лестером. Сегодня в рамках нашей архивной рубрики “В тему дня” мы вновь приглашаем вас послушать это по-прежнему крайне актуальное интервью.

Ирина Савинова: Давайте начнем нашу беседу с биографии журнала.

Тоби Лестер: У журнала очень длинная жизнь. Он был основан в 1857 году в Бостоне, считавшемся тогда интеллектуальной столицей Соединенных Штатов, где за круглым столом собирались самые выдающиеся мыслители, ученые и литературные деятели того времени. Такой "круглый стол" так и остался центральной метафорой журнала: в "Атлантик монсли" сосредоточена самая передовая мысль в материалах, обсуждающих все возможные темы. Наша философия не имеет ничего общего с партийной линией. Она не однородная, а разношерстная, со всеми противоречиями, вдохновляющими спорами, полемикой с интересными аргументами, заслуживающими того, чтобы в них вникнуть.

Мы всегда думаем о себе именно как о журнале с широким кругом глобальных интересов и свежих идей, который волнуют вопросы, имеющие и внутринациональное, и международное значение.

Ирина Савинова: За полтора века в журнале было немало звезд?

Тоби Лестер: Конечно, имен больше, чем я смогу перечислить в этом интервью. В первых номерах печатался Марк Твен. Он получил через нас доступ к национальной аудитории. Один из основателей журнала – Ральф Уолдо Эмерсон, имевший большое влияние на Америку 19-го века. Психолог Уильям Джеймс. Президент Тедди Рузвельт читал наши материалы и впоследствии писал для журнала. Мы первые начали печатать произведения писательниц-женщин. Журнал был стойким борцом за равноправие афроамериканцев и печатал много статей на эту тему перед началом Гражданской войны. В 20-м веке Эйнштейн печатал у нас свои статьи. Роберт Фрост, Хемингуэй, Уитмен, Керуак, Аллен Гинзберг. Мы первые напечатали Набокова. Кажется, еще в 1940-е годы. И печатали его довольно долго.

Ирина Савинова: Однако теперь "Атлантик" прекратил традицию ежемесячного рассказа в каждом выпуске. Почему?

Тоби Лестер: Мы совсем недавно пришли к решению выпускать один номер журнала в год, полностью посвященный художественной прозе. Изменилась только наша тактика: вместо того чтобы печатать один рассказ в номере, мы отдаем весь номер литературе. Но мы всегда печатали художественные произведения и будем по-прежнему это делать.

Ирина Савинова: Что отличает "Атлантик", что делает его "толстым" серьезным журналом?

Тоби Лестер: Разнообразие рубрик. Это и есть наше лицо: мы печатаем материалы обо всем. Это отличает нас от других изданий. Мы не журнал о политике, мы не журнал о культуре. Мы – журнал для широкого читателя. От нас не ожидают статей на какую-то определенную тему. Мы стараемся писать абсолютно обо всех важных направлениях в науке, политике, искусстве и литературе. При этом надо помнить, что мы не идеологическая кафедра, с которой проповедуют те или иные идеи. Это просто форма, в которой мы думаем и пишем.

Ирина Савинова: "Атлантик" – ежемесячное издание. В чем его отличие от еженедельника?

Тоби Лестер: В определенном смысле ежемесячник находится в невыгодном положении, потому что мы не поспеваем за новостями. Во время нашего производственного цикла новости происходят – и забываются. Но это и преимущество, потому что нам не надо следить за перипетиями каждого дня, а можно смотреть за горизонт, туда, где начинают вырисовываться новые события, которые привлекут внимание всех. Вот тогда читатели возвращаются к нашим старым статьям. Другими словами наша тактика проста: выделять из информационного потока только самые важные новости и писать о них пространные статьи, которые будет интересно читать и через год, и через десять лет.

Ирина Савинова: У вас есть любимый раздел в журнале?

Тоби Лестер: Я, конечно, неравнодушен ко всем материалам. Однако могу сказать, что наш самый характерный жанр – большой нарративный журналистский репортаж в форме художественного повествования, который всегда стоит в центре журнала. Таким эссе мы, в отличие от других журналов, отводим главное место в каждом номере. Естественно, что они пользуются в редакции наибольшим уважением. Могу сказать, что меня в принципе привлекают обширные материалы.

Ирина Савинова: Давайте поговорим о стратегии выживания. Как ваш журнал справляется с конкуренцией в условиях изобилия источников информации, в окружении множества других журналов?

Тоби Лестер: В жизни медиа есть интересный феномен: во времена кризисов (таких как сегодня) люди ищут солидных, массивных материалов. Поэтому за годы, прошедшие после 11 сентября, круг наших читателей расширился: к нам стали обращаться те, кого не удовлетворял поверхностный уровень анализа в других изданиях. У ежемесячного органа, такого как "Атлантик", больше времени на глубокое исследование темы и подробное ее освещение. Поэтому наши репортажи всегда многоплановые, а статьи – глубокие. Мы стараемся не гнаться за новостями, а следить за судьбоносными событиями, обнаруживая в них тенденцию.

Есть у нас и другой тактический прием. Мы переворачиваем общепринятую оценку происходящего, чтобы преподнести событие в новом свете. Вы считаете, что произошло то-то и потому-то, но взгляните на случившееся с нашей точки зрения, и вы увидите, что все не так. Мы часто даем новостям новую оценку, иногда противоречащую общепринятой, что, судя по публикуемым нами пространным письмам, провоцирует читателя на размышления и обсуждение.

Ирина Савинова: Что бы вы посоветовали издателю, решившемуся открыть журнал, подобный "Атлантик монсли", в России?

Тоби Лестер: Я не знаком с издательским климатом России, поэтому мне трудно что-нибудь посоветовать. Разве что главное: в рекламе должно подчеркиваться отличие такого органа от всех существующих. В Америке есть столько журналов (я уверен, что и в России их хватает), которые гоняются за повседневными новостями, за незначительными событиями в жизни. Такие издания либо быстро исчезают, либо изменяются в угоду спросу, причем так охотно, что становятся неотличимыми друг от друга.

Эффективность нашего подхода – а посмотрите, сколько лет мы успешно существуем, – писать материалы, которые не напишут другие, концентрировать внимание на глобальных проблемах, быть форумом для дискуссий, заставлять читателей думать о смысле происходящего, вместо того чтобы просто снабжать их информацией.

Александр Генис: "Атлантик монсли", может быть, и лучший, но отнюдь не единственный серьезный ежемесячник страны, который приспособился к вызовам 21-го века. "Харперс мэгэзин", другой американский орган со столь же славной полуторавековой историей даже сформулировал конкретные стратегические установки, которые полезно знать каждому редактору "толстого" журнала. Вот они:

Диктор: Во-первых, стабильность и преемственность, помогающая избежать резких перемен в угоду моде.

Во-вторых, беспартийность, которую можно назвать "скептическая независимость суждения".

В-третьих, ставка на персонифицированную поэтику, на сгущенную субъективность стиля.

В-четвертых, жанровая пестрота.

В-пятых, умение сплотить своих читателей, превратив подписчиков в клуб единомышленников.

Ну и в-шестых, добавлю я, терпение. В журнальном деле успех приходит к тем, кто верит в особую судьбу своего издания. В 1982 году "Харперс" стоил издателю два с половиной миллиона долларов убытка год, сейчас приносит прибыль.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG