Ссылки для упрощенного доступа

"Скоро сожрем его". Почему прячут загнанных полицейских лошадей


Ворота ипподрома в Саратове

В Саратове погибают полицейские лошади: животных долгое время попросту не кормили. Бывшие служебные кони страдают от сильного истощения, и теперь их скрывают от посторонних глаз. В начале октября Следственный комитет по Саратовской области возбудил уголовное дело по факту хищения средств, выделенных на содержание коней УМВД. На сегодняшний день наиболее пострадавших животных отправили в различные организации на откорм, но две лошади погибли.

Конь Зарок незадолго до гибели
Конь Зарок незадолго до гибели

"Нормальных там нет"

О голодающих лошадях кавалерийского полка полиции в Саратове стало известно в середине сентября благодаря энтузиастке конного спорта Ирине Зацепилиной. Придя на городской ипподром, где стоит ее собственный конь, она случайно обратила внимание на ту часть конюшни, которую арендует ГУ МВД. Ирина ужаснулась – лошади были сильно истощены. Их явно недокармливали уже долгое время, рассказала она корреспонденту Радио Свобода, и это происходило на глазах у коневладельцев, чьи благополучные откормленные животные стоят в стойлах по соседству, всего в нескольких метрах.

– Полиция занимает половину здания, но никто не был вхож на их половину. Мы ходим на ипподром, у меня там стоит конь. Когда ты ходишь каждый день, ты в лицо всех знаешь. Кони выходят каждый день на службу, и я их тоже всех знаю. Но это не значит, что я спокойно могла зайти на их половину, и они туда никогда никого не впускали, – говорит Ирина.

Ирина Зацепилина
Ирина Зацепилина

После того как информация о бедственном положении лошадей стала публичной, ГУ МВД передало одиннадцать наименее пригодных к службе – самых старых, истощенных и слишком молодых – общественной организации "Народная дружина". До этого речь шла о том, чтобы отдать выхаживать больных коней местной казачьей организации, но, как рассказал корреспонденту Радио Свобода атаман Андрей Фетисов, у казаков не было возможности приютить животных. В стойлах, занимаемых полицией на ипподроме, осталось десять лошадей.

По словам Зацепилиной, это лучшие из тех, что были, но и они в плохом состоянии. Она просит не указывать клички: многие завсегдатаи ипподрома знают полицейских лошадей по именам, но официальный перечень своих скакунов ГУ МВД так и не обнародовало. Как кони числятся по документам на самом деле, остается неизвестным.

Ипподром в Саратове
Ипподром в Саратове

– Нормальных там сейчас нет. Один – огроменный племенной конь, красавец. Он расставляет передние ноги, чтобы не упасть. На нем сидит Серега (не знаю, как его фамилия) – этот Серега весит больше, чем конь. Другой – у него глаз поврежден. Между собой милиционеры говорят: "Скоро сожрем его". Он следующий идет на списание. У него грудной клетки практически нет, у него сдвинулись передние ноги и кости по бокам торчат, – рассказывает зоозащитница.

После огласки ГУ МВД провело "демонстрацию": прессу и общественных активистов пригласили посетить ведомственные конюшни и осмотреть лошадей в присутствии ветеринара. Доктор ветеринарных наук, профессор СГАУ Иван Калюжный тогда в присутствии журналистов заявил, что его беспокоит состояние только серого жеребца по кличке Зарок. В скором времени Зарок умрет, но не он один.

Гибель Торнадо и Зарока

– Лошадь выдает хребет и ребра. Мы закрываем вальтрап (суконное покрывало под седло. – РС), кладем сверху седло, закидываем туда свою тушу, ляжками прикрываем – простите мне мою вульгарность, так и есть. И конечно, неопытному человеку не видно, – объясняет Зацепилина, почему полиции удалось пустить пыль в глаза и убедить журналистов, что лошади в порядке.

Конь Зарок во время демонстрации прессе
Конь Зарок во время демонстрации прессе

Вскоре после демонстрации последовала первая гибель.

– Торнадо умер 18 сентября. Была информация, что его накормили овсом без сена, и у него, естественно, начались колики. Представьте: вы не едите два месяца, а потом вам дают сала без хлеба. Это то же самое, – говорит Ирина.

Если кто-то взял их на откорм, то, значит, на мясо. Куда их вывезли – неизвестно

Она рассказывает, что 24 сентября утром полиция на своем коневозе вывезла одиннадцать лошадей из конюшни:

– Пять коней передали Саратовскому государственному аграрному университету. Двух разместили при Ветеринарном госпитале в Саратове, трех – в колледже в Красному Куте. Шестерых коней должны были отдать на откорм. С какой целью – не знаю. Среди них было пять действительно старых коней, в том числе тех, которые пришли в Саратов после расформирования кавалерийского полка в Пензе. Давайте называть вещи своими именами: они настолько старые, что их остается только кормить, ни на что другое они не пригодны. Так, если только деток покатать, потискать-погладить. И если кто-то взял их на откорм, то, значит, на мясо. Куда их вывезли – неизвестно.

Одним из двоих, отправленных в саратовское подворье СГАУ, был конь Зарок, и он, по оценке общественницы, уже тогда находился в тяжелом состоянии: "Пишут: он упал в обморок. Он не упал в обморок! У них не предусмотрены денники (помещения для содержания крупных животных без привязи – РС), там кафель – он поскользнулся!" Вскоре после этого конь умер.

Ипподром в Саратове
Ипподром в Саратове

"Красное знамя садизма" саратовской ветклиники

В октябре в СГАУ привезли двух коней из числа шестерых, отправленных фермерам "на откорм", Лобзика и Лоха. Ирина Зацепилина рассказала, как об этом стало известно:

– Две трети детей, которые занимаются на конюшне, поступают в ветинститут. Эту информацию скрыть невозможно. Лобзик прибыл весь покусанный. Видимо, держали вместе двух жеребцов, и второй его мог покусать.

Ирина подчеркивает, что в ветклинике, которая находится в центре города, рядом с постоянно грохочущими трамвайными путями, нет условий для содержания лошадей, особенно скаковых:

– Помещение абсолютно неприспособленное, площадки для выгула нет – коням гулять негде. Сейчас они худые, им сейчас ничего не надо. А потом? Вы их списали одиннадцать! Вы не дали никому официального ответа, кто дал запрос, кто хочет их взять кормить. Позиция СГАУ непонятна. Они приняли красное знамя садизма и вперед?

Работы, предусмотренные контрактом, в полном объеме не выполнялись

В СГАУ доступ к лошадям для волонтеров пока остается свободным, но на территории просят не снимать. Заведующая ветеринарной клиникой университета Вера Горбунова идет навстречу людям, которые стремятся покормить истощенных коней, но не любит журналистов, и требует, чтобы все посетители перед входом в конюшни выкладывали из карманов телефоны. Лошадям из СГАУ все еще требуется помощь: им нужен овес, требуются специальные мюсли для животных, будут кстати овощи и фрукты – яблоки и морковь.

Корреспондент Радио Свобода побывал в конюшнях ГУ МВД на ипподроме, и оказалось, что там тоже увидеть лошадей можно, а вот зафиксировать их состояние – нельзя. Полицейские согласились пропустить журналиста к денникам, но категорически запретили фотографировать, объяснив это внутренним распоряжением.

В конюшнях сейчас остаются десять коней. Они выглядят относительно бодрыми и сами держатся на ногах, но хребты и ребра заметно торчат у всех. Запасов сена в стойле замечено не было.

Полицейская лошадь после скандала. Блог депутата Бондаренко
Полицейская лошадь после скандала. Блог депутата Бондаренко

Депутат саратовской облдумы Николай Бондаренко также побывал на ипподроме и оценил состояние ведомственной кавалерии, о чем рассказал в своем видеоблоге, напомнив, что на содержание каждого животного бюджет выделяет 50 тысяч рублей ежемесячно. Он застал там только двух лошадей, которые на данный момент остаются "в строю". Депутат сравнил их с частными лошадьми, которые содержатся в конюшнях по соседству, и пришел к выводу, что полицейские лошади отличаются сильной худобой. При этом конюхи заверили депутата, что служебные животные получают по пять килограммов сена и овса ежедневно.

"По данным следствия, в марте 2017 года УМВД России по городу Саратову заключило государственный контракт с индивидуальным предпринимателем на выполнение работ по уходу за служебными лошадьми полка ППСП УМВД РФ по городу Саратову. В свою очередь, индивидуальный предприниматель заключил договор субподряда с коммерческой организацией, на выполнение работ, предусмотренных контрактом. В период с июня по декабрь 2017 года индивидуальный предприниматель, используя свое служебное положение, ежемесячно представлял через командира кавалерийского взвода полка ППСП УМВД РФ по городу Саратову в бухгалтерию УМВД РФ по городу Саратова заведомо недостоверные акты выполненных работ по уходу за служебными лошадьми.

В действительности в течение указанного периода времени работы, предусмотренные контрактом, в полном объеме не выполнялись. На основании предоставленных актов УМВД РФ по городу Саратову в период с июня по декабрь 2017 года перечислило на расчетный счет индивидуального предпринимателя денежные средства в сумме более 270 000 рублей. В результате чего УМВД РФ по городу Саратову причинен ущерб на указанную сумму, что является крупным размером", – сообщают следователи. Правовая оценка ситуации была дана в начале октября: пресс-служба регионального СУ СКР объявила о возбуждении уголовного дела по факту хищения денежных средств, принадлежащих УМВД РФ по городу Саратову, в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

Конюшня на саратовском ипподроме
Конюшня на саратовском ипподроме

Радио Свобода направило запрос на получение официального комментария по ситуации с ведомственными лошадьми в пресс-службу ГУ МВД России по Саратовской области. Однако на момент публикации ответ еще не поступил.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG